<<
>>

Миллион за молчание

Глянцевый блеск, благородство линий, совершенство аппаратуры современных автомобилей восхищает и вызывает чувство заслуженного уважения к их создателям. С первых дней возникновения автостроительных компаний начались схватки, патентные войны, судебные тяжбы, захваты и слияния, громкие банкротства и тайные злоупотребления.

Для «самодвижущихся экипажей» в Европе не было условий, чтобы пробиться к массовому потребителю, им суждено было переместиться в Америку. Однако автомобили и здесь оказались в условиях, далеких от законов честной конкуренции.

В конкурентной борьбе автомобильные концерны не стесняются в выборе средств и способов. Помимо рекламы они используют промышленный шпионаж, подслушивание, похищение секретов, переманивание специалистов и высших менеджеров. Последние в силу исторических корней конкурентной борьбы приобретают порой характер курьезов. Так, в 1968 г. вице-президент «Дженерал моторе» Симон Кнудсен (с годовым окладом 482 тыс. долл.) обиделся на руководство концерна, чем воспользовался «Форд мотор», который, переманив к себе С.

Кнудсеиа, назначил его президентом концерна «Форд» с годо-вым окладом свыше 0,5 млн долл. Таким образом С. Кнудсен, который имел доступ ко всем секретам «Дженерал моторе», стал президентом его извечного соперника — «Форд мотор».

В автомобильных кругах эту новость расценили как беспрецедентное предательство, равного которому не было с 1921 г., когда Уильям Кнудсен, отец Симона Кнудсена, считавшийся гением у старого Форда, поссорился со своим хозяином и перешел в «Дженерал моторе». Он добился там огромных успехов в выпуске автомобилей марки «Шевроле» и вскоре стал президентом корпорации. Как полагают, на этот пост рассчитывал и его сын. Но назначение получил Эдвард Коул, и это явилось причиной того, что обиженный Кнудсен оказался у Форда.

Перед Кнудсеном была поставлена задача — увеличить долю на американском автомобильном рынке средних по стоимости автомобилей, где приоритет держал «Дженерал моторе».

Но вскоре С. Кнудсен, который не угодил новому хозяину, как и отец деду хозяина, был освобожден от занимаемой должности.

О характере и нравах, царящих в высших эшелонах корпоративной власти, свидетельствует книга Джона Райта ««Дженерал моторе» в истинном свете», описывающая одного из высших руководителей автомобильного гиганта.

В апреле 1973 г. Джон Де Лориан, будучи вице- президентом крупнейшей промышленной империи «Дженерал моторе», был вынужден подать в отставку из-за разногласий с руководителями ТНК. После увольнения с помощью профессионального журналиста он опубликовал бестселлер, как взгляд изнутри на автомобильный гигант, в котором поведал миру, что большой бизнес — это большая грязь. Книга эта тем более интересна, что автор, перед тем как рассориться с корпорацией, достиг 14-го этажа, символизирующего собой высшую власть ТНК «Дженерал моторе». Именно на этом этаже сосредоточены кабинеты высших менеджеров: именно здесь просматривается секретная документация, здесь принимаются решения, от которых нередко зависят судьбы целых отраслей и порой экономики суверенных стран Азии, Америки, Африки и Западной Европы. О чем же поведал Де Лориан, сойдя с этажа власти, где каждый имеет ключ от собственной туалетной комнаты? Этот ключ, как ничто другое, символизирует власть в корпоративной элите, он своего рода маршальский жезл капитанов индуст-рии. Лориан поведал о нравах, которые царят в корпоративной иерархии: подхалимаж, коррупция, бюрократизм, непотизм, преднамеренный обман миллионов потребителей ради сверхприбылей.

По мнению Де Лориана, слабость «Дженерал моторе» в области научно-технических нововведений создавала неутолимую жажду информации о произ- водственной деятельности конкурентов. Руководство корпорации было столь озабочено планами «Форд мотор» — основного конкурента, что окончательное утверждение своих производственных программ часто откладывало до получения новых данных о противнике, добываемых путем промышленного шпионажа. С этой целью в платежных ведомостях «Шевроле» (одного из основных производственных отделений «Дженерал моторе») числились два специалиста, которые работали у «Форда» и занимались там промышленным шпионажем.

