<<

Глава 61Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ

Глобализация мировой экономики

Мировое хозяйство представляет собой совокупность национальных экономик, а также хозяйственных (торгово-производственных, финансовых, на- учно-технических и других) отношений между ними, развивающихся в соответствии с объективными экономическими законами. Главными факторами развития мирового хозяйства являются международное разделение труда, базирующееся на технико-технологической, природно-климатической и иных видах специализации различных стран и народов, а также постоянно совершенствующаяся на основе научно-технического прогресса материальная база национальных воспроизводственных процессов.

Как целостная система, в ее сегодняшнем виде, мировое хозяйство оформилось на рубеже XIX—XX вв.

На протяжении всего XX в. происходят постоянное расширение и углубление международного разделения труда на общемировом, межрегиональном и внутрирегиональном уровнях, которые ведут к дальнейшему совершенствованию специализации и укреплению кооперационных связей через национальные границы отдельных государств, тем самым превращая международные экономические связи во все более важный и неотъемлемый фактор стабильного экономического роста любого государства. С течением времени сами госу-дарства постепенно превращаются из просто торговых партнеров в тесно связанные звенья единого процесса воспроизводства.

С дальнейшим углублением интернационализации хозяйственной жизни, примерно с середины 80-х годов XX века, в мире происходит качественное ускорение процессов обновления технико-технологического базиса производства, в том числе в результате быстрого внедрения передовых технологий, увеличения доли выпуска наукоемкой продукции в общем объеме производства, бурного развития информатики и телекоммуникаций. Под воздействием этих процессов мировое хозяйство вступает в период исключительно высоких, невиданных ранее темпов роста международной торговли и других способов обмена товарами, услугами, капиталами, ин-формацией и т.п. Так, с 1986 по 1995 годы в целом объем мирового товарооборота возрастал в среднем на 6,5 процента в год, увеличившись за десятилетие в 1,9 раза; при этом международная торговля услугами росла еще более быстрыми темпами и увеличилась в 2,4 раза. За это время доля международной торговли в мировом ВВП росла втрое быстрее, чем в предшествовавшее десятилетие, и почти вдвое быстрее, чем в первой половине 70-х годов. В 90-е годы, по данным Международного валютного фонда (МВФ), ежегодные темпы роста оборотов международной торговли со-ставляли в среднем 8 процентов и более чем вдвое превосходили среднегодовой рост объемов мирового производства.

Это означает, что темпы роста взаимозависимости национальных хозяйств стали значительно опережать внутриэкономический рост даже в самых динамично развивавшихся странах и регионах планеты. Вследствие этого воспроизводственный процесс в мировом хозяйстве в целом и в рамках его отдельных частей — национальных экономик становится в принципе невозможным без активного выхода на зарубежные рынки. Это как раз и означает, что само мировое хозяйство начинает обретать уже не просто торговую, но все больше и производственную целостность.

Именно этот беспрецедентный дотоле уровень взаимозависимости экономик разных стран, качественное ускорение в масштабах всей планеты обменов товарами, услугами, капиталами, информацией и т.п., широкую либерализацию торговли и других форм внешнеэкономических связей, сопровождающиеся постоянным возрастанием роли научно-технического прогресса и интернационализацией его важнейших достижений, стали называть глобализацией мировой экономики.

В настоящее время под глобализацией подразумевают также:

такую степень интенсификации мировой торговли и финансовых отно-шений, которая ведет к постепенной конвергенции (сближению) национальных экономических систем;

тенденцию в развитии мирового хозяйства, которая состоит в движении к объединению отдельных стран в будущий единый мировой хозяйственный комплекс, развивающийся по унифицированным социально-эконо-мическим законам.

Глобализация касается всех процессов, происходящих в мировой экономике, в том числе и такой области, как конкуренция — причем конкуренция не только за рынки сбыта товаров и услуг, но и за финансовые ресурсы и направления их распределения.

Процессы глобализации включают в себя и глобальный передел собственности, происходящий по всему миру. Возникает такое явление, как глобализация собственности, когда дальнейшее приращение финансовой и производственной мощи крупных фирм и корпораций происходит уже главным образом за счет активов, находящихся за рамками национальных границ.

Глобализация коренным образом меняет структуру основных направлений расходов современных корпораций. Наряду с исследованиями в области передовых технологий и средств управления огромные средства в наши дни тратятся на: организацию всемирной сети изучения рынков (маркетинговые исследования); деятельность по рекламе продукции в мировых масштабах; создание всемирной системы сбыта производимой продукции.

Основными движущими силами в эпоху глобализации выступают трансна-циональные банки (ТНБ) и транснациональные корпорации (ТНК).

Транснациональными корпорациями принято называть компании, имеющие филиалы в двух и более зарубежных странах.

В настоящее время на долю ТНК приходится не менее трети всего производи-мого в мире ВВП. Кроме того, под их контролем почти полностью находится международная торговля сырьем — как промышленным, так и продовольственным: до 90 процентов мировой торговли пшеницей, кофе, кукурузой, лесоматериалами, табаком, железной рудой, 85 процентов — медью и бокситами, 80 — чаем и оловом, 75 — бананами, натуральным каучуком и нефтью. Всем, наверное, знакомо название транснационального гиганта «Де Бирс», практически полностью монополизировавшего (по различным данным, от 90 до 95 процентов) мировой рынок алмазов.

Число ТНК в современном мире постоянно возрастает: в настоящее время их насчитывается свыше 50 тысяч. При этом штаб-квартиры более 90 процентов из них находятся в развитых западных странах, позволяя этим странам в еще больших масштабах аккумулировать у себя экономическую и финансово-информационную мощь мирового хозяйства. На середину 90-х годов активы только 500 крупнейших корпораций мира превышали 34,5 триллиона долларов. В различных странах мира насчитывалось более 200 тысяч филиалов североамериканских, западноевропейских и японских корпораций.

В условиях ^глобализации конкуренция между этими корпорациями резко обостряется. Под ее воздействием более четко проявляется тенденция к ускоренному слиянию ранее независимых компаний и взаимным приобретениям. При этом доминирующим способом возрастания экономического потенциала ТНК за рубежом все чаще становится не открытие новых филиалов, а именно присоединение уже действующих экономических субъектов, зачастую «отторгнутых» у оказавшихся более слабыми конкурентов.

В последнее время наиболее ощутимыми для всего мирового хозяйства оказываются подобные перемены в таких передовых отраслях, как телекоммуникации и индустрия связи, где заново определяются сферы влияния крупнейших собственников и складываются совершенно новые транснациональные структуры.

Одним из наиболее свежих примеров глобальных слияний и поглощений мо-жет служить состоявшееся в начале 2000 года слияние крупнейшей корпорации «Америка Онлайн», обслуживающей около 20 миллионов пользователей сети Интернет, и ведущей в сфере информационного бизнеса США телекоммуникационной компании «Тайм Уорнер». Это, ко всему прочему, — первый в истории случай поглощения «интернетовской» фирмой концерна, специализирующегося в области «традиционных» средств массовой информации (телевидение, известная киностудия «Уорнер Браз» и не менее известный журнал «Тайм»), что само по себе свидетельствует об огромных преимуществах, которые получают в современной эконо-мике компании, специализирующиеся в области наиболее передовых средств связи и информации.

Однако и структура всех прочих, «старых» отраслей экономики подвергается существенным изменениям в ходе глобального передела собственности.

Одновременно с процессами глобализации в мировой экономике в послевоенный период зародились и со временем получили повсеместное развитие про- цессырегиональной (субрегиональной)экономической интеграции.

Подобно глоба-лизации, интеграция является одной из двух современных форм интернационализации международной хозяйственной жизни.

При этом экономическая интеграция — это такая форма интернационализации хозяйственной жизни двух или более государств, принципиальными отличиями которой от всех других существующих или ранее существовавших форм меж-государственного экономического сотрудничества являются взаимопереплетение и взаимопроникновение национальныхпроцессов воспроизводства. Интеграция, кроме того, предполагает постепенное проведение согласованной экономической политики во взаимоотношениях между участвующими в ней государствами, а также в отношениях с третьими странами.

Качественное значение развивающегося процесса региональной (субрегиональной) интеграции в том, что происходит постепенное формирование относительно устойчивых связей структурного характера, при этом само сотрудничество между странами-партнерами обретает уже не только торгово-экономический, но со временем и технико-технологический и финансово-инвестиционный характер. В этот процесс вовлекаются многие тысячи банков, фирм, производственных компаний, научно-технических центров, как входящих в орбиту влияния ТНК, так и обслуживающих интересы мелкого и среднего бизнеса.

Процесс интеграции представляет собой довольно длительный путь, на своей высшей стадии завершающийся созданием полноценного единого экономического, или общехозяйственного пространства с очень высокой степенью как экономи-ческого взаимодействия на всех уровнях, так и взаимодействия политического. Исторически и организационно этой стадии предшествуют несколько этапов, или промежуточных стадий, которые в определенной последовательности проходят государства, вступающие в процесс интеграционного взаимодействия.

Этапы развития Зона свободной торговли — это самый первый этап, интеграционного или стадия интеграционного сотрудничества, на ко- процесса торой страны-участницы упраздняют взаимные тор

говые барьеры, но при этом сохраняют полную свободу действий в своих экономических связях с третьими странами: упраздняют или, напротив, вводят новые пошлины либо иные ограничения, заключают любые торгово-экономические договоры и соглашения. По этой причине между стра-нами-участницами зоны свободной торговли сохраняются таможенные границы и посты, контролирующие происхождение товаров, пересекающих их государ-ственные границы, и как бы «отсекающие» от льготного провоза ту часть товарной массы, которая завезена из третьих стран.

Классическим примером развития зоны свободной торговли остается деятельность Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), образованной еще в 1960 году. С 1 января 1995 года, после вступления трех из семи ранее находившихся в ее составе государств в Европейский союз (ЕС), в ЕАСТ остаются четыре страны: Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария. Все они отдают предпочтение практике заключения двусторонних экономических договоров и соглашений, которые каждая из них подписывает по самым различным вопросам с любыми государствами мира, в том числе с ЕС.

Таможенным союзом называется следующая — после зоны свободной торговли — стадия интеграционного сотрудничества, на которой государства, образующие этот союз, идут дальше, договариваясь не только об устранении взаимных торговых барьеров, но и об учреждении единой системы внешних торговых барьеров и общих таможенных пошлин по отношению ко всем третьим странам. В этом случае таможенные службы и органы, действующие на «внутренних» границах стран- участниц такого союза, постепенно упраздняются, передавая свои функции таможенным службам на его внешних границах, которые отныне становятся как бы общими границами единого таможенного пространства, формируемого этими странами. Примером успешной деятельности такого таможенного союза может служить Европейское экономическое сообщество, или ЕЭС (прежнее название Европейского союза), которое в течение довольно длительного периода, начиная с конца 60-х годов, находилось еще именно на этой стадии взаимодействия, постепенно развиваясь в сторону полноценного общего рынка.

Именно на стадии таможенного союза начинают функционировать наднациональные органы экономической группировки, наделенные решением стран-участниц определенными координирующими и распорядительными функциями, а также контрольными правами. Таким образом, имеет место добровольное делегирование государствами некоторой части своих суверенных полномочий специально созданным межгосударственным структурам в интересах лучшей координации и продвижения интеграционных процессов. Принципиальное значение этих особых органов в том, что их решения, принятые в установленном порядке, являются обязательными для исполнения соответствующими национальными организациями и органами управления стран — участниц интеграционного объединения (содру-жества, сообщества). С дальнейшим развитием интеграционного процесса, по мере перехода к следующим, более высоким его стадиям значение наднациональных органов возрастает.

На этой же стадии возникает и общий бюджет интеграционного объединения, формируемый на основе регулярных отчислений стран-участниц и используемый для общеинтеграционных нужд — совместной реализации намеченных целей сотрудничества.

Обший рынок является следующей стадией интеграционного взаимодействия и характеризуется тем, что участвующие в нем государства договариваются о сво-бодном через национальные границы уже не только товаров, но и всех других факторов производства (услуг, капиталов и рабочей силы), тем самым завершаяформирование общегорыночного пространства. В качестве примерамож- но назвать то же Европейское экономическое сообщество, прошедшее в своем развитии и эту стадию и потому долгое время носившее еще и второе название — «Общий рынок».

Однако полноценное интеграционное сотрудничество не сводится к одним только рыночным методам и рычагам. Процессы взаимопроникновения нацио- нальных хозяйств на всех уровнях и формирования единого экономического пространства нуждаются в столь же разноуровневом и целенаправленном регулировании всей складывающейся региональной общности — причем средствами не только государственного, но и межгосударственного регулирования. Достижение этой цели как раз и обеспечивается постепенным становлением все более согласованной внутри- и внешнеэкономической (а затем — и в целом внешней) политики партнеров, реализация которой по силе лишь мощным организационным структурам интеграционной группировки и уж никак не может быть обеспечена с помощью исключительно рыночных методов.

Высшая стадия интеграционного сотрудничества (иногда ассоциируется с полным экономическим союзом) предполагает, что государства, в него вступающие, договариваются не только о взаимной отмене пошлин или организации взаимных платежей, но и о проведении совместной торговой, а вслед за ней и общей экономической политики по отношению к третьим странам, а также уже и об известной унификации всей своей государственной экономической политики. Кроме того, происходит постепенное формирование единого (целостного) социального пространства, входекоторого:

сближаются основы проводимой в странах — членах интеграционного объединения социальной политики и национальных законодательств в части определения «базисных» для всего объединения социально-экономических гарантий населению;

начинается целенаправленное сближение уровней социального развития различных стран, входящих в данное интеграционное объединение;

создается механизм определенного перераспределения финансовых ресурсов интеграционного объединения в пользу не только наименее развитых стран, входящих в него, но и их отдельных частей (административных регионов).

