<<
>>

От секс-бомбы до атомной


По классической иерархии древнейшими профессиями считаются проституция, шпионаж и журналистика. Может, потому эти ремесла так тесно переплетаются в продолжение всей истории человече-ства.
Женщины занимают в мире шпионажа такое же значительное место, как и в жизни.
Показ роли женщин в столь неприглядном симбиозе, как шпионаж и проституция, продиктован не желанием копаться в чужом белье или бросить тень на прекрасную половину человечества, а тем, что из «песни слова не выкинешь».
«Красота спасет мир»,— утверждал Достоевский. Может, это и так. Но пока она загубила немало и малых и великих судеб. Трудно переоценить роль ловких женщин в таинственном мире секретов, шпионажа и контрразведки.
Когда говорят о женщинах-шпионках, в памяти сразу всплывает образ легендарной Маты Хари. Если отбросить все романтические наслоения поздних периодов, то вся легендарность этой красивой «театральной злодейки» заключалась в том, что она и в жизни, как на сцене, продолжала играть роль роковой женщины. Среди прочих ей не раз приходилось попеременно отдавать любовь и получать гонорары от любовников французского и немецкого происхождения, которые, к ее великому сожалению, оказались агентами разведок этих стран. Альковные связи вскоре раскрылись и приобрели в кулуарах европейских разведок политический оттенок. И расстрел французами Маты Хари «как злостной международной шпионки* не делает чести «прекрасной Франции», которая гордится умением жить и ухаживать за женщинами.
Еще большей, чем Мата Хари, была Марта Рише. Клубок шпионских страстей, в которых таинственным образом переплелись высокая политика и низменные побуждения, любовь и вероломство, попытки убийств и шантаж, коррупция и халатность на грани измены, оставил наиболее яркое, эмоциональное пятно на триптихе экономического шпио-нажа.
В неполные 20 лет Марта Рише, очаровательная француженка, потеряла мужа в самом начале первой мировой войны. Она решила стать шпионкой. Первый провал не обескуражил Марту. Летом 1916 г. под кличкой Жаворонок французская шпионка была направлена на фешенебельный курорт Сан-Себастьян, где отдыхали дипломаты, военные, шпионы воюющих стран и очень богатые люди.
Счастье улыбнулось и Марте Рише. Конечно, речь шла о профессиональном счастье. Трудно назвать счастьем 50-летнего военно-морского атташе Германии фон Крона, который завербовал Марту. Парижанка великолепно справилась с первым дели-катным заданием матерого шпиона, и старый селадон совершенно потерял от счастья голову 27. Фон Крон докладывал в центр о своем приобретении совершенно в других тонах и выражениях, чем было на самом деле. Французская разведка, погрязшая в собственных интригах, давала такие промахи в деле Жаворонка, что только слепой не мог не заметить вопиющие несоответствия. Со слов влюбленного фон Крона получалось, что без Рише Германская империя развалилась бы в три дня.
Под шумок о невероятных талантах, при содействии германской и французской разведок Рише совершала челночные поездки между Мадридом и Парижем, получала большие гонорары, приобретала изысканные наряды, обставляла будуары с чисто французским блеском и женской изобретательно- стью. Как это ни кажется пикантным, постепенно «альковный уголок» в мадридской роскошной квар-тире превратился в конспиративную квартиру, где военно-морской атташе, резидент военно-морской шпионской сети, принимал своих агентов и осведо-мителей.
Пользуясь своим будуаром, она получала больше информации о немцах, чем целые отделы французской разведки.
Это она провалила операцию немцев по доставке оружия своим марокканским сторонникам, это она раскрыла секреты только что созданных немцами симпатических чернил, это она разоблачала немецких агентов, работавших против Антанты...
Воюющие страны не могут обходиться без экономических диверсий и экономического шпионажа. Марта Рише в секретных списках германской разведки проходила как агент «С-32». Получив особое задание фон Крона, она отправилась в далекую Аргентину, чтобы уморить голодом противника с помощью тайных агентов по ту сторону океана. Целью поездки была доставка немецкой агентуре в Аргентине секретной инструкции и двух термосов с долго-носиками, способными уничтожить зерно, поставляемое для Антанты.
Очаровательная француженка на борту парохода «познакомилась» с молодым человеком, с которым заперлась в каюте. Конечно, фон Крону было бы обидно узнать, что Марта так нехорошо себя вела. Но вспышку французского темперамента можно было бы простить, когда бы они, запершись и на всякий случай зашторив иллюминатор, не занялись долгоносиками. Вдвоем они намочили их, а затем просушили и перемешали с пшеницей, предназначенной для прокорма вредителей. Инструкции по использованию долгоносиков были отправлены в Париж, а вместо них «таинственными знаками» записан ничего не значащий текст, который к тому же опустили в морскую воду и просушили. Вручая все это немецкому атташе Мюллеру, Марта Рише проклинала море и непогоду, из-за которой «каюту вместе со всем содержимым залило соленой водой» 28.
