<<
>>

1. ХАРАКТЕР И СЕКСУАЛЬНЫЙ ЗАСТОЙ


Обратимся к вопросу о том, почему вообще формируется характер и какова его экономическая функция. Изучение динамической функции и значения характерного реагирования показывает, что характер по своей сути является нарциссическим оберегающим или защитным механизмом.
Так же как сегодня в ситуации анализа он служит для защиты эго, так и в раннем возрасте он возникает как механизм защиты от опасностей. Если анализ характера проникает в завершающий период формирования характера, то есть в эдипову фазу, то можно обнаружить, что характер формируется под влиянием угроз, исходящих из внешнего мира, и инстинктивных импульсов, требующих своего выражения.
Здесь необходимо уяснить различия между нашей концепцией и представлениями Альфреда Адлера о формировании характера.
а) Адлер начал отдаляться от психоанализа и теории либидо, утверждая, что важным моментом является не анализ либидо, а анализ невротического характера. Противопоставление либидо и характера и исключение первого из обсуждения шло вразрез с психоанализом. Мы тоже исходим из первостепенной значимости функционирования того, что мы называем тотальной личностью или характером, но наша теория и метод совершенно иные. В вопросе о том, что влияет на психический организм и заставляет его формировать характер, мы придерживаемся каузальной точки зрения; только во вторую очередь мы обращаем внимание на результат процесса формирования. Причиной является неудовольствие, конечным результатом — защита от неудовольствия. Точка же зрения Адлера, напротив, обращена к конечному результату.
б) Мы стараемся объяснить характерную формацию с точки зрения экономики либидо и, таким образом, приходим к результатам, отличным от результатов Адлера, который использует принцип
«воли к власти»как объяснение и упускает из виду зависимость этой воли к власти и индивидуального нарциссического влечения от тотального нарциссизма и объектного либидо.
в) Формулировки Адлера, касающиеся проработки чувства неполноценности и его компенсации, довольно точны, но все же связаны с глубинными процессами либидо. В отличие от Адлера мы стараемся понять и разрешить как само по себе чувство неполноценности, так и его эффекты, стараясь выявить его связи с процессами либидо.
Последователи Ламарка, Фрейда и Ференци различают аутоплас-тичную и аллопластичную адаптацию психической жизни. Последнее означает, что психический организм на протяжении своего существования изменяет внешний мир (техника, цивилизация), а первое — что он изменяет себя. С биологической точки зрения формирование характера — аутопластичная функция. Находясь в конфликте между инстинктом и фрустрацией со стороны внешнего мира, мотивируемый тревогой, возникающей из-за этого конфликта, организм выстраивает между собой и средой жесткие защитные механизмы. Мы будем рассматривать этот процесс не с динамической или экономической, а с топической точки зрения.
Эго как часть личности, обращенная к внешнему миру, задействовано там, где происходит формирование характера; оно представляет собой своеобразный буфер в борьбе между ид и внешним миром. В интересах самосохранения эго пытается занять среднее положение между двумя полюсами, интроецируя фрустрирующие объекты внешнего мира, которые затем формируют супер-эго.
Мораль эго, однако, вытекает не из ид или нарциссически-либиди-Налъной организации, она, скорее, представляет собой нечто «инородное», порожденное пугающим и запрещающим внешним миром. Согласно психоаналитической теории инстинктов, в организме первичны наиболее примитивные потребности, основанные на соматическом возбуждении. Между этими примитивными потребностями, с одной стороны, и внешним миром, с другой, постепенно развивается эго, формируя часть психической организации. Здесь уместно вспомнить простейших. Среди них есть множество таких, которые спасаются от внешнего мира, создавая панцирь из неорганического материала. Подвижность же таких закованных в панцирь существ ниже, чем у амебы. Их контакт с внешним миром ограничен ложноножками, которые через чуть приоткрытый панцирь выставляются наружу и затем втягиваются обратно. Так и характер эго может служить панцирем, прикрывающим ид от внешнего мира. Согласно Фрейду, эго является структурным элементом. Мы говорим не только о внешнем выражении этого элемента, но и о совокупности всех форм поведения, присущих той или иной личности. Мы говорим о факторе, который, по своей сути, функционально детерминирован и выражается в своеобразной походке, в выражении лица, осанке, манере говорить и т. д. Этот характер эго складывается из различных влияний со стороны внешнего мира, запретов, сдерживания инстинктов и идентификаций. Содержание характерного панциря имеет внешний, социальный источник. Прежде чем говорить о том, что же скрепляет вместе это содержание, что представляют собой динамические процессы, консолидирующие панцирь, нам необходимо понять следующее. Хотя защита от внешнего мира является основной причиной формирования характера, в дальнейшем она не влияет на его основные функции. На случай столкновения с опасностями внешнего мира в распоряжении цивилизованного человека имеется множество других способов, которые предоставлены ему социальными институтами. Будучи высокоразвитым организмом, человек обладает мышечным аппаратом, позволяющим спастись бегством или бороться, и интеллектом, который может помочь избежать опасности. Защитные механизмы характера, как правило, начинают действовать, когда угрожает опасность изнутри, со стороны инстинктивного импульса. Поэтому задача характера — справиться с застоем тревоги (актуальной тревогой), вызванным энергией импульсов, не имеющих возможности проявиться. Отношения между характером и вытеснением следующие: необходимость вытеснить инстинктивные потребности дает толчок формированию характера. Уже сформированный характер в значительной степени делает вытеснение ненужным, потому что энергия инстинкта, которая свободно протекает в случае простого вытеснения, абсорбируется в характерной формации. Установление черты характера поэтому свидетельствует о решении проблемы вытеснения: она либо делает процесс вытеснения ненужным, либо придает вытеснению, после того как оно уже произошло, относительно ригидную и подходящую для эго форму. Процесс формирования характера, таким образом, отвечает потребности эго сосредотачивать вокруг себя различные психические стремления. Это объясняет, почему гораздо сложнее устранить вытеснение, которое привело к формированию устойчивой черты характера, чем вытеснение, в результате которого возник симптом.
