<<
>>

О трех этапах эксплуатации концептов

Использование построенной концептуальной схемы до полного снашивания — вот желанный итог труда аналитика с живым сознанием, то есть с сознанием, принимающим перемены и понимающим, что изживание всего на свете — это естественный порядок «вещей».

После того как идея, выстроенная в виде концепта, поживет и прорастет, она должна естественно умереть, чтобы освободить путь для новых идей. Но что означает «прорастет»?

Существует три формы использования концептов (в смысле родовых концептуальных схем) в ходе их снашивания:

использование как выведение понятий-следствий (порождение концептов);

использование как интерпретация компонентов концептуальных схем;

использование как создание имен для понятий.

О порождении концептов мы уже беседовали в первом разделе сочинения. Вспомните, пожалуйста.

Концептуальная схема как некое родовое понятие по происхождению содержит разнообразие видовых понятий. Эти понятия могут и должны быть выведены как логически строгие следствия из утверждений, образующих «материю» концептуальных схем.

Такие понятия в строгих концептуальных техниках называются термами.

Возможность и необходимость выведения термов как изделий концептуального мышления создаются благодаря его магистральной стратегии — гипотетико-дедуктивному подходу к конструированию идей.

Все эти понятия-следствия могут быть получены из концептуальной схемы регулярным способом, а сумма видовых понятий образует некий объем концепции, которую она и выражает.

Согласитесь, глупо создавать строгие и архитектурно сложные концептуальные изделия без надежды на то, что они станут источником разнообразия представлений о деталях и подробностях выражаемых ими идей. Непременно надо делиться богатством смыслов, точно так же, как это делает художник...

Здесь уместно ввести техническое правило концептуальной работы: любая концептуальная схема должна быть содержательно развернута подобно тому, как бутон когда-то должен раскрыться и показать красоту цветка и Творца.

Интерпретация концептов тоже была предметом нашей беседы.

Мы говорили об этой форме использования концептуальных схем как о процессе сопоставления ее компонентов (конституэнт) и термов с другими объектами ради разъяснения или воплощения.

«...Непременно надо делиться богатством смыслов, точно так же, как это делает художник...»

Денотат (лат. denotatus — обозначенный) — предмет, объект, который имеется в виду говорящим или который определяется понятием.

Во всех случаях интерпретации важно, что ее способ существенно зависит от характера использования концептуальной схемы. Эта зависимость порождает два типа форм интерпретации: объектную (каждому понятию сопоставляется объект, его денотат) и знаковую (каждому понятию сопоставляется знак). Эти типы форм порождают множество конкретных видов интерпретации, которые нет смысла упорядочивать, оставляя простор для фантазии.

Уместно здесь вспомнить легендарный фильм советских времен — «Чапаев». Там Василий Иванович интерпрети-ровал свой замысел военной операции с помощью... картошки, которую он раскладывал на столе, изображая свои отряды и отряды неприятеля. Внешне это выглядит как интерпретация объектная: картошка — чем не объект? Ее можно и сварить, и пожарить, а если еще с луком... Но в действительности это пример интерпретации знаковой. Догадайтесь — почему?

Именование концептов — тема особенная. Очень часто развертка концептуальных схем приводит к появлению понятий-следствий, для которых еще не придуманы имена. Тогда за порождением понятий неизбежно следует задача придумывания имен.

Например, в ходе развертки некоей концептуальной схемы, отражающей особенности компетентности работников, появляется такой терм:

«работник, отличающийся уникальным опытом, состоящим в том, что этот работник был многократным участником некоторых разнородных агрессивных по отношению к нему процессов, в ходе которых он испытал некоторые потери, однако приобрел способность к продолжению деятельности в непредсказуемых условиях, знания об этих и подобных условиях, пренебрежение к трудностям, бесстрашие, осто-рожность и все это отчетливо отразилось на его внешнем облике».

Понятно, что при передаче содержания этого несложного в общем-то понятия (терма) от одного человека к другому возникают естественные трудности — надо проговаривать все эти признаки работника. Ради облегчения этого процесса концепту сопоставляется некое имя.

Придумайте — какое в нашем примере?

Мучиться здесь не стоит — в Великом Русском языке имя этому работнику уже давно дадено. Это ошмыга . Попросту — обтертый, бывалый. Но затруднение, которое вы, надеюсь, испытали, весьма объективно.