Немецкие агенты в Аргентине не знали, что ду- мать и что предпринять, ибо законы военного времени суровы и невыполнение приказов карается по всей строгости закона. Рише вернулась «домой» и доложила фон Крону о выполнении заданий, для убедительности опустив детали и забыв упомянуть о молодом попутчике, специально присланном французской разведкой. Француженка была столь прелестна, Германия с ее тупой жестокостью и смешными претензиями на мировое господство так далека, что военный атташе ничего не хотел, кроме любви агента «С-32».
Шеф щедро тратил на свою подчиненную казенные деньги, выдавал единовременные и регулярные премии, не скупился на наградные, поручил ей наи-более секретные дела, и в качестве связной она имела доступ к наиболее деликатным и секретным бумагам. Однако тучи сгущались. Немецкая контрразведка пыталась тихо ее утопить, ибо фон Крон был племянником Людендорфа.
Марта сообщила своему обалдевшему от любви и признаний шефу, что она французская разведчица. Барон не хотел верить и пытался обвинить «свое нежное сокровище» в шантаже. Но не тут-то было. Рише связалась с германским послом Ратибо- ром и представила все улики, начиная от любовных писем и кончая кодом секретного сейфа военно-мор- ского атташе Германии. Удачливый любовник и незадачливый шпион был отозван в фатерлянд и имел полное основание вслед за древними повторять: «Женщина бывает дважды хороша — на ложе любви и на смертном одре». Но фон Крону не суж-дено было увидеть второе, ибо и на войне не всегда молодые умирают раньше, чем старые.
Не вдаваясь в метафизические рассуждения о единстве и многообразии живого, достаточно под-черкнуть, что шпионы, как и контршпионы, эксплуатируют низменные инстинкты, если, конечно, инстинкт продолжения своего рода можно считать низким. За тысячелетнюю историю шпионаж прибегал к самым разнообразным трюкам.
Во время первой мировой войны немецкая овчарка Фриц неоднократно переходила линию фронта со шпионскими донесениями. Собака проявляла на- ходчивость, каждый раз уходя от погони и ловушек французов. Тогда контрразведка вспомнила знаме-нитое «шерше ля фам» и подсунула сучку по кличке Рози. Видимо, Рози была столь прекрасна, что суровое собачье сердце не выдержало. Забыв о долге службы, Фриц стал принюхиваться к Рози и разводить с ней собачьи нежности... Тут кобеля и взяли французы, которые знали, что делали.
Финансовые затруднения, политическое инакомыслие, недовольство продвижением по службе, обиды от начальства и властей, недовольство своим статусом и многое другое толкают обладателей кон-фиденциальной информации в объятия иностранных разведок. В конце 20-х годов в германское министерство вооружений пришел штабс-капитан министерства обороны Чехословакии и предложил сверхсекретные документы. Обрадованные сотрудники абвера быстро выяснили, что чех запутался в долгах, сделанных из-за женщины. Агент оказался настолько ценным, что немцы, желая держать по-крепче штабс-капитана, подсунули другую красотку, которая отвечала его вкусам.
Страсть оказалась роковой. Штабс-капитан так воспылал к немке, что совершенно потерял голову. Потеряв голову, он потерял портфель с секретными бумагами в пражском аэропорту. Он о нем просто забыл. Только в Дрездене спохватился. И то не он, а немецкий куратор. Осторожно позвонили в Прагу, чтобы выяснить судьбу портфеля. Там любезно сообщили, что какой-то портфель найден и его можно забрать в любое время. Мнения штабс-капитана и немецкого офицера разошлись. Первый считал, что женщина важнее, второй — портфель. Немец упорствовал. Сгорая от нетерпения, чех бросился домой, но там его ждали агенты службы безопасности с наручниками, в которых его тут же и препроводили в камеру. За измену родине и шпионаж он был приговорен к 15 годам каторжной тюрьмы 29. Неизвестно, как красотка, но абвер имел все основания искренне сожалеть о том, что этот штабс-капитан не вернулся к Лорелее из абвера.
История как военного, так и экономического шпионажа знала куда более опасных, чем Мата
Хари, агентов, и они вопреки справедливости прожигали жизнь под королевскими балдахинами и умирали в роскоши и почете. Именно к ним относились фаворитка короля Людовика мадам Помпадур, сестры Эверлей, которые содержали самый фешенебельный дом терпимости в Чикаго с роскошными девицами, собранными со всего мира.