С последним тесно связано и проведение единой региональной политики интеграционного сообщества (объединения), основы которой закладываются еще на стадии перехода к общему рынку. Цель ее — постепенная унификация процесса структурно-технологической перестройки хозяйства на всей территории интегрирующихся стран. На высшей стадии интеграционного сотрудничества такая унифицированная региональная политика становится по-настоящему единой, включая в себя, помимо чисто структурно-технологических аспектов, и новое содержание. Речь уже идет о выравнивании социально-экономического положения стран-участниц в целом и их административных регионов, а также о создании условий для развития их в будущем как единого хозяйственного организма.

Кроме того, при переходе к этой стадии взаимодействия общая экономическая политика по отношению к окружающему миру постепенно дополняется и согласованной внешней политикой, что, в свою очередь, предоставляет еще более широкие возможности взаимовыгодного объединения сил и средств сторон в интересах экономического развития. На этой наиболее высокой стадии интеграционного взаимодействия роль наднациональных органов становится еще более значимой; внутри их окончательно завершается процесс своеобразного разделения межгосударственных властей — на законодательные, исполнительные и судебные органы интеграционного сообщества с жестко очерченными функциями.

В последние годы некогда развивавшийся в считанном количестве регионов мира интеграционный процесс охватил уже практически все континенты и субконтиненты и привел к образованию многочисленных региональных и субрегиональных торгово-экономических блоков, большая часть которых провозглашает в качестве конечной цели своей деятельности именно выход на интеграционную стадию

экономического сотрудничества. Можно сказать, что современное мировое экономическое пространство все больше превращается в определенном аспекте в территорию, фактически «поделенную» на межгосударственные интеграционные группировки, число которых постоянно возрастает. К настоящему времени в мире с разной степенью эффективности действуют около 90 региональных (субрегиональных) торговых и экономических соглашений и договоренностей. Далеко не за всеми из них стоят прочные, устоявшиеся межгосударственные объединения; в ряде случаев (это особенно относится к союзам, провозглашенным некоторыми африканскими и латиноамериканскими странами) интеграционное сотрудничество не продвинулось дальше бумаги, на которой написан соответствующий договор. Например, по данным Всемирного банка, лишь 23 межгосударственных объединения являются по- настоящему интеграционными по характеру реального сотрудничества между вхо-дящими в них странами. Тем не менее, можно сказать, что интеграция на региональном и субрегиональном уровне становится доминирующей тенденцией развития международных экономических отношений, характеризуется многообразием форм и углублением сотрудничества в ранее возникших основных группиров-ках. К этому объективно побуждает нарастающая конкурентная борьба за рынки сбыта и источники сырья, делающая необходимой кооперацию вначале материаль-но-финансовых, а затем и производственных усилий государств-соседей, что позволяет экономить на таможенных сборах, дополнительных издержках производства и обращения, а также выступать единой силой против конкурентов на мировом рынке.

На новые рубежи вышел Европейский союз, представляющий сейчас своего рода эталон развития экономической интеграции. В настоящее время 12 из входящих в состав ЕС 15 государств Западной, Северной и Центральной Европы образовали экономический и валютный союз (так называемую «зону евро»), предполагающий, помимо прочего, проведение скоординированной международной экономической политики; остальные 3 страны — участницы ЕС (Великобритания, Дания и Швеция) по различным причинам не вошли пока в «зону евро». Важнейшая роль в этой конструкции отводится именно валютной составляющей. Введенная с 1 января 1999 года новая единая европейская валюта — евро должна постепенно полностью заменить в обращении французские и бельгийские франки, итальянские лиры и германские марки, австрийские шиллинги и испанские песеты и стать полноценным платежным средством на территории Евросоюза.

Переход этот должен занять несколько лет и завершиться в начале 2002 года выпуском в обращение евро в виде банкнот и звонкой монеты. Начал свою деятельность единый Центральный Европейский банк с резиденцией во Франкфурте-на- Майне (Германия), который должен стать эмиссионным центром всего Евросоюза; центральные банки государств — членов ЕС станут его филиалами. За всем этим, по мнению ряда экспертов и специалистов, уже просматриваются реальные контуры будущей западноевропейской политической конфедерации.

В середине 90-х годов начали действовать два крупных объединения на Аме-риканском континенте — Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), объединившая три страны — США, Канаду и Мексику, и торговый пакт «Меркосур» в Южной Америке в составе Аргентины, Бразилии и Уругвая (впоследствии к нему присоединился Парагвай), имеющий конечной целью образование полноценной зоны свободной торговли, а впоследствии — таможенного союза. В декабре 1999 года страны—участницы «Меркосур» обнародовали меры по постепенному введению единой валюты. Активизировали взаимное сотрудничество и страны — участницы «Андского пакта» (Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор).

Одновременно масштабные процессы транстихоокеанского экономического сотрудничества зарождаются в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), где образована организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Созданная в 1989 году, эта группировка объединяет в настоящее время 21 государство, имеющее выход к Тихому океану (отсюда название). В их числе — США, КНР, Япония, Россия и др. К настоящему времени страны — члены АТЭС в сово-купности производят до 57 процентов всей мировой продукции, во многом определяя, таким образом, состояние экономического климата на планете. Кроме того, в 1994 году ими принята так называемая Богорская декларация о либерализации взаимной торговли к 2020 году. К этому времени предполагается завершить создание

крупнейшей в мире зоны свободной торговли по обоим берегам Тихого океана, которая бы охватывала системой договоров и соглашений не менее 50 процентов всего мирового товарооборота.

Непосредственно в Азии в крупный политический и экономический конгломерат превратилась Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в количестве десяти государств — Брунея, Вьетнама, Индонезии, Малайзии, Филиппин, Сингапура, Таиланда, Камбоджи, Лаоса и Мьянмы (бывшая Бирма). Многие из стран этой группировки вплоть до кризиса 1997—1998 гг. демонстрировали чуть ли не самые высокие в мире среднегодовые темпы экономического роста. Долгое время ограничиваясь лишь организацией разовых мероприятий по облегчению взаимных торго-во-экономических контактов, в последнее время страны-участницы серьезно про-- двинулись в выработке долгосрочной модели интеграционного развития в регионе, в качестве которой определено построение «общего рынка Восточной Азии». Участники ежегодного саммита АСЕАН, состоявшегося в ноябре 1999 года в столице Филиппин Маниле, высказались за постепенное и последовательное создание в регионе таможенного союза, общего рынка и введение «единой азиатской валюты» наподобие евро.

С 1995 года предпринимаются попытки оживить высказывавшиеся еще в 80-е годы идеи региональной интеграции в Южной Азии. Длительные переговоры увенчались подписанием в Дели принципиального соглашения о создании Южноазиатской зоны свободной торговли, участниками которой согласились стать Индия, Пакистан, Шри-Ланка, Бангладеш, Непал и Мальдивские острова. Страны-участницы договорились начать взаимное введение ряда таможенных льгот в рамках преференциального торгового соглашения. В то же время развитию интеграционного сотрудничества в полной мере в Южной Азии препятствуют напряженные политические отношения между Индией и Пакистаном.

На Африканском континенте наиболее успешные примеры развития стабильных межгосударственных отношений, позволяющих добиться существенного увеличения объемов взаимной торговли, демонстрируют Преференциальная торговая зона для Восточной и Южной Африки (ПТЗ) и Конфедерация по координации развития стран Южной Африки (САДКК).

На Среднем Востоке в 1981 году был создан и функционирует Совет по сотрудничеству арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), включающий в себя Саудовскую Аравию, Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Оман и называемый иногда «нефтяной шестеркой». Большинство из входящих в него стран являются одновременно членами Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК), но, в отличие от этого картеля, участники «шестерки» проводят довольно эффективную скоординированную политику не только по организации добычи и сбыта нефти, но и по созданию в регионе производственной и социальной инфраструктуры, которая бы способствовала формированию будущего единого про-изводственного пространства.

Наконец, в непосредственной близости от границ России в 1992 году было объявлено о создании Организации экономического сотрудничества и развития цен- тральноазиатских государств (ОЭС—ЭКО). Инициаторами его выступили Иран, Пакистан и Турция. По замыслу учредителей, действовавших в первое время весьма активно, в будущем предполагалось создание «Центральноазиатского общего рынка», который, помимо трех указанных государств, включал бы Азербайджан, Казахстан и среднеазиатские страны (бывшие республики СССР), входящие в СНГ.

В ходе развития межгосударственной экономической интеграции стороны учитывают национальные, этнические, культурно-исторические, религиозные особенности народов участвующих в этом процессе стран, взаимные государственные интересы, политические и экономические права, стараются максимально использовать преимущества каждой из участвующих в интеграционном объединении национальных экономик с целью постепенного создания интернациональной хозяйственной общности, состоящей из подлинно равноправных партнеров. В этом — основная особенность международной экономической интеграции как формы развития современного мирового хозяйства.

В целом же и глобализация мирового хозяйства, и международная экономическая интеграция являются различными, дополняющими друг друга сторонами единого процесса продолжающейся интернационализации международной хозяй-ственной жизни. Активное включение в процессы глобализации экономики в целом и интеграционные процессы в своем регионе становится в наши дни неотъем-лемым условием хозяйственного прогресса для любого государства, любой национальной экономики независимо от ее масштабов.

Проблемы развития Содружества Независимых Государств (СНГ)

С развалом Советского Союза, последовавшим вскоре после прекращения деятельности СЭВ, Россия встала перед необходимостью коренного пересмотра в самые сжатые сроки всей системы своих внешнеэкономических отношений. Принимая во внимание тот высокий уровень взаимных хозяйственных связей, который сложился между субъектами хозяйствования ставших теперь независимыми стран СНГ, и степень их взаимозависимости, Российская Федерация рассматривала экономическую интеграцию со своими ближайшими соседями в качестве важнейшего направления всей своей внешней и экономической политики. Можно предположить, что с аналогичных позиций оценивали сложившуюся ситуацию и другие бывшие союзные республики СССР, подписавшие в декабре 1991 года Договор о создании Содружества Независимых Государств и провозгласившие для себя в качестве задачи особой важности формирование новой системы экономических взаимоотношений, которая бы соединила в себе преимущества единого экономического пространства, сформированного за столетия совместного развития, единых кооперационно-технологических комплексов и одновременно новые экономические принципы взаимодействия (рыночный характер взаимоотношений, эквивалентность обмена и т.п.).

Основными факторами, обусловливающими развитие интеграции между странами СНГ, помимо перечисленных выше, являются:

возможность совместного использования созданного ранее и не растраченного еще общего производственно-технологического и научно-техни-ческого потенциала, оказавшегося разделенным на национально обособленные части;

гарантии взаимного доступа к источникам важнейших видов сырья, возможность совместных действий, в том числе в финансовой области, по их разведке, разработке и организации рационального использования;

экономически взаимовыгодное использование транспортной инфраструктуры (морских портов, магистральных коммуникаций и т.д.), прежде всего — той ее части, которая необходима для выхода на внешние рынки;

наличие значительных резервов и возможностей кооперационных поставок исходного сырья, материалов, деталей и запасных частей для сохранения и развития обрабатывающих отраслей промышленности;

высокий потенциал и эффект совместного выхода на рынки третьих стран, а также координация усилий по защите от дискриминационных действий со стороны этих стран и транснациональных компаний на внешних рынках.

Крометого, дополнительным объективным и одновременно субъективным фактором в пользу углубления интеграции в рамках СНГ послужила и продолжает в настоящее время служить заинтересованность властных структур стран Содружества в получении надежных гарантий от ставших в ряде случаев реальными внешних угроз обретенной государственной независимости в виде различных форм

экономической, культурной, политической и даже военной экспансии со стороны третьих стран и их группировок.

Вследствие всего этого с осени 1994 г. началось постепенное практическое оживление интеграционных процессов, которому способствовали:

—учреждение! 1 октября 1994г. Межгосударственного экономическогокомите- та (МЭК) — постоянно действующего исполнительно-распорядительного межпра-вительственного органа стран Содружества с определенными контрольными функциями;

заключение в январе 1995 г. Россией, Белоруссией и Казахстаном Таможенного союза, декларировавшего отмену тарифных ограничений и упразднение внутреннего таможенного контроля (включая снятие таможенных постов на границах между этими республиками), с последующей ликвидацией внутренних таможенных границ. Как отмечается в основных документах этой организации, Таможенный союз «открыт для присоединения любого государства СНГ, признающего его принципы и готового взять на себя в полном объеме обязательства, вытекающие из принятых документов»;

проведение в Белоруссии летом 1995 г. референдума по углублению интеграции с Россией;

принятие Указа Президента России от 14 сентября 1995 г. об утверждении Стратегического курса РФ по отношению к государствам — участникам СНГ, в котором восстановление многогранных связей и форм интеграции, взаимовыгодное экономическое сотрудничество признаны важными приоритетами внутренней и внешней политики России.

Данные события частично способствовали созданию недостающих элементов правовой базы восстановления экономического сотрудничества, с учетом новых реалий и на новой, взаимовыгодной и взаимоэквивалентной основе.

Реальное развитие сотрудничества стран СНГ, развитие интеграционных процессов стран Содружества в силу ряда причин происходило и происходит противоречиво и сложно. Формируются национальные модели экономического развития, новая государственность — все это объективно не может не усложнять интеграционные процессы.

