<<
>>

Политология: Сатурн почти не виден


«Путь в Сатурн», «Сатурн почти не виден», «Конец Сатурна». Эти фильмы я смотрел в детстве. Они — про доблестных советских разведчиков. А сейчас можно говорить о доблестных российских политологах. Некоторые из них, очень немногие, как и в не забытый еще «застой», прошли свой «Путь в Сатурн» и стали записными (официальными) комментаторами на телеэкранах, героями глянцевых политических журналов. Другие погрузились в теорию: в этом ничего зазорного, жаль только, что зачастую «сужденья черпают из забытых газет времен Очаковских и покоренья Крыма» и воздерживаются от актуальных современных комментариев. Они, видимо, относятся к категории «Сатурн почти не виден». Третьи — это переставшие заниматься политологией в силу (по их мнению) бесперспективности этого занятия в со-временный период. Это «Конец Сатурна».
А я-то кто? Я, наверное, «примазался» понемножку и к первым, и ко вторым, и к третьим. И поскольку в 2005 году торжественно избран старшими товарищами президентом Академии политической науки. А теперь, пусть политологические труды писать и не хочется («Конец Сатурна»), но в теоретических дискуссиях иногда участвую («Сатурн почти не виден»), да и публичные политологические комментарии современ-ных событий время от времени даю, так как и «Путь в Сатурн» прошел.
А тут, в октябре 2006 года, — Всероссийский конгресс политологов. Выступать надо? Надо! И по должности, и по велению сердца. К тому же в Палате работал, мог на происходящее пошире взглянуть. И еще был один стимулятор. В феврале на семинаре активистов партии «Единая Россия» выступил с речью заместитель руководителя Администрации президента Владислав Сурков. Речь, которую окрестили «Февральскими тезисами», произвела в политологических рядах серьезный резонанс и продолжала обсуждаться и к моменту проведения Конгресса.
Думаю, что выступление мое («Демократизация в России как саморазвивающаяся система и как политически управляемый процесс») может быть интересно сегодня как образец рассуждений политолога в тот период.
Я говорил о том, что в контексте политических реалий последнего двадцатилетия, а особенно — последней пятилетки, регулярно и неизбежно ставится вопрос: какую демократию мы в России построили и какую хотим строить дальше?
При его осмыслении в научной и прикладной политологии применяются такие характерные подходы, как: оправдание и превознесение достигнутого; критика и дискредитация существующего и, наконец, конъюнктурная и произвольная интерпретация частных фактов в любом заданном направлении.
Разумеется, в большинстве случаев все это присутствует не в «Нонетом виде», а в форме причудливого переплетения. Например, в речи, из-вестной под неформальным названием «Февральские тезисы», заместитель руководителя Администрации президента России Владислав Сурков констатировал: «От принуждения общество постепенно переходит к технологиям убеждения, от подавления — к сотрудничеству, от иерархии — к сетям горизонтальных связей. Это не значит, что один элемент исключает другой, но все-таки баланс современной цивилизации смещается в сторону умения убеждать и договариваться...».
И далее: «Нужно создавать целый класс агитаторов, которые способны... изложить наши позиции, обсудить, подискутировать...».
Итак, «сети горизонтальных связей» и «умение договариваться» являются свойствами одного уровня развития демократии и борются с «классом агитаторов» и «умением убеждать», символизирующим уровень со-вершенно другой. Оставить!
Такие же тенденции существуют и в реальной политике.
Далее я обозначил некоторые из них.
Ракурс первый. Власть строит вертикальную систему управления с почти армейскими схемами принятия решений. Здесь есть и совсем простые механизмы в виде отмены выборов губернаторов или ликвидации графы «против всех» в избирательных бюллетенях.
Здесь есть и конструкции более сложные — например, строительство двухпартийной системы «сверху», посредством создания в дополнение к правящей «Единой России» партии «оппозиционной» («левой») — «Справедливая Россия». В форме слияния сравнительно сильных партийных брендов, рожденных предыдущими выборами, — Партии Жизни, Партии «Родина» и Партии Пенсионеров.
Здесь есть модели и вовсе изощренные — изобретение якобы стремительно набирающей силу угрозы ксенофобии и экстремизма и организация кампании по борьбе с ней — в целях возможного подведения под категорию «экстремистов» и устранения с политической арены сильных оппонентов на выборах будущих.
Ракурс второй. Власть сама же — порой сознательно, а иногда неосознанно — создает противовесы данной системе, и эта деятельность также нуждается в адекватной оценке. Одним из противовесов являются конструкции, получившие в мировой практике название «гражданских ассамблей». У нас прообразом таковой является Общественная палата России.
Понятно, что при необходимости Палата может выдвигать и выдвигает нужные президентской администрации инициативы либо демонстрирует публичную поддержку ее действий.
Однако нельзя не отметить и другое: 18 комиссий Палаты сформированы таким образом, чтобы их компетенция охватывала практически все сферы общественной жизни. На их заседаниях рассматривается множество актуальных проблем российской действительности, экономического и социального развития — и далеко не всегда их рассмотрение согласовывается и согласуется с мнением властей.