Между стартовой точкой формирования характера — защитой от реальных опасностей — и его функциональным итогом — защитой от внутренних угрожающих инстинктов и застоя тревоги, а также абсорбции энергии инстинктов — существует определенная связь. Развитие человека от примитивного до современного цивилизованного состояния требовало от него значительного сдерживания либидинального и другого удовлетворения. Эволюция человечества характеризовалась усиливающимся подавлением сексуальности; в частности, развитие патриархального общества шло рука об руку с усилением дезорганизации генитальности и ее ограничением. По мере прогресса цивилизации количество и интенсивность внешних опасностей возрастали, по крайней мере для человека. Говоря социальным языком, возросла угроза для жизни человека. Империалистические войны и классовая борьба оказались гораздо опаснее, чем то, что подстерегало примитивного человека. Чтобы избежать реальной тревоги (вызванной реальной внешней угрозой), люди научились сдерживать свои импульсы: агрессия «запиралась под замок» даже тогда, когда люди, скажем, в результате экономического кризиса находились на грани голода, а сексуальный инстинкт был перекрыт социальными нормами и предрассудками. Нарушение норм означало реальную угрозу, такую же, как наказание за воровство или за детскую мастурбацию, инцест или гомосексуальность грозили тюрьмой. В той мере, в которой человек избегал реальных неприятностей, усиливался застой либидо, а вслед за этим и тревога. Застой тревоги и реальные неприятности были взаимосвязаны друг с другом: чем более реальными были неприятности, которых избегал человек, тем интенсивнее становился застой тревоги и наоборот. Ничего не боявшийся человек удовлетворял свои сильные либидинальные потребности даже в условиях опасности подвергнуться социальному изгнанию. Животные, у которых нет общественной организации, больше ориентированы на реальные угрозы, они не страдают застоем энергии либидо. Исключение здесь составляют только те из них, которые подверглись одомашниванию.
Мы упомянули два экономических принципа формирования характера: избегание (реальной) тревоги и абсорбация (застойной) тревоги. Существует еще и третий: принцип удовольствия. Формирование характера приводится в движение мотивом избегания опасности, которую представляет собой удовлетворение инстинкта. Однако, когда характер уже сформирован, принцип удовольствия в дальнейшем работает так, что характер, как и симптом, служит не только для защиты, но и для того, чтобы замаскировать удовлетворение инстинкта. Генитально-нарциссический характер, к примеру, не только защищает себя от влияния внешнего мира, он также удовлетворяет большую часть либидо при помощи нарциссической связи своего эго с эго-идеалом. Значительная доля энергии отведенных инстинктивных импульсов, в частности прегенитальных и садистских, расходуется при установлении и сохранении защитного механизма. Правда, речь идет не об удовлетворении инстинкта в смысле прямого получения удовольствия, а скрытое удовлетворение в симптоме. Последнее ведет к снижению инстинктивного напряжения. Хотя такое снижение напряжения феноменологически отлично от прямого удовлетворения, оно, если оценивать его с экономической точки зрения, почти в равной степени снижает напряжение. Энергия инстинкта используется в процессе установления и укрепления связей содержимого характера (идентификация, реактивные образования и т. д.). Например, аффективный блок большинства компульсивных характеров, а это главным образом садизм, поглощается при формировании и сохранении стены между ид и внешним миром; а анальная гомосексуальность пассивно-фемининного характера — при чрезмерной вежливости и покорности.
Импульсы, не поглощенные при формировании характера, если они не вытеснены, стремятся к удовлетворению. Природа прямого удовлетворения определяется формой характера. Какие именно импульсы используются при формировании характера и какие удовлетворяются впрямую, определяется не только разницей между нормой и патологией, но и разницей между типами характера.
Помимо качества характерного панциря необходимо учитывать степень его сформированности или, если можно так выразиться, его периметр. Если уровень сформированности панциря, защищающего от внешнего и биологического внутреннего мира, соответствует либидинальному развитию в каждый конкретный период, то в его броне остаются «бреши», которые оставляют какие-то возможности для контакта с внешним миром. Доступное либидо через эти «бреши» пропускается наружу, во внешний мир, и обратно внутрь. Далее панцирь может развиться до такой степени, что эти «бреши» становятся «слишком узкими», такими, что сообщение с внешним миром ослабевает и уже не может гарантировать нормальную экономику либидо и нормальную социальную адаптацию. Более или менее окончательная скованность панцирем наблюдается при кататоническом ступоре, а вот у импульсивного характера панциря практически нет. Надо отметить, что каждое последующее преобразование объектного либидо в нарциссическое приводит к интенсификации и затвердению панциря. Блокирующему аффекты компульсивному характеру свойствен ригидный, неизменный панцирь, который оставляет очень незначительные возможности установления аффективного контакта с миром; от его твердой поверхности отскакивает все. Сварливый агрессивный характер обладает панцирем, который, несмотря на мобильность, всегда одинаково «ощетинен», а его отношения с внешним миром ограничиваются параноидно-агрессивными реакции. Пассивно-фемининный характер кажется мягким и уступчивым, но во время анализа обнаруживается панцирь, разбить который бывает чрезвычайно трудно.