Излишне говорить, что они и у «Форда» фигурировали в платежных ведомостях. Воистину, «ласковый теленок двух маток сосет».

«Когда я работал в «Шевроле»,— рассказывал Де Лориан,— с копией полной программы «Форда» по маркетингу на следующий год ко мне зашел сотрудник, который уверял, что эти копии распространяются по всей корпорации. Я удивился, но позже узнал, что у нас принято выуживать информацию у конкурентов... Однажды, придя на совещание административного совета, я увидел высших чинов, склонившихся над сверхсекретным документом, в котором раскрывалась вся структура произ-водственных расходов «Форда». В докладе был дан полный анализ издержек производства и распределения готовой продукции конкурента. Аналогичные данные по нашей корпорации никогда не выходили за пределы 14-го этажа. Высшие менеджеры «Дженерал моторе» к любым данным об издержках производства не допускают даже управляющих от-делениями, не говоря о конкурентах» 51.

С большей тщательностью, чем государственные тайны, охраняются проекты и эскизы новых автомобилей. В технические центры промышленных монополий доступ закрыт не только для посторонних, но нередко и для руководителей корпораций, которые непосредственно не занимаются этими проблемами. Об этом рассказывается в книге «Автобиография Иакокки», выпущенной «Бантэм букз», исправленной и дополненной профессиональным журналистом Новаком. В этой книге Ли Иакокка очень осторожно отмечал, что «экономический шпионаж в авто- мобильном бизнесе, о чем пресса особенно любит посудачить, имеет место.

Как-то в начале 1970 г.,— писал Иакокка,— один из моих друзей, работающий в концерне «Крайслер», показал мне секретные документы «Форда», проданные одним из наших ребят конку-рентам. Я показал эти бумаги Генри Форду, он пришел в ярость. Форд попытался установить систему, которая бы выясняла, как промышленным шпионам удается похищать секреты и что можно сделать, чтобы пресечь это. Поскольку установить слежку за всем штатом невозможно, пришлось поставить шифровальную машину и пронумеровать все копии секретных отчетов.

Первым был Генри Форд, вторым — президент Иакокка и т. д. Если бы произошла утечка, то можно было бы вызвать тех 12 ребят, которые имели доступ к отчетам, и ска-зать: «Один из вас в этой комнате врет...»» 52.

Но и Иакокка далек от того, чтобы говорить всю правду. Дело в том, что, обвиняя Генри Форда во всех грехах, в которых тот, очевидно, погряз, Иакокка настойчиво уверял, что этот «незначительный случай» имел место в начале 1970 г. Ведь в конце года он стал президентом «Форд мотор», а потому занятие таким малоблагородным ремеслом, как экономический шпионаж, портит портрет кумира американской молодежи, с кого «должны делать жизнь», о чем сказано в предисловии к книге. Хра-нение секретов в случае с Ли Иакоккой имеет особо деликатный характер.

Трудности Ли Иакокки проистекали из того факта, что он, покидая «Форд», обязался не работать в автобизнесе. «Гонорар» в 1,5 млн долл., который концерн обязался выплатить, был своего рода отступным для того, чтобы Ли не поставил на службу конкурентам знание всех секретов второго американского автомобильного гиганта и не продал кон-фиденциальную информацию за рубеж. В любой другой отрасли Иакокка мог работать и занимать самые высокие должности. Если нарушал договор, то он терял эту сумму. Но плата за молчание не сработала, 1,5 млн долл. оказались недостаточной компенсацией, чтобы заставить Йакокку замолчать или похоронить свои честолюбивые и мстительные амбиции. Тем более что руководство «Крайслера» согласилось «выкупить» этот контракт, т. е. дать Иакокке те 1,5 млн долл., которые он терял, если поставит свой опыт и деликатные знания, приобретенные за долгую службу на фирме конкурентам 53.