Клуб сестер Эверлей помимо развлечений служил еще местом обмена конфиденциальной информацией, подслушивания, шантажа, выуживания промышленных и коммерческих секретов. Сестры наживали свое богатство и тем, что выуживали информацию во время оргий детройтских промышленников и массачусетсских дельцов с учеными ре-галиями, равно как и у финансовых воротил с Уоллстрита.
Красивые, обаятельные женщины в руках эконо-мических шпионов — непреходящая ценность. Те, кого нельзя споить, подкупить или припугнуть, выбалтывают секреты своим красивым партнершам. Как бы банален ни был трюк с подставной женщиной, при определенной подготовке он всегда срабатывает безотказно. Этим орудием экономического шпионажа, очевидно, будут пользоваться до тех пор, пока останется конкуренция, а следовательно, и условия для процветания древнейшего ремесла. Чем масштабнее бизнес, тем неразборчивее бизнесмены. Нужда в достоверной информации столь велика, что ее добывают, невзирая ни на издержки, ни на лица.
Так, мультимиллионер Хашогги платит за до-стоверную информацию любую цену, и об этом не могла не знать его супруга, да еще столь многоопытная, как Сорая. Хашогги, как посредник при купле- продаже оружия, совершает перелеты с континента на континент и получает миллионные комиссионные вознаграждения. Он не просто посредник, а владеет собственной тайной сетью снабжения оружием любых систем и любой стоимости. Сеть эта глубоко законспирирована. Личный самолет, оборудованный с вызывающей роскошью, доставляет его в любую точку земного шара за считанные часы 30.
Его супруга тоже летала в различные столицы мира, но чаще всего в Париж. Сорая Хашогги, приехав в Лондон, под присягой заявила полиции, что у нее пропали драгоценности на огромную сум-му, и, согласно полису, получила страховку. Агенты Скотленд-Ярда бросились в Париж, откуда она прилетела. Или агенты были профессионалами, или у них были хорошие осведомители, или им улыбнулась полицейская фортуна, но, так или иначе, они быстро отыскали драгоценности в квартире сообщника Сораи.
Сращивание правоохранительных и преступных структур давно не является тайной. Слуги Фемиды пытаются компенсировать низкие доходы, занимаясь своим бизнесом, выходящим за рамки закона, очерченного уголовным кодексом. Агенты Скотленд- Ярда вернулись в Лондон и прямо с вокзала направились в апартаменты Сораи. Такого она не ожидала.
По мере того как сыщики показывали на опознание одно за другим бесценные произведения ювелирного искусства, Сораю охватывал страх. Возвращение драгоценностей ввергло красавицу в ужас, но страхи были излишни. Полицейские чины явились вовсе не для того, чтобы препроводить аферистку за решетку. Они предложили вернуть ей драгоценности без всякого судебного крючкотворства и шумихи в прессе в обмен на половину страховки.
Сорая овладела собой, полагая, что овладела и ситуацией. Она вновь стала любезной хозяйкой и деловой женщиной. Поскольку таких сумм она «ни-когда не держала при себе», мошенница и полицейские договорились встретиться на следующий день. В назначенное время три детектива явились к Сорае и вручили шкатулку с драгоценностями и в обмен получили пачки банкнот. Хозяйка была столь обворожительна и вызывала столь неподкупное доверие, что шантажисты, не пересчитывая, стали рассовывать банкноты по карманам. Именно *за этим занятием их и застала специальная оперативная группа во главе с шефом отдела Скотленд-Ярда, которая сидела в будуаре королевы от торговли ору-жием.
Эта банальная история послужила ключом к раскрытию тайн еще одного варианта выуживания конфиденциальной информации сильными мира сего и обеспечения деловой благосклонности политиков. Госпожа Хашогги имела много возможностей раскаяться в том, что была вдохновительницей эффектного трюка с полицейскими в спальне. Сорая в той же степени переоценила себя и свои связи, в какой недооценила агентов сыска и силу прессы. Жадность взяла верх над осторожностью, авантюризм подавил страх потерять доброе имя верной супруги и добродетельной мусульманки.
