<<
>>

Глава 28. ДЕФИЦИТ, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ И РОСТ


В последние годы предметом большой озабоченности американцев стал огромный дефицит государственного бюджета. В 1987 г. дефицит федерального бюджета оценивался в 186 млрд дол. К этому времени государственный долг, накопленный бюджетный дефицит за многие годы, возрос до 2,4 трлн дол.
Эти цифры столь велики, что их трудно представить. Накопленный дефицит за первые шесть лет правления администрации Рейгана был больше, чем суммарный государственный долг за первые 200 лет существования нашего государства, включая государственный долг, необходимый для финансирования двух мировых войн. В 1987 г. бюджетный дефицит равнялся 18% расходов федерального правительства. Конечно, в некоторой степени такой рост дефицита обманчив: он является последствием инфляции. Но рис. 28.1 показывает, что реальный государственный долг, измеренный в сопоставимых ценах, стремительно рос с 1980 г.
Второй большой проблемой последнего десятилетия было уменьшение конкурентоспособности американской промышленности. Производительность труда, реальный объем производства на единицу рабочего времени, оставалась почти неизменной1. Во многих отраслях американцы уступили рынок Японии и другим странам. Наш экспорт рос не так быстро, как наш импорт, мы так много занимали за границей, что в 1985 г. впервые стали страной-должником: сумма, которую должны мы, превысила сумму, которую должны нам.
Многие экономисты полагают, что эти проблемы взаимосвязаны: государственная политика, допуская огромный бюджетный дефицит, если не способствует, то по крайней мере не препятствует достаточно активно уменьшению производительности. Действительно, большинство споров по поводу налогов, государственных расходов и политики бюджетного дефицита сосредоточены на их воздействии на рост и стабильность экономики. Например, в начале 80-х гг. было широко распространено мнение, что снижение налогов стимулировало бы экономику: люди работали бы дольше и упорнее и больше инвестировали бы. Сокращение налогов в 1981 г. было мотивировано больше этими соображениями, а не сокращением потребности в доходе. Но последовавшие за этим глубокие дефициты усилили сомнения: забеспокоились, не поведут ли они к росту процентных ставок и, таким образом, к сокращению объема производства, инвестиций и роста. В результате
Производительность труда также называется только производительностью. Она равна суммарной величине ВНП с поправкой на изменение цен, деленной на суммарное количество часов, проведенных на работе национальными рабочими.
ТРИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ В ЦЕНАХ 1986 г.
2.6

„и 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 ч
1930 1940 L950 I960 L970 1980 1987
ГОД
РИС. 28.1. РЕАЛЬНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ДОЛГ (в ценах 1986 г.). Реальный федеральный долг неизмеримо возрос после 1980 г., превысив уровни времен второй мировой войны. ИСТОЧНИК: Economic Report of the President, 1987, Tabl. B-3, B-74.
налоги были увеличены (что мягко назвали "мерами по увеличению дохода бюджета", принятыми в 1982 и 1984 гг.).
Это не единственная крупная проблема, с которой столкнулась экономика в последние годы. Уровень безработицы, по крайней мере по 1987 г. включительно, оставался устойчиво высоким. Средний уровень безработицы в период 1974— 1986 гг.
был 7,4% (4,7% в 1962—1973 гг.). По оценке профессора Элена Блиндера из Принстонского университета за 12 лет после 1974 г. потери производства вследствие роста безработицы были близки к 2 трлн дол. Эта потрясающая цифра наводит на мысль, что безработица — "самая большая неэффективность из всех неэффективностей "2.
ДЕФИЦИТЫ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
До Джона Мейнарда Кейнса многие экономисты полагали, что причиной безработицы была главным образом слишком высокая по отношению к ценам заработная плата, что уменьшало количество рабочей силы, которое хотели нанять фирмы. Соотношение заработной платы и цен называется реальной заработной платой.
Blinder A.S., Hard Heads, Soft Hearts: Tough—Minded Economics for a Just Society. Reading, MA: Addison—Wesley, 1987. P. 33—35. Цифра в 2 трлн дол. основана на превышении безработицы над базисным уровнем в 5,8%.
Считалось, что понижение реальной заработной платы повысило бы уровень занятости. Кейнс, напротив, утверждал, что ограничителем занятости был уровень спроса. Фирмы захотели бы нанимать дополнительных рабочих, только если они смогли бы продать товары, которые произвели эти рабочие.
Кейнс не только дал новую оценку проблеме, но и предложил решение: если увеличить совокупный спрос — либо потребление, либо инвестиции, либо государственные расходы, то безработица сократится. Кейнс считал, что в состоянии глубокого спада трудно стимулировать инвестиции, поэтому наиболее эффективный способ увеличить совокупный спрос — или увеличение государственных расходов, или снижение налогов, что будет стимулировать личное потребление.
Критики экономической теории Кейнса выдвинули следующие аргументы: а) решение проблемы Кейнсом неверно. По крайней мере в некоторых важных случаях причиной безработицы является слишком высокая заработная плата, а не недостаточный совокупный спрос; б) государственная политика по увеличению совокупного спроса скорее всего будет неэффективна; например, государственные расходы "вытесняют" частные по мере того, как увеличиваются государственные расходы. Частные расходы пропорционально уменьшаются. Кроме того, государственная политика, направленная на увеличение либо потребления, либо государственных расходов, сокращает инвестиции и соответственно замедляет рост экономики; в) даже если бы государственная политика была эффективной, правительству все равно трудно правильно выбрать время для своего вмешательства в экономику. Поэтому скорее всего оно будет увеличивать расходы именно тогда, когда их нужно уменьшать, и наоборот.
Сейчас большинство экономистов считают, что существует несколько важных случаев, когда безработица вызвана недостаточным совокупным спросом. Но идет полемика по поводу того, насколько эффективна была или могла быть государственная политика по ликвидации безработицы.
В этой главе мы займемся ролью политики в области налогов, расходов и дефицита в стимулировании совокупного сіфоса. Существует и еще один важный инструмент государственной политики — кредитно-денежная политика, который мы не будем рассматривать. В последующем изложении всегда нужно помнить о связи между налогами, расходами и дефицитами. Если государство снижает налоги при неизменных расходах, как в 1981 г., то дефицит увеличивается3. Некоторые из последствий изменения в политике можно отнести на счет изменения в налоговых ставках, а некоторые — на счет увеличившегося дефицита. Выделить каждую из двух причин затруднительно. Аналогично если государство увеличивает свои расходы и не повышает налоги, то дефицит тоже может возрасти. Увеличение расходов, сопровождаемое соответствующим изменением налогов, называется увеличением расходов сбалансированного бюджета. Мы рассмотрим по очереди факторы, определяющие потребление и инвестиционные расходы.
РАСТУЩЕЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ
Предшествующие теории утверждали, что потребление зависит от располагаемого дохода. Располагаемый доход — личный доход после уплаты налогов. С этой точки
Фактически правительство полагало, что стимулирующий эффект уменьшения налоговых ставок был бы столь значительным, что налоговые поступления в действительности увеличились бы, а, следовательно, дефицит сократился бы. Этого не случилось.
зрения снижение налоговых обязательств индивидуума повышает располагаемый доход, а следовательно, и совокупный спрос.
За последние 30 лет этот взгляд был в некотором отношении изменен. Нобелевские лауреаты Милтон Фридман и Франко Модильяни отстаивали положение, что текущее потребление индивидуума зависит не только от текущего располагаемого дохода. Фридман отметил, что существуют значительные колебания индивидуального дохода по годам. Он сказал, что на самом деле потребление зависит от фактора, который он назвал личным постоянным доходом — средней величиной дохода индивидуума за ряд лет. В хорошие годы человек сберегает, в очень плохие обращается к своим сбережениям; таким образом, потребление меньше подвергается колебаниям, чем доход.
Модильяни отметил, что доход типичного индивидуума относительно ниже в начале и конце его жизни и относительно высок в ее середине. В то же время его потребление на протяжении жизни более или менее постоянно или постепенно возрастает, Таким образом, получается, что человек в каждый период своей жизни принимает решения о потреблении, ориентируясь на доход, получаемый за всю свою жизнь, а не на доход, полученный в данный период жизни. Теория Модильяни называется теорией жизненного цикла потребления.
В рамках обеих теорий, следовательно, временные изменения в уровне налогообложения, по-видимому, оказали бы слабое воздействие на уровень потребления, так как временные изменения налогов мало отразились бы на доходе человека, полученного им в течение жизни, или на постоянном доходе. Индивидуум скорее взял бы это дополнительное богатство и распределил его по всей своей жизни, чем увеличил бы свое потребление в том году, когда произошло снижение налога. Другими словами, он сберег бы большую часть дополнительного дохода, полученно4
го в связи с временным увеличением последнего .