Каждая характерная формация типична не только тем, что она выполняет защитные функции, но и тем, какие импульсы она использует в целях защиты. Вообще говоря, эго формирует характер, принимая определенный вытесненный импульс и используя его как защиту против другого импульса. Фаллически-садистский характер, например, использует чрезмерную маскулинную агрессию Для отведения фемининных, пассивных и анальных тенденций, за счет этого он больше и больше меняется в сторону хронически агрессивного поведения. Другие, наоборот, отводят вытесненную агрессию путем «заискивания» (как однажды выразился один мой пациент) перед другим человеком, который возбуждает их агрессию. Они развивают в себе льстивость и «скользкое» поведение, избегают всяких открытых реакций и с трудом принимают их. Они разговаривают мягко, осторожно и заискивающе. Эго, принимая анальные интересы для того, чтобы отвести агрессивные тенденции, тоже становится «заискивающим». Это подрывает самоуважение (один из таких пациентов почувствовал себя «скользким»), что приводит к поиску различных способов завоевать у других расположение к себе. Поскольку такие люди не способны к истинным отношениям, они, как правило, испытывают одно отвержение за другим, что усиливает их агрессию, и это же, как в порочном круге, неизбежно усиливает и их анально-пассивную защиту. В этих случаях анализ характера раскрывает не только функцию защиты, но и ее смысл, то есть анальность.
Итоговое свойство характера определяется двумя способами. Во-первых, качественно — через стадию развития либидо, на которой процесс формирования характера подвергся наибольшему влиянию, другими словами, через конкретную точку фиксации либидо. Соответственно, мы различаем депрессивный (оральная), мазохистский, генитально-нарциссический (фаллическая), истерический (генитально-инцестуозная) и компульсивный (садистско-анальная фиксация) характеры. Во-вторых, количественно — либидинальной экономикой, которая зависит от качественных факторов. Качественное определение характера можно назвать исторической формой, количественно представленной на сегодняшний день.
2. ЛИБИДИНАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ГЕНИТАЛЬНЫМ И НЕВРОТИЧЕСКИМ ХАРАКТЕРОМ
Когда характерный панцирь развивается до определенного уровня, когда большая часть импульсов, которые в норме служат контакту с реальностью, задействованы для его формирования и, таким образом, значительно снижена возможность сексуального удовлетворения, то налицо все условия для формирования невротического характера. Сравнивая формирование характера и структуру характера невротического человека с тем, который способен любить и работать, можно обнаружить качественное различие в том, как «сдержанное» либидо связывается характером. Становится заметно, что существуют адекватные и неадекватные способы сдерживания тревоги. Адекватный — генитальное оргастическое удовлетворение и сублимация; неадекватный — всякий вид прегенитального удовлетворения и реактивные образования. Это качественное отличие проявляет себя и в количестве: невротический характер страдает от постоянного возрастания застоя либидо, поскольку его способ удовлетворения не соответствует инстинктивным потребностям. Генитальный характер, напротив, удерживает равновесие между напряжением либидо и адекватным либидинальным удовлетворением, то есть обладает упорядоченной экономикой либидо. Термин «генитальный характер» подразумевает, что только примат генитальности и способность к оргазму (которая сама по себе детерминируется определенной структурой характера) гарантируют упорядоченную экономику либидо.
Исторически детерминированное качество сил, формирующих характер, определяет количественное регулирование экономики либидо, а вместе с этим различие между «нормой» и «патологией». Учитывая качественные особенности, генитальный и невротический характер, — это основные типы. Реальные характеры представляют собой смешение типов, и от степени смешения зависит и уровень экономики либидо. С точки зрения количества возможного непосредственного удовлетворения либидо, генитальный и невротический характер можно считать средними типами: удовлетворение либидо или устраняет застой либидо, или нет. В последнем случае развиваются симптомы или невротические черты характера, которые ухудшают социальные и сексуальные способности человека.
Теперь постараемся представить качественные различия между двумя основными типами, рассмотрев отдельно структуру ид, супер-эго и, наконец, структуру эго, которые зависят как от ид, так и от супер-эго.
а) Структура ид
Генитальный характер полностью достиг пост-амбивалентной генитальной стадии,
желание инцеста и желание устранить отца (мать) вытеснено, генитальные интересы перенесены на гетеросексуальный объект, который не является реальным представителем инцес-туозного объекта, как в случае невротического характера, а занима-етего место. Эдипова комплекса больше не существует в реальности, он не вытеснен, а свободно катектируется. Прегенитальные тенденции, такие, как анальностъ, оральный эротизм, вуайеризм и т. д., не вытеснены, они отчасти зафиксированы в культурной сублимации, а отчасти прямо удовлетворяются в действиях, предшествующих удовольствию; в любом случае они подчинены генитальности. Половой акт является самой важной сексуальной целью и обеспечивает наибольшее удовольствие. Агрессия тоже сублимируется в социальную деятельность, благодаря чему уже не является составной частью нормальной генитальности. Она никогда не побуждает к прямому и эксклюзивному удовлетворению. Такое распределение инстинктивных влечений обеспечивает основу для оргастического удовлетворения, которое, хотя его возможно получить только генитально, удовлетворяет и прегенитальные, и агрессивные тенденции. Прегенитальные потребности подавляются незначительно, и прегенитальная и генитальная системы взаимодействуют друг с другом для получения более полного удовлетворения и уменьшения патогенного застоя либидо.
Невротический характер, напротив, неспособен к оргастической разрядке свободного, несубдимированного либидо.