Общая черта всех государств, образовавшихся после распада СССР — масштабный спад производства. Так, падение производимого ВВП в среднем по СНГ за 1991 — 1995 гг. достигло почти 50%. По итогам 1995 г. масштабы производства не превышали уровня начала 70-х годов и оно обеспечивало потребности населения и хозяйства на уровне, близком к критическому. Во всех без исключения республиках СНГ наблюдалось устойчивое ослабление инвестиционной активности; сокращение инвестиций в основные фонды в среднем по Содружеству в этот период составило около 65%. Все это, разумеется, ограничило реальные возможности оживления экономик входящих в СНГ стран.

Кризисные явления в экономиках стран СНГ были вызваны в значительной мере нарушением хозяйственных связей между бывшими республиками СССР. Расчеты показывают, что общий экономический спад в странах СНГ примерно на треть обусловлен разрывом этих связей. В целом согласно официальной статистике за 1991 — 1995 гг. товарооборот в рамках СНГ в стоимостном выражении уменьшился на 60%. Одновременно доля взаимной торговли республик Содружества в общем их товарообороте неуклонно снижалась: до 53% в 1992 г., 40% в 1994 г. и 35% в 1995 г.

Тем не менее, во многом благодаря отмеченным выше факторам, в 1995 г. удалось остановить абсолютный спад объемов торговли России с республиками СНГ, стоимостный объем этой торговли стал расти. Эта тенденция укрепилась в 1996 г., что характерно и для большинства других стран Содружества. Например, взаимный товарооборот по сравнению с 1995 г. увеличился более чем на 25%. Возросла экономическая взаимозависимость стран — участниц Содружества. Так, по итогам 1996 г. республики СНГ обеспечивали более 50% импортных потребностей Российской Федерации в зерне, подсолнечном масле, белом сахаре, напитках, хлопке, черных металлах, трубах.

В году начался новый этап и в совершенствовании сотрудничества республик СНГ. По форме и срокам он совпал со вторым этапом в становлении Таможенного союза, рассматриваемого странами — участницами СНГ как применение новых, «продвинутых» форм интеграции.

В марте 1996 года к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана присоединилась Киргизия, а с января 1999 года в нем в качестве полноправного члена участвует Таджикистан. Страны — участницы Таможенного «союза пяти» подписали специальное Соглашение об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях. Согласно этому соглашению создаются дополнительные координирующие организационные структуры на пятисторонней основе, решается вопрос о расширении торгово-экономических связей на основе последовательной либерализации обмена факторами производства. Осенью 2000 г. на базе Таможенного союза образовано Евразийское экономическое сообщество.

Одновременно в апреле 1996 года Россия и Белоруссия вышли на еще более высокую ступень интеграционного сотрудничества — Сообщество двух государств. Соглашением о Сообществе предусматривалась максимальная степень взаимодействия экономик двух стран в рамках СНГ и Таможенного союза, были созданы двусторонние исполнительные и представительно-консультационные органы.

В то же время в рамках СНГ получила развитие еще одна экономическая группировка, ставящая своей целью «активизацию всестороннего взаимного сотрудничества» не в ущерб отношениям с другими членами СНГ. О создании такого объединения объявили Казахстан, Киргизия и Узбекистан, провозгласившие в феврале 1994 года начало деятельности Центральноазиатского союза (ЦАС), с 1998 г. преоб-разованного в Центральноазиатское экономическое сообщество.

Укрепление взаимодействия между партнерами по СНГ на различных уровнях экономической деятельности, некоторое оживление взаимного сотрудничества, наметившееся в период 1994—1996 годов, способствовали определенной стабилизации общеэкономического положения государств Содружества. Так, в 1997 г. в большинстве стран СНГ удалось приостановить действие кризисных явлений: наметилась тенденция к сокращению объемов ВВП, объем промышленного производства в целом по Содружеству вырос на 3 процента по сравнению с 1996 г.

Однако в дальнейшем позитивный потенциал наращивания интеграционного сотрудничества в рамках СНГ во многом оказался исчерпанным. Это касается даже такой наиболее развитой его формы, как Таможенный союз. Дело в том, что одновременно с закладыванием правовой базы его функционирования не были решены вопросы: определения условий использования общей валюты — российского (бывшего советского) рубля или какой-либо новой, коллективной валюты как универсального платежного средства; унифицированного перехода к мировым ценам во взаимной торговле; погашения или реструктуризации взаимной задолженности; совместной таможенной охраны внешних границ. Подолгу не решаются многие базовые вопросы, делающие взаимную торговлю стран — членов Таможенного союза (ныне — ЕвразЭС) по-настоящему свободной. Так, лишь на заседании Межгосударственного совета Таможенного союза 26 октября 1999 года в Москве стороны обязались, наконец, согласовывать базовые параметры внешнеторговой и таможенной политики, без чего, как нам известно, любой таможенный союз превращается в декларативное образование. Принято также решение о взимании НДС по месту назначения товара, что позволит, наконец, избегать двойного налогообложения при проведении взаимных торговых операций.

В течение 1999 г. членами ВТО стали Грузия, а также входящая в Таможенный «союз пяти» Киргизия. С точки зрения как России, так и других партнеров по СНГ, этот факт означает появление еще большей разобщенности в торгово-экономической политике внутри Содружества, фактическое введение новыми членами ВТО различных таможенных режимов по отношению к странам, провозглашенным их приоритетными партнерами, и к остальному миру — в пользу последнего.

Без обязательного выполнения вышеперечисленных условий функционирование интеграционного объединения на стадии таможенного союза попросту невозможно. Наконец, что очень важно, продолжает действовать в качестве принципиальной позиции отказ большинства стран — членов как ЕвразЭС, так и всего СНГ — от создания на добровольной основе каких-либо органов с наднациональными координирующими функциями. Это, как мы уже знаем из мировой интеграционной практики, делает малоосуществимой какую-либо реальную координацию внут-ренней экономической политики республик Содружества, а вместе с ней — и возможности создания предпосылок дальнейшего развития интеграции.

В результате российского августовского кризиса по итогам 1998 г. удельный вес государств СНГ в общем объеме российского .товарооборота снизился до 22,3%, достигнув, таким образом, минимальных значений за последние 6 лет.

В 1999 г., хотя непосредственный эффект действия российского кризиса на экономику стран-соседей прошел, это не оказало никакого позитивного влияния на состояние торгово-экономического сотрудничества. Оценочный объем товарооборота России со странами СНГ в 1999 г. (с учетом официально не регистрируемой торговли) снизился по сравнению с 1998 г. на 22%, в том числе российский экспорт в страны Содружества уменьшился на 19%, а российский импорт из этих стран — на 25 процентов. В результате доля государств Содружества в товарообороте России составляет менее 20%.

До сих пор, как констатировали участники состоявшихся в январе и июне 2000 г. заседаний Совета глав государств СНГ, не действует зона свободной торговли стран Содружества.

К середине 2001 г. только 8 из 12 государств — членов СНГ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и Украина) ратифицировали Договор о создании зоны свободной торговли стран Содружества, подписанный еще в апреле 1994 г. В то же время Азербайджан, Грузия и Россия до сих пор не приступили к процессу ратификации.

Отсутствие реального прогресса в деятельности зоны свободной торговли объясняется, в частности, тем, что до сих пор не отработаны экономические механизмы взаимной компенсации потерь сторон от отмены налогов и пошлин на поставляемую продукцию. К настоящему времени достигнута договоренность о возможности так называемых «изъятий» из режима свободной торговли — то есть выделении особой группы товаров и услуг, на которые по согласованию сторон в течение определенного периода не распространяются условия свободной торговли.

В то же время можно констатировать, что без реализации в полной мере Соглашения о зоне свободной торговли невозможно и практическое осуществление положений, лежащих в основе провозглашенного ЕвразЭС.

Развитиероссийско-белорусского сотрудничества. В апреле—мае 1997 г. были подписаны Договор и Устав Союза России и Белоруссии. Тем самым был сделан сле-дующий шаг к социально-экономическому и политическому сближению двух соседних стран и братских народов.

По мнению специалистов, российские предприятия и высокоразвитая обра-батывающая промышленность Белоруссии имеют хорошие возможности для развития кооперационных связей в производстве:

радиоэлектронной продукции;

вычислительной техники;

специального технологического оборудования для производства печатных плат и микроэлектроники;

систем управления промышленными роботами и др.

В настоящее время до 20% оборонного заказа России размещается на предприятиях Белоруссии, около 80% тракторного парка сельскохозяйственных предприятий России обеспечивается поставками белорусских партнеров. Качественное совершенствование экономических отношений с этим ближайшим партнером России позволило бы еще больше «оживить» многие производства перерабатывающей промышленности нашей страны.

Исключительно важна для обеих стран и геополитическая составляющая меж-государственных отношений. В настоящее время через Белоруссию проходит до 70% российского экспорта в страны ЕС, что составляет почти 30% всего российского экспорта. Наконец, на территории Белоруссии находятся важнейшие военные объекты, построенные еще во времена единого государства, а западная граница Белоруссии является одновременно и первой линией совместной обороны, в том числе противовоздушной, общей территории Союза России и Белоруссии.

В конце 1999 г. в сотрудничестве двух стран был сделан следующий шаг. Со- гласноДоговоруо создании Союзного государства России и Белоруссии, подписанному президентами и ратифицированному национальными парламентами обеих стран в декабре 1999 г., предполагаются, в частности:

поэтапная валютная интеграция на основе введения к 2005 г. единой денежной единицы (валюты) и одновременного формирования единого эмиссионного центра;

постепенный переход к единой налоговой политике — от унификации и сближения в 2000 г. налоговых законодательств двух стран до принятия в 2002 г. общего Налогового кодекса Союзного государства;

формирование в течение 2000—2001 гг. на основе унифицированной норма-тивно-правовой базы общего рынка ценных бумаг и его инфраструктуры;

унифицирование до 2002 г. торговых режимов в отношении третьих стран и международных организаций, а к 2005 г. — принятие унифицированных нормативно-правовых актов России и Белоруссии.

Несмотря на определенные позитивные моменты, в целом выделяются следующие причины продолжающегося снижения взаимного товарооборота стран СНГ:

широкое распространение и нежелание отказываться от бартерных форм взаиморасчетов в торговле, достигающих, по некоторым оценкам, от 70

до 80%;

рецидивы затратного подхода к торговле, сопряженные с применением в расчетах внутренних цен, существенно отличающихся от международных;

отсутствие роста (а во многих государствах — и продолжение сокращения) платежеспособного спроса большинства населения;

остающиеся правила двойного налогообложения и многочисленные таможенные сборы при экспорте продукции на рынки стран Содружества;

отсутствие необходимой информации о состоянии рынков стран — участниц СНГ;

крайне незначительное использование национальных валют в обслуживании взаимного товарооборота;

рост внешней задолженности стран — участниц Содружества, побуждающий к ориентации на экономические отношения с государствами, могущими выступить источниками получения свободно конвертируемой валюты;

стремление к одностороннему вступлению в члены ВТО в надежде получить более выгодные условия продвижения собственных товаров на рынки третьих стран.

Углубление интеграционных процессов в рамках всего СНГ требует решения ряда вопросов.

Необходима взаимная координация деятельности заинтересованных государств по регулированию текущих экономических и социальных процессов и проведению преобразований, проходящих в национальных хозяйствах стран СНГ.

Страны СНГ способны помочь друг другу в восстановлении промышленного потенциала. С этой целью страны Содружества могли бы приступить к выработке единой промышленной политики, включающей, помимо прочего, взаимопомощь и развитие на взаимовыгодной основе кооперационных отношений в реальном секторе экономики, в том числе создание со-вместных финансово-промышленных групп и совместных (транснациональных) экономических объединений.

Требует устранения перекос, то есть преобладание сырьевой составляющей в структуре российского экспорта в республики СНГ. В последние годы доля энергоресурсов в стоимости российского экспорта в страны Содру- жества не опускается ниже 53%; одновременно доля машин, оборудования и транспортных средств опустилась ниже 18%, тем самым лишь ненамного превышая аналогичную величину в структуре российского экспорта в целом. Понятная объективная заинтересованность ближайших партнеров в гарантированных поставках российских товаров топливно-сы- рьевой группы на будущее вполне может и должна быть увязана с расширением экспорта нашей готовой продукции, прежде всего — машинотех- нического назначения.

Дальнейшее продвижение сотрудничества невозможно без окончательного разрешения проблемы накопившегося внешнего долга партнеров по СНГ России. Так, к началу 2000 г. только задолженность за поставки из РФ энергоносителей, включая электроэнергию, превысила 2,5 млрд. долларов.

Необходима, наконец, активизация процесса формирования дееспособных исполнительных органов СНГ, без которых, как показала мировая практика интеграционного сотрудничества, невозможно эффективное управление межгосударственным экономическим сближением. Процесс этот до сих пор не завершен; в ходе встречи глав государств Содружества, состоявшейся в январе 2000 г. в Москве, удалось лишь утвердить положение об Экономическом совете СНГ, который должен заменить МЭК. До сих пор не обладает реальными полномочиями в организации сотрудничества Исполнительный комитет — Секретариат СНГ. Заинтересованным странам Содружества предстоит решить вопрос о постепенном придании этим органам определенных наднациональных управленческих и реальных контрольных функций.

