<<
>>

20.3. Особенности интеграционного развития на постсоветском пространстве


Развитие процессов интеграционного развития на пространстве бывшего Советского Союза идет неоднозначно, а порой и непредсказуемо. Спустя много лет можно констатировать, что созданное в декабре 1991 г.
СНГ обозначило в принципе выбор республиками бывшего СССР интеграционного пути развития дальнейших отношений. До образования СНГ его участники находились на таком уровне преференциального экономического сотрудничества и степени единства его регулирования, которые были выше таможенного союза, общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, экономического и валютного союза'.
Для интеграционного развития на пространстве СНГ к настоящему времени сложились особые условия. Заметим сразу, что особые — это не значит лучшие или обязательно положительные, способствующие интеграционному сближению в понимании классиче-ского определения интеграции вообще. В большей мере это предопределено предшествующим социально-экономическим периодом: единая страна, единый народнохозяйственный комплекс, идеология социализма и связанное с этим господство административно-командной системы в экономике. В рамках бывшего СЭВ и тем более в рамках СССР несколько иначе понимались и применялись принципы экономической интеграции. В СССР это выражалось в создании единого народно-хозяйственного комплекса (основой которого была государственная собственность), формируемого и управляемого из одного центра и не предполагавшего использование рыночных отношений.
Схема производственной специализации и кооперации, ее уровень и эффективность диктовались требованиями административно-командной системы и, как правило, не всегда учитывались интересы предприятий. В какой-то степени такой подход распространялся и на интеграционные отношения в масштабах СЭВ, несмотря на существовавшую национальную обособленность экономик отдельных стран. Такой международный интеграционный процесс приводил к неизбежной автономизации взаимных хозяйственных связей. Неслучайно это выдавалось за реальный признак интеграционного развития. На взаимный внешнеторговый оборот стран — членов СЭВ приходилось не менее 2/3 международной торговли. Осуществление крупномасштабной и эффективной международной интеграции в производстве и научно-технической сфере не могло быть успешным из-за незаинтересованности непосредственных партнеров-предприятий.
Основной материальной предпосылкой для интеграционных процессов служит горизонтальная технологическая и подетальная специализация в промышленности, но она на момент распада единого народнохозяйственного комплекса была достаточно слабой (за исключением, может быть, высокотехнологичных отраслей ВПК), да и та практически не использовалась ни при проведении общехозяйственной реформы, ни при образовании независимых государств на территории бывшего Советского Союза. Кроме того, возникло
множество различных барьеров даже на пути самой простой формы международного экономического сотрудничества — торговли товарами.
Однако, несмотря на это, в той мере, в какой обрабатывающая промышленность как основа современной индустрии еще существует, сохраняется и возможность оживления промышленного производства на основе восстановления хозяйственной кооперации как внутри СНГ, так и за его пределами.
Кроме того, в силу существования диспропорций в торговых балансах многих стран СНГ в торговле друг с другом экономической необходимостью становится создание единого платежно-расчетного механизма на клиринговой основе, который позволил бы во многом решить проблему неплатежей и накопления долгов в межгосударственных отношениях, облегчив тем самым экспорт и импорт внутри СНГ. Это требуется для налаживания устойчивого взаимного товарного обмена.
Конечной целью интеграции следует признать совместное использование и развитие конкурентных преимуществ государств Содружества для обеспечения их устойчивого развития и социально-экономической безопасности при вхождении в мировой рынок, при экономической заинтересованности национальных предприятий и компаний.
Выдвижение и реализация этой цели стали возможны лишь в последнее время.
