<<
>>

8.3. Экономическая политика государства в переходный период


Государство реализует себя в качестве носителя общенациональных интересов посредством проведения экономической политики во всем многообразии ее направлений. Политика государства в переходный период подчинена преобразованию социалистической плановой экономики в капиталистическую рыночную.
Прежде всего этим определяется критерий ее адекватности переживаемому этапу развития во всех постсоциалистических странах. Однако расстановка акцентов на ее основных направлениях, значимость каж-дого из них, последовательность и темпы их проведения во многом определяются принятой моделью реформирования, а в пределах одинаковой модели — национальными особенностями каждой страны.
Как известно, в России была принята либеральная модель, предложенная для практического использования МВФ. Уже в силу того, что она была рекомендована финансовой международной организацией, во-первых, а ее теоретической основой явился монетаризм, во-вторых, при ее реализации приоритетными оказались кредитно-денежная и финансовая политика. В странах Латинской Америки такая политика была направлена на финансовое оздоровление их уже рыночной экономики. В постсоциалистических странах она была востребована либерализацией внешней и внутренней экономической деятельности хозяйствующих субъектов, включая высвобождение цен и приватизацию государственного имущества на основе принятого в этой связи законодательства. Государство приступило к регулированию денежного обращения в соответствии с присущими рыночной экономике законами. Финансовая политика была направлена на создание принципиально нового механизма формирования государственных доходов и их оптимального использования с точки зрения первоочередного решения наиболее актуальных проблем, среди которых самой острой оказалась проблема погашения государственного долга и его обслуживания.
Методами кредитно-денежной и финансовой политики государство стремилось преодолеть финансовую дестабилизацию. Оно даже преуспело на этом поприще — в той мере, в какой это возможно при разрушительных процессах в реальном секторе экономики. И хотя придать устойчивость финансовой стабилизации при таких объективных предпосылках невозможно, тем не менее удалось обуздать гиперинфляцию первой половины 90-х годов, порожден-ную либерализацией цен в январе 1992 г. Цены только за один 1992 год выросли более чем в 26 раз. Вполне естественно, что в этих условиях во внутренней политике возобладал курс на финансовую стабилизацию как предпосылку экономического роста методами кредитно-денежной и финансовой политики, вследствие этого действительно оказавшимися приоритетными направлениями. Вместе с тем кредитно-денежная и финансовая политика в немалой мере сами по себе способствовали разрушению реального сектора, и без того находившегося в крайне тяжелом состоянии. Однако частичное разрушение унаследованной от прошлого макроэкономической структуры, характеризующейся глубокими структурными и технологическими дисбалансами, совершенно неизбежно в постсоциалистической экономике. И уже в силу этого трудно провести грань между созиданием и разрушением. К тому же в эпоху первоначального накопления капитала весьма специфично взаимодействие финансового и реального секторов экономики.
Эта специфика состоит в том, что финансовая система становится мощным механизмом накопления денежного капитала, последую-щее превращение которого в промышленный осуществляется в ходе денежной приватизации и постприватизационного передела собственности, то есть с немалым временным лагом.
В области кредитно-денежной политики в целях борьбы с ги-перинфляцией начала 90-х годов был взят курс на сжатие денежной массы в обращении путем изъятия якобы излишней денежной массы, но при этом без жесткой увязки с резким повышением оптовых и розничных цен, многократно перекрывшим сокращение ВВП. Так, цены выросли в российской экономике за 1992—1996 годы в 8,5 тысяч раз, а денежный агрегат М2 — только в 230 раз. В конечном счете это привело к снижению до критического уровня коэффициента монетизации ВВП, составившего к исходу 90-х годов 12% вместо 70% в 1990 г. Отметим, что таково его значение и для большинства развитых стран, исключая США, где он выше 100%, что объясняется особым положением американской валюты на мировом рынке.
Не вполне экономически грамотно обоснованная политика денежных рестрикций сопровождалась крайне негативными последствиями. Демонетизация экономики способствовала в немалой мере долларизации каналов денежного обращения. Чрезвычайно затруднены были денежные расчеты между хозяйствующими субъектами, в особенности в реальном секторе экономики, ввиду оттока денежной массы в финансовый сектор в целях осуществления фи-нансово-спекулятивных сделок, доходность которых многократно превышала доходы в реальном. К тому же интенсивность оттока денежной массы в финансовый сектор объясняется стремительно протекавшим в 90-е годы процессом накопления денежного капитала под грядущий денежный этап приватизации.