«Мальчики» из Скотленд-Ярда не желали быть мальчиками для битья и поведали служителям правосудия такое, что чопорные английские судьи были вынуждены пойти на сделку с полицейскими-преступниками. Тайна была стара, как история, в которую замешана красивая женщина. «Мальчики» имели доказательства того, что Сорая была любовницей высокопоставленного лондонского политика. Разоблачение грозило международным скандалом. Судьи договорились с подсудимыми, что политик на процессе будет проходить как «мистер X». Но инкогнито было раскрыто. Любовником оказался Уинстон Черчилль-младший. Драма была даже не в том, что Черчилль-младший слыл образцовым семьянином. Драма заключалась в том, что оппозиция сделала запрос в парламент относительно этих связей. Будучи военным советником премьер-министра Вели-кобритании, Черчилль-младший владел секретной государственной информацией о тайных сделках по торговле оружием. Казалось бы, какая связь между секретной военной информацией и любовной связью между джентльменом и «восточной красавицей»? Связь была прямая и непосредственная.
Хашогги был и остался крупнейшим торговцем оружием в западном мире. «Почти бесплатная тайная информация», получаемая через Сораю, помогала ему умножать свои миллиарды. Пришлось спасать расчувствовавшегося советника. «В связях достопочтенного члена палаты,— заявила Маргарет Тэтчер,— нет ничего предосудительного. Семья Хашогги вполне уважаема в деловом мире» 31.
Никто не осуждал принцип дружбы семьями. Пуританская мораль или желание быстрее замять скандал толкали консерваторов на пространные рассуждения, имеющие слабое отношение к делу, в котором переплелись все грехи мира — прелюбодеяние, коррупция, шантаж и выуживание государственных секретов? То, чего не хотели понимать стоящие у кормила власти, поняли сами супруги. Сорая вновь вернулась в христианство.
Затеяв бракоразводный процесс, Сорая потребовала в качестве компенсации 2,5 млрд долл. Сорая — это только псевдоним. Под этим мусульманским именем скрывалась Сандра Джервис. Когда Хашогги встретил ее в Париже, у нее не было никакого состояния. Зато были роскошная внешность, блестящее знание европейских языков и большой талант входить в доверие к нужным людям. «50 глав правительств по крайней мере готовы оказать мне разного рода услуги»,— заявляла она не без основания, хотя, видимо, и не без преувеличений. По-ловину совместно нажитого имущества она, очевидно, тоже требовала неспроста. Услуги такого рода высоко котируются.
Было бы наивно полагать, что единственным источником информации и богатства Хашогги была его жена, с которой он вскоре расстался, ибо женщина с плохой репутацией, как и провалившаяся шпионка,— плохой капитал для бизнесмена.
Предприимчивость и интуиция, умение рисковать и налаживать деловые связи, жестокость и алчность вкупе с полным отсутствием этических тормозов сделали Хашогги миллиардером. Жена-лазутчица была только эпизодом в деловой жизни предпринимателя. Вот как описывает Том Емельянов один из приемов в нечистоплотном арсенале конкурентной борьбы этого дельца. «В свое время Ха-шогги завербовал некую мадам Мирей Гриффон, владевшую неподалеку от Монако фешенебельным ателье мод, под безобидной вывеской которого скрывался тайный, особого назначения — мобильный! — публичный дом. Его «эротический экипаж» состоял из 300 красивейших вышколенных юных женщин, в совершенстве владевших «изысканнейшими» и (что очень ценно для определенной клиентуры) изощрен-нейшими способами индивидуального и группового секса. По первому требованию мистера Хашогги мадам Гриффон доставляла любой численности «эскадру сладких курочек» в любую указанную мистером Хашогги точку планеты» 32.
Если красоткам удается выудить дополнительную информацию у партнеров, это не только не возбраняется, но и приветствуется и поощряется. Не-редко за «побочные услуги» вышколенные «манекенщицы», демонстрирующие чаще всего костюм Евы, получают значительно больше, чем за основную работу.
Секс-бомбы играли, играют и будут играть одну из ведущих ролей на сцене, где разыгрываются невидимые миру шпионские спектакли, поставленные большим бизнесом.
В ноябре 1985 г. при весьма драматических об-стоятельствах был арестован Джонотан Поллард — ответственный сотрудник американских военно- морских сил 33.
Подробное описание всех перипетий неудач шпиона и успехов тайной полиции тянет на первосортный полицейский роман с участием супершпионов, специальных агентов, дипломатов, шефов разведок и поистине роковой женщины. Роль последней выпала на мадам Поллард. Улучив минутку, Поллард позвонил жене Энн, чтобы предупредить об угрожающей опасности. Она была сообщницей и пред-приняла шаги, чтобы скрыть улики. Улики были неопровержимые. В доме хранился кейс с секретной документацией. Она оказалась женщиной, достойной своего мужа и семейного ремесла. Предше-ствовавший легкий флирт с соседом моментально подсказал ей выход. Первым делом она выставила кейс со «смертоносной» начинкой через окно, выходящее на соседний участок, после чего тщательно закрыла окно и пошла звонить соседу. Энн слезно попросила его забрать и перепрятать в надежном месте кейс. Не вдаваясь в подробности, она уверила, что от этого зависит многое и взамен он может требовать все что угодно.