Основные термины

Мировое хозяйство Международное разделение труда Глобализация мировой экономики Транснациональные корпорации Международная экономическая интеграция Мировой интеграционный процесс Интеграционные группировки (объединения) Европейский союз

Содружество Независимых Государств Евразийское экономическое сообщество (ЕвразЭС) Зона свободной торговли СНГ 1. История экономических учений

(краткий очерк)

История экономических учений — это отражение эволюции теоретических взглядов на основные закономерности экономической жизни. «Китайской стены» между различными направлениями учений нет: описание и анализ экономической реальности нередко служат авторам экономических концепций основой для выработки рекомендаций по их реформированию или даже коренному преобразованию — все дело в соотношении в том или ином учении анализа и нормативной модели.

Становление экономической теории. Ни древний мир, ни эпоха феодализма не знали сколько-нибудь структурированных экономических учений.

' • Зачатки экономической теории можно найти у древнегреческого философа Аристотеля (IV в. до н.э.). Он различает экономику — учение о богатстве в натуральной форме — и хрематистику — учение о денежном богатстве. Натуральное, вещественное богатство одобряется, ибо служит удовлетворению потребностей человека. К экономике относится и мелкая торговля, имеющая целью приобретение нужных для жизни благ. Хрематистика охватывает торговлю ради наживы и ростовщичество, которые осуждаются. Деньги, первоначально с необходимостью возникающие из меновой торговли, превращаются в самоцель и становятся злом.

На протяжении многих последующих веков Аристотель пользовался неоспоримым авторитетом. Его экономические воззрения разделялись столпами христианской церкви. На них опирался видный мыслитель средневековья Фома Аквинс- кий (XIII в. н.э.). Но в признании пользы товарно-денежных отношений он пошел дальше Аристотеля: торговая прибыль допускается, если она служит источником средств существования для торгующего, является оплатой его труда по улучшению товара перед продажей или же используется на богоугодные цели. По суще-ству, оправдывается и ссудный процент: предоставляя деньги взаймы, кредитор лишается возможности получать доход, используя их другим, одобряемым способом. Фома Аквинский развивает учение канонистов (толкователей канонов католицизма) о справедливой цене. Справедливая цена должна, с одной стороны, отражать затраты на производство товара, а с другой — обеспечивать продавцу приличествующий его сословию образ жизни.

На заре капиталистического хозяйствования формируется концепция меркантилизма. Подлинным богатством объявляются деньги (золото и серебро). Производство — только предпосылка для создания богатства, а непосредственным источником богатства служит сфера обращения, где товары превращаются в деньги. Внутренняя торговля лишь перемещает золото из одних рук в другие, увеличить же богатство страны может внешняя торговля, обеспечивая приток денег из-за рубежа. Идеи меркантилизма получили наибольшее развитие в Англии. В XVI в. господствовал монетарный меркантилизм (меркантилизм денежного баланса). Его приверженцы — У. Стаффорд и другие — требовали от правительства запрета на вывоз золота и серебра за границу, т.е. отказа от импорта. В XVII в. на смену монетарному приходит меркантилизм торгового баланса (наиболее яркий представитель — Т. Мен): импорт допускается, но экспорт должен быть больше, причем экспортировать следует не сырье, а готовые изделия. В России идеи меркантилизма развивал И. Посошков (начало XVIII в.).

Все зачаточные экономические концепции носили преимущественно нормативный характер.

Физиократизм. Первая целостная экономиеская теория сложилась во Франции в середине XVIII в. Основатель школы физиократов — Ф. Кенэ. В противовес меркантилистам физиократы утверждали, что торговля только перемещает богатство, создается же оно в производстве, но только там, где сама природа увеличивает количество вещества (отсюда название учения: физиократия — власть природы). Поэтому единственный производительный класс — земледельцы, промышленники — бесплодный класс, лишь изменяющий форму богатства и воспроизводящий свои затраты, но прибыли не создающий, а землевладельцы существуют за счет ренты, взимаемой с земледельцев. Работа Кенэ «Экономическая таблица» — первая макроэкономическая модель, отражающая перемещение товаров и денег между тремя классами общества таким образом, что оказывается возможным циклическое повторение производства в неизменных масштабах при сохранении прежних позиций каждого класса. Из теоретических посылок вытекала практическая программа Кенэ: поскольку весь чистый доход достается землевладельцам, на них должны быть возложены все налоги.

Учение физиократов далее развил А.Р. Ttopro. Единый у Кенэ класс промышленников он подразделяет на предпринимателей и наемных рабочих. Это деление не извечно — оно явилось следствием экономности и трудолюбия одних и расточительности и лености других. Тюрго признает существование торговой и промышленной прибыли, но рассматривает ее как вычет из доходов земледельцев. Величина процента на капитал обусловлена размером земельной ренты: деньги, вложенные в промышленные или торговые предприятия, должны приносить такой же доход, как земля, которая могла быть на эти деньги куплена.

Физиократы настаивали на невмешательстве государства в экономику. Ими провозглашен лозунг экономического либерализма: «Laissez faire, laissez passer» («Позволяйте делать что хотят, позволяйте идти куда хотят»).

Английская классическая школа. Основоположник школы — А. Смит, опубликовавший в 1776 г. «Исследование о причинах и природе богатства народов». Кон-цепция А. Смита базируется на трудовой теории стоимости (ценности), зачатки которой наблюдаются у меркантилиста У. Петги и физиократа П. Буагильбера. В отличие от физиократов А. Смит утверждает, что богатство создается в любой отрасли материального производства, ибо его источник — труд. Условием роста богатства является рост производительности труда. Поскольку Смит писал до ма-шинной революции, он связывает повышение производительности прежде всего с углублением общественного разделения труда.

Смит отвергает попытки выведения меновой ценности (стоимости) товара из его потребительной ценности. Источник и мера меновой ценности — труд и только труд. Рынок учитывает не индивидуальные затраты труда данного производителя, а общественно необходимые, под которыми Смит понимает средние при данном состоянии производства затраты.

При объяснении экономических явлений Смит исходит из того, что человек по природе эгоист. Рынок — то место, где сталкивается множество эгоистических побуждений и стихийно образуется общее благо вследствие взаимоограничиваю- щих действий отдельных субъектов, каждый из которых стремится к своей выгоде. Экономические отношения людей не определяются общественным договором, а складываются спонтанно, независимо от воли хозяйствующих субъектов. Вообще рынку в концепции Смита придается важнейшее значение: «невидимая рука рынка» — регулятор всей хозяйственной жизни.

Смит впервые ввел в экономическую теорию категории валового и чистого дохода.

Взгляды Смита не лишены противоречий. Отступая от трудовой теории стоимости, он допускает, что труд является единственным фактором, определяющим меновую ценность, только в примитивных обществах, в современных же условиях капитал и земельная собственность вносят свой вклад в образование меновой ценности.

Гораздо последовательнее трактует меновую ценность Д. Рикардо, чей главный труд «Начала политической экономии и налогового обложения» вышел в свет в г. Рикардо четко разграничивает вещественное содержание богатства и его меновую ценность: рост производительности труда увеличивает физический объем богатства, но не его меновую ценность. Капитал и земля меновой ценности не создают, следовательно, прибыль капиталиста и земельная рента суть вычеты из созданного трудом рабочих. Общественно необходимые затраты труда Рикардо толкует не как средние, а как наименее производительные, но нужные обществу. С этих позиций он объясняет земельную ренту: цена сельскохозяйственных продуктов определяется затратами труда на худших по плодородию землях, значит, на относительно лучших фермеры получают некоторый дополнительный доход, который и изымается у них в виде ренты владельцами земли.

По Рикардо, прибыль капиталиста обусловлена тем, что рабочий вынужден продавать свой труд по цене, обеспечивающей лишь прожиточный минимум. Если оплата труда существенно на некоторый срок превысит данный минимум, это приведет к увеличению числа детей в семье и, в конечном счете, — к избыточному предложению рабочих рук и падению заработной платы, Рикардо по существу является автором так называемого «железного» закона заработной платы. Отрицая возможность повышения заработной платы по мере развития капиталисти-ческого производства, Рикардо столь же пессимистически смотрит на перспективы роста прибылей капиталистов: неизбежный переход к обработке все худших сельскохозяйственных угодий ведет к удорожанию продуктов питания, следовательно — к неизбежному же росту оплаты труда и потому к падению доли меновой ценности, достающейся предпринимателям.

Рикардо рассматривает деньги прежде всего как средство обращения. Если увеличить количество денег в обращении при неизменности предлагаемой к продаже товарной массы, цены возрастут, т.е. каждая денежная единица обесценится. Так Рикардо приходит к количественной теории денег — к выведению ценности денег из их количества, распространяя закономерности бумажно-денежного обращения на золотые и серебряные деньги.

Уже современники отмечали, что выводы из рикардианской теории трудовой ценности противоречат реальности: если прибыль создается только живым трудом, норма прибыли должна быть ниже в тех отраслях, где в капитале велика доля вещественной его части, чего на самом деле нет.

Эволюция классической школы. Французский последователь А. Смита Ж.Б. Сэй развивает далее встречающееся у Смита толкование ценности как результата действия трех факторов: труда, капитала и земли. С этих позиций заработная плата, прибыль капиталиста и земельная рента — издержки производства, т.е. меновая ценность товара равна издержкам на его изготовление. Наибольшее воздействие на дальнейшее развитие экономической науки оказала сэевская теория рынка. Поскольку в торговле товары обмениваются на товары (деньги — только посредник в обмене), общий кризис сбыта невозможен (могут иметь место только частные диспропорции), каждый товаропроизводитель заинтересован в процветании всех других как потенциальных покупателей, импорт благоприятствует экспорту, а те слои, которые только потребляют, ничего не производя, разоряют страну. Английский ученик А. Смита Т.Р. Мальтус в противовес Сэю доказывает, что для реализации прибыли необходимы наряду с капиталистами и рабочими «третьи лица», которые только покупают, ничего не продавая. Рабочие, продавая свой труд, на полученную сумму могут купить лишь ценность, созданную их трудом; капиталисты, продавая товары друг другу, выручить прибыль не могут, ибо то, что выигрывают как продавцы, они теряют как покупатели. Широкую известность Мальтус приобрел провозглашенным им «законом народонаселения»: главная причина бедности не в плохом правлении и не в неравномерном распределении богатства, а в том, что рост народонаселения неизбежно обгоняет рост производства продовольствия (население растет в геометрической прогрессии, удваиваясь не менее чем за 25 лет, тогда как количество продуктов пропитания увеличивается в арифметической прогрессии).

Ученики Рикардо пытались устранить противоречие между трудовой теорией ценности и признанием единой для разных отраслей нормы прибыли, пересматривая понимание труда как создателя ценности. Джеймс Милль утверждает, что не только живой, но и овеществленный труд создает ценность. Д.Р. Мак-Куллох объявляет трудом и действия сил природы. Н.У. Сеииор толкует труд как частный случай воздержания: рабочий, вкладывая свой труд, воздерживается от покоя и досуга, а капиталист, вкладывая свои деньги в производство, воздерживается от их применения, доставляющего удовольствие сегодня. Джон Стюарт Милль, трактуя трудовую теорию ценности как теорию издержек производства, пытается сочетать ее с концепцией меновой ценности как точки равновесия спроса и предложения: предложение, по Дж. Ст. Миллю, определяется издержками производства.

Антикапиталистические концепции. Если А. Смит и Д. Рикардо видели в капитализме «естественный порядок», то некоторые последователи трудовой теории ценности делали из нее антикапиталистические выводы. Английские социалис- ты-рикардианцы У. Томпсон, Т. Годскин, Д. Грей, Дж. Ф. Брей провозглашали: поскольку ценность, т.е. богатство, создается трудом, капитал не имеет никаких прав на ее присвоение. Они ратовали за общество, построенное на коллективной собственности при сохранении рыночных отношений.

В первой половине XIX в. учение Рикардо послужило основой для близких социалистическим концепций П.Ж. Прудона (Франция) и К.И. Родбертуса-Яге- цова (Германия). Пруд он связывает нетрудовые доходы одних и бедность других с неправильной организацией обмена. На смену рыночной цене должна прийти устанавливаемая экспертами конституированная или пропорциональная ценность, отражающая трудовые затраты с учетом пропорционального распределения труда между различными отраслями производства. Основу экономики должно состав-лять мелкое товарное производство. Товаропроизводители обмениваться продукцией через народный банк, который выступает как определитель пропор-циональной ценности благ. По Родбертусу, частная собственность постепенно, через ряд реформ, должна перейти в руки государства, что приведет к исчезновению прибыли и земельной ренты.

Сторонником трудовой теории ценности был и английский социалист Р. Оуэн, утверждавший, что при капитализме положения этой теории не реализуются, ибо трудовая оценка искажается деньгами. Частная собственность и принцип личной заинтересованности уже изжили себя, и в основу нового общества следует положить кооперативную собственность работников на средства производства, общий труд и равенство в правах и обязанностях. Конкурируя с частными предприятиями, кооперативы, как более эффективные, в конечном счете вытеснят их.

С иных позиций критикует капитализм французский мыслитель КА Сен- Симон. Главным пороком капиталистического общества он считает анархию про- изводства. В обществе индустриалов, которое необходимо построить, сохранится частная собственность, но владельцы предприятий должны будут подчинить производство централизованно разрабатываемому народнохозяйственному плану и лично участвовать в труде.