Дефицит денежной массы в обращении явился одной из важных причин разразившегося в стране кризиса неплатежей, в результате чего реальный сектор экономики оказался отброшенным к доденежному обмену, осуществляемому по формуле Т-Т. Становление подлинных товарно-денежных отношений в стране и в самом деле началось с простейших их форм. Кризис неплатежей в свою очередь породил денежные суррогаты, расчеты которыми оказывались крайне ненадежными.
В условиях высокой инфляции чрезвычайно дорогим (а иным в условиях гиперинфляции он и не мог быть), и потому недоступным для предприятий реального сектора оказался кредит, процентная ставка по которому регулировалась ЦБР через ставку рефинансирования. Сжатие денежной массы в обращении еще более усугубляло ситуацию.
Иными словами, кредитно-денежная политика отражала уровень компетентности государственных чиновников, эту политику разрабатывавших и проводивших в жизнь. Их представления о рыночной экономике, равно как и о механизме ее регулирования на основе присущих ей законов, вполне соответствовали ее младенческому состоянию, что объективно исключало возможность глубокого и всестороннего обоснования регулирующей деятельности государства, а тем более предвидения всей совокупности социально-экономических последствий проводимой по- литики. Не могли помочь и западные консультанты, мыслившие категориями развитой рыночной экономики, каковой российская экономика не являлась. Между тем одни и те же на первый взгляд проблемы в переходной экономике оказываются значи-тельно более сложными, не поддающимися решению традиционными способами, наработанными в развитых странах за прошедшие столетия.
Вследствие этих же причин не лучшим образом обстояло дело и с финансовой политикой. В условиях острого дефицита государ-ственного бюджета, огромной внешней и внутренней государственной задолженности, достигавшей уровня почти годового ВВП, фискальные интересы государства при ее проведении оказались приоритетными. Как известно, доходы государственного бюджета во всех странах формируются прежде всего за счет налоговых поступлений. Однако налоговая система, как и любой другой институт рыночной экономики, не могла сложиться сразу и в совершенном виде. К тому же при установлении налоговых ставок государство вынужденно исходило прежде всего из необходимости погашения своих долговых обязательств, а не из реальных возможностей налогоплательщиков, хотя тем самым подрывалась налогооблагаемая база в долгосрочной перспективе.
И без того шаткое финансовое положение предприятий, вынужденных платить непомерные по уровню их доходов налоги, еще больше ухудшалось. Они либо разорялись, либо уходили в тень, используя множество методов уклонения от уплаты налогов, проявляя при этом недюжинную изобретательность, как бы и в самом деле руководствуясь ироничным утверждением Дж.М. Кейнса относительно того, что «уклонение от уплаты налогов представляет единственный вид интеллектуальной деятельности, которая хоть как-то вознаграждается», либо вывозили накопленный в стране денежный капитал за рубеж, что подрывало и без того скудный инвестиционный потенциал страны.
Тем не менее методами кредитно-денежной и финансовой политики в конечном счете были подготовлены предпосылки экономического роста, отнюдь не случайно начавшегося сразу же после финансового кризиса 1998 г. Такой политикой был в значительной мере погашен государственный долг, ускорен процесс преодоления унаследованных дисбалансов, сформирован меха- низм конкурентной борьбы, под воздействием которой вымывалось безнадежно морально и физически устаревшее производство. И уже совершенно особую роль институты финансовой системы сыграли в накоплении денежного капитала, без которого невозможны были денежная приватизация и формирование подлинных собственников, способных превратить денежный капитал в про-мышленный. Появление последних — решающее условие возрождения инвестиционного процесса, а следовательно, и экономического роста.