Но все было напрасно, хотя сосед и сделал, как просила Энн. Он не остановился на простом выполнении ее поручения, а начал действовать самостоя- тельно. Вопреки ожиданиям очаровательной Энн сосед не прельстился туманными обещаниями. Неизвестно, чем он руководствовался, но, так или иначе, сосед оказался в команде, которая играла против шпионской семейки. Он связался с контрразведкой военно-морских сил, где Джонотан работал «по совместительству», и сообщил о своей «находке». Там, недолго думая, позвонили в ФБР, которое и так не выпускало его из поля зрения 34.
Поллард всего этого не знал. Зловещее предчувствие, что «милая беседа» со специальным агентом из Федерального бюро расследования — начало конца, не подвело «дружественного шпиона», как позднее его окрестила американская пресса. И Джонотан Поллард решился на самый отчаянный шаг, продиктованный тем, что железное кольцо все более сжималось. Он пошел на то, что запрещено всем агентам всех разведок мира. В нарушение писан-ных и не писанных кодексов для профессионалов он обратился за помощью прямо в посольство Израиля. Это считается верхом неэтичности даже в таком царстве вседозволенности, как межгосударственный шпионаж.
Удар, нанесенный Полларду в израильском посольстве, был сокрушительной силы. Конечно, Поллард, будучи человеком неглупым, знал, что мертвый шпион лучше провалившегося. Но, как это зачастую случается, считал, что это к нему лично не относится. В посольстве, попросту говоря, его выста-вили за дверь, пригрозив сдать в полицию, если он еще раз осмелится явиться в «храм дружбы» с подобными грязными инсинуациями.
Едва Джонотан, удрученный неудачей и подавленный человеческой неблагодарностью, вышел за ворота посольства, как к нему устремились здоровые парни, быстро взяли под руки и ловко защелкнули наручники на запястьях35. Сомнениям места не оставалось. Он, как и его сверхсекретный чемоданчик, был в руках ФБР. Круг замкнулся. Судьба свершила свой оборот, и Поллард проиграл. Шпионаж — жестокая игра, и проигравший по сути отвечает не только за свои, но и за чужие просчеты. При счастливом исходе — пожизненная каторга,
при несчастном — электрический стул.
Поллард, как разведчик, работавший против США, и как контрразведчик, работавший во имя безопасности все тех же Соединенных Штатов, не мог не знать, что, согласно новым законам, принятым по инициативе администрации Рейгана в 1984 г., шпионаж приравнен к убийству президента и карается смертной казнью. На практике за шпионаж грозит пожизненное заключение без надежды на побег или на досрочное освобождение за хорошее поведение. Нередко шпионов приговаривают к трем пожизненным срокам. Энн Поллард сумела спокойно покинуть Северо-Американский континент. Не стал задерживаться долго в Вашингтоне и другой подручный Полларда, который предпочел вынужденному покою вынужденные путе-шествия.
Сам Поллард утверждал, что работать на израильскую разведку стал из политических соображений. Однако это не помешало ему получить 45 тыс. долл. для поездки за океан и 2,5 тыс. долл. ежемесячно на карманные расходы. Жена получила бриллиантовое кольцо и прочую мелочь. Вот и вся политическая подоплека, хотя отрицать полностью сионистские симпатии и не следует. Чему удивляться? Иудам всегда было приятно считать, что они совершают низкие поступки из высоких побуждений, а не за 30 серебреников.
В ходе следствия удалось установить, что Поллард, его жена и еще один сотрудник военно-мор- ских сил США составили маленькую шпионскую компанию для сбора и передачи израильской разведке информации совершенно секретного характера. Поллард продавал все, что попадется под руку: и сверхсекретные документы, касающиеся вооруженных сил США, и сведения о радиоэлектронных средствах подслушивания на Ближнем Во-стоке, и технологию изготовления новых видов вооружений, и даже коды американского флота, базирующегося в Средиземном море. Арест шпиона, работавшего на «дружественную страну», не мог не возмутить американскую общественность. Точнее, не арест, а двуличность Тель-Авива Зб.