Другой французский критик капитализма, Ш. Фурье, видит эксплуатацию рабочих в их обмане как покупателей. Бедностью основной массы покупателей он объясняет экономические кризисы. Фурье предсказывает, что конкуренция приведет к монополии и капитализм превратится в торговый феодализм. Разумное общество, которое надлежит построить, должно представлять собой ряд са-моуправляющихся небольших общин (фаланг), ведущих в основном натуральное хозяйство (между общинами допускается только обмен излишками). В фаланге нет частной собственности и порабощающей человека пожизненной специализации работников, работы подбираются в соответствии со склонностями человека, причем даже в течение рабочего дня осуществляется перемена труда, на смену конкуренции приходит соревнование, от которого выигрывают все.

Очевидно, что во всех концепциях критиков капитализма главенствует нормативный подход.

Экономическое учение марксизма. Экономическая теория, разработанная К. Марксом при непосредственном участии его соратника Ф. Энгельса, генети-чески связана с английской классической школой. Маркс исходит из рикардиан- ского понимания трудовой теории ценности, но в своем трехтомном труде «Капитал» вносит в анализ принципиально новые моменты. Главный из них — теория прибавочной ценности (в русской экономической литературе советского периода утвердился перевод «теория прибавочной стоимости»). По Марксу, капиталист покупает не труд, а рабочую силу, т.е. способность трудиться. Ценность (стоимость) рабочей силы определяется затратами на ее воспроизводство: на питание, одежду, приобретение квалификации, содержание детей, которые должны будут заменить физически выбывающую рабочую силу родителей, и т.п. Разницу между ценностью рабочей силы и ценностью, которую она может создать, Маркс именует прибавочной ценностью. Таким образом, прибыль капиталиста возникает без нарушения эквивалентного обмена на рынке труда.

Маркс вводит деление капитала на постоянный (инвестированный в средства производства) и переменный (вложенный в рабочую силу). В ходе технического прогресса органическое строение капитала (отношение постоянного капитала к переменному) повышается, спрос на рабочие руки растет медленнее, чем капитал, что порождает массовую безработицу и делает неизбежным обнищание рабочего класса.

Поскольку прибыль создается только трудом, отраслевые различия в органическом строении капитала приводят к различиям нормы прибыли. Капиталы уст-ремляются в отрасли с низким органическим строением капитала. Усилившаяся там конкуренция вызывает падение рыночных цен товаров; напротив, в отраслях, которые капитал покидает, цены растут. Межотраслевое переливание капиталов приводит к тому, что товары продаются не по их ценности (стоимости), а по ценам производства, обеспечивающим в любой отрасли среднюю норму прибыли. Так Маркс пытается решить оказавшуюся непосильной для английской классической школы задачу согласования трудовой теории ценности с фактически наблюдаемым равенством нормы прибыли в отраслях с разной долей затрат на труд в составе капитала.

Развивая рикардианскую теорию земельной ренты, Маркс доказывает существование наряду с дифференциальной рентой, обусловленной различиями в пло- дородии и местоположении участков, еще и абсолютной ренты, порождаемой монопольной собственностью на землю как объект хозяйства.

Маркс строит модель общественного воспроизводства (циклически повторяющегося процесса производства всех благ), в которой представлены необходимые соотношения между производством средств производства и производством предметов потребления. Он утверждает, что в силу анархии производства при капитализме неизбежны периодические экономические кризисы.

В марксистской теории большую роль играет закон концентрации капитала и производства, согласно которому по мере развития капитализма мелким и средним предприятиям не остается места в хозяйстве. Из этого закона выводится и неизбежность грядущей замены крупной частной собственности единой общенародной собственностью, т.е. переход к коммунизму. Коммунистическое общество пройдет в своем развитии две стадии. На первой — вследствие недостаточного развития производства и неготовности масс к безвозмездному труду на общее благо — необходимо распределение по труду (по Энгельсу, должно учитываться только количество труда, но не его квалификация: поскольку обучение профессии будет осуществляться за счет общества, плоды его должны доставаться обществу, а не самому работнику). На второй стадии, когда гигантски вырастут производительные силы, а труд станет жизненной потребностью человека, распределение по труду сменится распределением благ по потребностям.

Историческая школа. Сложившаяся в Германии в середине XIX в., эта школа опиралась на взгляды Ф. Листа, утверждавшего, что каждая нация имеет свой путь экономического развития и потому не может быть какой-либо универсальной экономической теории. Если английская классическая школа рассматривала существующее капиталистическое хозяйство как единственно нормальное, естественное, то Лист провозглашал необходимость исторического подхода к экономике. Лист и его последователи отрицали доктрину экономического либерализма и требовали государственного покровительства отечественным производителям.

В. Рошер, разделяя теорию факторов производства, доказывал, что в ходе исторического развития решающая роль переходила от земли к труду, а от него к капиталу. Б. предложил трехфазную схему экономической эволюции:

натуральное хозяйство — денежное — кредитное. К. Книс, ссылаясь на неповторя-емость экономических ситуаций, вообще отрицал существование экономических законов; задачу исследователей он видел не в построении теорий, а в описании и моральной оценке конкретных явлений хозяйственной жизни.

В 1870-е годы сформировалась так называемая молодая историческая школа (лидеры — К. Бюхер, Г. Шмоллер, Л. Брентано). Для нее характерно стремление к истолкованию экономических процессов и ситуаций как результата воздействия психологических, этических, религиозных и иных внеэкономических факторов. Но представители этой школы сыграли определенную роль не только в развитии методологии экономических исследований. Бюхер одним из первых подметил все возрастающее значение ссудного капитала, из чего он сделал вывод о «процентном рабстве», в которое попадают в равной степени предприниматели, землевладельцы, торговцы и рабочие (впоследствии эта идея была подхвачена национал- социалистами, придавшими ей антисемитскую направленность). Брентано доказывал, что низкая оплата труда невыгодна в конечном счете и самим предпринимателям, ибо она препятствует замене ручного труда машинным и тем самым — удешевлению товаров и повышению их конкурентоспособности. В отличие от Шмоллера, выступавшего за запрет профсоюзов, Брентано видел в них противовес предпринимателям, корыстно использующим то, что рабочие не могут отложить продажу своего труда в ожидании лучших цен. Брентано, доживший до эпо- хи монополий, — один из создателей теории преодоления кризисов на основе планомерного регулирования производства картелями.

Идеи исторической школы оказали большое влияние на формирование взглядов всемирно известных социологов В. Зомбарта и М. Вебера.

Институционализм. Новое направление зародилось на рубеже XIX и XX вв. в США. Т. Веблен и его последователи отвергли господствовавшее со времен А. Смита представление, что вся хозяйственная деятельность обусловлена исключительно стремлением ее субъектов к наибольшей личной выгоде. Они считали, что огромную роль в функционировании экономики играют социальные институты — комплексы норм поведения, закрепленные (большей частью) в правовых установлениях и реализуемые через общественные учреждения, либо организационно не оформленные (обычаи, традиции). Институционалисты акцентируют внимание на коллективных действиях, осуществляемых в рамках таких институтов, как профсоюзы, политические партии, объединения предпринимателей и т. п. Веблен критиковал традиционный подход к экономике как к равновесной системе и поиск условий статического равновесия; в его понимании, экономика — наука о динамических процессах.

Появление институционализма было воспринято современниками как методологический переворот в экономической науке.

Отражая изменения, произошедшие в хозяйстве развитых стран к концу века, Веблен вводит в анализ хозяйственных отношений наряду с капиталистами и рабочими социальную группу — инженерно-технических работников. Если ранее капиталист был организатором производства, то теперь владельцы капитала — действующие лица финансовой сферы, их капитал воплощен не в средствах произ-водства, а в ценных бумагах, реально же управление производством осуществляют технические специалисты. Интересы этих социальных групп различны, что ведет к конфликту между бизнесом и индустрией. По Веблену, из-за господства монополий, вздувающих цены и ограничивающих объемы производства, модель современной экономики не может быть построена на основе спроса и предложения. С монополиями Веблен связывает гипертрофию кредита и кредитную инфляцию, следствием чего становятся экономические кризисы. Выход из противоречий он видит в передаче власти над экономикой инженерно-техническим работникам, установлении технократии, чего можно добиться всеобщей стачкой специалистов.

Д. Коммонс уделял основное внимание правовым институтам. Поскольку участниками сделок все чаще выступают не индивидуумы, а их объединения, достижение компромисса между ними все труднее и требуется вмешательство государства как арбитра и как силы, понуждающей стороны к выполнению взятых обязательств. В конечном счете на смену существующему порядку придет административный капитализм.

Другой ученик Веблена, У. Митчелл, вошел в историю науки как исследователь экономических циклов. Митчелл придавал особое значение асинхронности (опережениям и запаздываниям) взаимосвязанных хозяйственных явлений. Им создана система прогнозирования конъюнктуры («экономический барометр»).

Зарождениеэкономико-математического направления. Впервые попытку при - менить математические методы для анализа экономических процессов предпринял во Франции в конце 30-х годов XIX в. А. О. Курно. Он рассматривал спрос как непрерывную функцию цены, что позволяло использовать аппарат дифференциального исчисления для нахождения максимума валового дохода от продаж. Курно ввел понятие «эластичность спроса по цене» и показал, что данное свойство специфично для разных групп товаров.

В отличие от профессора математики Курно, строившего абстрактные модели, немецкий помещик (тоже математик по образованию) И.Г. Тіонен обрабатывал конкретные данные о своем хозяйстве. В этом отношении он выступает как предшественник эконометрики. Тюнен считается основоположником теории размещения производства. Тюнен — автор ряда методологических подходов, оцененных лишь много лет спустя. В частности, он пытался построить теорию распределения доходов по факторам производства, последовательно меняя величину одного фактора при неизменности других.

Как и труды Курно и Тюнена, не нашла отклика у современников работа немецкого исследователя Г. Госсена «Развитие законов человеческого общения и вытекающих из них правил человеческой деятельности». В центре внимания Госсена — потребительские оценки как основа спроса и выбор между благами. Им сфор-мулированы положения, получившие впоследствии широкую известность как «законы Госсена». Поскольку удовлетворение от какого-либо блага уменьшается с потреблением каждой последующей единицы этого блага, оценка полезности как ценности зависит от количества блага. При ограниченности благ полезность комбинации разных благ максимальна, когда последние потребленные их единицы имеют равную полезность. Своим утверждениям Госсен дает математическую интерпретацию, причем зависимость между полезностью и количеством благ рассматривается как линейная. Концепция Госсена была фактически «переоткрыта» основоположниками австрийской школы почти двадцать лет спустя по выходе в свет книги Госсена.

Австрийская школа. В начале 70-х годов XIX в. К. Менгером были заложены основы маржинализма, или теории предельной полезности (сам Менгер термина «полезность» избегал). Суть этой теории: ценность (стоимость) какого-либо блага — субъективная оценка потребителя; она зависит от важности удовлетворяемой потребности и полезности последней (предельной) потребляемой единицы данного блага.

Если традиционно считалось, что ценность конечной продукции зависит от ценности расходуемых на ее производство материалов, орудий труда и т. п., то, по Менгеру, ценность произведенной конечной продукции определяется ценностью всего, что пошло на ее изготовление. Менгер ввел в научный оборот ряд категорий и идей, получивших развитие в трудах экономистов XX в. Им разработано положение о субституции (взаимозаменяемости) производственных факторов, из чего позднее выросла концепция производственных функций, высказана идея комп- лементарности (взаимозависимости ценности) производительных благ, сформулированы категории «цена спроса» и «цена предложения», включено в анализ по-будительных мотивов обмена понятие ликвидности.

Ученик Менгера Э. Бем-Баверк рассматривает как полезность не только удовлетворение потребности, но и избавление от тягот (экономию сил, сокращение издержек и т. п.). Он вводит понятие «субституционной предельной полезности»: ценность какого-либо блага для субъекта определяется предельной полезностью тех благ, от которых он отказывается ради данного блага.

Концепция австрийской школы нашла наиболее полное воплощение в работах Ф. Визера. Визер вводит в анализ ценности понятие упущенной выгоды. Он сформулировал «закон издержек производства» (впоследствии получивший название «закона Визера»): ценность производительного блага, которое может исполь-зоваться для изготовления разных изделий, определяется ценностью изделия с наименьшей предельной полезностью. Визер считается основоположником теории вменения, согласно которой земля, капитал и труд комплементарны, они не создают дохода друг без друга. Проблема распределения полученного дохода меж- ду факторами производства — не выявление причинно-следственных связей. Речь идет только о том, какую часть произведенного дохода можно отнести на счет данного фактора, «вменить» ему.

По некоторым вопросам среди создателей австрийской школы не было единства. Так, Менгер и Визер были сторонникамиординалистского подхода — они считали, что полезности не поддаются измерению, а могут быть только ранжированы; Бем-Баверк отстаивал подход — возможность количественного исчисления полезности благ.

Одновременно с Менгером, но независимо от него, важнейшие положения маржинализма сформулировал английский ученый У.С. Джевонс. В отличие от австрийской школы Джевонс широко использовал математический аппарат. Он ввел наряду с категорией полезности категории бесполезности и антиполезности, использовав их для анализа процесса труда: когда антиполезность труда и полезность продукта труда уравновешиваются, процесс производства прекращается.

Воздействие идей австрийской школы на развитие экономической науки было столь велико, что современники говорили о «маржиналистской революции».

Лозаннская школа. Представитель этой школы Л. Вальрас первым разработал замкнутую математическую модель общего экономического равновесия. В ее основу было положено деление всех участвующих в производстве на владельцев производительных услуг и предпринимателей, приводящих эти услуги в действие, а затем продающих произведенные товары. По Вальрасу, экономическое равновесие социально выгодно населению, но единого критерия этой выгодности он не формулирует. Поскольку Вальрас рассматривал ценность как полезность, его считают одним из создателей маржиналистской теории.