Вместе с тем и в условиях реализации либеральной модели государство отнюдь не ограничивалось проведением исключительно кредитно-денежной и финансовой экономической политики. В той или иной мере оно занималось и инвестиционной политикой. Однако ограниченность финансовых средств не позволяла успешно выполнять даже те скромные инвестиционные программы, которые им принимались. Уровень финансирования государ-ственных инвестиционных проектов не превышал 35%. При крайне ограниченных финансовых возможностях государство в первую очередь вполне резонно направило свои усилия на устранение оказавшихся с завершением холодной войны излишними производственных мощностей, сосредоточенных в отраслях ВПК, что до-стигалось путем их перепрофилирования. Проведенная государством в несколько этапов конверсия ВП К была направлена на его преобразование в О ПК.
В меру финансовых возможностей обремененного долгами го-сударства проводилась и социальная политика, основные направления которой предопределялись особенностями социальной сферы, сформированной в предшествующий период, а также обстоятельствами переходного периода, обусловившими резкое снижение жизненного уровня широких слоев населения. Важно и то, что был провозглашен законодательно закрепленный курс на построение социально ориентированной рыночной экономики. Как известно, таковой она является ныне в любой развитой стране в силу целого ряда вполне объективных причин, среди которых отметим следующие:
- коренное изменение соотношения материально-вещественного и личного факторов в процессе воспроизводства в сторону резкого возрастания значимости личного, то есть работника;
вследствие этого классовые отношения с присущими им классовыми конфликтами уступили место отношениям социального партнерства, предполагающим иной подход к решению социальных проблем;
современный этап развития производительных сил обеспечивает колоссальный рост производительности общественного труда, а тем самым и материальных предпосылок для роста благосостояния, для проведения эффективной и многогранной социальной по-литики;
значимость последней резко возрастает в связи с необходимостью подготовки высококвалифицированной рабочей силы и создания условий для ее поддержания в работоспособном состоянии в течение всего трудоспособного возраста;
развертывание предпринимательской деятельности, сопровождающейся углублением разрыва в уровнях дохода, порождает необходимость проведения политики регулирования доходов в целях недопущения чрезмерного и в силу этого социально опасного разрыва в их уровне.
По поводу возрастающей дифференциации в уровне доходов отметим то обстоятельство, что такой разрыв в высокоразвитых странах все в большей мере имеет своим основанием нарастающий разрыв в уровне квалификации работников. По мере все более широкого распространения знаний растет интеллектуализация труда, что находит выражение в резком возрастании уровня квалификации работников, носителей уникальных знаний и высочайшего профессионализма, а соответственно — и в оплате их труда. Возрастание значимости умственного труда, его все более широкое распространение наблюдается во всех развитых странах, но наиболее отчетливо начиная с 70-х годов в США и Великобритании. Однако сглаживание разрыва в уровнях личных доходов должно достигаться прежде всего созданием условий для выравнивания уровня квалификации лиц наемного труда путем неуклонного по-вышения уровня профессиональной подготовки, а отнюдь не методами налоговой и социальной политики.
Все эти проблемы со временем станут актуальными и для России. Но в переходную эпоху значимость социальной политики определяется другими обстоятельствами, а именно:
необходимостью сохранения бесплатной, традиционно сложившейся в предшествующий период социальной сферы еще и вследствие резкого снижения жизненного уровня широких слоев населения в условиях трансформационного спада;
социальная защита необходима и в связи с тем, что в условиях раздела и передела собственности население оказалось жертвой как самого государства, обесценившего трудовые сбережения, так и мгновенно возникших коммерческих банков, а тем более всякого рода финансовых мошенников типа МММ, «Чара», «Тибет» и пр., что в немалой мере способствовало обнищанию неспособного ориентироваться в резко изменившихся условиях населения;
слабой адаптацией членов постсоциалистического общества к рыночным условиям, пассивностью и беспомощностью большинства из них в силу объективно сложившегося за годы социализма стереотипа поведения, как то: иждивенчество, социальная пассивность, патернализм.