Он всегда в какой-то мере неспособен к оргазму по одной из двух причин: инцестуозные объекты имеют актуальный катексис или соответствующее либидо поглощено реактивными образованиями. Если он и имеет какую-то сексуальную жизнь, то нетрудно заметить ее инфантильную природу: женщина выступает для него в роли матери или сестры, а любовные отношения несут печать всевозможных тревог, запретов и невротических особенностей инцес-туозных инфантильных отношений. Примат генитальности либо не установлен, либо, как при истерическом характере, генитальное функционирование искажено инцестуозной фиксацией. Имеет место либо амбивалентность, либо сексуальная активность, не дающая удовлетворения. Образуется порочный круг: инфантильная фиксация нарушает оргастическое функционирование, и это искажение вызывает застой либидо. Застой либидо усиливает прегенитальную фиксацию и так далее. В результате такой перегрузки прегенитальности. импульсы либидо выплескиваются в составе любой культурной и социальной активности. Это приводит к искажениям, поскольку в деятельность подмешиваются вытесненные запретные импульсы (например, мышечные судороги у музыканта), более того, во многих случаях это искажает и сексуальную активность. Либидинальный компонент социального успеха недоступен, поскольку он вытеснен, смешан с инфантильными инстинктивными целями.
6) Структура супер-эго
Супер-эго генитального характера является «секс-утверждающим», что обеспечивает гармонию между ид и супер-эго. Поскольку эдипов комплекс совсем не катектируется, контркатексис в супер-эго становится излишним. Как показывает практика, запретов супер-эго на сексуальную природу нет. Супер-эго несвойственны садистские тенденции как по уже упомянутой причине, так и потому, что отсутствует застой либидо, способный активизировать садизм.
Напрямую удовлетворенное генитальное либидо не скрывается за стремлениями эго-идеала. Социальные действия поэтому не используются для доказательства потенции, как это бывает при невротическом характере, они обеспечивают естественное нарциссическое удовлетворение, которое не нацелено на компенсацию. Поскольку потенция не нарушена, нет чувства неполноценности. Отличия эго-идеала и реального эго незначительны и между ними соответственно нет ощутимого напряжения.
При невротическом характере, напротив, супер-эго настроено к сексу негативно. В этом случае имеет место заметный конфликт между ид и супер-эго. Поскольку эдипов комплекс не преодолен, ядро супер-эго — запрет на инцест — тоже полностью сохраняется, искажая любые сексуальные отношения. Сексуальное вытеснение и возникающий в результате застой либидо усиливают садистские импульсы, которые выражаются помимо всего прочего в брутальной морали. Из-за наличия в той или иной мере сознаваемой неспособности к социальным действиям первостепенную важность составляет доказательство этой способности. Это, однако, не снижает чувства неполноценности. Компенсирующее доказательство способности к социальным действиям никоим образом не может переместиться в генитальное чувство потенции. По этой причине невроти-ческий характер никогда не может избавиться от ощущения внутренней пустоты и бессилия, как бы сильно он ни старался компенсировать его. Таким образом, возникает путь, на котором позитивные стремления эго-идеала постоянно растут, в то время как эго, лишенное потенции и дважды парализованное чувством неполноценности (импотенция и высокий эго-идеал), становится все более бессильным.
в) Структура эго
При генитальном характере периодические оргастические разрядки либидинального напряжения доводят инстинктивные потребности ид до эго; ид оказывается удовлетворенным, и поэтому отсутствуют причины для развития садистского супер-эго, которое, в свою очередь, не оказывает давления на эго. Эго, не испытывая чувства вины, принимает генитальное либидо и определенные прегенитальные тенденции ид и удовлетворяет, сублимируя естественную агрессию, и определенные части прегенитального либидо в социальной активности. У эго нет негативного отношения к ид, пока генитальность утверждается, и ему легче налагать запреты на ид, поскольку они не угрожают самому главному — удовлетворению либидо. Это, пожалуй, единственное условие, при котором ид может контролироваться эго без вытеснения. Наличие гомосексуальной тенденции, например, не будет иметь большого значения, если одновременно имеет место удовлетворенная гетеросексуальность; однако она, несомненно, будет значимой, если имеет место застой либидо. Это несложно понять экономически: при гетеросексуальной удовлетворенности, допускающей гомосексуальность, то есть не исключающей ее из сообщающейся системы либидо, — энергия просто изымается от гомосексуального влечения.
Поскольку в результате сексуального удовлетворения ид и супер-эго не оказывают сильного давления на эго, ему нет нужды защищаться против ид, как невротическому характеру. Освобождается больше энергии для аффективного переживания и реальных действий во внешнем мире. Действия и переживания носят интенсивный характер и протекают беспрепятственно. Эго может принять как высшее удовольствие, так и сильнейшее неудовольствие. Правда, надо отметить, что эго генитального характера тоже имеет панцирь в качестве элемента своего содержания, и оно не подчинено ему. Этот панцирь достаточно пластичен для того, чтобы адаптироваться к различным жизненным ситуациям. Генитальный характер может быть как очень весел, так и очень зол. Он реагирует депрессией на утрату объекта, но не погружается в нее, способен страстно любить, но может и сильно ненавидеть. В определенных условиях он может вести себя как ребенок, но никогда не инфантилен. Он обладает естественной серьезностью не компенсаторного свойства, поскольку у него нет стремления показать себя взрослым во что бы то ни стало. Его деятельность направлена на рациональные цели, а не на доказательство потенции; следовательно, он не будет стараться избегать упрека в трусости, скажем, в связи с его неучастием в войне, которую он считает несправедливой, но непременно будет отстаивать свои собственные убеждения. Поскольку инфантильные желания не катектируются, его любовь и ненависть имеют рациональный мотив. Гибкость и твердость панциря проявляется в том, что он может столь же открыто и интенсивно противостоять миру в одном случае, сколь отгородить себя — в другом. Его способность к самоотдаче лучше всего проявляется при сексуальных переживаниях: при половом акте с любимым партнером эго практически сводится к функции восприятия, панцирь на время почти полностью растворяется, личность полностью погружается в переживание удовольствия, не испытывая никакого страха раствориться в этом чувстве, поскольку эго обладает прочным нарциссическим основанием, который не компенсирует. Его самоуважение черпает свою энергию из сексуального переживания. По тому, каким образом он разрешает повседневные конфликты, можно увидеть, что они рациональны, не обременены примесью инфантильности, и это возможно благодаря нормальной экономике либидо, не допускающей катексиса инфантильных переживаний и потребностей.
