<<
>>

4.2. Эволюция теории роста и современные проблемымирового развития

Индустриальная точка зрения на экономическую эволюцию предпо-лагает анализ отсталости как специфического состояния экономики. Этот подход зародился в начале 50-х гг. из осознания отставания в экономическом развитии, накопившегося у одной части человечества.

Народно- освободительные войны и процесс деколонизации только ускорили появление так называемого «третьего мира» (или развивающихся стран) как новой географической и политической сущности.

Таким образом, был сделан акцент на необходимости накопления ка-питала и индустриализации как пути, которого следовало придерживаться, чтобы достичь развития. Более того, становление национальной промыш-ленности соответствовало представлению элит развивающихся стран о мо-дернизации. И, наоборот, во многих странах сельское хозяйство приходило в упадок, т.к. оно символизировало традиции и пережитки, способные по-мешать движению к развитию.

Знаменательно, что самой модной после второй мировой войны моделью роста стала посткейнсианская модель Р.

Харрода и Е. Домара. Эта мо-дель основана на особом равновесии, которое должно установиться внутри экономики между доходом, сбережением, инвестированием и производством в контексте достижения стабильного роста и полной занятости.

Анализ отсталости с либеральной точки зрения основывается на модели У. Ростоу, который различает в своей схеме пять этапов экономического роста, через которые обязательно должны пройти все общества. Ре-шающим этапом является этап экономического роста. Работы Гершен- крона (Гарвард, 1962), который рассматривал опыт европейского роста в

XIX веке, усиливают мысль об устранимом отставании и показывают, что чем большее отставание имеется у страны (случай России), тем вероятнее резкий подъем ее промышленности, вызываемый более высокими темпами роста фабричного производства.

По мнению либеральных экономистов, развитие проходит через изменение менталитета, обращение к рынку, выход на международный товаро-обмен, появление частного предпринимательства, борьбу с низкой произ-водительностью труда в сельской местности.

Модель Левиса (1954) пока-зывает, что перспективы развития открываются за счет перемещения рабо-чей силы из сельского хозяйства, поскольку рентабельность в этой сфере

Годы 0 10 20 30 40 50 60

Объединенное

Королевство

1780-1838

Соединенные

Штаты

1830-1886

Япония 1885-1919

Бразилия 1961-1979

Корея 1966-1977

Китай 1977-1987

Рис. 24. Периоды, в течение которых производство на душу населения удвоилось в определенном количестве стран.

Турция 1857-1977

производства считается нулевой. Однако, недостаточная точность гипотез и отсутствие сведений о падении сельскохозяйственного производства, связанном с уменьшением активного населения в сельскохозяйственном секторе, ограничивают интерес к этой объяснительной схеме (рис.24).

В начале XIX века Объединенному Королевству потребовалось около 60 лет в ходе промышленной революции, чтобы удвоить средний уровень производства на душу населения. Через 100 лет после этого Японии нужно уже менее тридцати пяти лет для достижения такого результата, а затем всего около десяти лет Южной Корее и Китаю. Промышленная революция, длительный процесс для европейских стран, совершается все быстрее и быстрее в странах, где суть ее заключается в ликвидации отставания в промышленном развитии.

Важным аспектом либерального подхода является принцип сравни-тельных преимуществ Рикардо, дополненный анализом обеспеченности факторами производства (теорема Хекшера-Охлина-Самюэльсона). Все страны могут интегрироваться в международном разделении труда, т.к. эта интеграция зависит от стоимости производства или ресурсов (природных и человеческих) каждой страны. В 50-х гг. к такой аргументации обратились Я. Винер (1953) и Г. Хаберлер (1950), которые отстаивали преимущества внешней торговли, даже при закреплении развивающихся стран в специа-лизации на первичных продуктах.

Либеральный оптимизм позволяет надеяться, что динамичное разви-тие западных стран обязательно ускорит эволюцию стран с низким уровнем развития в соответствии с принципом «передаваемого роста».