Недаром Форд, узнав, что Иакокка собирается стать президентом конкурирующей компании, потерял покой и сон, стал наводить справки и приложил немало усилий, чтобы помешать этому. Однако Форд оказался бессилен. С помощью государственных субсидий, самоограничений рабочих и служащих фирмы «Крайслер», которые согласились на снижение заработной платы, правильным выбором стратегии и тактики, неуемной энергией, подхлестываемой обидой, жесткостью и требовательностью и к себе и к подчиненным, порой доходящими до жестокости, Ли Иакокка выиграл и стал кумиром Америки.

А Форд II, получив в сфере бизнеса еще пару жестких оплеух, вынужден был подать в отставку, уступив место председателя правления корпорации. В том, очевидно, и сила Иакокки и его команды, что они сумели убедить всех, от высших менеджеров до рабочих, что лучше меньше получать, чем быть безработными. Эта истина только на первый взгляд кажется простой, для американской действительности она не столь очевидна.

Как бы там ни было, но не стоит недооценивать то, что Иакокка изнутри знал, как «Форд» делает автомашины, как проектирует и что проектирует, на чем концерн теряет и на чем выигрывает и каковы его реальные планы. Секретная информация, которой владел уволенный президент, стоила того, чтобы заплатили такую сумму. Даже он был вынужден признать, что помнит несколько случаев, когда конкуренты тратили значительные усилия, чтобы заранее получить фотографии будущих автомобилей.

Если верить Иакокке, то получение таких фотографий ничего, собственно, и не дает. При этом он ссылается на то, что в 60-х годах фотографии «Мустанга», отцом которого он по праву считается, попали в руки конкурентов — руководства «Дже- нерал моторе». Оно не сумело ни помешать феерическому успеху этой модели, ни само выпустить аналог, хотя дизайн нового автомобиля им был известен за два года до начала выпуска.

Такие признания в устах столь авторитетного менеджера, как Ли Иакокка, могли бы и поколебать общепринятые представления, что в автомобильной отрасли свирепствуют наиболее жесткие законы нечистоплотной конкуренции, и в первую очередь эко-номический шпионаж. Но, зная перипетии непростой судьбы автоиндустрии и мотивы, которые выявляются через действия, не сомневаешься относительно того, что утверждает Иакокка.

Еще студентом Принстонского университета Иакокка стажировался в «Форд мотор» и с тех пор работал на него беспрерывно в течение 32 лет, из них 8 лет президентом компании. В течение этих долгих лет второй человек второго американского автогиганта не мог не знать, что «Форд мотор» располагает хорошо разветвленной сетью экономического шпионажа.

Жесточайшая конкурентная борьба за рынки сбыта продукции, сферы приложения капиталов и стремление к получению максимальных прибылей вынуждают руководство корпораций внимательно следить за деятельностью своих конкурентов, и прежде всего за европейскими и японскими концернами.

С этой целью создаются специальные органы «по образу и подобию» разведывательных центров суверенных стран, которые занимаются добыванием, изучением и анализом материалов о политическом, экономическом и социальном положении в европейских странах, Японии, Юго-Восточной Азии и в других странах, где автомобильные монополии имеют свои интересы.

Еще в 1974 г. международная корпорация «Дженерал моторе» создала так называемый Европей-ский совещательный комитет, в который вошли высокопоставленные представители ряда европейских стран. Комитет поддерживает тесные «деловые контакты» с банковскими, торговыми и промышлен-ными организациями Западной Европы, с руководителями «Общего рынка» и с органами ООН. Бюд- жет комитета мог соперничать с бюджетами разве-дывательных служб Франции. Двумя годами позже, в 1976 г., такой же «комитет» был создан корпорацией «Форд». В него вошли представители самой корпорации, европейские бизнесмены и бывшие государственные деятели европейских стран, которые благодаря своим связям оказывают «неоценимые» услуги «Форд мотор», т. е. осуществляют среди прочего экономический шпионаж в ее пользу. Таким образом сотрудники филиалов, а также «эксперты» местного происхождения получают как бы двойное гражданство — и как гражданин своей страны, и как «подданный ТНК». Учитывая, что их процветание зависит от ТНК, они вынуждены осуществлять эко-номический шпионаж во вред своей стране и в пользу корпорации.