Эффект временного сокращения подоходного налога должен быть противопоставлен эффекту временного уменьшения акцизов на покупку товаров длительного пользования. Этот налог привел бы к росту спроса на этот товар длительного пользования, так как люди предпочли бы покупать товары в тот момент, когда они дешевле5.
Различие между результатами временного снижения подоходного налога и временного уменьшения акциза соответствует различию, которое мы видели в гл. 18, между эффектом дохода и эффектом замещения в результате изменения цен. Временное снижение подоходного налога в первую очередь имеет эффект дохода, вызывая перемещение линии бюджетного ограничения вверх, как это показано на рис. 28.2А, в то время как временное уменьшение акциза также имеет эффект
Подоходным налогом облагается также доход от сбережений. Традиционная кейнсианская теория предполагала, что эластичность текущего потребления по процентному доходу мала, а следовательно, что ее последствия можно игнорировать, что эффект дохода доминирует над любым возможным эффектом замещения.
Временное уменьшение подоходного налога должно также иметь краткосрочные последствия для предложения труда. Из-за того, что доход от работы выше, поскольку ставка подоходного налога низкая, люди предпочли бы работать оольше, замещая текущий досуг будущим. Однако этот эффект, похоже, не будет значительным в период кризиса, когда люди сталкиваются с ограничением спроса на труд. Более того, даже в лучшие времена многие люди имеют мало возможности определять продолжительность своей работы. По этой причине большинство экономистов полагают, что влияние временного изменения подоходного налога на предложение труда незначительно.
Рис. 28.2. ЭФФЕКТЫ ВРЕМЕННЫХ УМЕНЬШЕНИЙ ПОДОХОДНОГО НАЛОГАИ НАЛОГА НА ПОТРЕБЛЕНИЕ (АКЦИЗА). А) Временное сокращение подоходного налога мало влияет на постоянный доход. Бюджетное ограничение сдвигается несколько вверх и таким образом текущее потребление увеличивается незначительно. В) Временное уменьшение акциза сокращает относительную стоимость текущего потребления и таким образом может иметь на него серьезное стимулирующее воздействие.
замещения. Происходит "поворот" линии бюджетного ограничения, как на рис. 28.2В. Только покупая больше сегодня, индивидуум может воспользоваться преимуществами снижения налога.
Трудностью в использовании временных изменений акцизных налогов является то, что наряду с их влиянием на увеличение спроса на потребительские товары в периоды кризисов они оказывают также влияние до и после изменения ставки налога. Если об изменении ставки налога известно заранее, то в период до его понижения спрос на товары, налог на которые предположительно будет уменьшен, может значительно упасть. В последний момент перед возвращением налога к его нормальному уровню спрос на товары может возрасти, а сразу же после возвращения налога к его нормальному уровню спрос может значительно уменьшиться. Подобные сдвиги в распределении покупок по срокам означают, что временные изменения ставки налога могли вызвать эффекты за пределами того времени, за которое подразумеваемые последствия должны были произойти.
Эффект ликвидности. Некоторые экономисты утверждают, что существует механизм, благодаря которому даже временные изменения подоходного налога могут привести к значительным изменениям в текущем потреблении. Нобелевский лауреат Джеймс Тобин из Иельского университета подчеркнул, что многие люди имеют ограничения по ликвидности: им бы хотелось потреблять больше, чем в настоящий момент, но они не могут этого делать в связи с ограничениями в кредитах. Другими словами, они полагают, что их доход на протяжении их жизни гарантирует более высокий уровень потребления, чем их текущий уровень потребления, но их банкиры не разделяют подобной уверенности и, следовательно, не желают ссужать им деньги. До тех пор пока банкиры остаются неубежденными, лица, которые готовы тратить больше, должны ограничивать свое потребление своими текущими доходами. Но когда текущий располагаемый доход увеличивается, как это произойдет в результате снижения ставки подоходного налога, наступает "час фортуны". Они увеличивают свои расходы на потребительские товары.
Недостаток ликвидных средств отражается в первую очередь на покупке товаров длительного пользования, таких как телевизоры и т.д., потребление которых растягивается на много лет. Когда потребители понимают, что их располагаемый доход сократился, а они не имеют возможности занять, они сокращают в первую очередь приобретение товаров длительного пользования. Этот факт обнаруживает более сильную зависимость потребления данных товаров от циклических колебаний по сравнению с потреблением товаров недлительного пользования, таких как продовольствие и т.п.
Долгосрочный эффект задолженности. Существуют также экономисты, наиболее известный из которых Роберт Барро из Гарвардского университета, которые полагают, что все вышеописанные точки зрения слишком сильно преувеличивают зависимость увеличения спроса на потребительские товары от снижения налоговой ставки. Если уровень государственных расходов остается неизменным, снижение налоговой ставки увеличивает государственный долг. Такое его увеличение подразумевает рост налогов в будущем. Если люди принимают во внимание увеличение налогов в будущем, сокращение их текущих налогов не сделает их положение лучшим. Люди расценивают этот налог просто как отложенный налог6. СледоваТакая точка зрения была, например, выдвинута R. Вагго (Are Government Bonds Net тельно, снижение текущей налоговой ставки вообще не приводит к эффекту дохода и не увеличивает потребление7.
Обратимся еще раз к идеям Р.Барро. Он предполагает наличие определенной степени рациональности, для которой существует мало эмпирических обоснований. Более того, люди должны не только признавать, что налоговая ставка, сокращаемая сегодня, вызовет рост налогов в будущем, но и полагать, что они будут должны уплатить этот налог. Ведь может возникнуть ситуация, когда отложенный налог не будет уплачен: будущее поколение может уплатить его. В таком случае, очевидно, что сокращение текущей ставки налога в действительности улучшит положение сегодняшнего поколения и увеличит уровень его потребления8.
Потребительский эффект от снижения налога на корпорации. Похожие аргументы в отношении степени рациональности потребителей приводятся при обсуждении последствий снижения налога на прибыли корпораций. Поскольку оно ведет к росту дивидендов и, таким образом, располагаемого дохода, постольку, возможно, последует некоторый рост потребления. Но в той степени, в которой сокращение налога на прибыли корпораций ведет к большему, чем рост дивидендов, увеличению нераспределенной прибыли, потребление возрастет, только если акционеры фирмы заглянут за кулисы корпорации. Если так, они поймут, что увеличившаяся нераспределенная прибыль сделает их богаче, и поскольку они почувствуют себя богаче, они будут больше потреблять. Насколько потребители заглядывают за кулисы? Большинство экономистов считают, что потребители отчасти так и делают, они понимают рост активов фирмы частично как увеличение своего собственного богатства, и соответственно их потребление
9
возрастает .
СТИМУЛИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ
Существуют три механизма, через которые политика правительства воздействует на уровень инвестиций: 1) она воздействует на функцию инвестирования, уровень инвестиций, желательный для фирмы, при данной ставке процента; 2) она воздействует на функцию сбережения, сумму, которую люди желают сберегать при данной ставке процента; 3) она воздействует на использование имеющихся сбережений.
Потребление может вытеснить инвестиции. В предыдущем разделе мы рассмотрели, как государственная политика влияет на потребление. Если уровень совокупного спроса ограничивает выпуск, то увеличение совокупного спроса приведет к росту объема выпуска и занятости.
Но что случится, если фирмы не захотят расширить свое производство, скажем, потому, что заработная плата слишком высока относительно цен? Тогда вместо роста производства расширение потребления произойдет за счет сбережений, если
Wealth?//Joumal of Political Economy 82 (1974): 1097—1117).
Здесь может присутствовать слабый эффект замещения. Люди предпочли бы работать в тот период, когда ставки налога низки.
Барро утверждает, что даже если будущие поколения платят налог, нынешнее поколение, заботясь об их благосостоянии, будет увеличивать для них наследство в соответствующем количестве.
Вспомните рассмотрение в гл. 23 влияния корпорационной и государственной вуали на сбережения.
только страна не возьмет кредит за рубежом. Ограниченность ресурсов для инвестирования будет вести к росту процентной ставки. Потребление вытеснит инвестиции. Совокупный спрос не увеличится, так же как не уменьшится безработица.