Так как генитальный характер не жесток и не ригиден в любом отношении, это прослеживается и в формах его сексуальности. Поскольку он способен к удовлетворению, он способен и к моногамии, без примеси принуждения или подавления. С другой стороны, при рациональном основании он также способен, не скорбя, сменить объект привязанности или перейти к полигамии. Рядом с сексуальным объектом его удерживает не чувство вины или требования морали; он сохраняет сексуальные отношения только потому, что партнер доставляет ему удовольствие. Он может преодолеть желание полигамии, не вытесняя его, если оно порождает конфликт в его отношениях с объектом любви, но он может и вступить в полигамные отношения, если это отвечает его потребностям. Он разрешает конфликт, действуя реалистично.
Невротическое чувство вины почти отсутствует. Его социальность основана не на вытеснении, а на сублимированной агрессии и на реалистичной организации собственной жизни. Это не означает, однако, что он всегда подчиняется внешней реальности. Напротив, генитальный характер благодаря своей структуре, отличающейся от повседневной морали и нашей антисексуальной культуры, способен критиковать и изменять социальную ситуацию. Отсутствие страха перед жизнью предохраняет его от уступок внешнему миру, если тот вступает в противоречие с его внутренними убеждениями.
Если примат интеллекта составляет цель социального развития, он невозможен без примата генитальности. Для примата интеллекта совершенно необходима упорядоченная экономика либидо, то есть примат генитальности. Генитальность и интеллект находятся в тех же взаимоотношениях, как сексуальный застой и невроз, чувство вины и религиозность, истерия и суеверие, прегенитальное сексуальное удовлетворение и обыденная современная сексуальная мораль, садизм и этика, сексуальное вытеснение и общества реабилитации падших женщин.
Основой всех описанных черт генитального характера является упорядоченая экономика либидо, рожденная способностью к полноценному сексуальному переживанию. Что же касается невротического характера, то в нем все определяет искаженная, нарушенная экономикалибидо.
Эго невротического характера склонно к аскетизму или позволяет проявиться сексуальной активности только в сопровождении чувства вины. Оно оказывается под двойным давлением: неудовлетворенного ид с его застоем либидо и брутального супер-эго. Оно враждебно по отношению к ид и подчинено супер-эго, хотя в то же время сдерживает контрастные стремления пококетничать с ид и втайне побунто-вать против супер-эго. Его сексуальность, если она не вытеснена, преимущественно прегенитальная. В соответствии с современной сексуальной моралью, к генитальности примешан анально-садистский элемент; половой акт представляется ему чем-то грязным и садистским. Поскольку большинство деструктивных импульсов зафиксировано отчасти в характерном панцире, а отчасти в супер-эго, это портит социальное развитие. Эго либо закрыто панцирем как от удовольствия, так и от неудовольствия (блокирование аффекта), либо эго открыто только неудовольствию, либо удовольствие мгновенно оборачивается неудовольствием. Панцирь эго ригиден, сообщения с внешним миром недостаточны и для объектного либидо, и для агрессии. Панцирь главным образом защищает от внутреннего, в результате функция реальности эго так или иначе оказывается ослабленной. Отношения с внешним миром неестественны, безжизненны и противоречивы, налицо отсутствие согласованности личности, неспособность к полноценному переживанию. Если генитальный характер способен изменить, усилить или расслабить защитные механизмы, то невротический характер, напротив, полностью подчинен бессознательным механизмам. Он не может повести себя по-другому, даже если захочет. Он хотел бы быть веселым или злиться, но не в состоянии. Он не может сильно любить, потому что его сексуальность в значительной степени вытеснена. Он не может ненавидеть, потому что его эго неспособно совладать с ненавистью, которая становится неистовой из-за застоя либидо, и поэтому вытесняет ее. И даже когда невротический характер любит или ненавидит, его поведение неадекватно ситуации; рамки и тип поведения в значительной степени определяются бессознательными инфантильными реакциями. Ригидность панциря не позволяет ему, опираясь на рациональные соображения, раскрываться в одном переживании или закрываться в другом. Что касается сексуальности, то либо он воздержан, либо действия, доставляющие ему удовольствие, искажены так, что не удовлетворяют его или же не могут дать достаточного удовлетворения, поскольку нет отрегулированной либидинальной экономики. Анализ переживания полового акта позволяет выделить определенные типы. Нарциссический тип концентрируется не на удовольствии, а на том впечатлении, которое он производит на женщину своей потенцией. Гиперэстетичный тип думает только о том, чтобы не прикасаться к определенным частям тела, не отвечающим его эстетическим представлениям. Встречаются индивиды с вытесненным садизмом, которые не могут отделаться от компульсивной мысли, что ненавидят женщину, или мучаются чувством вины оттого, что злоупотребляют ею. Для садистского характера половой акт означает истязание женщины и т. д. Если такие отклонения не проявляются отчетливо, можно обнаружить соответствующие запреты в общем отношении к сексуальности. Поскольку супер-эго невротического характера не содержит секс-утверждающих элементов, оно отворачивается от сексуального переживания (Г. Дойч ошибочно приписывает это нормальному индивиду). Это означает, что личность только наполовину участвует в переживании.