Во-первых, в странах СНГ завершился первый этап рыночных реформ, созданы соответствующие институты и инфраструктура, преодолен спад производства, снизились темпы инфляции, дефицит государственного бюджета, стали (пусть очень медленно) увеличиваться реальные доходы населения, достигнута относительная стабильность национальных валют. В 1995—2000 гг. ВВП государств Содружества вырос на 5% (во всех странах, кроме Молдавии и Украины), промышленное производство — на 14% (во всех странах, кроме Молдавии и Таджикистана), розничный товарооборот (в постоянных ценах, все каналы реализации) — на 7% и т.д.1
Во-вторых, началось сближение рыночных моделей. В-третьих, интеграции государств Содружества способствуют снижение темпов экономического роста США, Японии и других развитых стран, свя-занные с этим сокращение спроса на сырье и ужесточение конкуренции на мировых рынках, крах идеи о формировании в XXI в. новой бескризисной экономики. В-четвертых, реальное и эффективное региональное интеграционное сотрудничество вполне возможно с точки зрения основополагающего тезиса — в СНГ есть основания интеграции стран через интеграцию сфер деятельности, на микроуровне. Это, прежде всего, связано с перспективой дальнейшего сотрудничества фирм и предприятий топливно-энергетического комплекса, транспортной инфраструктуры и электроэнергетической составляющей. Другими словами, это те сферы сотрудничества, где объективная заинтересованность и выгодность на микроуровне — уровне фирм — обеспечивает реальную интеграцию. Заинтересованность «снизу» создает своеобразный толчок интеграционному сближению или углублению интеграции «сверху».
Основной отличительной особенностью Содружества является то, что соглашения в рамках СНГ позволяли и до сих пор позволяют многим государствам Содружества смягчать потери от выхода из СССР. Так, Азербайджан, Казахстан, Российская Федерация (более всех) и Туркменистан через Содружество и на двусторонней основе дотируют другие страны, предоставляя энергоносители по ценам ниже мировых, в долг и в обмен на продукцию, неконкурентоспособную вне СНГ. В 2000 г., например, средние контрактные цены на 1 т сырой нефти при экспорте в государства Содружества и ос-тального мира составили соответственно: в Азербайджане — 114,1 и 176,5 долл.; в Казахстане — 99,9 и 161,4 долл.; в России — 124,3 и 174,5 долл. Таким образом, нефть продавалась (да и в настоящее время продается) в страны СНГ по ценам на 60—70% ниже мирового уровня, причем зачастую с задержкой платежей или по бартеру, что искусственно подпитывало и сохраняло рынок сбыта низкоконкурентной продукции обрабатывающей промышленности стран —
покупателей сырья.
Такая форма помощи государствам Содружества была во многом вынужденной: не было обустроенных границ, налаженного пограничного, таможенного и визового контроля, отсутствовали альтернативные транспортные маршруты для перевозки топливных грузов и т.п. Создание вариантов турецкого, польского, северного вариантов транспортировки нефти и газа в Европу не позволяет ни одной стране диктовать свои условия в данной сфере. Это относится и к Прибалтийским республикам. С пуском в 2001 г. первой очереди газопровода «Голубой поток» на Черном море и Балтийской трубопроводной системы в Ленинградской области ситуация в корне меняется. Альтернативные варианты доставки своих энергосырьевых ресурсов в начале XXI в. появляются у Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Но, безусловно, много более эффективным было бы согласованное решение этих вопросов, в том числе в форме создания альянсов производителей и экспортеров основных энергоносителей. Особо необходимо отметить «помощь» ряду государств СНГ, предоставленную Россией, в частности российского рынка труда для миллионов граждан стран Содружества, причем большая часть получаемых ими доходов не облагается налогами, связана с контрабандой, полулегальной «челночной» торговлей, наносящей прямой значительный ущерб российской легкой промышленности. Таким образом, благодаря Содружеству и в первую очередь России бедные энергоресурсами страны СНГ смогли не только использовать предприятия бывшей общесоюзной собственности, но и фактически на протяжении многих лет пользоваться преимуществами общего рынка без каких-либо встречных экономических обязательств. Новый этап рыночных реформ в начале XXI в., изменение основ хозяйственных связей, ориентация их на микроуровень в корне меняют прежние взаимоотношения в рамках СНГ. Основными участниками хозяйственных связей, поставщиками энергоресурсов, работодателями и т.д. стали негосударственные предприятия. В 2000 г. на предприятиях частной или смешанной форм собственности в Казахстане и Киргизии было занято 77% работников, в Таджикистане — 63%, России — 61%, Белоруссии — 35%. Это резко сузило возможности административного воздействия на субъекты хозяйствования. Государства Содружества больше не могут приказать корпорациям продавать свою продукцию по заниженным ценам, в долг или по бартеру. Продажа дефицитных ресурсов в другие страны СНГ по заниженным ценам нередко представляет собой форму ухода от налогов. В этих условиях государства Содружества могут заинтересовать свои фирмы в сохранении и развитии экономических связей в рамках СНГ лишь с помощью экономических методов: отмены таможенных экспортных пошлин, НДС на экспортируемую продукцию, льготных условий кредитова-ния, страхования и т.д., Так, «Газпром» продавал газ в России по цене 12 долл. за 1 тыс. м3, в Белоруссии — по 25—30 долл., а за пределами таможенного союза — по ценам, приближающимся к мировому уровню (50—80 долл.).