Эти обстоятельства и предопределяли основные направления в области социальной политики. Однако отсутствие навыков в решении проблем переходного периода, во-первых, ограниченность ресурсов государственной казны, обусловленная дефицитом феде-рального бюджета вплоть до конца 90-х годов — во-вторых, не позволяли осуществлять социальную политику в масштабах, достаточных для оказания ощутимой поддержки в виде всякого рода социальных трансфертов хотя бы наиболее уязвимым слоям населения. Ситуация усугублялась несвоевременной выплатой заработной платы даже самим государством, запаздыванием с индексацией доходов, столь актуальной в условиях высокой инфляции. Были допущены и элементарные просчеты в проведении социальной политики, обусловленные сложившимися ранее в данной сфере стереотипами, как то: принцип равенства в предоставлении благ и услуг всем членам общества через общественные фонды потребления, что воспрепятствовало на первых порах внедрению принципа адресности при оказании социальной помощи. Таковую в той или иной форме получало 70% населения, хотя за чертой бедности находилось около 30%, до которых вплоть до 2000 г. доходило всего 19% социальных трансфертов. Иными словами, социальная поддержка традиционно оказывалась государством почти всем, что резко снижало ее значи-мость для остро нуждающихся членов общества.
Как видим, социальная политика государства 90-х годов была весьма ограниченной и не вполне компетентной. Тем не менее она наряду с прочими факторами все же оказалась достаточной для того, чтобы не допустить столь естественных для всякой переходной эпохи острых социальных конфликтов на почве раздела и передела ранее созданного общественного богатства, тем более что в постсоциалистических странах объекты собственности изымались у всего народа, а вместе с тем устранялись и присущие ей экономические формы реализации. Основные усилия государства направлялись на предотвращение массовой безработицы, столь свойственной экономическому спаду, и недопущение массового разру-шения привычной для населения старой социальной системы. То и другое сдерживало рост нищеты в массовом масштабе.
Открытое недовольство выражалось главным образом по поводу несвоевременной выплаты заработной платы и социальных трансфертов. Что же касается собственно рыночных преобразований, то протест против них проявлялся в скрытой форме, а именно в неизменной и весьма широкой поддержке представителей КПРФ на всех выборах 90-х годов. Но такой протест во многом был погашен начавшейся на исходе века и успешно продолженной в последующие годы политикой, направленной не только на преодоление накопленной в предшествующий период задолженности по заработной плате и социальным трансфертам, не только на их индексацию, но и на постепенное и регулярное их повышение. Неуклонно рос размер минимальной заработной оплаты с 83 руб. в 90-е годы до 600 — в 2003 г. Немалые успехи достигнуты и за 2003 г. Так, число бедных с доходом меньше прожиточного уровня сократилось за этот год с 25% до 22%, реальные доходы населения выросли на 11 % против 9% за 2002 год, благодаря чему существенно возрос внутренний платежеспособный спрос на потребительские товары и услуги (Известия. — 29 декабря 2003). Все эти процессы вполне соответствуют официально провозглашенному и в Конституции РФ зафиксированному курсу на построение социально ориентированной рыночной экономики. Повышение эффективности социальной политики стало возможным благодаря начавшемуся с 1999 г. экономическому росту, устойчиво положительному сальдо федерального бюджета. В свою очередь рост доходов населения стано-вится фактором экономического роста. Вместе с тем создаются материальные предпосылки для решения в соответствии уже с природой рыночной экономики таких глобальных проблем, как жилищ- но-коммунальная, пенсионная, состояние науки, здравоохранения, просвещения и пр. При проведении социальной политики важно найти оптимальное соотношение в распределении функций, выполняемых на уровне федеральных, региональных и муниципальных властей, и соответственно — бюджетных средств под эти функции.
В этой связи еще раз напомним, что социальная ориентация экономики развитых стран Запада оказалась возможной далеко не сразу, а лишь по мере повышения уровня экономического развития в процессе завершения индустриального и перехода в эпоху постиндустриального развития, чем и были созданы материальные предпосылки, а вместе с тем и объективная необходимость для такой ориентации. По мере преодоления технико-технологической отсталости постсоциалистической экономики такие предпосылки появятся и в ней.
Итак, государство в постсоциалистических странах действует в чрезвычайно сложных и специфических условиях, в условиях беспрецедентного в мировой истории перехода к капитализму от социализма. Его назначение состоит прежде всего в том, чтобы обеспечить построение рыночной экономики на руинах плановой путем создания соответствующих юридических предпосылок для преобразования всей системы экономических отношений и последующего юридического оформления вновь возникающих отношений, создать законодательную базу, способную эффективно защищать права и наемных работников, и собственников, равно как и обеспечивать неукоснительное выполнение взаимных обязательств в пределах правового поля их деятельности. Совершен-ствование законодательной базы идет и по линии регулирования деятельности региональных и муниципальных органов власти, дебюрократизации управленческого аппарата разного уровня, укрепления нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность институтов рыночной инфраструктуры, банковской систе-мы в том числе.