Благо-творное влияние развития одних на развитие других будет неизбежно про-являться через:

потоки товаров, которые менее развитые страны смогут покупать по более низким ценам, т.к. повышение производительности, достигаемое развитыми странами, проводит к снижению цен;

движение капиталов в направлении стран, природные и человече-ские ресурсы которых не используются, и которые, тем самым, представ-ляют широкие возможности получения прибыли.

С точки зрения теоретиков зависимости и экономистов развивающихся стран, отсталость представляется как результат господства отдельных го-сударств (генеральные государства) в ущерб остальному миру (перифе-рия). На периферии производственные структуры объединяют секторы с низкой производительностью, использующие устаревшее оборудование, и современные секторы. В силу своей неоднородности периферия не спо-собна внедрять технический прогресс такими же темпами, что и центр.

Избыток рабочей силы в секторах с низкой производительностью ока-зывает давление, приводящее к снижению заработной платы, экономиче- ский рост не приводит к повышению жизненного уровня всего населения. В этом случае проповедуется отказ от рынка и капитализма в пользу госу-дарственного волюнтаризма, навеянного советскими и китайскими приме-рами. Поиск ключей к развитию ведется в планировании, в ограничении импорта, в национализации иностранных компаний. Протекционизм, госу-дарственное регулирование экономики и ориентированное на собственные силы развитие — вот кредо реформаторов в таких странах.

С момента своего создания в 1948 году экономическая Комиссия Орга-низации Объединенных Наций для стран Латинской Америки берет на свой счет эти тезисы и разрабатывает довольно оригинальную модель развития. Представители школы зависимости приходят к выводу о том, что развивающиеся страны должны сами производить те товары, на которые существует внутренний рынок. Эта политика замещения импорта была широко распространена в Южной Америке, но с конца 60-х гг.

стали отме-чаться многочисленные непредвиденные эффекты:

слабая производительность чрезмерно защищаемых с помощью про-текционистской политики отраслей промышленности;

увеличение размеров привилегий, предоставляемых местным произ-водителям, чья конкурентоспособность продолжала падать;

огромное неравенство доходов.

Со своей стороны, экономисты марксистского толка продолжают ме-ханически настаивать на империалистической политике, проводимой раз-витыми странами. Отсталость возникает как результат всемирной логики господства, так что степень предоставляемой развивающимся странам свободы остается неизвестной. Изменения способов накопления и регулиро-вания в экономике центра, происходящие, в частности, вследствие эконо-мических кризисов, не принимаются во внимание.

Даже в ситуации самой настоящей конкуренции и свободной торговли международные цены оказываются невыгодными для развивающихся стран. Это тезис «неравноценного обмена», основанный на теории трудовой стоимости Д. Рикардо. Разница в заработной плате между центром и периферией выражается в условиях обмена, которые являются более бла-гоприятными для товаров, производящихся с большими издержками на зарплату: на международном уровне обмениваются неравные суммы «об-щественно-полезного рабочего времени».

Ф. Перру, А. Хиршман и Д. де Берни разработали теорию «отраслей- локомотивов», в соответствии с которой происходит за счет отраслей, ока-зывающих на всю экономику эффект приведения в движение. Этот тезис недооценивает непредвиденные последствия государственного регулиро-вания экономики в области индустриализации и не обеспечивает условий, необходимых для создания эффектов приведения в движение. Попытка его применения в Алжире обернулась полным провалом.

Экономические исследования и хозяйственная практика способствовали появлению и других концепций развития. Десятилетие 70-х гг. стало десятилетием увеличения задолженности и осознание значимости сельского хозяйства, сельскохозяйственного сектора и борьбы с бедностью.

Раз-рушительные эффекты политики, которая ставила сельское хозяйство в не-выгодное положение, не прекращая душить крестьян налогами и устанав-ливать заниженные цены, начали проявляться в этот период. В результате победы зеленой революции в Индии Мировой банк начал разработку про-ектов интегрированного развития сельского хозяйства, сочетая внедрение высокоурожайных сортов зерновых и создание инфраструктуры (электри-чество, дороги, планирование семьи).