Спрос на инвестиции. Главный инструмент, который использует государство для
10 -г,
придания временного роста инвестициям, — налоговые скидки на инвестиции . В случае 10%-й налоговой скидки на инвестиции оборудование стоимостью 100 дол. обходится фирме в 90 дол. Государство оплачивает 10% стоимости. Таким образом, эффект временной налоговой скидки на инвестиции (или временного увеличения скидки) идентичен эффекту временной продажи инвестиционного товара. Фирмы будут побуждаться покупать инвестиционные товары в период действия налоговой льготы, а не после окончания ее действия.
Как и временное снижение акцизного налога на предметы длительного пользования, временная налоговая скидка на инвестиции действует и в более ранний, и в более поздний период. Если ожидается увеличение скидок на инвестиции, то предполагаемые инвестиции будут отложены до того времени, когда будут введены налоговые льготы. Если предполагается уменьшение льгот, те, кто хотел бы инвестировать позже, будут стремиться ускорить свои капиталовложения. Снижение инвестиционной активности как до, так и после введения налоговых скидок на инвестиции может иметь разрушительные последствия для экономики.
Временное снижение налоговой ставки на прибыль корпораций может быть еще менее эффективным с точки зрения стимулирования инвестиций. Оценивая, стоит ли делать данные инвестиции, фирмы подсчитывают текущую чистую прибыль от инвестиций с учетом скидки и сравнивают ее с издержками. Временное уменьшение налоговой ставки на прибыль корпораций имеет очень слабое влияние на текущую отдачу от долгосрочных инвестиций с учетом скидки (даже объявленное постоянное снижение ставки налога на прибыль корпораций может быть неэффективным, если фирмы не уверены, что такое снижение в действительности постоянное).
Если фирмы финансируют свои предельные инвестиции за счет заемных средств, то изменение налоговой ставки на корпорации не имеет никакого влияния на предельные затраты на капитал. Это объясняется тем, что выплаты процентов не подлежат налогообложению. Таким образом, фирма, которая занимает под процентную ставку г, сталкивается с действительными затратами капитала r( 1 - t). Но налог на корпорацию снижает предельную отдачу от инвестиций снова благодаря фактору 1 - t. Поскольку предельные издержки и предельный доход сокращены пропорционально, ставки налога на прибыли корпораций не оказывают воздействия на уровень инвестиций. При этих условиях снижение ставки налога на прибыли корпораций не будет иметь прямого влияния на уровень инвестиций11.
Если возможности фирмы получить дополнительный капитал путем займов или операций с акциями ограничены, то существует другой механизм, с помощью
Налоговые скидки на инвестиции впервые были введены в 1962 г. как часть программы администрации Кеннеди по стимулированию инвестиций. После 1962 г. скидки были последовательно временно приостановлены, отменены, восстановлены и (в 1986 г.) отменены снова.
Возможно косвенное влияние через изменение процентной ставки. Кроме того, этот довод предполагает, что инвестиционная налоговая скидка равна экономическим амортизационным отчислениям.
которого сокращение налогов на прибыль корпораций увеличивает уровень инвестиций. Этот механизм аналогичен теории Дж.Тобина о воздействии ликвидности на потребителей.
Многие фирмы хотели бы инвестировать больше, но вследствие недоступности средств их возможности для этого ограничены. Они не могут занять дополнительные средства (или могут сделать это, если способны предоставить дополнительные свидетельства, подтверждающие платежеспособность, что трудно достичь непосредственно в условиях спада). Снижение налога на корпорации обеспечивает фирме средства, которые она может инвестировать и которые может увеличить за счет займов, используя активы как дополнительное обеспечение.
ДЕФИЦИТЫ И ИНВЕСТИЦИИ
Существует большая обеспокоенность, что государственные расходы и дефициты бюджета уменьшили или вытеснили частные капиталовложения.
Этот вывод будет изменен, если мы примем во внимание возможность финансирования дефицита зарубежными сбережениями. Далее рассматриваются дефициты в открытых эконоСбережения могут использоваться для двух целей: для финансирования инвестиций и для финансирования дефицитов государственного бюджета. На рис. 28.3 изображены частные сбережения и инвестиции как функции процентной ставки. Разрыв между частными сбережениями и инвестициями равен, при условии равновесия, дефициту. Если дефицит растет, государство и частные инвесторы будут конкурировать за предложение доступных средств, а процентные ставки должны увеличиваться12. Более высокие процентные ставки будут сдерживать стимулы к инвестициям. Процентные ставки не возрастают, если только увеличенный дефицит

Рис. 28.3. ЧАСТНЫЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И ИНВЕСТИЦИИ КАК ФУНКЦИЯ ПРОЦЕНТНОЙ СТАВКИ. Если функция сбережений не сдвигается в результате возросших дефицитов, увеличение дефицита D\ до D2 приводит к сокращению инвестиций.

Рис. 28.4. ОСОБЫЙ СЛУЧАИ, ПРИ КОТОРОМ ДЕФИЦИТ ОСТАВЛЯЕТ ИНВЕСТИЦИИ НЕИЗМЕННЫМИ. Если рост дефицита с D\ до Г»2 сдвигает функцию сбережений на сумму увеличения дефицита, не меняются ни процентные ставки, ни инвестиции.
повысит сбережения на равную величину (рис. 28.4). Даже если есть уверенность, что более высокий дефицит увеличивает сбережения (когда люди отложат деньги в ожидании роста налогов для покрытия возросшего дефицита), они вряд ли увеличиваются пропорционально росту дефицита.
БРЕМЯ ДОЛГА
Проблема, которую только что рассматривали, — центральный вопрос длительных дебатов о бремени долга. Если некто вынужден оставить в наследство своему сыну долг (и если законы заставляют его сына уважать этот долг, как это имеет место в некоторых странах), тогда его сыну, без сомнения, было бы хуже. Чем больше долг, тем ему было бы хуже. Рассуждая по аналогии с бременем частного долга, многие утверждают, что громадный национальный долг в США возлагает бремя на будущие поколения. Увеличить долг — значит увеличить бремя, которое мы навязываем будущим поколениям.
После второй мировой войны представление о том, что национальный долг не является бременем, стало модным. Поскольку национальный долг был просто деньгами, которые мы должны сами себе, как можно говорить, что он был бременем? Аналогия между частным и государственным долгами была, согласно такому взгляду, неуместной. Частное лицо владеет деньгами для кого-то еще. Но при таком подходе издержки войны порождены в то время, когда война была в разгаре: совокупное потребление тогда сократилось во имя финансирования военных расходов, и это действительно было бременем войны.
Хотя есть ощущение, согласно которому мы должны сами себе, различные линии поведения имеют различное значение для благосостояния разных поколений. Существует важный выбор. Некоторые политические курсы выгодны текущему поколению за счет будущих.
Следовательно, поколение, которое жило во время второй мировой войны, может быть не только поколением, которое несет издержки войны. Когда государство финансировало свои расходы скорее займами, чем налогами, потребление за время жизни поколения, которое было обложено налогами, увеличилось. Облигации государства заменили капитал, было меньше инвестиций, а акционерный капитал в будущем уменьшился. Следовательно, заработная плата будущих поколений сократилась. Поколение, которое участвовало в войне, могло также само проголосовать за то, чтобы большие пособия ветеранам войны оплачивались следующим поколением. В обоих случаях нынешняя генерация распорядилась возложить часть издержек на будущие поколения.
ДЕФИЦИТЫ В ОТКРЫТОЙ ЭКОНОМИКЕ
До сих пор предполагалось, что инвестиции и долг должны финансироваться из национальных сбережений. Но дефицит может финансироваться зарубежными займами. Действительно, дефицит небольшой открытой экономики незначительно влияет на процентные ставки международного рынка. При неизменных процентных ставках уровень инвестиций остается постоянным, так же как уровень сбережений (не считая роста, вызванного ростом сбережений вследствие ожидаемых будущих налоговых обязательств). Единственный результат дефицита — увеличение займов за границей. Конечно, с этой точки зрения нет разницы, занимает ли за рубежом государство или государственные займы заставляют

Рис. 28.5. ДЕФИЦИТЫ В ОТКРЫТЫХ ЭКОНОМИКАХ. Для малой отбытой экономики изменение дефицита не меняет рыночной процентной ставки (г*) и уровня инвестиций. При дефиците D\ страна предоставляет займы L\ за границу, а при дефиците Di она должна заимствовать В\ за рубежом.
частные фирмы занимать за границей. Поскольку дефициты государственного бюджета непосредственно не влияют на инвестиции (рис. 28.5), валовой национальный продукт страны не растет. Но больший объем продукции страны должен, как следствие, отправляться за границу в уплату за долги, которые были сделаны раньше. В этом свете возникает обычная аналогия между государственным и частным долгами, что представляется более обоснованным: рост дефицита сегодня уменьшает то, что могут потребить будущие поколения. Это верно, несмотря на то что на самом деле государство должно в основном гражданам собственной страны14.