Внешне деятельность Ли Иакокки в «Крайслере» выглядит как «пришел, увидел, победил», или, говоря его словами, «создание цели — кадры, качество, доходы». Он начал с кадров, и довольно оригинальным образом. Уходя от Форда, Иакокка прихватил с собой служебные записки, где среди прочего были деликатные, если не сказать больше, характеристики на всех крупных менеджеров. Видимо, понимая двусмысленность положения и будучи не до конца уверенным в успехе задуманного, он не говорит об этих записках с Генри Фордом. Он как бы между прочим спрашивает разрешение у брата Генри Билла Форда забрать их. Будучи еще президентом «Форда», Иакокка просил главного финансиста империи составить характеристики на «финансовые таланты» и не забыл прихватить эти бумаги с собой.

Отношения между Генри Фордом и Иакоккой испортились не в один день. Этим двум волевым, честолюбивым, амбициозным натурам было слишком тесно в одной упряжке, и кто-то должен был уйти. Собственно, так и поставил вопрос Генри Форд перед членами совета директоров. Позднее Иакокка, быть может, искренне удивлялся, почему ему предпочли Форда, который, по его мнению, уже не тянул груз, гнулся под бременем власти и ответственности. На этот вопрос нетрудно ответить, если учесть, что со дня основания компанией «Форд» правил кто-нибудь из клана. Старый Форд II боялся, что волевой, решительный и беспринципный Иакокка сомнет слабовольных вырождающихся отпрысков.

Так или иначе, обладая деликатной информацией «кто есть кто» в фордовской вотчине, едва Иакокка перешел в «Крайслер», он стал сколачи-вать команду из «фордовских игроков». Многое дает основание думать, что он серьезно готовился к переходу. В декабре 1978 г. он приступил к вербовке Дж. Гринвальда, который возглавлял филиал «Форда» в Венесуэле, пообещал ему должность президента концерна, и позже тот преуспел в этой должности. Он в свою очередь переманил С. Миллера, которого хорошо знал по совместной работе в Каракасе, на должность главного финансиста балансирующего на грани банкротства концерна. Ушедший от «Форда» Г. Вокс занялся реорганизацией дилерской сети — этого нервного узла, связывающего продуцентов с потребителями. Ганс Матиас, специалист по качеству, набравший опыт, работая в «Форд компани», также перешел в «Край-слер». Именно благодаря его усилиям качество продукции «Крайслера» стало приближаться к качеству продукции японских компаний.

До перехода в команду Иакокки Дик Дач набирался долголетнего опыта в «Дженерал моторе» и «Фольксваген». Тот в свою очередь перетащил из прежней автоимперии дюжину высококлассных молодых специалистов. Всех не перечесть. Одни, надеясь на новые перспективы, другие — чтобы отомстить, третьи-в надежде, что им развяжут руки, четвертые — что они резко пойдут вверх, и т. п. В одиночку и группами переходили через невидимую линию фронта и начинали воевать против тех, с кем еще вчера делили «хлеб». Одни считали это предательством, другие геройством, ибо они шли в разваливающуюся компанию, чтобы своим трудом, упорством и талантом поднять из руин корпорацию «Крайслер».

Вице-президент Хэл Сперлих, работавший на Иакокку еще в бытность его президентом на «Фор- де», стал вице-президентом по планированию продукции «Крайслера». Он был личным другом йакок- ки, перешел в «Крайслер» раньше. В свое время Иакокка не сумел защитить своего друга и единомышленника от Генри Форда, который даже запрещал им садиться на заседаниях вместе. И он про-ложил путь, по которому, собственно, Ли Иакокка переметнулся вопреки условиям полуторамиллион- ного контракта в «Крайслер». Иакокка стал председателем правления, а специалисты «Форда» — моз говым трестом «Крайслера».