«Трудности терминообразования для конституэнт концептуальных схем хорошо известны. Они вызываются значительным различием в объеме и детальности представлений предметных областей в понятиях предметников и концептуалистов. В настоящее время предложены способы терминообразования, основанные на сопоставлении словоформ из последовательности релевантных данной конституэнте корней, префиксов и суффиксов естественного языка. Разработана алгебра, формализующая процесс такого терминообразования. Такой подход к терминообразованию, который уместно назвать комбинаторным, полезен при первоначальной разработке микротеорий, особенно если работа ведется коллективом, и предметный смысл конституэнт является очевидным. В мезотеориях и в еще большей степени в гипертеориях как символьные, так и словесно-математические, комбинаторные выражения терминов настолько громоздки (имя терма может занимать 2-3 страницы сплошного текста), что они становятся непроизносимыми и, следовательно, утрачивают способность быть средством общения. Поэтому приходится таким выражениям давать краткие — в одно, два слова — имена, которые уже не могут содержать семантической связи, характерной для комбинаторного подхода.

В связи с этим возникает необходимость рассмотреть и ис-пользовать способы словообразования, применяющиеся в бытовом, профессиональном и официальном языках при нехватке их лексических средств, вызванных развитием понятий».

Заметим здесь существенную особенность процесса образования имен, выделенную в последнем суждении, — развитие понятий. Тер- минотворчество — это проблема из области опережающего развития понятий. Но мы будем говорить об этом особенно тщательно там, где речь пойдет об искусстве концептуального мышления.

Итак:

Термины (имена) необходимы в концептуальных техниках для облегчения оперирования концептами и обмена ими с другими мыслителями и пользователями.

Создание имен — не тривиальный акт, а процесс, подчиняющийся естественным закономерностям и одновременно искусству.

Порождение новых имен — важная, неизбежная и необходимая грань использования концептуальных схем.

Терминотворчество «работает» на развитие понятий .

В последнем, пока весьма голословном утверждении ключевую роль играет выразительное богатство естественного языка.

Задействование этого богатства — еще одна технологическая идея концептуального мышления.

Проблема преодоления речевых форм мышления

...Боже милосердный, для чего ты Дал нам страсти, думы и заботы, Жажду дела9 славы и утех? Радостны калеки, идиоты, Прокаженный радостнее всех.

Понятно, что здесь говорится не о калеках, не об идиотах и прокаженных. Здесь вопрос о природе счастья, гимн живому, незамутненному восприятию жизни. Не так ли? Что с нами делает И. Бунин? Согласитесь, стихотворной речью, изящной линией слов создается речь другая, внутренняя, в которой только и возникает подлинный смысл речи первой. А может быть, и не один. Поэтика — высшая форма мастерства, в которой речью высокой, искусственной преодолевается речь обыденная.

Стою перед иконой «Житие святых».... Иконопись, и в особенности в форме «жития», есть способ преодоления трудностей речевого мышления высоких сюжетов. Обратим внимание на форму мыслительной деятельности, которая возникает у стоящего перед иконой. Какова она? Что общего в этих примерах? В смысле деятельностной точки зрения здесь совершается работа по созданию скры- того, подразумеваемого или, как говорят, имплицитного пространства смыслов.

Работу прямо противоположного направления совершает концептуальное мышление. Оно переводит имплицитные формы мыслительной деятельности в эксплицитные — в открытые и явно выраженные. И в этой работе особенным образом используется сила естественного языка.

<< | >>
Источник: Теслинов А. Г.. Концептуальное мышление в разрешении сложных и запутанных проблем. 2009

Еще по теме О трех этапах эксплуатации концептов:

  1. ГЛАВА IIОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ПРОДУКЦИИ НА ПРЕДПРОИЗВОДСТВЕННОМ И ПОСЛЕПРОИЗВОДСТВЕННОМ ЭТАПАХ
  2. Перекличка взглядов на концепты
  3. 10.3. ОБОСТРЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ НА ПЕРВЫХ ЭТАПАХ ПЕРЕХОДА К РЫНКУ И МЕРЫ ЕЕ СТАБИЛИЗАЦИИ
  4. Правило трех плюсов
  5. 4.7. Выводы из трех примеров
  6. Упражнение 9. Расширение выразительности концептов
  7. КОНЦЕПТ (лат. conceptus - понятие
  8. Линейный коносамент.Комбинация трех функций
  9. КОНЦЕПТ
  10. Упражнение 5. Развертка концептов
  11. Упражнение 3 «Восстановление личности» концептов
  12. Ритуальные музыкальные инструменты времен Конфуция - бронзовые колокола, расположенные на трех уровнях