В середине 70-х годов международное бюро труда (МБТ) разработало концепцию «стратегии основных потребностей», идею, которая тут же была подхвачена Международным банком. После признания провала политики развития, связанной с улучшением положения малообеспеченных категорий населения, борьба с бедностью стала для международных органи-заций центральной задачей, в отличие от 50-х и 60-х годов, когда подход Мирового банка был связан с проблемами инвестирования и индустриализации. Таким образом, отмечается стремление направить политику развития на удовлетворение потребностей человека и прежде всего на удовле-творение их основных потребностей: питание, здоровье, образование.

В 1974 году ООН принял программу действий, направленную на уста-новление нового международного экономического порядка. Она преследу-ет цель изменить правила, касающиеся международных экономических отношений, с тем, чтобы они стали более благоприятными для развивающихся стран. ООН призывает развитые страны начать переговоры о:

расширении доступа стран Юга на рынки стран Севера;

продолжении распределения капиталов в форме ссуд;

стабилизации рынков основных продуктов.

Во второй половине 70-х годов дебаты о развитии становятся менее интенсивными и утрачивают полемический характер. Серьезные экономи-ческие труды, посвященные вопросам развития, появляются все реже. Во-просы развития начинают рассматриваться в антропологической перспек-тиве, которая ограничивает значение достижений западной экономики. Разворачивается радикальная критика, стремящаяся разрушить саму идею развития.

Однако это течение протеста являлось маргинальным и не отражало коллективных чаяний народов. Развитие представляется как западная идея, навязанная другим обществам, которая полностью разрушила их структуру, уничтожив системы их ценностей, их космологии, образ мыш-ления и действия.

В итоге, из-за провала политики развития, недостаточной реалистичности принципов, свойственных доктринам развивающихся стран и марксиз-му; из-за своеобразной политики, проводимой новыми промышленными развитыми странами юго-восточной Азии - Южная Корея, Тайвань, Сингапур и Гонконг, экономическая дискуссия застыла на месте а на смену времени теоретиков пришло время экспертов Мирового банка и Междуна-родного Валютного Фонда (МВФ).

Заготовленные догмы и принципы (отрасли-локомотивы, неравноценный обмен, замещение импорта) рушатся под напором политики структур-ного регулирования, проповедуемой международными организациями. В экспертных докладах подчеркивается первоочередная значимость борьбы с бедностью и с голодом, выдвигаются требования массового перевода ресурсов в адрес развивающихся стран, появляются гипотезы необратимой взаимозависимости между богатыми и бедными странами: процветание первых не будет продолжительным без развития других. В связи с этим предлагаются рекомендации практического характера: речь идет об ис-пользовании рецептов по реструктуризации долга, по улучшению структу-ры товарообмена, по установлению равновесия государственной финансо-вой системы.

Эти преобразования были ускорены увеличением долга, нефтяными кризисами и, наконец, кризисом задолженности, который наступил после заявления о неплатежеспособности Мексики в 1982 году. На первом этапе эти изменения заставили развивающие страны — должников проявить добрую волю и согласиться с экономической политикой, определенной и контролируемой МВФ. Но, на втором этапе им удалось частично изменить соотношение сил и навязать идею частичного и даже полного аннулирования своего внешнего долга.

Кроме этого, сверхзадолженность развивающихся стран в 70-е годы приводит, в начале следующего десятилетия, к установлению жесткой иерархии между странами с низким уровнем развития. В то время как эконо-мика стран черной Африки приходит в упадок и когда латиноамерикан-ские страны топчутся на месте, страны Юго-Восточной Азии показывают исключительный динамизм. Провал государственной политики промыш-ленного регулирования в Латинской Америке и в Алжире в большей мере высветил успехи таких стран, как Южная Корея или Тайвань, показал, что периферия может не только иметь собственную промышленность, но и ус-пешно участвовать в международной торговле.