Однако государство является не только законодательным органом. В современной модели рыночной экономики оно выступает также в качестве макроэкономического субъекта, прерогативой которого является обеспечение методами экономической политики повышения эффективности функционирования наци- ональной экономики. И в этом смысле государство призвано активизировать и направить инвестиционную активность микроэкономических субъектов в русло реализации общенациональных интересов. В переходной экономике такая активность должна быть сосредоточена на реструктуризации народного хозяйства по критериям рыночной экономики и в соответствии с современным этапом НТП. В процессе рыночной трансформации складывается национальная модель государственного регулирования с присущей ей спецификой способов и методов такого регулирования. При проведении экономической политики чрезвычайно важно определить оптимальные формы взаимодействия государственного регулирования с рыночным механизмом, корректируя при этом их соотношение в соответствии с национальными особенностями, одной из которых, например, является сверхвысокий уровень монополизации отечественной промышленности, сложившийся еще в советский период и не преодоленный и поныне.
Роль государства меняется по мере прохождения различных этапов переходного периода. Завершение первого этапа в лихие 90-е годы и переход ко второму этапу выдвигают в качестве главной проблему возрождения реального сектора национальной экономики в соответствии с новейшими технологическими укладами, присущими постиндустриальному развитию. В этих условиях при-оритетной постепенно становится промышленная политика, в рамках которой структурными преобразованиями преодолевается сырьевая зависимость экономики. Но такая приоритетность предполагает подчинение ей стратегии бюджетной политики при со-кращении общей бюджетной нагрузки на экономику, что в свою очередь требует соответствующей корректировки доминировавшей в 90-е годы денежно-кредитной и финансовой политики. Преодолению такой зависимости способствует начавшаяся реструктуризация естественных монополий. Так, реформирование МПС нашло выражение в создании ОАО «Российские железные дороги». Идет дальнейшее углубление законодательной базы ре-формирования РАО «ЕЭС России», предполагающее выделение генерирующего сектора в целях повышения эффективности функционирования электростанций. На очереди — начало реального реформирования Газпрома.
Как известно, даже в пределах одной модели существуют различия по многим аспектам рыночной трансформации. Есть они и в деятельности государства. Так, далеко не во всех странах, принявших либеральную модель, возобладали стихийные процессы. В странах ЦВЕ, например, государство сумело во многом обуздать их. Решающее значение имело то, что в этих странах внутриполитическая борьба оказалась не столь острой и принципиальной, политическая культура — более высокой, противодействие рыночным преобразованиям — несравненно более слабым, криминализация экономиче-ской деятельности не приняла здесь всеобщего характера, как, например, в России. Такие различия совершенно неизбежны в силу национальных особенностей той или иной постсоциалистической страны, как то: ее масштабы, географическое положение, особенности предшествующего развития в рамках мировой социалистической системы, степень готовности населения к рыночным реформам, сложившиеся традиции в области государственного регулирования, место данного института в жизни общества и пр.
И уже совсем по-иному складывалась ситуация в КНР, где рыночными преобразованиями не предусматривалось разрушения государственной собственности и ее институтов, а следовательно, и присущего ей механизма хозяйствования. Государственная собственность оставалась экономической основой монополии КПК на власть. Формирование рыночных отношений находится и по сей день под ее контролем, что не препятствует коренным изменениям в области государственного регулирования. Так, неуклонно сокращается сфера директивного централизованного планирования, все уже становится круг товаров, цены на которые устанавливаются государством, все более широкими полномочиями наделяются трудовые коллективы и директора государственных предприятий, все более широко внедряется акционерная форма собственности. Иными словами, идет синхронный процесс преобразования государственного механизма хозяйствования и становления рыночного механизма. Это позволило сохранить правящей партии - КПК — не только авторитет, но и власть. Решениями очередных партийных съездов и по сей день корректируются способы и методы достижения поставленной цели, состоящей в построении социалистического планового рыночного хозяйства, конкретизированной XVI съездом на перспективу до 2020 г. как построение общества «среднего достатка» в соответствии с концепцией «сяокан». Этой цели подчинены все принимаемые и успешно реализуемые КПК решения. Сочетанием механизмов государственного регулирования и рыночного обеспечиваются устойчиво высокие темпы экономического роста, достигается гармонизация экономических интересов всех слоев населения. Имеет значение и крайняя осмотрительность политических лидеров при проведении реформы, осуще-ствляемой в соответствии с принципом «переходить реку, ощупывая каждый камень».