Фарс, в который превращалось очередное разоб-лачение шпиона, работающего на проамериканский режим, для Полларда обернулся трагедией. Вопреки всем ожиданиям и прогнозам американского гражданина Джонотана Полларда американская Фемида приговорила к пожизненному заключению. Возможно, шпиономания, умело подогреваемая американской администрацией, сыграла свою определенную роль в столь жестоком наказании «дружественного» шпиона. Не исключено также, что свою лепту внес и тот факт, что Поллард торговал тем, что призван был охранять. Очевидно, американская администрация рассердилась и на то, что израильтяне покусились на самое святое — военные коды, т. е. нарушили правила игры.
Неизвестно, как сложится судьба Полларда. Не исключено, что его «за образцовое поведение» и освободят при новой администрации. Израиль любит и умеет похищать чужие тайны, но не любит, когда раскрывают его собственные.
Хлесткие заголовки (тайное похищение, атомный шпионаж сионистских супершпионов, тайны пустыни Негев, беспрецедентное разглашение сверхваж-ных государственных тайн, семь секретных подземных этажей, тайный сговор спецслужб и т. д.) скандальных статей будоражили долгое время мировое общественное мнение. Отсутствие фактов не сковало фантазии самых изощренных делателей новостей и падкой до сенсаций западной прессы, что позволяло выдвигать версии от самых романтических до крайне трагических.
Не успела английская газета «Санди тайме» опубликовать сенсационный материал, представленный израильтянином Вануну Мордехаем, как он исчез при весьма таинственных обстоятельствах 37. Сенсация была столь захватывающей, что к собственным расследованиям приступили не только бульварные газеты и желтая пресса, но и такие респектабельные издания, как итальянская «Экспрессе», французская «Матен», американская «Ньюс- дей» и др.
Французы бросились искать женщину, и родилась легенда в истинно галльском духе, правда, не без подачи американцев. Если легенды кельтов кон-чались на островах женщин, то тут все началось с женщины, которая уговорила Вануну покинуть английский остров и прокатиться по Средиземноморью на роскошной яхте. Едва герой вместе с кра-соткой вышли в открытое море, как появились агенты израильской разведки «Моссад» и взяли Морде- хая, сердце которого разрывалось при мысли о предстоящей разлуке с прекрасной Юдифью XX в. Вряд ли его утешало и то, что ему грозит смертная казнь за «атомный шпионаж».
Во второй версии было меньше театральных страстей, но больше жизни. Согласно этой версии, Вануну был схвачен дюжими парнями в Риме, куда его заманили хитростью, силой ввели наркотические вещества и в полном беспамятстве тайно вывезли в Израиль. Согласно третьей версии, Мордехай был выдан английским правительством, которое боялось, что «дурной пример» может повлиять на неустойчивых носителей государственных секретов туманного Альбиона.
Количество версий нарастало, а факты носили фрагментарный характер, пока в воскресенье 21 декабря 1986 г. иностранные журналисты, аккреди-тованные в Тель-Авиве, не собрались перед окружным судом в Иерусалиме, куда, по их сведениям, должны были доставить Вануну. Когда появился полицейский фургон под усиленной охраной, журналисты кинулись навстречу, и тут произошло то, что меньше всего ждали журналисты и меньше всего хотели власти. Вануну вскинул левую руку и, рас-крыв ладонь, прижал ее к стеклу фургона. Полицейские кинулись оттаскивать его от окошка, но было поздно. Журналисты успели прочитать текст, который скорее напоминал шифровку: «Я, М. Вануну, был похищен в Риме. Италия, 30.09.86. БЭ 504.21.00».
Расшифровать запись не стоило большого труда. Но простая расшифровка вряд ли что даст. Чтобы понять международный ажиотаж вокруг похищения израильского гражданина Израилем, необходимо знать, что тот работал на секретном подземном заводе в пустыне Негев. На этом заводе изготавли- ваются основные компоненты ядерного оружия, наличие которого официально отрицает Тель-Авив.
По утверждениям специалистов, в штаб-квартире израильской разведки «Моссад» находится тщательно охраняемый сейф, в котором хранится папка со специальным штампом. Именно в этой папке находится так называемый черный список неугодных Тель-Авиву лиц, т. е. тех лиц, которые подлежат ликвидации, похищению или насильственному возвращению в Израиль. Бесспорно, в этот список входил и Мордехай Вануну.
В изложении «Санди тайме» самая большая го-сударственная тайна запрятана в библейской пустыне. Ежедневно в 7 часов утра 40 автобусов фирмы «Вольво» проносятся по скоростному шоссе, не до-езжая до местечка Димон, сворачивают на боковую дорогу и через полмили останавливаются перед контрольно-пропускным пунктом. Пассажиров голубых и белых автобусов проверяют военные, которые бегло просматривают наличие пропусков, после чего кавалькада продолжает путь до следующего кон-трольного пункта, где силы безопасности подвергают сотрудников центра ядерных исследований строжайшей перепроверке.