Либеральные противники вынуждены признать, что действия государ-ства посредством целевого протекционизма, избирательной кредитной по- литики и законов, поощряющих иностранные инвестиции, стали одним из основных факторов развития новых промышленных стран. При всем том они расположены в сильной позиции, т.к. в советах, выделяемых крупны-ми международными организациями, господствуют и применяются их ор-тодоксальные принципы управления государственными средствами, валю-той, их видение роли внешней торговли. Эта политика оказывает ограни-чительное воздействие на спрос, она ведет к либерализации цен, к приданию большего значения рынкам и к большему участию в международном разделении труда.

Экономическая теория уступила место заурядному управлению фор-мами регулирования, даже если они испытывают сильное влияние прин-ципов неоклассической экономики. Экономическая комиссия для стран Латинской Америки отныне признает достоинства конкуренции и интегра-ции в мировой рынок, даже если настаивает, как в прошлом, на проведе-нии социальной политики, учитывающей потребности наиболее обездо-ленных слоев населения.

Экономическая дискуссия может быть возобновлена на уровне мер, ре-комендованных Международным Валютным Фондом. Несогласие с содер-жанием программ «структурного регулирования» высказывается даже сре-ди ортодоксальных экономистов. Следствием таких программ часто является обострение проблем, которые они предполагали разрешить, или воз-никновение нежелательных побочных явлений. В частности, попытки решить проблему дефицита платежного баланса и инфляции в Латинской Америке привели к повышению уровня реальных процентных ставок и к переоценке валютного курса, что только усилило нарушение первоначального микроэкономического равновесия.

Последние события, происходящие в жизни стран Восточной Европы, придают еще большую значимость трудам Адама Смита. По воле истори-ческого случая модель, казавшаяся наиболее отдаленной от заповеди шот-ландского экономиста — модель советского блока — рухнула десятилетие тому назад. Вопреки времени, идеи Адама Смита не утратили своей свежести и его экономические заветы возвращаются с непревзойденной силой.

Ни один идеолог или конструктор систем не планировал капитализма в противоположность социалистическим системам, которые в последствии будут считать себя таковыми. Адам Смит понял — раньше других — значение в экономике свободной торговли и свободы ценообразования. Ком-мунизм, который стремился освободить трудящихся от рабства и предос-тавить им изобилие, привел весь народ на край пропасти.

Трудности, с которыми столкнулись народы бывшего Советского Союза, пытаясь вырваться из железного ошейника авторитарно назначае-мых цен, трудности снабжения населения простейшими потребительскими товарами (хлеб, растительное масло, мыло, кофе) предоставляют Адаму Смиту своеобразный реванш над всякого рода апологетами централизованного планирования, государственного контроля и протекционизма. Пе-рестройка и проводимые реформы стали лучшей рекламой идей Адама Смита о свободной экономической деятельности предпринимателей, де-централизации решений, частной собственности.

Процесс оздоровление экономики будет очень трудным, т.к. придется воссоздать рыночную экономическую систему практически заново. Урок ясен: только рынок способен обеспечить благосостояние, являющееся ре-зультатом спонтанного порядка («невидимая рука»), желаемого лично-стью, но устанавливаемого всеми.

Саморегулирование рынка является невидимым в том смысле, что не навязывается по чьей-то воле или какой-то властью. Однако тысячи решений оказываются при этом совместимыми, даже если в их основе лежат чисто индивидуальные стратегии. Сделки взаимоуравновешиваются таким образом, что количество предложения равняется количеству спроса, а кон-куренция не позволяет индивидуальному эгоизму наносить ущерб другим.

А. Смит заложил основы либерального оптимизма, который стремится к тому, чтобы, в конце концов, все экономические процессы регулировались рыночным конкурентным механизмом. По его мнению, только очень большая децентрализация информации, обеспечиваемая системой рыноч-ных цен, ведет к накоплению богатств, к общему повышению жизненного уровня и предоставлению ресурсов в соответствии с запросами экономических агентов.