Вальрасовская модель равновесия была впоследствии преобразована В. Па- рето. Он отвергает понятия ценности и полезности благ, заменяя их понятием «предпочтение», имеющим только порядковый смысл. Для анализа предпочтений им используются предложенные английским экономистом Ф. Эджуортом «кривые безразличия». Парето сформулировал четкий критерий равновесия (получивший впоследствии название «оптимум Парето»): социальный оптимум — это положение, в котором нельзя путем производства и обмена товаров и услуг повысить благосостояние хотя бы одного субъекта без ущерба для благосостояния какого- либо другого субъекта. На основании статистических данных Парето доказывал устойчивость зависимости между величиной дохода и долей получающих его лиц в населении («закон Парето»).

Кембриджская школа. Лидер этой сформировавшейся в конце XIX в. школы А. Маршалл пытался синтезировать положения английской классической школы и маржинализма, заложив тем самым основы неоклассического направления. Рыночное равновесие он рассматривает как равенство цен предложения и спроса. Если цены предложения определяются издержками производства, то цены спроса — предельной полезностью товара. Таким образом, теория Рикардо и его последователей применима к предложению, а теория маржиналистов — к спросу. Предложенная Маршаллом модель принципиально отлична от модели Вальраса. По Вальрасу, цена — переменная, а предложение товаров зависит от

цены, так что равновесие достигается движением цен; по Маршаллу, предложение обусловлено не ценой, а издержками, и равновесие осуществляется через изменение объема выпуска (в современной экономической теории эти подходы именуются соответственно «модель корректировки цен» и «модель корректировки выпуска»). Маршалл связывает динамику издержек с изменением масштаба производства. В сельском хозяйстве рост производства обусловливается опережающим ростом издержек, т.е. здесь действует закон падающей отдачи. В промышленности в краткосрочном периоде действует тот же закон, а в долгосрочном — рост масштабов производства сопровождается снижением издержек на единицу продукции, т.е. проявляется закон повышающейся отдачи. Маршалл внес большой вклад в анализ эластичности спроса, разработав для этой цели математический инструментарий.

Ученик Маршалла А.С. Пигу — создатель «теории благосостояния». Частная деятельность обществу может приносить как выгоды, так и издержки. Благосостояние зависит и от величины национального дохода, и от равномерности его распределения. Поэтому необходимо государственное вмешательство в экономику через механизм налогов, субсидий и трансфертов бедным из государственного бюджета, а там, где возможно появление монополий, нужен государственный контроль над ценами и производством.

Американская школа. Положения, во многом близкие Маршаллу, развивал Д.Б. Кларк. Он утверждал, что в хозяйственной сфере в любую историческую эпоху действуют три универсальных закона. Закон предельной производительности вытекает из концепции предельной полезности, в которую Кларк вносит ряд коррективов. Во-первых, экономическую оценку полезности благ дают не индивидуумы, а социальные группы (классы покупателей), причем каждый класс регулирует цены значимых для него товаров. Во-вторых, любой товар — это набор полез- ностей, и цена отражает совокупность его предельных полезностей. Закон специфической производительности отражает то, что каждый фактор производства вносит свой вклад в ценность продукта. Владельцу соответствующего фактора и должен доставаться специфический вклад этого фактора. По Кларку, капитал приносит процент, капитальные блага — ренту, предпринимательская деятельность — предпринимательскую прибыль, труд — заработную плату. Закон убывающей производительности — не просто иная формулировка закона падающей отдачи; Кларк толкует его в духе маржинализма, доказывая, что «вознаграждение» каждого фактора сводится к величине его предельного продукта.

Кларк подразделяет экономическую теорию на статику и динамику. Статика — это некая абстракция, необходимая, тем не менее, для выявления основных закономерностей. Некоторые категории существуют только в динамике, например предпринимательский доход, который Кларк толкует как премию за новаторство.

Первыетеориимонополий. Попыткутеоретического осмыслениятого нового, что принесли в экономическую жизнь монополии, первыми предприняли последователи Маркса.

Объектом внимания немецкого экономиста Р. Гильфердинга стали монополии в банковском деле. Капитал этих монополий, вложенный в промышленность, он именует финансовым капиталом. Подчиняя себе промышленное производство, банковские монополии открывают дорогу к замене свободной конкуренции пла-номерной организацией экономики сначала в масштабах страны, а затем, с развитием международных монополистических объединений, и во всемирном масштабе. Общество вступает в эпоху «организованного капитализма».

Австрийский социал-демократ К. Каутский, акцентируя внимание на промышленных монополиях, создал теорию перерастания капитализма в ультраимпериализм: монополии, сложившиеся в отдельных странах, сольются в единый всемирный картель, что будет означать устранение конкуренции, замену анархии производства плановым ведением хозяйства при сохранении частной собственности.

В.И. Ленин трактует финансовый капитал как сросшийся капитал банковских и промышленных монополий. Это срастание находит выражение и в личной унии воротил банковского и промышленного бизнеса, в образовании финансовой олигархии. Ленин видит в утверждении господства монополий не переход к планомерному ведению хозяйства, а деградацию. Подавление конкуренции лишает капиталистическое производство стимулов к развитию. Монополистический капитализм — это паразитический, загнивающий капитализм. Но поскольку монополии не могут полностью устранить конкуренцию, загнивание — не абсолютное правило, а только ведущая тенденция. Отсюда вытекает неравномерный, скачкообразный характер развития отдельных отраслей и стран в эпоху монополисти-ческого капитализма.

Немарксистскиетеориимонополий. Несколько позже марксистскихконцеп- ций монополий австрийский экономист Й. Шумпетер создал теорию эффективной конкуренции. Он отвергает традиционное противопоставление конкуренции как условия роста экономики и монополии как препятствия для такого роста. Эффективна только конкуренция, основанная на снижении издержек производства и повышении качества продукции. Но именно монополии, располагающие гигантскими ресурсами, имеют возможности осуществления крупных технических, организационных и управленческих новаций. В современных условиях конкуренция между монополиями, внедряющими новшества, — это есть эффективная конкуренция.

В тридцатые годы XX в. американским экономистом Э. Чемберлином была предложена теория монополистической конкуренции. Согласно ей, абсолютно идентичных условий производства и сбыта продукции у разных хозяйствующих субъектов нет и быть не может, следовательно, каждый такой субъект в чем-то является монополистом. Так называемая свободная конкуренция — по существу конкуренция монополистов. В реально складывающейся конкурентной среде часть производственных мощностей недогружена, вследствие чего издержки выше, чем они были бы при чистой конкуренции. Но в целом монополистическая конкуренция не несет негативного характера.

В то же время англичанка Д. Робинсон разработала теорию несовершенной конкуренции. Несовершенной является конкуренция в условиях, когда кто-либо из хозяйствующих субъектов (или группа сговорившихся субъектов) благодаря объему своих продаж или покупок может оказывать существенное влияние на общий уровень цен. При несовершенной конкуренции появляется возможность про-ведения крупнейшими предприятиями сознательной ценовой политики, маневрирования ценами во времени и пространстве, а также в отношении отдельных групп покупателей или продавцов. До Робинсон экономисты ограничивались анализом монополии продавцов, она же ввела в круг исследования монополию покупателей, назвав ее монопсонией.

Шведская школа. Теоретические конструкции, создававшиеся приверженцами шведской школы, восходили к положениям, выдвинутым в первые десятилетия XX в. К. Викселлем. Традиционно экономисты рассматривали происходящие в свободной рыночной экономике процессы как маятниковые. Викселль же ввел в экономический анализ кумулятивные процессы. По Викселлю, ход экономичес-кой жизни существенно предопределяется ожиданиями хозяйствующих субъектов. С он, в частности, связывает кумулятивность. Концепция кумулятивных процессов по существу опровергала представление о саморегулировании рыночной экономики и обосновывала необходимость государственного вмешательства для преодоления приобретающих инерционную устойчивость и потому нарастающих негативных экономических тенденций. Достаточным способом такого вмешательства Викселль считал регулирование банковского процента.

Принято именовать сформировавшуюся в 30-е годы группу последователей Викселля, развивавших, а кое в чем пересматривавших взгляды учителя, шведской .

Э. Линдаль ввел для оценки динамики кумулятивных процессов коэффициент эластичности ожиданий: если отношение ожидаемых пропорциональных изменений к имевшим место изменениям больше единицы, кумулятивный процесс будет продолжаться; в иных случаях процесс будет затухать, и система придет в равновесие на новом уровне.

Г. Мюрдаль в аспекте ожиданий рассматривает рынок капитала. Он толкует реальный капитал как сумму ожидаемых доходов, дисконтированных применительно к данному моменту. Равновесие на рынке капитала — предпосылка равновесия в производственной сфере. Для установления равновесия необходимо, чтобы инвестиции соответствовали размерам свободного капитала, но это соответствие нарушается факторами, внутренними для самой экономической системы. На товарных рынках с недостаточной гибкостью цен нарушение равновесия может долгое время не обнаруживаться, что приводит затем к тяжелым последствиям.

Б. Олин отрицает тезис Викселля о достижения равновесия регулированием процентной ставки — таким путем можно достичь только временной стабилизации цен. Олин доказывает, что инфляция связана не с изменением количества денег в обращении, а с процессами, происходящими на рынке капиталов, — в частности, с правительственными займами и фискальной политикой.

Э. Лундберг придает особое значение асинхронности отдельных экономических процессов и реакций разных субъектов на сигналы рынка. Основным источником неустойчивости экономики он считает несовпадение во времени издержек производства и доходов, необходимых для покрытия этих издержек. Несовпадение это, выступая как противоречие между предложением и платежеспособным спросом, вызывает циклические колебания в экономике.

Кейнсианство. Концепция английского экономиста Дж.М. Кейнса, изложенная в его книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.), была теоретической реакцией на мировой экономический кризис 1929—1933 гг. Она отражала общее разочарование в господствовавшем ранее представлении об эффективном саморегулировании рыночного хозяйства. В основе концепции Кейнса лежит тезис, что динамика национального дохода определяется не факторами предложения, а факторами спроса. Эффективный, т.е. совокупный, платежеспособный спрос, от которого зависит уровень занятости, состоит из потребительского и инвестиционного спроса. Поскольку людям свойственна склонность к сбережению, темпы роста потребления всегда отстают от темпов роста дохода. Превращение сбережений в инвестиции ограниченно, ибо люди предпочитают ликвидность и блага настоящего для них существеннее будущих благ. Процент, по Кейнсу, — это плата за отказ от ликвидности. Чем больше разрыв между нормой процента и ожидаемой доходностью инвестиций, тем активнее процесс инвестирования.

Недостаточный рост частных инвестиций должен быть компенсирован государственными вложениями. При этом государство должно выступать не как производитель, а как заказчик. Первичные инвестиции влекут за собой рост занятости и увеличение доходов не только в той отрасли, которой был адресован заказ, но и в отраслях, поставляющих для нее сырье, материалы, оборудование, а также производящих предметы потребления, приобретаемые получившими доход работни-ками. В свою очередь, оживление в этих отраслях порождает рост занятости, ин-вестиционного и потребительского спроса в сопряженных с ними производственных объектах. Эффект мультипликатора (умножителя) первичных инвестиций зависит от предельной склонности к потреблению. Решающую роль в государственном регулировании экономики отдает не денежно-кредитной, а бюджетной политике. Источник средств для правительственных инвестиций он видит в займах и контролируемой денежной эмиссии. Он утверждает, что увеличение количества бумажных денег в обращении приводит к инфляции при полной занятости населения, а при безработице денежная накачка спроса будет лишь стимулом для расширения производства. При этом, чтобы предлагаемые меры дали эффект, необходима политика протекционизма во внешней торговле. Вскоре после смерти Кейнса его английские последователи разделились на левых кейнсианцев и нео- кейнсианцев.

Левые кейнсианцы (лидер — Д. Робинсон) утверждают, что повышения плате-жеспособного спроса можно добиться путем более равномерного распределения национального дохода и ограничения монополий. Государственные заказы должны стимулировать в первую очередь рост объектов социальной сферы.

Неокейнсианцы Р. Хэррод и Н.Калдор включают в анализ изменения, вноси-мые научно-техническим прогрессом. Поскольку изменения эти непрерывны, го-сударственное вмешательство должно быть не спорадическим, а постоянным, причем направленным на форсирование научных исследований и необходимую структурную перестройку производства. В неокейнсианскую модель наряду с мультипликатором включен акселератор, выражающий отношение прироста инвестиций к вызвавшему его приросту национального дохода.

Теории экономического роста. У истоков этих теорий стояли неокейнсианцы. Хэррод исследовал взаимоотношения роста рабочей силы, дохода на душу населения и наличного капитала. Им введено понятие капиталоемкости национального дохода и под этим углом зрения рассмотрены два типа инноваций: одни снижают затраты труда, увеличивая затраты капитала в вещественной форме; другие экономят вещественный капитал, но вызывают повышенный расход живого труда. В зависимости от типа инноваций происходят существенные сдвиги на рынках труда и средств производства. Американский неокейнсианец Е. Домар акцентирует внимание на том, что инвестиции, увеличивая спрос, в то же время ведут к росту предложения, что грозит новыми нарушениями равновесия. Он предложил «главное уравнение роста», где фигурирует темп «уравновешенного роста», при котором балансируются приросты предложения и спроса на товары.