Сам центр окружен колючей проволокой, через которую невозможно пролезть. Для полной безо-пасности через ограждение пропущен ток высокого напряжения. Песчаную полосу вокруг центра разрыхляют постоянно, на холмах установлены наблюдательные посты, оснащенные по последнему слову техники. Вся территория центра контролируется с земли и воздуха. Крупные воинские силы находятся в постоянной боевой готовности. Сойдя с автобусов, сотрудники расходятся по отделам. Но только 150 из них проходят в сверхсекретный отдел «Ма- хон-2». Именно здесь и сосредоточены все узловые тайны создания ядерного оружия.
Здесь, как утверждает официальный Тель-Авив, находится экспериментальная атомная электростан-ция. Она служит одновременно и фабрикой для производства начинки атомной бомбы, и ширмой, за которой, или, точнее, под которой спрятан завод по изготовлению атомного, возможно и водородного, оружия. За сложными стенами наземного этажа смонтированы грузовые лифты, уходящие на глубину шести этажей, где осуществляется обработка деталей и изготовление компонентов для ядерного оружия.
Каждый этаж пронумерован, имеет собственные пропуска и по сути является научно-производственным отделом по изготовлению ядерного оружия. Здесь же находится демонстрационный зал для очень узкого круга лиц (премьер-министра, министра обороны и высших военных чинов), в котором они получают представление об уровне разработок и достижений. Вануну Мордехай работал в центре по созданию ядерного оружия в течение 10 лет. Если учесть, что он сумел тайно сфотографировать и вывезти в Англию фотографии подземных этажей атомного центра, то станет понятен весь ажиотаж вокруг бывшего специалиста «кузницы оружия судного дня».
Собравшиеся перед иерусалимским судом журналисты легко расшифровали записи на ладони Мордехая. Они означали, что его похитили в Риме 30 сентября, куда он прибыл рейсом № 504 английской компании «Бритиш Эйрвейз» в 18 час. 38 мин., а в 21.00 был похищен. Похитители пытались замести следы, а журналисты их распутать. Последним удалось установить, что Вануну действительно вылетел 30 сентября из Лондона в Рим, где был похищен израильскими спецслужбами, усыплен и через Париж самолетом израильской компании «Эл-Ал» был переправлен в Израиль и упрятан в каменный мешок, называемый тюремной камерой.
Первоначально Израиль отрицал причастность «к этой газетной шумихе». Но мировая общественность все настойчивее требовала расследования этого из ряда вон выходящего преступления. Британский парламент, в котором оппозиция пытается использовать всякий промах правящей партии, уже называл возможных членов комиссии по расследованию этого дела, когда Тель-Авив в начале ноября признал, что Вануну действительно похищен и на-ходится в Израиле под следствием. Вануну обвинили во всех мыслимых и немыслимых грехах, глав- ным среди которых был возможный шпионаж в пользу СССР.
Проясняя суть содеянного, один из высокопоставленных израильских чиновников заявил, что им было важно вернуть «блудного сына» домой, чтобы расспросить его обо всем: «Иначе мы просто застрелили бы его где-нибудь на улице». Сомневаться в этом не приходится, ибо или сотни людей та-инственно исчезают в разных концах земного шара, или их изувеченные трупы обнаруживаются в подвалах заброшенных домов в таком состоянии, что нельзя уже установить ни личность, ни мотивы пре-ступления. В данном случае удивляет сам цинизм признаний.
Собственно, то, что пресса давно утверждала, доказал Мордехай Вануну, который был очевидцем и фоторепортером в тайном подземном предприятии, производящем ядерное оружие. Сенсационный материал, опубликованный в «Санди тайме» с цветными снимками бывшим гражданином Израиля в конце 1986 г., лишний раз подтвердил, что и атомное, и водородное оружие, над созданием которого сейчас работают израильские специалисты, изготавливается по похищенной технологии и с использованием вооо
рованных ингредиентов из западных стран .
Мордехай пережил одиссею, которой мог бы позавидовать сам хитроумный грек. Он был уволен из центра в связи с реорганизацией и в поисках лучшей доли отправился в Австралию. Здесь его рассказами заинтересовались журналисты, но выжать максимум сенсаций удалось лондонской газете «Санди тайме», которая и пригласила носителя секретов в Лондон. Однако его похитили до разгара ра-зоблачений.