США — не маленькая страна. Политика правительства США влияет на международные рынки капитала. Тем не менее важно помнить, что наша экономика не закрытая, и хотя громадный дефицит 1986 г. равен более четверти сбережений страны15, он представляет гораздо меньшую часть суммарных мировых сбережений. Дефицит может вылиться в до некоторой степени более высокие процентные ставки, он также вызывает увеличение притока капитала из-за границы (выше, чем он был бы в ином случае). Тот факт, что выросший в начале 1980-х гг. дефицит государственного бюджета хорошо соответствовал увеличившимся займам за границей, был на этом фоне не случайным16. Из этих дефицитов возникло бремя, ложащееся на будущие поколения. Желательно это или нет — вопрос распределения доходов во времени, будь то распределение дохода в пользу нынешнего поколения или нет.
ИСТОРИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ДЕФИЦИТОВ
До г. существовало единодушное мнение, что государство не должно создавать дефицит. Вслед за Великой депрессией стал популярным кейнсианский подход, согласно которому государство должно избегать дефицита в обычные годы, но дефицит может быть желательным для стимулирования выхода экономики из кризиса или депрессии. Таким образом, экономисты подсчитали дефицит полной занятости, который должен быть при полной занятости.
Кейнсианство стало вызывать опасения только после того, как отсутствие полной занятости приобрело значительные масштабы. На рис. 28.6 мы показали, что вплоть до 1981 г. не наблюдалось большого федерального дефицита полной занятости.
Большие дефициты 1980-х гг. возникли, несмотря на то что президент Рейган не только отстаивал сбалансированный бюджет, но и пошел дальше, поддержав внесение поправки в конституцию о сбалансированном бюджете. В то время как налоговые ставки в 1981 г. радикально сократились, военные расходы существенно
Может быть косвенное влияние на инвестиции: более низкий уровень национального потреб-ления, который будет в конечном счете следствием более низкого уровня доходов жителей страны, в конце концов может иметь отрицательное влияние на инвестиции в стране.
1 В 1986 календарном году суммарные сбережения бизнеса США, отдельных лиц и правительств штатов и местных органов власти составляли 741 млрд дол. (Economic Report of the President. 1987. Tabled В—27, В—78).
Действительно, с этой точки зрения дефициты государственного бюджета были центральным звеном в объяснении того, почему импорт превышал экспорт. Зарубежные займы возросли, чтобы финансировать дефицит. Иностранцы, пожелавшие кредитовать США, подорвали курс доллара, что сделало наш экспорт менее привлекательным, а импорт — более привлекатель-ным. Торговый дефицит был следствием займов за рубежом, которые в свою очередь были результатом финансового дефицита.

Рис. 28.6. ДЕФИЦИТ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА США ЗА ПОСЛЕДНЕЕ СТОЛЕТИЕ. Не отражены дефициты для периодов мировых войн и великой депрессии. ИСТОЧНИК: Modigliani A., Modigliani F. The Growth of the Federal Deficit and the Role of Public Attitudes. Public Opinion Quarterly 51 (1987). P. 459-480.
возросли. Президент Рейган призвал к сокращению других государственных программ, за исключением направленных на социальное страхование. Заняв такую позицию по налогам, военным расходам и социальному страхованию, добиться сбалансированного бюджета было практически невозможно. Действительно, при худшем дефиците его размеры достигли суммы всех расходов за вычетом затрат на оборону и социальное страхование.
ДРУГИЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
В течение двух последних десятилетий наблюдалось значительное противоречие в макроэкономической теории. Устоявшиеся кейнсианские положения критиковались сразу с нескольких позиций. В этой работе мы не можем привести исчерпывающий обзор всех конкурирующих подходов. Здесь мы можем кратко отметить только основные идеи трех конкурирующих школ, привлекших к себе внимание с конца 70-х и начала 80-х гг. ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЭКОНОМИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В то время как сторонники кейнсианства подчеркивали роль совокупного спроса, последователи школы экономики предложения, такие как Артур Лаффер из университета Южной Калифорнии, придавали особое значение совокупному предложению. Эти взгляды были особенно популярны в начале президентства Рейгана. Сторонники этих взглядов полагали, что, если снизить налоговые ставки, побуждение к производству (предположительно через увеличение инвестиций и повышение усилий и предложения труда рабочими и менеджерами) было бы столь значительным, что поступления от налогов в действительности возросли бы. Более того, они полагали, что увеличение предложения товаров притормозило бы инфляцию.
Проблема состояла не в том, возможно ли теоретически положение, когда налоговые ставки столь высоки, что снижение налогов на самом деле увеличивает производство, в результате чего государственные поступления возрастают. Скорее было не ясно, достаточно ли велики существующие налоговые ставки, чтобы их снижение реально повысило государственные доходы. Но эконометрические доказательства и практика снижения налогов после 1981 г. определенно не подтвердили
Похоже, сторонники этой концепции сделали две ошибки. Во-первых, они переоценили величину эластичности предложения труда и реакцию инвестиций на изменения налоговых ставок. Во-вторых, они недооценили то время, которое потребуется экономике для адаптации к новым условиям. Даже если долгосрочное предложение труда достаточно эластично, возможно, пройдет несколько лет, прежде чем институты адаптируются к изменившейся среде. Даже если в долгосрочном плане инвестиции очень чувствительны к их побудительным мотивам, переоценка фирмами своих инвестиционных стратегий займет несколько лет.
Экономика возможно,, сыграла основную роль в возникновении
больших дефицитов государственного бюджета в начале 1980-х гг. Желание Рейгана подтолкнуть значительное снижение налогов, возможно, опиралось на его уверенность, что оно не привело бы к таким громадным дефицитам, которые имели место. И если бы теоретики экономики предложения были правы, снижение налогов в 1981 г. не вылилось бы в громадные дефициты.
НОВЫЕ КЛАССИКИ
Экономисты, придерживающиеся позиций экономики предложения, и кейнсианцы согласны в том, что государственная политика оказывает на экономику заметное влияние. Другая важная современная школа экономической мысли — новая классическая (Том Саржент из Станфорда и Роберт Лукас из Чикагского университета) — ставила вопрос о действенности государственной политики. Эти экономисты убеждены, что частный рынок реагирует на действия государства таким образом, что уравновешивает эти действия.
Мы уже рассмотрели некоторые примеры, аргументирующие эту точку зрения. Мы проверили условия, при которых увеличение расходов государства ведет к уменьшению частного потребления. Конечно, отдельные лица, чтобы компенсировать действия государства, должны наблюдать за ними и понимать их следствия. Новые классики уверены, что люди могут это делать. Они уверены, что, принимая решения, индивидуумы используют всю доступную им информацию, например последствия каждой акции государства. Когда индивидуумы строят свои ожидания на этом утонченном пути, говорят, что они имеют рациональные ожидания. Новые классики уверены, что люди не могут быть обмануты государством.
Но заключения, касающиеся ограничения силы государственной политики, зависят не только от предположений рациональных ожиданий. Ранее мы видели, например, что уменьшение государственных налогов может не компенсироваться увеличением частных сбережений, если, во-первых, люди оказываются перед лицом ликвидных ограничений или, во-вторых, существует связывающий два поколения эффект государственной политики19.
Новые классики также разделяют мнение представителей старой классической школы. Последние были уверены, что рынки работают хорошо, что заработная плата и цены гибки и при отсутствии государственного регулирования и, возможно, монополистических союзов рынки быстро приспособились бы обеспечивать равенство спроса и предложения во всех сферах, включая рынок труда. Безработица, с их точки зрения, была либо кратковременным преходящим явлением, либо следствием удерживания профсоюзами (или государством) высокой заработной платы. Кейнси- анская теория полностью отвергла эти предположения.
Новые классики высказывали (часто в скрытой форме) предположение о гибких заработной плате и ценах. При их совершенной гибкости на всех рынках (включая рынок труда), когда спрос равен предложению, роль государства в определении уровня экономической активности очень мала. Этот тезис новых классиков о гибкости заработной платы и цен больше, чем их предположение относительно рациональных ожиданий, соответствует их выводам относительно недейственности политики государства. В самом деле, если заработная плата и цены жесткие, "мультипликатор" — величина, на которую увеличивается национальный доход в результате роста государственных расходов на 1 дол., больше по гипотезе о рациональных ожиданиях, чем по общепринятому кейнси- анскому предположению, что потребление индивидуумов просто зависит от их располагаемого дохода20.