Централизованное планирование в том виде, в котором оно применя-лось в странах Восточной Европы, стремилось устранить произвол рынка, воспроизводя на бумаге всю совокупность отношений, лежащих в основе любой экономики: производство, товарообмен, инвестиции, потребление. По своей природе это очень трудное занятие. Например, когда в 60-х годах СССР попытался на добровольных началах увеличить производство трак-торов, то количество расчетов и необходимого контроля быстро преврати-лось в препятствие, лишающее это решение юридической силы.

В действительности, для увеличения производства тракторов необхо-димо обеспечить увеличение производства стали, резины, краски, пласт-масс, энергии и т.д. Если это не сделано, понадобится увеличить инвести-ции в секторы, позволяющие производить сталь, резину и т.д. Кроме этого, планирующий орган должен убедиться, что то или иное государственное предприятие, находящееся в Казахстанской глубинке или в отдаленном районе Якутии, располагает достаточным количеством рабочей силы, сы-рья или станков для выполнения новых задач.

Эти трудности можно преодолеть, когда речь идет о производстве ог-раниченного количества однородных товаров. Но они становятся непре-одолимыми, когда потребителю требуется предложить очень большой перечень товаров. Экономическая реформа 1965 года была связана с измене-нием цен, которое продолжалось в течение трех лет (с 1966 г. по 1968 г.), а список новых цен занял тридцать восемь тысяч страниц.

В СССР 80-х годов, где производилось 25 млн. наименований товаров, попытка все контролировать в конечном счете привела к полной бескон-трольности. Ни у кого нет ни сил, ни возможностей собрать и переработать колоссальную массу информации, касающейся всего этого многообразия продукции. Отсюда теперь уже хорошо известные дисфункции: узкие места, невыполнение планов, нехватка продукции, неликвидные товары, дефицит, низкая производительность...

Стремление СССР ввести с 1985 г. в хозяйственную практику принципы рыночной экономики (хозяйственный, коммерческий расчет) выглядело как культурная революция. Аскетизм и напряжение сил, которые были в XVIII веке основополагающими добродетелями капитализма, понадобятся для восстановления дестабилизированной экономики в постсоциалистиче-ских странах.

Опасность заключается в том, что под влиянием апатии и цинизма старый менталитет может одержать верх. Социологическая основа капита-лизма была разрушена в результате чисток и национализаций. Толпа мелких торговцев, фермеров, ремесленников и промышленников, привлекаемых наживой и преследующих свои личные интересы, была при социализ-ме преобразована в бесстрашную массу служащих, цепляющихся за свои крохотные привилегии, касающиеся графика работы и гарантий занятости. Для чего же отпускать цены, приватизировать предприятия, упразднять го-сударственную монополию на торговлю, добиваться конвертируемости денег, если устойчиво не сложился класс предпринимателей.

В ходе коллективизации сельского хозяйства был убит дух предприни-мательства, коммунизм совершил подвиг, превратив крестьянский мента-литет, смесь гордости и независимости, в менталитет государственных служащих. Приватизация земель не решит никаких проблем, если на ее фоне крестьяне сохранят иждивенческие настроения. Необходимая адап-тация будет сложной, т.к. рынок не возникает по указу и без издержек на перестройку.

Выход России и других республик СНГ на внешний рынок повлек, на первых порах, закрытие значительной части промышленных предприятий и переключение деятельности на менее грандиозные специализации. Здесь А. Смит снова оказывается в центре урока: ни одна страна не заинтересована производить по высокой стоимости то, что она может импортировать по более низким ценам; наставление, давно забытое в странах Восточной Европы.