Вопросы для повторения:
В чем уникальность опыта государственного регулирования в советской экономике и чем определяется актуальность его изучения в условиях становления смешанной рыночной экономики?
Под воздействием каких обстоятельств формируются функции государства в переходный период?
В какой мере приложим опыт государственного регулирования в развитых странах к постсоциалистической экономике?
Каковы основные аспекты экономической политики российского государства и последствия ее проведения в 90-е годы?
Под воздействием каких факторов изменяются функции государства в переходной экономике в XXI веке?
Какова роль государства в осуществлении структурной диверсификации народного хозяйства?
В чем причины высокой коррумпированности государственных чиновников на современном этапе экономики переходного периода в России?
Темы докладов, рефератов, эссе:
Государство в социалистической экономике: его функции и эф-фективность государственного регулирования.
Функции государства в современной смешанной рыночной экономике.
Основные направления деятельности государства в экономике переходного периода.
Особенности формирования взаимоотношений государства и крупного бизнеса на современном этапе. 1. 5. Особенности экономической политики государства в постсоциалистических странах (на примере РФ, КНР, других стран).
Литература:
Государство в меняющемся мире// Вопросы экономики. — 1997, №7.
Мировая экономика в XX веке: потрясающие достижения и серьезные проблемы// Мировая экономика и международные отношения. — 2001, №1.
Ойкен В. Основные принципы экономической политики. — М.: 1995.
Обзор экономической политики в России за 2001 год. Бюро эко-номического анализа. — М.: ТЕИС, 2002.
Пороховский А.А. Вектор экономического развития. — М.: ТЕИС, 2002.
Стиглиц Дж.Ю. Экономика государственного сектора. — М.: 1997.
Теоретические проблемы переходной экономики/Под ред. В.В. Радаева. - М.: ТЕИС (гл. 5.3).
Теория переходной экономики: Учеб. пособие/Под ред. Е.В.Красниковой. — М.: ТЕИС, 1998. — ч.2 «Макроэкономика» (гл.6).
Фетисов Г. Монетарная политика-2004: кредитование национальной экономики или наращивание валютных резервов?
Экономика: Учебник. М.: Проспект, 1998 (гл. 21). 1.
<< | >>
Источник: Е.В. Красникова. Экономика переходного периода: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и др. экон. специальнос- тям. 2005

Еще по теме 8.3. Экономическая политика государства в переходный период:

  1. 11.1. Таможенные платежи и их роль в экономической и финансовой политике государства
  2. Глава 9. ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
  3. Тема IX. ПРЕДПРИЯТИЕИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В ЭКОНОМИКЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА
  4. В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. Экономика переходного периода, 1995
  5. 1.3. Особенности переходного периода в постсоциалистических странах
  6. 1.4. Переходный период как процесс первоначального накопления капитала
  7. Е.В. Красникова. Экономика переходного периода: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и др. экон. специальнос- тям, 2005
  8. Раздел II СИСТЕМАСОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ ПЕРЕХОДНОГО ОБЩЕСТВА
  9. 3.1. Экономика переходного периода — экономика трансформационного спада
  10. 14. Государственный строй в период образования русского централизованного государства
  11. 38. Учения о государстве и праве в период воцарения князей московских
  12. 1.1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики
  13. 9.2. Основные модели экономического поведения предприятий в переходной экономике
  14. 32. Политико-правовые учения США периода Войны за независимость
  15. 55. Чистая прибыв (убыток) за период, существенные ошибки и изменения в учетной политике (МОФО № 8
  16. 3.4 Бюджетная политика государства
  17. 13. Общественный строй и правовое положение населения в период образования централизованного русского государства. Развитие процесса закрепощения крестьян
  18. 4.5. АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  19. 2.4. Фискальная политика государства