С критикой неокейнсианских моделей роста выступил американский экономист Р. Солоу. В его модели экономической динамики главное — замещение труда вещественным капиталом. Снижение трудоемкости продукции делает экономический рост относительно независимым от предложения труда. Солоу, как и многие другие разработчики теорий роста, оперирует производственными функциями, отражающими количественные зависимости результатов производства от изменения соотношений различных факторов производства (впервые аппарат производственных функций использовали в макроэкономическом анализе американские исследователи Ч. Кобб и П. Дуглас).

Развитие неоклассического направления. Выдающимисяпредставителямиэто- го направления в 30—40-е годы были англичанин Д. Хикс и американец П. Саму- эльсон.

Хикс отказывается от понятия предельной полезности, поскольку полезность не поддается измерению, и, оперируя кривыми безразличия, вводит понятие предельной нормы замещения. Она показывает, какое количество данного товара ком-пенсирует потребителю потерю предельной единицы другого товара. До Хикса маржиналисты выявляли закономерности спроса на отдельный товар, Хикс же осуществляет теоретический анализ совокупного спроса на множество разнород- ных товаров. Он критикует вальрасовскую модель равновесия за статичность, про-тивопоставляя ей свою динамическую концепцию равновесия. В ней выделены четыре группы взаимосвязанных рынков: факторов производства, услуг, промежуточных продуктов и готовых товаров. Главный источник нарушения равновесия — воздействие эффекта доходов на рынок факторов производства. Ожидания могут выступать как стабилизаторы равновесия (например, высокоэластичные ожидания процентной ставки) и как дестабилизаторы (например, высокоэластичные ценовые ожидания).

В работах Самуэльсона четко прослеживается установка на замену абстрактных построений выводами из наблюдений, получаемыми математическими методами. По Самуэльсону, в основе всей экономической науки лежат две взаимосвязанные гипотезы: экономического максимума и экономического равновесия. Равновесие предполагает существование некоего максимума, к которому стремится система, но это значит, что равновесие по своей природе не статично, а динамично. В динамичной системе процессы имеют нелинейный характер, что требует для анализа соответствующего математического аппарата.

Самуэльсон был одним из создателей концепции «неоклассического синтеза» — попытки соединения неоклассического анализа факторов, обусловливающих оптимальный уровень производства, с кейнсианским анализом факторов спроса.

Новую трактовку получила прибыль на капитал в работах американского экономиста И. Фишера. Сводя прибыль к проценту, он считает, что процент возникает не из производительности капитала, а из разной оценки настоящих и будущих благ. Широкое распространение получили введенные Фишером понятия запаса благ и потока услуг, оказываемых этими благами. По Фишеру, не ценность запаса благ определяет ценность потока услуг, а наоборот, ценность запаса благ — это дисконтированная ценность будущих услуг (с учетом ожидаемой продолжительности их поступления).

Американский экономист Ф. Найт четко разграничивает процент и предпринимательский доход. Предпринимательский доход связан с деятельностью в условиях подлинной неопределенности, когда невозможна вероятностная оценка риска. Этот доход получают только предприниматели-новаторы. Найт видит в предпринимательском доходе оборотную сторону недостижимости полного равновесия экономической системы.

Концепция государственного социализма. Освещение и обоснование системы, сложившейся в СССР, официально именовалось марксистско-ленинской теорией социализма.

В.И. Ленин считал экономической основой социалистического общества государственную собственность на средства производства, отвергая передачу собственности коллективам работников предприятий как исключающую возможность централизованного планомерного управления всем народным хозяйством. Там, где нет множества собственников, нет и товарно-денежных отношений — они заменяются плановым распределением всех благ. Сохраняется только денежная форма учета хозяйственных операций. Представления Ленина о социализме под влиянием неудач их практического воплощения претерпели некоторую эволюцию: при государственной собственности на землю и основные орудия производства кооперативная собственность также была признана социалистической; натуральное распределение потребительских благ заменено торговлей ими.

Н.И. Бухарин, также вначале придерживавшийся положения о бестоварных отношениях при социализме, после коллективизации мелких сельских производителей признал необходимость торговли между государственными и кооперативными предприятиями.

И.В. Сталин считал кооперативную собственность социалистически «неполноценной» и потому подлежащей превращению в государственную. Поскольку товарно-денежное обращение связано с наличием двух форм общественной собственности, оно должно постепенно заменяться прямым продуктообменом в процессе огосударствления кооперативной собственности. По Сталину, при социализме роль регулятора производства играет не закон стоимости, а закон планомерного, пропорционального развития. Эффективной заменой конкуренции является социалистическое соревнование.

После смерти Сталина некоторые элементы модели государственного социализма подверглись пересмотру. Прибыль была признана стимулом производства, а норма прибыли — показателем его эффективности. Была отвергнута идея замены торговли продуктообменом. Но основные положения концепции остались неприкосновенными.

Вкладроссийскихученьх в экономическую теориюХХв. В России в начале XX в. сформировалось мощное экономико-математическое направление.

В.К. Дмитриев создал модели ценообразования, в которых учитывались полные общественные издержки. Новаторский подход заключался во введении в модель коэффициентов затрат капитала по всей технологической цепочке. Дмитриевская идея построения системы линейных уравнений затрат на конечный продукт нашла впоследствии развернутое воплощение в модели построенной эмигрировавшим в США экономистом В.В. Леонтьевым.

Классическими считаются работы Е.Е. Слуцкого по математической интерпретации зависимости спроса на определенное благо от его цены и цен других благ (эффект замещения) и дохода покупателя (эффект дохода).

В.В. Новожилов в анализ цен равновесия ввел фактор дефицитности товаров, а также сбалансированности товарной и денежной массы.

Мировое признание получили работы Л.В. Канторовича — создателя линейного программирования. Канторович показал, что любые задачи распределения могут рассматриваться как задачи максимизации при многочисленных ограничениях.

Особое место в мировой науке занимают труды Н.Д. Кондратьева. На основании обработки богатейшего статистического материала им создана концепция больших циклов экономической конъюнктуры. Цикл состоит из двух длинных волн • — повышения и понижения. В основе циклического развития экономики лежит смена технических способов производства. Каждый такой способ производства характеризуется равновесием основных капитальных благ (производственной инфраструктуры и квалифицированной рабочей силы) и других факторов хозяйственной и социальной жизни. Спад — результат нарушения равновесия. Ведущим элементом основных капитальных благ являются производственные сооружения; срок их жизни определяет длительность цикла. Обновление этих благ на основе научно-технического прогресса — условие подъема.

Вокруг концепции больших циклов до наших дней не утихают споры.

Экономический либерализм в первой половинеХХв. Вплоть до конца 60-х годов идеи необходимости государственного вмешательства в экономику доминировали в науке. Однако в этот период экономический либерализм обрел двух выдающихся защитников.

Австрийский экономист Л. Мизес доказывает, что централизованно устанавливаемые цены делают невозможным достижение экономического равновесия. Когда цена перестает быть мерилом связи спроса и предложения, она не может служить компасом для производства — исчезает основа сопоставления различных вариантов инвестиций и выбора оптимальных решений. Поэтому любое ограни- чение рыночного механизма превращает экономику в поле произвола государственных

Немецкий последователь Мизеса Ф. Хайек акцентирует внимание на том, что для планового руководства хозяйством государственным органам требуется вся полнота информации, а это нереально. Но даже при наличии информации скорость реакции на изменения хозяйственной ситуации "в централизованно управляемой экономике чрезвычайно низка. Государственный аппарат заботится не об экономике, а об интересах власти. Так, регулирование денежной эмиссии имеет целью, прежде всего, пополнение государственного бюджета, что неизбежно ведет к инфляции. Хайек выдвигает концепцию «частных денег»: экономика только выиграет от отмены государственной монополии на эмиссию денег и предоставления прав на эмиссию коммерческим банкам.

Мизес и Хайек отстаивали преимущества рыночного хозяйства в условиях существования в СССР социалистической системы, добившейся серьезных производственных успехов. Мизес доказывал, что советская экономика, будучи неэффективной по существу, не разваливается лишь потому, что следует структуре производства развитых рыночных стран. Социалистическая система хозяйства возможна только как имитирующая система, ибо вне капиталистического окружения она лишается всяких ориентиров. Хайек подчеркивает, что государственное управление хозяйством подавляет индивидуальную инициативу и потому вредно не только экономически, но и политически. Любое усиление правительственного воздействия на экономику — дорога к рабству.

Фрайбургской школой, сформировавшейся вокруг В. Ойкена на пороге 30-х годов, разработана концепция ордолиберализма (от латинского ordo — порядок). Экономическая роль государства не отрицается, но ограничивается установлением правил хозяйственной жизни и контролем за их соблюдением.

Посткейнсианство. С середины 1960-х годов начался пересмотр кейнсианца- ми ряда положений своего учителя. Посткейнсианство — не единая теория, а общее название нескольких существенно отличающихся друг от друга концепций.

Калецкианское посткейнсианство использовало идеи долго работавшего в Великобритании польского экономиста М. Калецкого, создавшего еще до Кейнса свою теорию спроса. В отличие от кейнсовской она была разработана применительно к условиям несовершенной конкуренции. С позиций ортодоксального кейнсианства нельзя было объяснить сложившуюся во многих странах ситуацию — застой производства и высокую безработицу при инфляции. Английский экономист К. Коу- линг, назвавший это явление стагфляцией, видит ее причину в господстве монополий. Политика монополий приводит к снижению доли рабочих в национальном доходе, что влечет за собой снижение потребительского спроса. Рост же прибылей монополий не сопровождается соответствующим ростом инвестиций.

Монетарное посткейнсианство получило распространение главным образом в США. У его истоков стояли Р. Клауэр, А. Лейонхуфвуд, П. Девидсон и др. Сторонники этого направления критикуют своих предшественников — кейнсианцев за недооценку роли денег. В основе современной экономики лежат денежные контракты на срок, что делает ее принципиально неравновесной. У денег — нулевая эластичность по спросу и близкая к нулю эластичность замещения по цене. Из этого вытекает возможность устойчивого неравновесия при неполной занятости.

Неорикардианское посткейнсианство базируется на идеях британского экономиста П. Сраффы. Его сторонники пытаются синтезировать идеи Рикардо и Кей- нса. Концепция Кейнса применима к краткосрочному анализу эффективного спроса, а долгосрочное равновесие в экономике понимается, по Рикардо, как состояние, при котором во всех отраслях существуют равная норма прибыли и еди- ный уровень заработной платы. Эти средние величины формируются независимо от того, каковы объемы производства и занятости, каково соотношение между совокупным предложением и совокупным спросом.

Новое кейнсианство сформировалось в США. Б. Гринвальд Д. Стиглиц, Д. Акерлоф исходят из определяющей роли монополий, но монополизацию понимают в духе теории монополистической конкуренции. Рабочий, получивший на определенном предприятии специфическую квалификацию, выступает как монополист, а нанимающая его фирма — как монопсонист. Предприниматель при спаде не спешит увольнять квалифицированных рабочих или снижать им заработную плату, так как это может привести к еще большему падению доходов фирмы. В концепции новых кейнсианцев важное место занимают издержки, связанные с получением и распространением информации. При небольших колебаниях спроса фирмы не меняют цены, ибо пересмотр цен связан с издержками на информирование покупателей. Такая жесткость цен, суммируясь в масштабах общества, отрицательно сказывается на спросе и занятости.

Чикагская школа. Создатель этой школы М. Фридмен — лидер современных монетаристов. Монетаристы доказывают, что государственное вмешательство по кейнсианским рецептам может дать кратковременный эффект, но в долгосрочной перспективе оно вредно, так как блокирует действие рыночных регуляторов. Экономическая роль государства должна ограничиваться управлением денежным обращением. Эмиссия денег должна соответствовать долгосрочной тенденции роста валового внутреннего продукта, но ни в коем случае не подстраиваться под текущую конъюнктуру (это положение получило название «денежного правила Фрид- мена»). В нарушениях нормального денежного обращения монетаристы видят причины кризисов.

Монетаристы считают все учение Кейнса ошибочным. Опровергается кейн- сианский тезис об инфляции как стимуле роста занятости. В противовес утверждению Кейнса о понижении предельной склонности к потреблению с ростом дохода Фридмен доказывает устойчивость доли дохода, образующей потребительский спрос.

От монетаризма отпочковалась школа рациональных ожиданий (лидер — Р. Лукас). При достаточной информированности субъектов вероятностное распределение их ожиданий соответствует объективному распределению событий под влиянием случайных воздействий. Располагая той же информацией, что и государственные органы, хозяйствующие субъекты предвидят последствия готовящихся правительством экономических акций и могут их своевременно нейтрализовать. Таким образом, государственное регулирование экономики не может достичь своих целей. Некоторые экономисты делают другой вывод: эффективны только «шоковые» воздействия.

Институционально-социологическое направление. После Второй мировой войны возродился интерес к идеям институционализма. Для различных институцио- налистских теорий общими были методологические принципы: междисциплинарный подход, историзм, анализ общественно-экономических противоречий.

В США Г. Минз, А. Берти, Д.М. Кларк создали различные варианты теории трансформаций капитализма. Эта трансформация связывалась с «демократизацией капитала» в условиях господства акционерной формы собственности и с «революцией управляющих» — переходом реального управления производством от собственников к менеджерам.

Дж.К. Гэлбрейт выдвинул близкую этим концепциям теорию технократического детерминизма. В современной экономике рыночная система представлена мелкими фирмами. Крупные корпорации образуют планирующую систему. Власть в них принадлежит техноструктуре — группе ведущих специалистов. Цели техно- структуры — не прибыль, а рост фирмы и максимальная независимость от рыночной конъюнктуры.