Некоторые индивидуумы текущего поколения не имеют потомков в будущем поколении или не заботятся о них достаточно, чтобы увеличить их наследство в соответствии с ростом ожидаемых в будущем налоговых обязательств.
Причины тому просты: люди сберегают больше для будущего потребления. Когда доход сегодня увеличился, часть его откладывается в виде сбережений. Эти возросшие сбережения становятся в некотором будущем увеличившимся потреблением. Оно повысит совокупный спрос и производство в этот будущий период. Люди, предвидящие это, будут понимать, что их будущий доход станет больше, чем был бы в ином случае. И такой более высокий будущий доход стимулирует их желание больше потреблять сегодня, что увеличивает совокупный спрос сегодня (Neary P., Stiglitz J.E. Towards a Reconstruction of Keynesian Economics: Constraints and Expectations//Quarterly Journal of Economics. 1983. Supplement. P. 199-228).
МОНЕТАРИСТЫ
Монетаристы, как, например, Нобелевский лауреат Милтон Фридман, уверены, что государственная политика воздействует на частный сектор главным образом через контроль государства за предложением денег. Большинство монетаристов согласны с неоклассиками, что государство в течение длительных периодов мало воздействует на уровень экономической активности; однако монетаристы полагают, что в короткий период оно может иметь значительное влияние. Большинство монитаристов уверенно, что лучшее, что государство может попытаться сделать, — стабилизировать уровень цен, а этого можно добиться, контролируя предложение денег так, чтобы оно росло пропорционально реальному национальному доходу.
Монетаристы достигли своего зенита в конце 1970-х и начале 1980-х гг., когда во всем мире государство было занято проблемой инфляции. Проведение политики, направленной на ее сокращение, было центральной проблемой того времени. Затем наступило некоторое разочарование, отчасти из-за отсутствия достаточного теоретического обоснования, отчасти потому, что страны, подобные Англии, которые очень последовательно руководствовались этими предписаниями, достигли ограниченного успеха в контролировании инфляции, но испытывали особенно высокий уровень безработицы. Кроме того, соотношение между количеством денег и объемом производства, которое является центральным в доктрине монетаристов, было не стабильно в течение последних нескольких лет.
ВРЕМЯ СМЕНЫ ПОЛИТИКИ: СВОБОДА ДЕЙСТВИЙ В СРАВНЕНИИ С РЕГУЛИРОВАНИЕМ
Для государства возможность эффективно стабилизировать экономику через налоговые изменения требует не только действий, которые не будут компенсированы противоположными акциями части потребителей и производителей, но также возможности осуществить эти действия своевременно.
Если правительство пытается сократить спрос, чтобы снизить инфляцию, но реагирует столь медленно, что ко времени, когда сокращение спроса станет действенным, экономика может уже быть в состоянии спада, падение совокупного спроса будет просто усугублять последующий кризис. Если же действия государства по увеличению спроса станут эффективными, когда экономика уже на пути от кризиса к подъему, они могут усилить инфляцию.
Проблемы, связанные с временем изменения налогов, могут быть сгруппированы в три класса: отставание в распознании необходимости изменения политики, отставание в осуществлении политики и запаздывание в наступлении эффекта принятой политики. На рис. 28.7 прослеживается деловой цикл. Экономика начинает нисходящее движение в точке но кризис не обнаруживается до точки В. Когда выясняется, что экономика находится в кризисе, должна быть сформулирована согласованная политика относительно того, что предпринять: снижать ли персональные налоги или увеличивать государственные расходы, пытаться увеличить инвестиции путем предоставления налоговых скидок или использования кредитно-денежной политики (снижения процентных ставок). Предложенные изменения должны проложить свою дорогу через политический процесс. Это может потребовать месяцы, отсюда лаг, обозначенный ВС на рис. 28.7. РЕАЛЬНЫЙ ВНП
Цикл с
госуда рственным регулированием
В
С
Цикл без
государственного
регулирования
А
D
ВРЕМЯ
Рис. 28.7. ЛАГИ АНТИКРИЗИСНЫХ ПРОГРАММ. В результате лагов распознания, осуществления и эффективности государственных программ они могут усугублять циклические колебания вместо их смягчения. А —экономика переходит через верхнюю точку. В — государство обнаруживает перелом в экономике: АВ — лаг распознания. С — осуществляется государственная антикризисная политика: ВС — лаг осуществления. D — государственная политика дает эффект: CD — лаг эффективности.
Даже после того, как сделаны законодательные изменения, необходимо время для того, чтобы они оказали влияние. Налоги, как правило, собираются на основе календарного года. Так, снижение налогов, утвержденное конгрессом в октябре, начнет действовать в лучшем случае в январе, и это отразится в другом временном лаге, показанном на рисунке как CD.
И после законодательного утверждения могут наблюдаться продолжительные временные лаги прежде, чем будут заметны полностью влияния этих налоговых изменений. Если скидка по налогу на инвестиции неожиданна, фирмы будут вынуждены принимать новые решения о выборе времени инвестиций, и на эти решения могут уйти месяцы. Для того чтобы разработать новые инвестиционные проекты (в противоположность просто продолжающимся проектам, которые были утверждены ранее), могут потребоваться годы.
Эти временные лаги достаточно длинные, так что, если государство не в состоянии предвидеть кризис, оно приступает к политическим изменениям, когда экономика находится на стадии подъема. (Средний период между кризисами в послевоенное время равняется приблизительно пяти годам.)
Если правительство может предугадать достаточно хорошо наступление высших и низших точек делового цикла, тогда оно может попытаться вовремя осуществить политические изменения для того, чтобы они были эффективными. Государство не было достаточно удачным в прогнозе таких изменений (или, по крайней мере, доказательства, касающиеся приближающихся изменений в уровне экономической активности, были достаточно сомнительными, чтобы достигнуть политической согласованности относительно того, что должно быть сделано до тех пор, пока реально не наступит экономический спад).
В результате многие экономисты (такие как Милтон Фридман) считают, что усилия, предпринимаемые правительством для стабилизации экономики, на самом
деле увеличивают ее колебания. Когда этого не происходит, государственная политика вносит дополнительную неопределенность в деловые отношения. Эти экономисты утверждают, что государство не должно использовать дискретные инструменты вмешательства. Скорее оно должно разработать набор правил, предполагаемых функционированием данной экономики, для регулирования налоговых ставок, государственных расходов и других финансовых переменных. Введение таких правил имело бы преимущества недопущения временных лагов, связанных с политическим процессом. Эти "правила" представляли бы естественное продолжение встроенных стабилизаторов, уже присущих нашей финансовой системе. При существующей финансовой системе, когда экономика входит в состояние кризиса, наблюдается некоторое уменьшение средней ставки налога, проистекающее из прогрессивности нашей налоговой системы, происходит увеличение государственных расходов, связанных с ростом пособий по безработице — более высокими выплатами по социальному обеспечению и возросшими платежами по социальному страхованию вследствие более раннего ухода людей на пенсию.
Примером простой нормы было бы правило, требующее 5%-го сокращения ставки подоходного налога, когда уровень безработицы больше 10%, и следующего сокращения налоговых ставок, когда уровень безработицы превышает 12%.
Сторонники норм в противоположность дискретным мерам считают, что индивидуумы и фирмы будут лучше планировать свою деятельность, если они смогут точно предсказать, что собирается сделать правительство. Одна из основных неопределенностей, с которыми сталкивается бизнес, — это ская неопределенность", связанная со знанием тех действий, которые предпримет правительство.
Те, кто предпочитает дискретную политику стабилизации, считают, что следование правилам равносильно связыванию по рукам: экономические обстоятельства значительно изменяются от одного делового цикла к другому и делают простые правила недостаточными. В противоположность этому сторонники правил провозглашают, что в "связывании по рукам" есть явное преимущество: снижение
21
политической неопределенности является по праву ценным .
Рост. На протяжении последнего десятилетия усиливается беспокойство относительно темпов роста американской экономики. Нага общий темп роста (средний процент увеличения выпуска продукции) и темп роста производства в расчете на одного работника отставали от этих же показателей в Японии и Германии, а в определенных отраслях, таких как автомобилестроение, наша доля на мировом рынке значительно сократилась. Также отмечено снижение темпов роста производительности в США с 2,6% в период 1962—1973 гг. до 0,9% в 1973—1986 гг.
В объяснении этому нет единого мнения. Каждый экономист имеет свою собственную теорию. В чем большинство экономистов сходятся, так это то, что государственная политика оказывала и продолжает оказывать значительное влияние на темпы роста нашей экономики.