Чувство импотенции заставляет эго формировать нарциссические компенсации. Актуальные конфликты пронизаны иррациональными мотивами, которые делают невозможным принятие рациональных решений; постоянно напоминают о себе инфантильные отношения и желания.
Сексуально неудовлетворенный и неспособный к удовлетворению невротический характер в конце концов становится аскетичным или живет в строгой моногамии, при этом он уверен, что делает это из соображений морали или из внимания к своему партнеру, а в действительности из страха сексуальности и неспособности регулировать ее. Поскольку садизм не сублимируется и супер-эго чрезмерно жестко, в то время как ид продолжает давить, требуя удовлетворить его потребности, эго развивает чувство вины, называя его социальной сознательностью, занимая позицию самобичевания, при которой человек стремится поступать с собой так, как на самом деле поступил бы с другими.
Легко заметить, что вскрытие этих механизмов дает основание для фундаментальной критики теории морали. Мы имеем дело с решающим вопросом социально-культурной формации. В той мере, в которой общество гарантирует удовлетворение потребностей, соответственно меняется и человеческая структура, — моральный контроль жизни становится неизбежным. Решающее слово принадлежит не психологической, а социальной сфере. Всякое аналитическое лечение, успешно изменившее невротическую структуру характера на генитальную, автоматически отодвигает моральный контроль на второй план, замещая его саморегуляцией, основанной на прочной либидинальной экономике. Если многие аналитики говорят о «разрушении супер-эго» в процессе психоанализа, то мы можем уточнить, что это означает отведение энергии от моральных запретов и возмещение ее путем саморегуляции экономики либидо. Философия морали и религия беспрестанно дискутируют о том, насколько этот процесс противоречит реальному положению дел. Все это означает, что индивид, который удовлетворил свои сексуальные и примитивные биологические, а также культурные потребности, не нуждается в моральных запретах, поскольку контролирует себя сам. Неудовлетворенный же человек, напротив, страдает от повышенного внутреннего напряжения, которое может найти выход в различных антиобщественных и агрессивных поступках, и его не удержат моральные запреты. Распространение и интенсивность аскетичной моральной идеологии в любом обществе является ярким показателем того, насколько распространено и интенсивно подавление витальных потребностей среди населения. И то, и другое определяется соотношением производительных сил и способов производства с одной стороны, и потребностями, которые необходимо удовлетворить, — с другой.
Обсуждению перспектив сексуально-экономической и аналитической характерологии не избежать этих проблем, если в процессе естественно-научной интеграции не сделать выбора, оставаясь на искусственной границе между тем, что есть, и тем, что могло бы быть.
3. СУБЛИМАЦИЯ, РЕАКТИВНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ И ОСНОВА НЕВРОТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
Теперь рассмотрим разницу между социальными достижениями генитального и невротического характера. Мы говорили, что оргастическое удовлетворение и сублимация являются адекватными, а прегенитальное удовлетворение и реактивное образование — неадекватными способами разрядки сексуальной энергии. Как и оргастическая удовлетворенность, сублимация свойственна генитальному характеру, а реактивное образование — невротическому. Однако это не означает, что невротик не сублимирует или что здоровый человек не имеет реактивных образований.
Сперва попробуем описать взаимоотношения сублимации и сексуальной удовлетворенности. Согласно Фрейду, сублимация — это изменение направления либидо от исходной к «высшей», социально значимой цели. Таким образом, влечение, которое сублимируется, должно оставить свой исходный объект или цель. Это начальное положение, высказанное Фрейдом, привело к ошибочному представлению, что сублимация и удовлетворение инстинкта противоположны по значению и взаимно исключают друг друга. Клинический опыт показывает, что они не антагонистичны; более того, устойчивая экономика либидо является необходимым условием для успешной и постоянной сублимации. Необходимо только, чтобы те влечения, на которых основываются наши социальные достижения, не удовлетворялись прямо; это вообще неприменимо для удовлетворения либидо. Анализ работы с отклонениями показывает, что сублимация прегенитального либидо тем труднее, чем сильнее застой совокупного либидо. Сексуальные фантазии задействуют большую долго психики, отвлекая ее от работы, то есть социальные Достижения приобретают сексуальную окраску и по этой причине превращаются в предмет вытеснения. Исследования сублимаций генитального характера показывают, что оргастическое удовлетворение либидо постоянно поддерживает возможность сублимации дело в том, что она высвобождает энергию для повышения активности, поскольку сексуальные идеи временно перестают нуждаться в каком бы то ни было катексисе либидо. Успешный анализ демонстрирует, что максимальная способность человека к деятельности появляется только тогда, когда пациент обретает способность к полноценному сексуальному удовлетворению. Устойчивость сублимаций тоже зависит от устойчивости либидинальной экономики: пациенты, освободившиеся от невроза через сублимацию, оказываются в гораздо более неустойчивом положении и гораздо в большей мере склонны к рецидиву, нежели те, кто достиг сексуальной удовлетворенности. Неполное, отчасти прегенитальное удовлетворение либидо мешает сублимации, а оргастическая удовлетворенность способствует ей.
Теперь сравним сублимацию и реактивное образование. Последнее — свойство компульсивного и ригидного характера, в то время как для сублимации требуется спонтанность. При сублимации все происходит так, будто ид напрямую связано с реальностью, гармонирует с эго и эго-идеалом— При реактивном образовании все складывается так, будто действия диктуются суровым супер-эго для бунтующего ид. При сублимации акцент смещается на эффект от действия, даже несмотря на то, что оно тоже содержит либидинальный компонент. В случае реактивного образования важно само действие, а его эффект более или менее второстепенен. Действие определено не либидинальным влечением, а негативным компонентом: оно должно быть исполнено.