В постсоциалистических странах «незримая рука» рынка будет еще долго оставаться трудноощутимой: до тех пор, пока не будет осуществлена подлинная либерализация цен, пока не будут введены твердые правила для поддержки частной инициативы, для привлечения иностранных капиталов или для противодействия образованию монополий. Сегодня институциональный беспорядок таков, что не совсем ясно, как можно обеспечить ми-нимум порядка для того, чтобы переход к рыночной экономике закончился успешно.

Если известно, как капиталистическую страну превратить в страну коммунистическую, то рецептов для проведения обратного превращения не существует. В этих условиях возврат к идеям А. Смита объясняется силой его интуиции, связанной с пониманием природы экономических про-цессов.

Контрольные вопросы:

Дайте определение экономического роста?

Как соотносятся между собой понятия «рост» и «развитие»?

Для чего необходим экономический рост?

В каких показателях измеряется экономический рост?

Назовите факторы экономического роста?

Какие факторы экономического роста наиболее значимы для совре-менной России?

Какие виды экономического роста существуют?

В чем заключается сущность модели экономического роста Кобба - Дугласа?

Какова сущность модели экономического роста Харрода - Домара?

Сопоставимы ли разные модели экономического роста?

Дайте определение инфляции?

Как рассчитывается уровень инфляции?

Какие причины вызывают появление инфляции?

Почему денежная масса должна возрастать такими же темпами, как и объем производства?

К каким последствиям приводит гиперинфляция?

Какими мерами можно снизить уровень инфляции?

Какие аргументы используют экономисты либерального направле-ния для объяснения принципа «передаваемого роста»?

С какими экономическими трудностями сталкиваются развивающиеся страны?

Как можно стимулировать темпы роста производства в странах с низким уровнем развития, если их собственных ресурсов недостаточно?

В чем заключается проблема долга развивающихся стран?

Какова роль международных финансовых организаций в поддержке экономической динамики развивающихся и постсоциалистических стран?

Почему неравенство в доходах стимулирует развитие страны, а равенство — тормозит его?

С какими экономическими трудностями сталкиваются постсоциалистические страны?

Какие шаги необходимы на пути становления рыночной экономики в постсоциалистических странах?

В чем заключается значение либеральной теории А. Смита для рос-сийских преобразований?

<< | >>
Источник: Лукьянчикова Н. П., Аршанский С. Б.. Введение в экономическую теорию: Учеб. пособие.. 2001

Еще по теме 4.2. Эволюция теории роста и современные проблемымирового развития:

  1. Глава 35. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И РАЗВИТИЯ. Определение слабого развития
  2. 4.4. ТРЕНДЫ В ЭВОЛЮЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ФАКТОРОВВЕКОВОГО РОСТА ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ
  3. 1.5. Современные теории налоговых отношений
  4. Лекция 1. Предмет изучения институциональной экономики и её место в современной экономической теории
  5. Вопрос 1. Этапы становления и развития экономической теории Вопрос 2. Предмет и метод экономической теории
  6. Эволюция развития дилерской/дистрибьюторской сети
  7. 5-3. Развитие базовой теории
  8. Глава 36. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА И СТАБИЛЬНОСТИ ЦЕН В РАЗВИТОЙ ЭКОНОМИКЕ
  9. 9.2. Условия развития современных МЭО
  10. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМ. ТЕОРИИ В РАБОТАХ Ж.Б. СЭЯ
  11. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТЕОРИИ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ МАРЖИНАЛИЗМА
  12. 60. Политические концепции развития современного российского государства
  13. 29. Категории качества, количества, меры и скачка. Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений. Эволюция и революция в развитии.
  14. 90. Конституция РФ 1993 г. Развитие России на современном этапе
  15. Глава 1. ГЕНЕЗИС, ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  16. Основные тенденции конституционного развития в современный период
  17. 3.2. Развитие уголовно-исполнительного законодательства на современном этапе
  18. 1.2. ПОЛЬСКИЕ КООПЕРАТИВНЫЕ БАНКИ: СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
  19. 2.1 Современные геополитические условия развития про-мышленности Республики Казахстан