Экономический рост зависит от трех основных факторов: роста акционерного капитала (инвестиций), технического прогресса (научных исследований и разрабо"Связывание по рукам" иногда относится к предобязательству. Существует множество обстоятельств, при которых подобные обязательства могут быт, ценными.
ток) и разработки и использования наших природных ресурсов23. Как мы увидим ниже, рассмотрение роста неизбежно включает вопросы справедливости.
ИНВЕСТИЦИИ И РОСТ
По вопросу о значении инвестиций в общем экономическом росте среди ученых нет единого мнения. Так, Дейл Джоргенсон из Гарвардского университета утверждает, что почти весь рост объема производства на одного рабочего в течение прошлого столетия — следствие увеличения нашего акционерного капитала. В то же время другие экономисты, например Роберт Солоу из МТИ, подчеркивали большую роль технического прогресса24. Однако нет сомнений, что, если инвестиции в экономику снижены, темпы экономического роста скоро пострадают.
В свое время преобладало мнение, что государство должно играть активную роль в стимулировании инвестиций (несколько способов этого описаны в предыдущих параграфах). Сегодня господствующая точка зрения состоит в том, что государство должно соблюдать осторожность и не мешать инвестициям. Однако оно не должно напрямую вмешиваться в экономику с целью стимулировать их, ибо, поступая таким образом, оно может искажать структуру капиталовложений, вызывая диспропорции в распределении инвестиционных ресурсов. Долг государства — поддерживать низкий уровень налогов и дефицита (финансирование которого может потеснить инвестиции). Его политика то введения, то отмены налоговых скидок на инвестиции и ускоренной амортизации в той же степени искажает распределение инвестиций, в какой стимулирует их.
НИОКР И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
Правительство играет важную роль в научных исследованиях и разработках (НИОКР). Содержание 5-й главы дает объяснение этой роли.
Вспомним, что существуют два основных свойства общественных товаров: нежелательность исключения (нулевые предельные издержки обеспечения товаром дополнительного индивидуума) и невозможность исключения. НИОКР (или, точнее говоря, знания — продукт научных исследований) обладают первым свойством, а зачастую также и вторым. Предоставление знаний дополнительному индивидууму не убавляет знаний у тех, кто ими уже владеет25. Но если знания предоставлялись бесплатно, не имело бы смысла их производить. Поэтому государство должно либо обеспечить производство знаний путем прямой поддержки НИОКР, либо гарантировать компенсации каким-либо другим способом.
Патенты. Государство гарантирует компенсацию, предоставляя "права собственности" в области знаний. Оно выдает патент, который разрешает автору открытия осуществлять исключительное право использования открытия (включая право продажи лицензий на его использование) в течение определенного времени.
2
Четвертый важный фактор — рост населения и улучшение качества рабочей силы (человеческий капитал).
По оценке Р.Солоу, 87% роста дохода на душу населения за 1909-1949 гг. объяснялось технологическими изменениями (Solow R. Technical Change and the Aggregate Production Function//Review of Economics and Statistics 39 (1957). P. 312—20).
Этот факт не надо смешивать с тем, что отдача, которую может получить индивидуум от определенной части знаний, может зависеть от того, сколько других людей владеет этой частью информации. Монополист части информации был бы способен получить отдачу, которая ему не досталась бы, если бы доступ к информации был свободен.
Не все идеи и открытия можно запатентовать. Даже если какое-то открытие и можно запатентовать, то часто есть возможность прийти к изобретению в обход патента. Так, например, можно получить патент на лекарство, но часто легко внести небольшое изменение в его состав с прежними медицинскими свойствами. По этой причине, а также потому, что для приобретения патента фирма должна предоставить значительную часть информации, многие фирмы предпочитают не патентовать свои открытия. Вместо этого они стремятся установить свое рыночное преимущество, строго оберегая тайну. Например, формула кока-колы не запатентована, таков выбор авторов открытия, не пожелавших хранить информацию в банковском сейфе.
Заметим, что в тех областях, где продукт полученных исследований можно запатентовать, НИОКР отвечают лишь одному из двух свойств общественных товаров (так как патент гарантирует исключение других от использования результатов НИОКР). В тех областях, где продукт исследования не может быть защищен секретностью или патентом и где другие могут легко имитировать открытие, НИОКР отвечают обоим основным свойствам чистого общественного товара.
Определяя сроки действия патентов, государство сталкивается с дилеммой. Увеличивая эти сроки, оно стимулирует частные фирмы проводить НИОКР, при этом произведенные знания в течение долгого периода времени не будут эффективно использоваться. Предположим, что фирма обнаружила новый, менее дорогой
ЦЕНА

Qo Q і
КОЛИЧЕСТВО ЛЕКАРСТВА
Рис 28.8. ЭФФЕКТ ПАТЕНТОВ Патентная система приводит к меньшему выпуску, чем при свободном распространении знаний Чистые потери представлены треугольником BDF.
способ производства продукта. Настолько менее дорогой, что другие производители не выдержат ее конкуренции. Запатентовав открытие, фирма станет монополистом. Будет производиться меньше продукта, чем могло бы, если бы знания распространялись свободно.
Потери от патента можно увидеть на рис. 28.8, где мы изобразили кривую рыночного спроса на лекарство. Издержки производства до изобретения были Со, а рыночное равновесие было, следовательно, (Ро, Qo) в точке D. Фирма делает небольшое изобретение и понижает издержки производства до С\. Она назначает цену чуть ниже Ро, завоевывая весь рынок. Ее прибыль теперь — ABDE, а объем продаж — Qo26- Если к информации о нововведениях был бы свободный доступ, цены упали бы до С і, а количество увеличилось бы до Q\. Сохранение фирмой с патентом монополии на ее знания вылилось бы в производстве, меньшем, чем в ином случае, а чистые потери оказались бы BDF. Когда срок действия патента кончится, цена упадет до Сі, но отдача от нововведения понизится до нуля. Следовательно, чем продолжительнее существование патента, тем больше чистые потери, связанные неэффективностью, дающей фирме монополию на информацию. Но тем больше отдачи для новатора и, следовательно, больше стимулов для нововведений.
При условии неэффективности, связанной с патентной системой, почему государство просто не поддерживает исследования за счет прямых грантов? Патентная система имеет два преимущества по сравнению с системой прямых грантов.
Во-первых, система прямых грантов требует определенного выбора среди исследователей, представления о том, кто в большей степени может рассматриваться как перспективный исследователь и чей исследовательский проект, вероятнее всего, принесет большую отдачу. Патентная система — это способ вознаграждения индивидуумов за их изыскательские усилия на основе осуществленной деятельности. Те, кто открывает что-то ценное для других, получают награду, а те, кто уверен, что имеет хороший исследовательский проект, могут вступить в игру при условии, что располагают достаточным капиталом либо могут убедить некое лицо, имеющее такой капитал, поддержать их.
Во-вторых, патентная система заставляет тех, кто получает прибыль от нововведений, платить за нее. Это происходит в форме налога на доход. Когда внедряется лучший продукт, прибыль, которую получает изобретатель как компенсацию за его научные исследования и разработки, эффективно оплачивается потребителем.
В то же время важно осознавать, что патентная система все-таки не безупречный способ вознаграждения исследования. Выплаты, получаемые изобретателем, могут и не вполне соответствовать его действительному предельному вкладу. Если бы какое-то изобретение могло быть сделано при любых условиях, предельный вклад лица, сделавшего это открытие на день раньше, составляет только дополнительную ценность, вытекающую из открытия этого изобретения на день раньше. Но патент дает такому лицу гораздо больше. Делая открытие, изобретатель черпает из большого банка знаний, и часть ценности патентуемого изобретения может быть отнесена на счет этого общего банка знаний чем на
непосредственный вклад изобретателя. Но практического способа различения между ними не существует.
Однако только часть ценности любого нововведения обычно присваивается изобретателем. Когда Дюпон создал вискозу, изобретение было запатентовано. Но
6 Фирма, конечно, не вольна предлагать любую цену и любое количество, поскольку при любой цене на уровне или выше Со фирма теряет свою монопольную позицию. Иными словами, максимизация фирмой прибыли подлежит ограничению, которое заключается в том, что Р\ < С о- еще одним продуктом этого исследования было знание, что можно разрабатывать искусственный материал. Наряду с этим могли бы возникать значительные выгоды от знания, как делается вискоза, выгоды, которые тоже не могли бы полностью войти в патент.
Такие неприсваемые выгоды от разработок особенно важны для базовых исследований. И это одна из причин, почему необходимы некие формы прямой поддержки подобных исследований, если говорить о необходимости эффективного распределения ресурсов в данной области. Два недавних открытия "базового характера" имели глубокое воздействие на многие области — транзисторы и лазеры.