Таким образом, весь верхний эшелон новой влас-ти был создан из кадров, выпестованных «Фордом», и, естественно, они стали насаждать методы «делания автомобилей и денег», практикуемые в «Форд мотор». Все это дает возможность предполагать, что Иакокка загодя готовился к переходу в «Крайслер» и собирал всю необходимую информацию конфиденциального характера, которую он позже с большой выгодой использовал.

Форд ничем не лучше Йакокки и при случае, если бы талант позволял, поступил бы точно так же. Может, потому и проиграл, что в новых условиях не тянул против новых хищников. Тем более любопытно отметить, что, будучи еще президентом «Форда», Иакокка перетянул не один десяток одаренных специалистов не откуда-нибудь, а из «Крайслера», пользуясь тем, что «Форд» больше платит и предоставляет лучшие возможности для роста, дерзания и отдыха. Таковы законы бизнеса. Хотя «Форд» и «Крайслер» с не меньшим упорством борются за выживание, победа сделала Ли Иакокку звездой и кумиром Америки. И детям, живущим в малоимущих районах, школьные учителя вдалбливают: «Учись хорошо и станешь, как Иакокка!»

О жестокости конкуренции можно говорить без конца. Курьезным откровением для Иакокки и его супруги было то, что после ухода из «Форда» они могут приглашать на обеды и сами ходить в гости к супругам Эстес. Будучи соседями по «кооперативно-му дворцу», они в течение многих лет делали вид, что не замечают друг друга. Никогда не здоровались, не заговаривали далее о погоде, не говоря о том, чтобы перекинуться парой слов об автомобилях. Дело в том, что Эстес тоже был президентом, но президентом «Дженерал моторе». Нет худа без добра. После того как Иакокку изгнали, оказалось, что они давно симпатизировали друг другу. Но эта краткая дружба так же быстро кончилась, как и началась. Бдва прошел слух, что Ли станет работать на «Крайслере», как они вновь перестали замечать друг друга и здороваться.

Два президента могущественных монополий не могут говорить между собой на самые банальные темы, не говоря уже о бухгалтерах и среднетехническом персонале. Если случайно партнер по теннису окажется из конкурирующей корпорации или жены, будучи школьными подругами, перезваниваются между собой, то это верный признак того, что они вскоре потеряют работу или в любом случае окажутся под колпаком контрразведки корпорации. В мире шпионажа все имеет значение.

Служащий компании «Крайслер» подслушал разговор, из которого стало ясно, что лучший фотограф «Форда» гуляет по Парижу. В этом не было ничего необычайного. Однако соответствующие службы связались с представительством «Крайслера» в Париже и установили, что «Форд» собирается сфотографировать новую модель, разумеется, секретно, на фоне Эйфелевой башни. Выяснилось также, что после съемок фотограф отправляется в Гонконг. Получив необходимую информацию, эксперты сделали вывод, что «Форд» на ближайшие годы планирует выпуск так называемого мирового автомобиля, компактного, недорогого, высокостандартизированного, пригодного для всех районов мира 54. Соответственно свою стратегию на 80-е годы стала строить и «Крайслер». Это лишний раз свидетельствует о значении секретов в конкурентной борьбе, цены на которые постоянно растут.

<< | >>
Источник: Р М. Гасанов. Шпионаж особого рода. 1989

Еще по теме Миллион за молчание:

  1. Чего не может миллион долларов, но может настоящий друг
  2. БАРЬЕР КОММУНИКАТИВНЫЙ
  3. Сохраните свою дневную работу
  4. ЛОГОТИП, ЛОГО
  5. Глава 2 Ваши первые шаги после развода
  6. Задавайте открытые вопросы
  7. Сколько стоит построение бизнеса в секторе "В"?
  8. Почему мечты важны
  9. В корейском конфликте не было нужды...
  10. Лучшее в мире обучение
  11. Рост промышленной продукции
  12. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ
  13. 5.8. Обращения пенсионеров в суд с иском в связи с непотуплением пенсионных денег через счета «Связь-банка»