Сублимирующий индивид может прервать свою работу на определенный период времени; он приветствует отдых так же, как и труд. Если прервана реактивная работа, то его беспокойство рано или поздно усиливает раздражение и даже вызывает тревогу. Сублимирующий человек тоже иногда бывает раздражительным и напряженным, но не потому, что он не может чего-то достичь, а потому, что достигает этого в муках. Сублимирующий индивид хочет работать и получать от этого удовольствие. Реактивно работающий человек должен работать; как выразился один пациент, он должен быть «роботом». Когда он заканчивает один этап работы, ему немедленно необходимо приступить к другому, потому что его работа — это бегство от отдыха. Конечный эффект реактивного образования может быть тем же, что и в случае сублимации. Как правило, достижения, основанные на реактивной работе, неполноценны по сравнению с теми, что основаны на сублимации. Несомненно, один и тот же человек будет гораздо эффективнее в условиях сублимации, нежели в условиях реактивного образования.
Разница между работоспособностью (скрытой способностью работать) и несомненными достижениями в работе гораздо меньше в случае сублимации, чем в случае реактивного образования. Сублимирующий индивид работает почти в полном соответствии со своими способностями в отличие оттого, кто трудится реактивно. Чувство неполноценности часто соответствует внутреннему ощущению этой разницы. Клинические наблюдения показывают, что основанные на сублимации достижения меняются относительно мало, когда раскрыты бессознательные связи. Реактивная работа, напротив, может полностью развалиться или, если переходит в сублимацию, становится значительно эффективней.
Обычный человек в нашей культуре работает больше в соответствии с механизмом реактивного образования нежели сублимации. Его структура, представляющая собой результат повседневного воспитания и образования и сопряженная с условиями работы, делает его неспособным к эффективным достижениям, которые соответствовали бы его работоспособности.
В случае сублимации влечение не меняет своего направления; эго принимает влечение и просто задает ему новую цель. В случае же реактивного образования влечение оборачивается против себя самого, принимается эго только в той мере, в которой это имеет место. В этом процессе катексис влечения превращается в контркатексис против бессознательной цели влечения. При реактивном образовании исходная цель сохраняет свой бессознательный катексис; исходный объект влечения не оставляется, а просто вытесняется. Реактивное образование характеризует сдерживание и вытеснение цели и объекта влечения, а также обращение влечения против себя с формированием контркатексиса. Сублимация, напротив, характеризуется заменой и перемещением исходной цели и объекта влечения без формирования контркатексиса.
Наиболее важный экономический аспект реактивного образования — неизбежный контркатексис. Поскольку исходная инстинктивная цель сохраняется, она удерживает и абсорбированное либидо; соответственно эго должно постоянно использовать контркатексис того, чтобы сохранить контроль над влечением. Реактивное образование представляет собой не единичный процесс, это непрерывный процесс, который получает дальнейшее развитие.
Рис. 1.Схематическое изображение сублимации в сравнении с реактивным образованием
A. Вытеснение отсутствует: импульс просто отклоняется; исходная инстинктивная цель не катектируется.
B. Вытеснение присутствует: исходная цель сдерживает полный ка-тексис; импульс не отклоняется, а направляется вспять, против самого себя. В точке возврата мы обнаруживаем деятельность (реактивное образование).
В случае реактивного образования эго постоянно занимается собой; оно становится собственным бдительным наблюдателем. При сублимации же эго может использовать свою энергию для достижений. Простые реактивные образования, такие, например, как отвращение или стыд, характерны для каждого из нас. Они не мешают развитию генитального характера, оставаясь в рамках физиологии, потому что в этом случае нет застоя либидо, который мог бы усилить прегенитальные влечения. Если же сексуальное вытеснение зашло слишком далеко, если оно охватило генитальное либидо, то возникает застой, а потом реактивные образования принимают значительную часть энергии либидо и распыляют ее таким образом, который мы наблюдаем при фобиях.
Давайте рассмотрим в качестве иллюстрации случай одного служащего, который, как все компульсивные характеры, крайне добросовестно выполнял свою работу в офисе. Шли годы, он работал все больше и больше, хотя работа доставляла ему все меньше и меньше удовольствия. В период, когда он обратился к аналитику, его рабочий день продолжался далеко за полночь, а порой и до трех часов ночи. Анализ вскоре показал, что, во-первых, одной из причин этой работы допоздна были сексуальные фантазии, которые мешали работе. Во-вторых, этот человек не мог позволить себе ни минуты покоя, особенно по вечерам, иначе его опять же одолевали сексуальные фантазии. Правда, работая по ночам, он разряжал значительное количество либидо, но большая его часть не могла обойтись такой разрядкой. В конце концов он понял структуру своего нарушения (см. рис. 1).
В соответствии с распространением реактивных образований и реактивных действий застой либидо значительно усиливается. Когда, наконец, реактивного образования становится недостаточно, чтобы справиться с застоем либидо, другими словами, когда характер начинает выполнять задачу абсорбации либидо, проявляется невротическая тревога или же формируются невротические симптомы, ограничивающие избыток либидо или тревоги.
Реактивные действия всегда рационализируются. Так, один пациент утверждал, что у него слишком много работы. Его чрезмерная и механическая активность выполняла не только экономическую функцию разрядки, освобождающей его разум от сексуальных фантазий, она еще и представляла собой реактивное образование против вытесненной ненависти к его начальнику (отцу). Анализ показал, что кажущиеся усилия быть незаменимым для начальника противоречили его бессознательным стремлениям. Таким образом, после анализа «роботизацию» нельзя было интерпретировать как суть самонаказания. Это наказание себя самого — только одно из многих значений симптома. По своей природе человек не может сам желать себе наказания, он, наоборот, противится тому, чтобы его наказывали. Реальной причиной реактивного образования был страх перед результатами сексуальных фантазий.