Налоговые скидки на рост НИОКР. Государство также пыталось поддерживать НИОКР, предоставляя налоговые скидки на увеличение НИОКР. Оно предоставляло фирмам 20%-ю налоговую скидку на рост их расходов на НИОКР. Эта льгота налогового законодательства критиковалась за то, что трудно определить расходы на исследования. Накладные расходы и маркетинговые исследования часто относились к расходам на НИОКР.
ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
В последние два десятилетия существовала обеспокоенность, что наши ограниченные запасы природных ресурсов — земли, нефти, угля, чистого воздуха, воды и различных минералов — приведут к сдерживанию роста экономики27. Резкий рост цен на нефть в и в гг. обратил внимание на нашу
зависимость от истощаемости природных ресурсов. Проводились дискуссии о том, не относимся ли мы слишком расточительно к нашим ресурсам, не используем ли мы их слишком быстро. Существует широко распространенное мнение, не разделяемое, однако, большинством экономистов, что рынки не обеспечивают необходимых гарантий адекватного предложения ресурсов для будущих поколений и что требуется некая форма государственного вмешательства.
В этом разделе мы рассмотрим два вопроса: есть ли рыночные несостоятельности, которые требуют государственного вмешательства, касающегося природных ресурсов? каковы цели государственной политики по повышению эффективности использования природных ресурсов, удалось ли уменьшить эти недостатки рынка?
Несостоятельность рынка и природные ресурсы. В 3-й главе мы заметили, что одно из условий, требующее гарантии обеспечения рынком эффективного распределения ресурсов, — это наличие полного набора рынков риска и срочных сделок. Так, например, фирмы могли бы сегодня продавать нефть в счет поставки в 2000 г. Они могли бы застраховать даже от самых бурных непредвиденных обстоятельств, как, например, возможность того, что ядерный синтез может стать альтернативным источником энергии, снижающим цены на нефть. Когда существует полный набор рынков срочных сделок, собственники могут решать, продавать свою нефть сегодня или на следующий год, или через год. Цены на нефть в каждый данный момент времени отражают предельную ценность нефти. Цены будут гарантировать, что нефть распределена так, что ее предельная ценность на каждую дату (при каждом использовании) одинакова. Принципы ценового распределения ресурсов во времени
Самое известное исследование в этой области было опубликовано в 1972 г проектной группой
МГИ (Meadows D et al The Limits to Growth N Y , 1972)
идентичны принципам, посредством которых цены распределяют ресурсы в любой момент времени среди конкурирующих пользователей.
Но когда не существует полного набора рынка срочных сделок, собственники ресурсов должны делать предположение о том, какими будут цены в будущем. Если их предположения верны, то распределение ресурсов будет таким же, как если бы действительно имелся рынок срочных сделок, на котором индивидуумы могли бы покупать и продавать нефть в счет будущих поставок. Ответ на вопрос, действительно ли рынок чрезмерно расточительный, зависит от того, слишком ли пессимистичен рынок в отношении будущих цен на нефть28.
Как может рынок с эгоистичными индивидуумами, живущими только 70 или 80 лет, обеспечить нарождающиеся поколения? Чтобы сделать это, требуется ли некая форма государственного вмешательства? Рынок может и действительно учитывает последствия, касающиеся жизни тех, кто принимает инвестиционные решения. Это особенно наглядно проявляется в случае с лесами. Люди сажают леса не для вызревания их, скажем, за лет. Они делают это, зная, что, скажем, через 20
лет лес с полузрелыми деревьями будет высоко цениться. Они могут найти молодых людей, чтобы продать его им. Даже если понадобится 100 лет для выращивания деревьев до полной зрелости, лес мог бы быть прибыльным вложением: инвестор знает, что он может продать его более молодому человеку, который знает, что и он может продать его еще более молодому человеку, и т.д.
Подобный принцип применяется к нефти и другим природным ресурсам. Если я знаю, что спрос на нефть будет увеличиваться через 40 лет, это побуждает меня покупать запасы, продавая их, скажем, через 20 лет, когда будущие потребности в них станут очевидными. Этот пример иллюстрирует, однако, одну трудность в утверждении, что рынок создает соответствующее обеспечение на будущее. Если предприниматели уверены, что рынок не узнает потребности в запасах за 35 лет, но знают, что они будут нуждаться в продаже своих активов через 20 лет, нефть может быть плохим вложением.
Вопрос, следует ли государству вмешиваться, сложен. Можно ли быть уверенным, что государственные прогнозисты сделают лучшую работу, чем частные? Если информация о будущих потребностях широко известна, рыночная цена будет отражать эту информацию. Данное обстоятельство побудит частные фирмы делать долгосрочные прогнозы энергетических нужд.
Государственная политика в отношении природных ресурсов. Государственная политика сфокусирована на наших ограниченных ресурсах энергии (хотя некоторые экономисты уверены, что в долгосрочный период ограниченное предложение других минералов может иметь серьезные последствия). Государство было так озабочено нашими ограниченными запасами энергии и нашей зависимостью от иностранцев, что в 1977 г. создало в составе кабинета отдельное управление энергетики.
Федеральное правительство использует различные инструменты воздействия на предложение и спрос на энергию. В гл. 24 мы описали несколько специальных
В случае нефти могли быть другие несостоятельности рынка В гл 8 мы рассмотрели проблему "совместного нефтяного месторождения" В этом случае предпринимаются попытки не только бурить чрезмерное количество скважин, но и добыть нефть раньше, чем другие Суммарное количество нефти, которое может быт извлечено, может уменьшиться (вследствие влияния чрезмерного бурения на давление пласта) В странах, где иностранные нефтяные компании боятся экспроприации, нефть также может бьпь извлечена слишком быстро Нефтяные компании пытаются добыть как можно больше нефти до экспроприации 2. положений налогового законодательства, которые касаются нефтяной и газовой промышленности (скидки на истощение ресурсов и немедленное использование средств на бурение)29. В период 1959—1979 гг. государство ввело квоты на импорт нефти. Эти положения, возможно, стимулировали развитие нашей национальной нефтяной и газовой промышленности, но критики утверждают, что они привели к более высокому уровню потребления национальных ресурсов в периоды, когда мы могли бы получать более дешевую нефть из-за границы, делая нас более зависимыми от иностранной нефти сейчас.
Государство также регулирует нефтяную промышленность и добычу природного газа. Долгое время цены на природный газ поддерживались на уровне ниже рыночных, что вело к неэффективному использованию газа. Только в последние годы это регулирование отменено.
После нефтяного кризиса 1979 г. государство старалось регулировать распределение нефти. Многие обозреватели уверены, что длинные очереди на газовых станциях, которые были в 1979 г., явились более следствием неуместной политики регулирования, чем узким местом естественного рынка. Во избежание подрывающих эффектов приостановки иностранного предложения государство создало большие запасы нефти. Наконец, государство приступило к большой программе НИОКР для разработки синтетических заменителей нефти. Программа широко критиковалась как неэффективная и дорогостоящая и была фактически отменена при администрации Рейгана30.
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ И РАВЕНСТВО
Государственная политика имеет много целей. Одна из них — стимулировать эффективное использование наших ресурсов, другая — стимулировать рост экономики. Еще одна цель — обеспечивать справедливое распределение богатства как поколениям, так и внутри поколения (или, по меньшей мере, обеспечить минимум, ниже которого бедные не могут опускаться). Часто необходимо сделать выбор между такими направлениями.
Например, для таких истощаемых природных ресурсов, как нефть, может существовать серьезный выбор, затрагивающий не одно поколение: нефть, потребленная сегодня, недоступна для будущего потребления. Но экономисты не так заинтересованы в проблеме соотношения между текущим потреблением нефти данным поколением и будущими, как в соотношении между общим благосостоянием поколений. Тот факт, что последующие поколения, возможно, будут иметь меньше нефти, не означает, что обязательно их экономическое положение станет хуже. Существуют заменители нефти (такие как уголь). За счет больших сбережений сегодняшнее поколение увеличивает фонд капитала, доступный будущим поколениЭто не только специальные налоговые положения, относящиеся к нефтедобыче. Имеются предположения, что большой рост цен на нефть в 1973 и 1979 гг. породил непредвиденные прибыли для нефтяных компаний и что этими доходами нужно поделиться с остальной частью нации. Был введен налог на непредвиденные прибыли. Он был, однако, реально (временным) акцизом на нефть и, как следствие, мог иметь некоторый искажающий эффект. О более полном рассмотрении эффекта налога на использование нефти см.: Dasgupta P., Heal С, Stiglitz J.E. The Taxation of Exhaustible Resources, in Public Policy and the Tax System, G.A.Hughes and G.M.Heal, eds. London: George Allen and Unwin, 1980. P. 150-72.