Кроме того, интеграция государств Содружества имеет ряд значительных особенностей по сравнению, например, с ЕС. Во-первых, объединяются страны с существенно различающимся уровнем экономического развития. Реальные доходы населения Белоруссии, Казахстана, России во много раз выше, чем в Таджикистане или Грузии. Мировой опыт показывает, что такие страны не могут создать объединение типа ЕС и обычно ограничиваются созданием лишь зоны свободной торговли и движения капиталов, как это имеет место в Северо-Американской Ассоциации свободной торговли. Такой мягкий вариант создает достаточную первоначальную основу для последующей более глубокой интеграции с созданием наднациональных органов. Во-вторых, в СНГ входят страны, основной объем торговли, которых ныне приходится на государства остального мира. Так, доля Содружества во внешнеторговом обороте России составляет 18%, Узбекистана — 25%, Украины — 35% и т.д.1 Мировой опыт знает объединения развивающихся стран, ос-новные партнеры которых — развитые государства, не входящие в это объединение (например, в группу МЕРКОСУР входят Аргентина, Бразилия, Уругвай и Парагвай, доля взаимной торговли, которых в несколько раз меньше доли их торговли с США). Однако эта форма интеграции вряд ли достигнет в обозримое время уровня экономического союза. Существенной предпосылкой последнего является формирование единого внутреннего рынка, что потребует создания таможенного и валютного союза. Но это предполагает увеличение взаимного товарооборота, что предопределяет интерес к координации таможенной и валютной политики, превращая интеграцию в саморазвивающийся процесс. Восстановление существовавших в СССР хозяйственных связей в условиях рыночных отношений при определяющей роли микроуровня невозможно, так как эти связи устанавливались нерыночными методами и не учитывали реальные экономические интересы, транспортные и трансакционные издержки субъектов хозяйственной деятельности. В-третьих, в настоящее время в СНГ объединены как страны с мощным сырьевым потенциалом (Азербайджан, Казахстан, Россия и т.д.), так и не располагающие богатыми и благоприятными топливно-энергетическими ресурсами (Белоруссия, Грузия, Молдавия, Украина и т.д.). В отличие от СНГ, ЕС — это объединение развитых стран с развитой обрабатывающей промышленностью, современной транспортной и информационной инфраструктурой. В-четвертых, в Содружестве объединены страны-должники. Их кредиторы — МВФ, США, государства ЕС, частный капитал этих и других богатых стран, которые негативно относятся к углублению интеграции этих стран в рамках СНГ и особенно с Российской Федерацией. В то же время активно пропагандируются и финансово поддерживаются интеграционные объединения без Российской Федерации: Центрально-Европейская инициатива, Кавказский парламент, Тюркский парламент, ГУУАМ и т.д. (с 2005 г. — ГУАМ).
<< | >>
Источник: Рыбалкин В.Е., Щербанин Ю.А.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 2006

Еще по теме 20.3. Особенности интеграционного развития на постсоветском пространстве:

  1. 20.4. Проблемы формирования единого экономического пространства и перспективы интеграционного развития в СНГ
  2. 2.3. Постсоветский этап развития таможенной деятельности
  3. В.С. Якушкин,. Социально-экономическое развитие постсоветских стран: итоги двадцатилетия, 2012
  4. 18.1. Развитие интеграционных процессов в Европе
  5. 20.1. Оценка состояния и развития интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств
  6. 24. Пространство и время. Пространство и время как всеобщие формы существования материи. Принцип единства мира.
  7. ГЛАВА 20. Некоторые проблемы и перспективы интеграционного сотрудничества в Содружестве Независимых Государств
  8. 1. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РЫНКА М&А В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. Глава 9. ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ
  10. Особенности развития крупнейших мировых ритейлеров
  11. 42. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ФИНАНСОВЫХ СИСТЕМ В ЭКОНОМИЧЕСКИ РАЗВИТЫХ СТРАНАХ
  12. 8.3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕЦИКЛЫ В РАЗВИТИИ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ РОССИИ