Как и компульсивная работа, другие реактивные образования тоже не могут полностью связать застойную тревогу. Возьмем, к примеру, гиперподвижность женского истерического характера или чрезмерное проворство беспокойного невротичного альпиниста. В обоих случаях налицо мускулатура, которая слишком заряжена неудовлетворенным либидо. Оба направлены на объект: истерическая девушка в неприкрытой, а альпинист в завуалированной форме (гора — женщина — мать). Правда надо заметить, что их подвижность разряжает довольно большое количество либидо, но, поскольку она не приводит к полному удовлетворению, сохраняется достаточно высокая напряженность. Так, у девушки в конце концов появляются истерические приступы, а невротичный покоритель вершин для того, чтобы избавиться от застоя, будет покорять все более опасные и неприступные вершины. Поскольку эта деятельность по естественным причинам ограничена определенными рамками, даже если человек не столкнется с опасностью в горах, в конце концов возникнет симптомный невроз.
Мы назвали все те механизмы, которые служат поглощению застоя либидо и связыванию его характерными чертами характерологической реактивной основы. Если, как в результате чрезмерного сексуального ограничения, это препятствует экономическому функционированию, то образуется невротическая реактивная основа, устранение которой является наиболее важной терапевтической задачей. Распространение реактивных образований — это только один из механизмов невротической реактивной основы.
Как обнаружилось, независимо от того, в какой период произошло обострение невротического характера, он берет свое начало в раннем возрасте, в эдиповой фазе. Как правило, природа невротического симптома имеет тесную связь с невротической реактивной основой. К примеру, организованность компульсивно-невротического характера может усиливать компульсивность, требуя неукоснительно соблюдать порядок; анальный характер может страдать запорами; застенчивость способна усилить патологическое покраснение; истерическая подвижность и кокетство — истерические приступы; амбивалентность — неспособность принимать решения; сексуальная робость — порождать вагинизм, а чрезмерная скрупулезность — импульсы к убийству.
Однако качество симптома не всегда соответствует его реактивной основе. Симптом может представлять защиту против тревоги на более высокой или более низкой либидинальной стадии. Так, истерический характер может вдруг проявить компульсивную чистоплотность, компульсивный — истерическую тревогу или кон-версивный симптом. Без сомнения, на практике приходится иметь дело со смешанными типами, при которых все же та или иная форма характера оказывается доминирующей. Целесообразно диагностировать пациентов не в соответствии с симптомами, а согласно лежащему глубже невротическому характеру. Так, несмотря на симптом
конверсии, по поводу которого пациент обратился к аналитику, тот может диагностировать компульсивный невроз, если характер проявляет преимущественно компульсивные черты.
Необходимо помнить, что между невротическим и генитальным характером проходит не слишком жесткая граница. Поскольку разграничение основано на количественном критерии — Б какой мере возможно сексуальное удовлетворение или насколько велик застой либидо, — существуют промежуточные типы, находящиеся между двумя крайними, чистыми типами. Типологические исследования не только оправданны, но и необходимы, поскольку благодаря эвристической ценности и направленности на оказание помощи они имеют конкретное практическое применение. Поскольку генетическая типология находится в зачаточном состоянии, она не может претендовать на то, чтобы ответить на все поставленные вопросы, касающиеся типологии. По прошествии времени она достигнет поставленной цели, если покажет, что единственной оправданной основой психоаналитической типологии является фрейдовская теория либидо без всяких ограничений, и будет придерживаться ее в своих логических заключениях.
<< | >>
Источник: Вильгельм Райх. Анализ характера. 2000 {original}

Еще по теме 1. ХАРАКТЕР И СЕКСУАЛЬНЫЙ ЗАСТОЙ:

  1. ГЛАВА VIII. ГЕНИТАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР И НЕВРОТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР. СЕКСУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ХАРАКТЕРНОГО ПАНЦИРЯ
  2. Понуждение к действиям сексуального характера
  3. Насильственные действия сексуального характера
  4. 18. ИЗНАСИЛОВАНИЕ. НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА
  5. § 1. ИЗНАСИЛОВАНИЕ И НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (СТ. 131-132 УК)
  6. 4. НЕСПОСОБНОСТЬ К УДОВОЛЬСТВИЮ ОТ ВОСПРИЯТИЯ ВОЗРАСТАЮЩЕГО СЕКСУАЛЬНОГО ВОЗБУЖДЕНИЯ — СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ОСНОВА МАЗОХИСТСКОГО ХАРАКТЕРА
  7. § 1.5. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшей (потерпевшего) (п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132 УК)
  8. § 2.11. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК)
  9. § 1.2. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст. 132 УК)
  10. § 1.4. Изнасилование заведомо несовершеннолетней (малолетней) и насильственные действия сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетней (малолетней) (п. «д» ч. 2 и п. «в» ч. 3 ст. 131, п. «д» ч. 2 и п. «в» ч. 3 ст. 132 УК)
  11. § 1.6. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, повлек-шие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей (поетр- певшего), заражение ее (его) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия (п. «б» ч. Зет. 131, п. «б» ч. Зет. 132УК)
  12. § 1.3. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшей (потерпевшему) или к другим лицам (п. «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч. 2 ст. 132 УК)
  13. РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ГЕНИТАЛЬНЫМ ХАРАКТЕРОМ, НЕВРОТИЧЕСКИМ ХАРАКТЕРОМ И РЕАКЦИЯМИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ЧУМЫ
  14. ?????? ?????, ????? ????. ?????????????, 2007