Историю и анализ энергетической политики США см.: Richard Victor, Energy Policy in America: A Study of Business — Government Relations. New York: Cambridge University Press, 1984.
ям, и таким образом создает лучшие экономические условия для них. Наконец, технологические изменения могут сделать возможным для будущих поколений создавать больше при меньшем использовании нефти. Заметное улучшение экономичности использования топлива в американских автомобилях служит свидетельством такой возможности.
В предыдущих разделах мы отмечали выбор между краткосрочной эффективностью и ростом. Более обширные (долгосрочные) патентные программы больше стимулируют НИОКР31, но временные поощрения монопольной власти вызывают статическую неэффективность.
Аналогично может существовать выбор между ростом и распределением. Некоторые программы перераспределения богатства могут сокращать темпы экономического роста. Программы, увеличивающие темп роста за счет производительности труда, могут косвенно весьма благотворно сказываться на рабочих, особенно в перспективе.
Любая политика, которая не стимулирует сбережения (как налог на наслед-ство) или вложения, может сократить уровень накопления капитала. Это приведет к уменьшению заработной платы и ухудшению экономического положения рабочих. Пока государство не предпримет контрмер, неравенство может фактически возрастать. Налоговые меры, направленные на перераспределение дохода, всегда влекут искажения, уменьшающие размер делимого пирога. Таким образом, бедный, получающий большой кусок от меньшего пирога, не много выгадывает от таких перераспределительных программ. Государственные программы, направленные на увеличение роста, возможно, дадут бедному меньшую часть пирога, но если он существенно вырос в размерах, бедный будет однозначно в лучшем положении32. Сторонники роста указывают, что политика, просто увеличивающая темп роста на 1,5% в год, для двух поколений (скажем, в течение 70 лет) повысит национальный доход по факторам производства вдвое, тогда как даже наиболее многообещающие распределительные программы не могли увеличить доход беднейшей части населения аналогичным образом. Сегодняшние бедные тем не менее не могут точно знать, что их потомки смогут жить гораздо лучше. Защитники бедных также указывают, что преимущества роста распределяются неравномерно. Среди тех, кто получит прибыль с меньшей вероятностью, видимо, те, кто долгое время лишен работы либо не имеет образования.
КРАТКИЕ ВЫВОДЫ
1. Государственная политика налогов и расходов влияет на уровень безработицы и экономиче-ский рост. Существует широко распространенное убеждение, что государство должно играть активную роль в стабилизации экономики, уменьшая совокупный спрос в инфляционные периоды и увеличивая его в периоды спада. По историческим нормам дефицит федерального бюджета 1980-х гг. был ужасным. Многие экономисты уверены, что дефициты держали процентные ставки на высоком уровне и, следовательно, наносили вред американским инве-стициям и производительности.
В некоторых случаях слишком сильные патентные политики могут отрицательно сказываться на НИОКР. Представление ключевого патента в некоторых областях может лишить других стимула вести исследования в данной области.
Это предполагает, что ощущение благосостояния людьми связано с их уровнями материального потребления, а не с их относительными потребительскими уровнями.

Политика, которая имела в основном эффект дохода, могла ограниченно стимулировать потребление в период спада, за исключением случая, когда расходы ограничены ликвидностью. Политика, которая имела главным образом эффект замещения, такая, как временная отмена акцизов, могла быть более эффективной в стимулировании инвестиций и потребления в годы спада, но она будет иметь вредные последствия за пределами периода, в котором налоги снижались.
Некоторые экономисты уверены, что существуют лишь ограниченные возможности для государственных действий по сглаживанию наших деловых циклов. Во-первых, имеется тенденция со стороны частного сектора предпринимать действия, которые парализуют политику государства. Дефицит государственного бюджета может, например, вытеснить частные инвестиции. Во-вторых, в целях эффективности государство должно правильно выбирать время для изменений в расходах и налогах. Существуют значительные разрывы во времени между выявлением изменений в экономике, вводом в действие инструментов государственной политики и реализацией ее результатов, что может вылиться скорее в усиление циклических колебаний в доходах и занятости, чем в их ослабление.
Некоторые экономисты утверждают, что государство было основным источником колебаний в экономике. Те, кто придерживается этого мнения, уверены, что государственная финансовая и политика должна следовать определенным простым правилам.
Решение финансировать государственные расходы скорее путем займов, чем с помощью налогообложения, похоже, увеличивает благосостояние нынешнего поколения за счет будущих. Выросший государственный долг уменьшает накопление капитала, а следовательно, уменьшает будущую производительность.
Нет убедительных причин считать, что по многим невозобновляемым ресурсам рынок создает несоответствующее обеспечение ими на будущее.
Государственная политика относительно НИОКР важна в формировании долгосрочных перспектив развития экономики. Роль государства определяется характеристиками НИОКР как общественных товаров. Патентная система обеспечивает временную монополию на знания, созданные некоторыми изобретателями, что приводит к неэффективному распределению ресурсов (как при любой монополии).
Выбор государственной политики часто затрагивает альтернативу между благосостоянием нынешнего поколения и будущих поколений, между статической неэффективностью и ростом, экономическим ростом и равенством.
Располагаемый доход Постоянный доход
Теория жизненного цикла потребления Ограничение ликвидности Вытеснение
Дефицит полной занятости
Представители экономики предложения
Новые классики
Монетаристы
Патенты 1. Налоговое бремя
ВОПРОСЫ И УЧЕБНЫЕ ЗАДАНИЯ
Сравните влияние дефицита государственного бюджета на инвестиции в небольшой стране, которая может занять за границей столько, сколько пожелает по неизменной процентной ставке, и в стране, которая не может занять или предоставить ссуду где-либо за рубежом.
"Ресурсы, потраченные во время второй мировой войны, были израсходованы в 1940-1945 гг. Следовательно, поколения, которые жили и платили налоги в тот период времени, — поколения, которые несли бремя издержек войны, не задумываясь, как они финансировались". Прокомментируйте.
Почему социальное страхование может повлиять на уровень сбережений? Сравните последствия создания значительной неконсолидированной программы социального страхования в небольшой стране, которая может занимать за границей по неизменной процентной ставке столько, сколько она пожелает, и в стране, которая не может занять или предоставить ссуду
где-либо за рубежом. (Вспомните из гл. 13 определение неконсолидированной, или финансируемой на базе получаемой сегодня заработной платы, программы социального страхования, такой как наша.)
В главе 26 мы проводили различие между местными и национальными общественными товарами. В какой степени НИОКР — международный общественный товар? Какой это имеет смысл для государственной политики в США? В небольшой стране?
Перечислите несколько примеров государственной политики, при которой существует выбор между интересами поколений, т.е. когда государство может предпринять действия, способные улучшить благосостояние будущих поколений, но за счет нынешнего поколения.
В тексте мы описали, как государственные расходы могли бы повлиять либо на потребление, либо на инвестиции. Рассмотрите, как отдельные расходы (такие как на лыжную базу или новую дорогу) могли бы повлиять или на потребление, или на инвестиции. Перечислите несколько типов государственных расходов, которые могли бы поддержать частные инвестиции. Какие типы могли бы вытеснить частные инвестиции? Какие типы могли бы способствовать частному потреблению? Какие типы могли бы вытеснить частное потребление?
Рассмотрите, как государство может использовать кредитное регулирование для сдерживания частного потребления. Можете ли вы представить, как государство может использовать кредитный рынок в период спада для сдерживания потребления? Покажите, как ваш ответ зависит от той теории, которой вы придерживаетесь, относительно факторов совокупного потребления.
<< | >>
Источник: JOSEPH E. STIGLITZ , Стиглиц Дж. Ю.. Экономика государственного сектора. ECONOMICS of the PUBLIC SECTOR. 1997 {original}

Еще по теме Глава 28. ДЕФИЦИТ, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ И РОСТ:

  1. Глава 13. Стабильность и изменчивостьв экономической истории
  2. Глава 36. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И СТАБИЛЬНОСТИ ЦЕН В РАЗВИТОЙ ЭКОНОМИКЕ
  3. Глава 18. Долгосрочный экономический рост
  4. Глава 4. Экономический рост и перспективы развития стран
  5. Глава 19. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
  6. Глава 30. Экономический рост
  7. Глава 22. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
  8. 2.4. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ. ТИПЫ И ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  9. 6. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
  10. Тема 25. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
  11. Тема 57. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ И РАЗВИТИЕ
  12. Ш. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ (Приложение к гл.З и гл.13