Французский экономист Ф. Перру разработал теорию доминирования и гармонического роста. В основе современной экономики лежит неравенство, проявляющееся, в частности, в наличии доминирующих и подчиненных хозяйственных предприятий и целых отраслей. Вокруг доминирующих единиц возникает деформированное, поляризованное пространство, где уже нет совершенной конкуренции. Развитие производства идет неравномерно: быстрорастущие отрасли («отрасли-моторы») создают «эффект увлечения» сопряженных отраслей, образуя вокруг полюса рост зоны развития. Перру — один из создателей системы индикативного планирования. Из своей теории он вывел принципы государственного регулирования: ориентацию на неравномерный рост; активное преобразование отраслевой структуры; избирательное, а не глобальное воздействие на экономику.

Неоинституционализм. Это направление сложилось в конце 70-х — начале 80-х годов, хотя истоки его — в работах довоенного периода английского экономиста Р. Коуза.

Коуз ввел понятие трансакционных издержек. Любая фирма растет до тех пор, пока издержки внутрифирменного управления не превысят издержки совершения рыночных сделок. Неоинституционалисты включают в трансакционные издержки также затраты времени и ресурсов на получение и обработку информации. Д. Стиглер (США) доказывает, что, так как затраты на получение достаточной ин-формации велики, поведение экономических субъектов, как правило, не оптимально.

Американский экономист А. Алчиан — создатель концепции прав собственности. Для общества собственность — это правила, регулирующие отношения между хозяйствующими субъектами, а для отдельного субъекта — это пучки правомочий на принятие решений по поводу ресурсов. Чем больше набор правомочий, связанных с данным ресурсом, тем выше его ценность. Для эффективной работы рынка необходимо четкое определение (спецификация) прав собственности, но, так как спецификация не бесплатна, она обычно неполна. Неоинституционалисты разграничивают общедоступную, государственную и частную собственность и проводят их сравнительный анализ.

Ведущее место в неоинституционализме занимает концепция эволюционной экономики. Она базируется в значительной степени на положениях, выдвинутых в свое время выдающимся экономистом XX в. Й. Шумпетером. Существенный вклад в развитие этой теории внес американский экономист Д. Норт. Развитие экономики рассматривается как процесс, аналогичный ходу биологической эволюции по Дарвину. Основным объектом в эволюционной экономике является попу-ляция фирм, подверженных естественному отбору. В анализе используются такие категории, как наследственность, изменчивость, мутации, правила рождения и гибели объектов и т.п.

Теория социальногорыночногохозяйства. После разгрома гитлеровского рейха, в котором осуществлялся государственный диктат хозяйственной деятельности, новую жизнь, но уже под другим именем и в несколько модернизирован-ном виде, обрела концепция ордолиберализма. Наибольший вклад в разработку теории социального рыночного хозяйства внесли В. Репке, Л. Эрхард, А. Рюс- тов. Свободное рыночное хозяйство само порождает опасные для него последствия: из свободной конкуренции вырастают монополии, развитие производства сопровождается углублением разрыва в доходах разных социальных групп, что грозит политическими потрясениями. Поэтому государственное вмешатель- ство признается не только допустимым, но и необходимым для нормального функционирования рыночного хозяйства. Во-первых, государство должно не допускать образования монополий или, по меньшей мере, осуществлять контроль над ними. Во-вторых, оно должно осуществлять некоторое перераспределение доходов в пользу малоимущих через налоги и бюджетное финансирование социальных программ.

В 70-е годы концепция социального рыночного хозяйства претерпела некоторые изменения. Допустимые границы государственного вмешательства расширены: признается целесообразность регулирования цен на экономически и социально важные товары, не исключаются прямые государственные инвестиции в те отрасли, от которых зависит общий подъем производства и конкурентоспособность отечественных товаров.

Теория социального рыночного хозяйства лежит в основе экономической политики властей ФРГ и ряда других стран. 2. Предметный указатель к образовательному стандарту

Указатель

Требования к содержанию дисциплины «Экономика»

Введение в экономическую теорию

Блага 20-22, 96

^Потребности, ресурсы 20—22, 63 Экономический выбор 23,27 Экономические отношения 23—34 Экономические системы 52—62, 404—407

Основные этапы развития экономической теории 35—41, 809—828 Методы экономической теории 44—51, 63—64, 231—233

Микроэкономика

Рынок 73—83

Спрос и предложение 66—70

Потребительские предпочтения и предельная полезность 96—103 Факторы спроса. Индивидуальный и рыночный спрос 70—71, 106—111 Эффект дохода и эффект замещения Эластичность 84—95, 165—166 Предложение и его факторы 71

Закон убывающей предельной производительности 122 — 123

Эффект масштаба 128—129

Виды издержек 130—132

Фирма 139—141

Выручка и прибыль 142—143

Принцип максимизации прибыли 143—144

Предложение совершенно конкурентной фирмы и отрасли 159—165 Эффективность конкурентных рынков 166 Рыночная власть 146—147 Монополия 187—193

Монополистическая конкуренция 197—200 Олигополия 200—208

Антимонопольное регулирование 193—196

Спрос на факторы производства 168—169

Рынок труда. Спрос и предложение труда 168, 558—561

Заработная плата и занятость 171, 561—569

Рынок капитала

Процентная ставка и инвестиции Рынок земли 741—749 Рента 745

Общее равновесие и благосостояние Распределение доходов. Неравенство 183—185, 579—583 Внешние эффекты и общественные блага 213—220, 222—229 Роль государства 78, 193, 218, 227, 472—486 Макроэкономика

Национальная экономика как целое 61, 231—233, 401—412 Кругооборот доходов и продуктов 231—233, 681—683 ВВП и способы его измерения 234—239, 682—683 Национальный доход 234—239 Располагаемый личный доход 239 Индексы цен 241—242

Безработица и ее формы 247—249, 252, 313—316 Инфляция и ее виды 250, 252, 313—317 Экономические циклы 245—246 Макроэкономическое равновесие 254—261, 298—310 Совокупный спрос и совокупное предложение

Стабилизационная политика 259—260, 333—340, 427—429, 477—478, 481—483 Равновесие на товарном рынке 262—270 Потребление и сбережения 263—264 Инвестиции 262-265, 713-733

Государственные расходы и налоги 271—279, 638—655 Эффект мультипликатора 267, 271—275

Бюджетно-налоговая политика 271—279, 302—210, 332—340, 377—386, 387—400, 623-680

Деньги и их функции 280—288 Равновесие на денежном рынке 288—289 Денежный мультипликатор 285—288 Банковская система 290—297, 616—621

Денежно-кредитная политика 290—297, 302—310, 332—340, 387—400 Экономический рост и развитие 320—331 Международные экономические отношения

Внешняя торговля и торговая политика 341—360, 749—753, 759—762 Платежный баланс 361—367, 387—400, 785—795 Валютный курс 368—376, 387—400, 773—784

Особенности переходной экономики России 405—415, 416—429

Приватизация

Формы собственности 435—449 Предпринимательство 487—511, 512—534 Теневая экономика 532—534 Рынок труда 558—578 і 4 'ниє ,; доходы 579—588 Преобразования в социальной сфере 589—604 Структурные сдвиги в экономике 683—690, 705—713 Формирование открытой экономики Серия «Учебники МГУ им. М.В. Ломоносова»

КУРС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: Общие основы экономической теории. Микроэкономика. Макроэкономика.

Основы национальной экономики Учебное пособие 2-е издание, переработанное и дополненное Под редакцией Сидоровича Александра Владимировича

Редакторы Е.А. Ярославская, З.М. Понина Компьютерная верстка О.Н. Емельяновой

ЛР № 065342 от 12.08.97

Подписано в печать 01.08.01. Формат 70X 108/16. Объем 72,8 усл. п. л. Тираж 5000 экз. Заказ 888

Издательство «Дело и Сервис» Адрес: 121096, Москва, ул. В. Кожиной, 14. Почтовый адрес: 121096, Москва, а/я 530. Тел. 148-95-62, 161-15-95. E-mail: info@dis.ru http://www.dis.ru

Отпечатано в ОАО «Типография «Новости», 107005 Москва, ул. Фридриха Энгельса, 46 • — QAQEMRA=a— 20А— Оє Так какМСА=0, то, приравняв уравнение MRA к нулю и решив его относительно 0А, получим кривую реагирования фирмы А — 0= 1/2о — 1/20^1ро1 В этом случае не имеет значения, каким именно образом будет оплачиваться данное благо.

4 Отметим, что налоги на доходы и собственность не рассматриваются как первичные доходы, а трактуются как перераспределительные платежи.

1К первичным доходам в СНС относят доходы, поступившие хозяйственным субъек-там в порядке первичного распределения добавленной стоимости: прибыль, смешанные доходы, доходы от собственности, оплата труда, налоги на производство и импорт за вычетом субсидий.

1 Как уже отмечалось, Центральный Банк не может полностью контролировать предложение денег. Так, рост процентной ставки на денежном рынке может вызвать снижеп

ние избыточных резервов (уменьшение коэффициента rr , где R включает и обязательные, и избыточные резервы), а также побудить население хранить относительно больше средств на депозитах и меньше в наличности, что отразится на снижении коэф- С

фициента cr (сг=^г )В результате увеличится денежный мультипликатор и, соответ

ственно, предложение денег.

1 „ Ь

a+e + g

l-b(l~t)+m' l~b(\-t)+m' " l-f>(l-r)W '

где T=T+tY.

Коэффициент + n характеризует угол наклони кривой IS относитель-но оси Y, который является одним из параметров сравнительной эффективности фискальной и монетарной политики.

1 Проблема ликвидации «налогового клина» стала в последние годы особенно актуальной для России. Одним из факторов спада в экономике стало сочетание высокой ре- сурсоемкости производства и роста цен на ресурсы, причем главным образом за счет увеличения их налоговой составляющей. Уменьшение налогового пресса позволит снизить цены на ресурсы, сократить издержки производства во многих отраслях и таким образом не только ослабить инфляцию, но и создать условия для роста производства и снижения дефицита бюджета.

1 Предпосылки модели Харрода остаются теми же, что и модели Домара.

1 Предполагается, согласно неоклассической теории, что реальная ставка процента корректируется, обеспечивая равновесие на рынке инвестиций — сбережений.

1 Расширение возможностей потребления в условиях внешней торговли представлено площадью МЄН&У линией соотношения цен мирового рынка, продолженной вправо от точки 5, и кривой производственных возможностей (структура выпуска остается прежней, но появляются выгодные условия обмена части продукции Кна мировом рынке), а также гтседцью под касательной справа от точки S2 (между касательной и кривой производственных возможностей), где соотношение внутренних издержек равно относительным ценам мирового рынка и достигается максимальное увеличение возможностей потребления.

II. Счет движения капитала и финансовых операций

1 Независимость в данном случае означает, что органы управления реагируют на состояние экономики, а не на действия другого органа.

1 Напомним, что в данной главе, если иное специально не оговорено, рассматриваются краткосрочные последствия экономической политики.

К Основной капитал + Оборотный капитал + Прочие активы

она дает возможность проанализировать влияние на эффективность многих факторов.

Влияние налогового фактора на результаты деятельности предприятия многогранно. Совокупность налогов, действующих в отношении предприятий, можно разделить на следующие виды.

Налоги, включаемые в себестоимость (налог на добавленную стоимость, специальный налог, акцизы, налоги на фонд оплаты труда, налог на реализацию горючесмазочных материалов).

Налоги, выплачиваемые за счет балансовой прибыли (налог на имущество, налог на рекламу, налог на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, сбор на нужды образовательных учреждений).

Налог на прибыль.

<< |
Источник: А. В, Сидорови. Общие основы экономической теории. Микроэкономика. Макроэкономика. Основы национальной экономики. 2001

Еще по теме Глава 61Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ:

  1. Раздел 1. Мировое хозяйство. Условия формирования и роль в экономическом развитии. Глобализация международных отношений и мирохозяйственных связей
  2. Глава 9. Сдвиги в мировом хозяйстве и международные экономические отношения
  3. 17.1. Основные этапы развития международной экономической интеграции
  4. 20.4. Проблемы формирования единого экономического пространства и перспективы интеграционного развития в СНГ
  5. Раздел V ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  6. Глава 17Этапы, сферы и механизмы международной экономической интеграции
  7. ГЛАВА 16. Объективные предпосылки и теоретические концепции международной экономической интеграции
  8. ГЛАВА 2. Глобальные проблемы современности и мировое хозяйство
  9. Глава 35. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И РАЗВИТИЯ. Определение слабого развития
  10. ГЛАВА 3. Свободные зоны - экономический и организационно-правовой инструмент мирового хозяйства
  11. Глава 34. ТЕКУЩИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  12. Глава 36. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И СТАБИЛЬНОСТИ ЦЕН В РАЗВИТОЙ ЭКОНОМИКЕ
  13. 9.1. МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО И МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ: СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА, ДИНАМИКА
  14. Глава 6. Международные экономические отношения в условиях рыночного хозяйства: направления, механизм и формы осуществления
  15. 15.2. Электронная торговля как набор информационных технологий, ее экономическая сущность и значение в мировом хозяйстве
  16. ГЛАВА 1. Процесс становления и сущность мирового хозяйства
  17. Вопрос 59. Мегаэкономика: мировое хозяйство, его содержание и структура Вопрос60. Международная валютная система: сущность, структура, эволюция