Журнальные версии при всей их сенсационности не сильно отклонялись от истины. В начале 1988 г. тайный суд над Вануну завершился. Как и полагали, «крашеная блондинка с пухлыми губами», заманившая атомщика в ловушку, оказалась агентом «Моссад». Синди — только кличка, атрибут, столь же необходимый для шпионки, как зеркало для красавицы. Истинное ее имя — Ширилл Бинтов. До 17 лет она жила в США и занималась историей иудаизма. Это и сыграло роковую роль в судьбе Мордехая. Прогуливаясь по Лейстер-скверу в злосчастный день 24 сентября 1986 г., Вануну обратил внимание на очаровательную особу, и после банальных приемов ему удалось с ней познакомиться. Исключительной казалась сама девушка — красивая, образованная, скромная. В этой банальности таилась трагедия.
Грубая сила обыденности скрутила его и понесла по волнам несчастий. Жажда удержать свою жар- птицу заставила его поведать о том, что таил бы под пыткой и страхом смерти. Полагая, что это его звездный час, он утратил возможность настороженного отношения к ее любопытству. Именно в эти дни в «Санди миррор» появилась о нем статья с фотографиями. Синди «испугалась» этого и предложила ему скрыться из Англии, где его могут опознать. Он не соглашался, справедливо полагая, что туманный Альбион скроет лучше, чем солнечная Италия, Осторожность еще не выветрилась, хотя желания возрастали. Тут она намекнула достаточно прозрачно, что в устах застенчивой девушки равно-сильно письменной клятве, что они смогли бы провести божественный уик-энд у сестры в Италии. Чувства стали подминать разум.
Можно противоборствовать «Шин-Бету», как в Израиле называют контрразведку, можно перехитрить АМАН, можно стойко переносить лишения судьбы и потерю родины, но не дано мужчине пренебречь чувственной красотой. В любом случае Вануну это не удалось. Они тайно бежали из Англии в Италию, чтобы свить любовное гнездышко. В аэропорту их встретил родственник Синди. Едва они сели в машину, он усыпил хлороформом Вануну, которому так и не удалось устроиться в спальне новоявленных родственничков.
Столь затасканный сюжет имел для Вануну трагические последствия. Мордехая тайно, морем доставили в Израиль, и вместо тысячи и одной ночи под небом знойной Италии он получил 18 лет каторги.
Мата Хари из «Моссад» со своим мужем, майором того же учреждения, решила отдохнуть за счет государства, совершая кругосветное путешествие.
В отличие от Вануну «Моссад» наверняка знает, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке».
Афинские архонты, не побоявшиеся осудить Сократа на смерть, призвали на суд гетеру Фрину, которая, как всякая жрица любви, не могла служить зерцалом нравственности и эталоном для подражания юным гречанкам. «Смерть, смерть!» — вопила толпа, прознав про оргии сладострастной грешницы. В демократических Афинах голос народа почитался как глас божий. Участь гетеры была предрешена, когда бы в последнюю минуту защитник не сорвал с Фрины пурпурный хитон. Толпа, очарованная красотой обнаженной гетеры, сначала онемела, а затем в самозабвении на руках понесла ее к «святилищу богини Афродиты» 39.
Даже если это и легенда, то и тогда из-под прозрачного покрова поэзии пробивается грубая сила воздействия тонкой женской красоты. Во все времена шпионы и разведслужбы всех мастей пользуются красотой, преследуя цели умножения богатств, престижа и власти в бесконечной «войне всех против всех». Таким образом, если в теоретическом аспекте шпионаж — это тайный поиск достоверной информации, то в практическом плане шпионаж — это парад подлых трюков за плотной завесой секретности. 14
<< | >>
Источник: Р М. Гасанов. Шпионаж особого рода. 1989 {original}

Еще по теме От секс-бомбы до атомной:

  1. 52. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ НА ОБЪЕКТАХ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ, НА ВЗРЫВООПАСНЫХ ОБЪЕКТАХ, ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ
  2. МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ (МАГАТЭ) - международная межправительственная организация
  3. Секс и здоровье
  4. Сергей Степанов. Секс глазами психолога, 2010
  5. СЕКС
  6. Эдвин Луис Коул. Общение, секс и деньги, 2001
  7. Глава 5. СЕКС И БЛИЗОСТЬ
  8. Тест: Секс в вашей жизни
  9. Миф 2. Секс заключается только в половом акте
  10. Глава 12. СЕКС СОЗДАН БОГОМ
  11. СВЯЩЕННЫЙ СЕКС. ПИТАНИЕ С МИКРОКОСМИЧЕСКОЙ ОРБИТЫ
  12. СЕКС (лат. sexus - пол
  13. ГЛАВА X. СЕКС И ПЛЕМЕННОЙ СТРОЙ, ВИРТУАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И НЕРАВЕНСТВО УМОВ