Добавим к этому, что сейчас действует свыше 80 общественных палат в регионах, и число их постоянно растет.
Вспомним, что в августе текущего года распоряжением президента руководству всех министерств и ведомств вменено в обязанность сфор- мировать общественные советы при этих органах исполнительной власти.
Наконец, создаются федеральные и региональные общественные советы по реализации приоритетных национальных проектов.
Разумеется, я не был склонен утверждать, что это число общественных палат и советов является прямым показателем развития политической демократии в России. Однако и отождествлять их с полностью управ-ляемыми и контролируемыми марионеточными механизмами я тоже не стал. Заметив при этом, что роль новых или обновленных механизмов гражданского участия в текущей политической жизни должна быть осмыслена нами, политологами, научно, но никак не популистски.
Вопрос о балансе ригидных и плюралистических механизмов политического управления я пытался рассмотреть и в разрезе отношения федеральной власти к современным средствам массовой информации.
Например, центральные телеканалы — особенно новостные программы — находились в то время под абсолютным контролем президентской администрации. Однако когда такой же контроль пытался установить над медиаполем на подведомственной ему территории тот ли иной губернатор, центр в ряде случаев поддерживал действия журналистских союзов и других общественных организаций по защите конкретных ка-налов или изданий. Как воспринимать такого рода действия и какую политологическую трактовку им давать?
Ракурс третий. Общество демократизируется само, вне зависимости от действий власти. Меняются известные коммуникационные схемы. Еще недавно в экономике господствовали схемы В2В (когда бизнес осуществляет рыночную коммуникацию по поводу продвигаемого товара с другим бизнесом) и В2С (коммуникация бизнеса и потребителя). В политике работали схемы G2G (когда одна структура власти осуществляет коммуникацию по поводу выполняемых политических задач с другой властной структурой) и G2C (коммуникация власти с гражданином). Но в 2000-х им на смену пришли коммуникационные схемы С2С (когда люди напрямую общаются между собой, обсуждая предлагаемые им властью и бизнесом продукты).
Интернетизация страны предоставляет новые возможности такого общения, первоначально в интернет-форумах и блогах, где люди сами определяли настроение, состояние — как собственное, так и окружающих.
Но это было только началом нового процесса, поскольку после реализации этой схемы граждане почти сразу начинали ставить вопрос: а слышат ли нас те, о ком мы говорим, — будь то политики или бизнесмены (как это происходило в случае с сайтом Общественной палаты). А потом еще один: а почему тогда они с нами не разговаривают — здесь, в актуальном для нас формате?
Да, остается модель промывания мозгов через управляемое теле - видение и газеты. Но это монологическое общение — явление отмирающее, как и сами традиционные СМИ. Прошедшие в ряде субъектов федерации выборы показали, наряду с низкой явкой, следующее: молодежь как целая категория все чаще отвергает принятую ранее, а ныне неприемлемую для нее схему общения и создает свою — иную и новую. Рождается новая молодежная интернет-среда, интернет-коммуникация, интернет-демократия. А роль «интернет-партии» теперь играет так называемый «ЖЖ»-портал — сборник блогов www.livej ournal.com.
Никто из маститых политологов пока этот уровень политической дей-ствительности не анализировал — просто ввиду его отсутствия в недалеком прошлом. Теперь же появилась и возможность, и острая необходимость такого анализа.
В заключение я вновь привел цитату: «В России народ нормально воспринимает и поддерживает любую модель управления — хоть авторитарную, хоть либеральную, если это суверенный политический ре-жим. А если режим несет угрозу суверенитету страны, народ не поддержит его ни на каких, даже самых выгодных условиях».
Эта мысль, озвученная главным формальным идеологом партии «Единая Россия», депутатом Государственной Думы Андреем Исаевым, лежит в основе новой идеологии, которая получила название «суверенной демократии».
И — коллегам-политологам: было бы неплохо, если бы заслуживающие обсуждения идеи исходили и от нас. Да и сейчас «поезд не ушел», и существует острая потребность осмысления, того, что стоит за этим лозунгом. А дальше необходим выход на качественно новый уро- вень политологической инициативы и творчества. Я бы хотел всем нам как сообществу пожелать успехов в решении этой непростой, но весьма актуальной задачи...
* * *
Что дальше? Мысль работает, обобщения зреют. Но... «Сатурн почти не виден».
<< | >>
Источник: Чумиков А. Н.. Записки РRофессионала. 2008 {original}

Еще по теме Политология: Сатурн почти не виден:

  1. Способность к видению
  2. В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЛИТОЛОГИИ
  3. 2. Соотношение истории политических и правовых учений и политологии
  4. ПОЧТИ 500 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД.
  5. 34. Неотомизм: новое видение теории естественного права
  6. Ошибка пятнадцатая. Дивиденды по акциям и паям почти всегда ниже минимальной заработной платы
  7. Содержание
  8. Тяга к звездам
  9. С о д е р ж а н и е
  10. Хотяшева О. М. Инновационный менеджмент, 2006
  11. Партнеры
  12. СОЦИАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА