<<
>>

Фискальная политика

- это временной процесс, включающий три

обязательных этапа: а) осознание изменения макроэкономической ситуации и

разработка новой фискальной политики; б) ее осуществление; в) оценка

последствий и эффективности проведения новой фискальной политики.

Временная протяженность фискального процесса порождает «эффект лага», - временной «разрыв» между исходным и конечным пунктами этого процесса (см.

схему 1).

Схема 1. Временная протяженность фискального процесса.

В экономической теории временной промежуток между первым и вторым этапом называется «внешний лаг» (ибо это «внешняя» для фискальной политики ситуация), а между вторым и третьим - «внутренний лаг» (ибо это изменение в рамках самой фискальной политики).

Продолжительность внешнего лага зависит от множества факторов, в т.ч. и состояния экономической теории, тогда как внутреннего - от степени операциональности фискальной политики. Отсюда общее правило: чем продолжительнее внешний лаг, тем короче должен быть внутренний.

Что касается второго этапа - реального изменения фискальной политики, - то он зависит от соотношения «внеэкономических» факторов (социального и политического), спо-собствующих или препятствующих такому изменению.

Наконец, очень важно располагать системой адекватных и сопоставимых показателей, позволяющих объективно фиксировать происходящие изменения.

Таким образом, временной параметр фискальной политики (длитель-ность ее осуществления) способен её существенно ослабить или деформиро-вать.

Второй методологической проблемой следует считать дискуссионность концептуальной трактовки бюджета как доходно-расходной основы фискальной политики. Откуда же взялась эта проблема и в чем её суть?

Дело в том, что единственный административно-экономический источник фискальной политики - это бюджет: расходуемые доходы государства (ибо не расходуемые государством доходы есть экономическая бессмыслица).

В понимании же бюджета уже много лет противостоят два взаимоисключающих подхода. И для того, чтобы вести фискальную политику, необходимо с самого сначала определиться, как же бюджет.

Так называемый «традиционный» подход исходит из обязательности погодовой сбалансированности бюджета. При таком подходе всякое превышение государственных расходов над государственными доходами (в пределах годового бюджета) должно толковаться как финансовое банкротство государства, а, значит, осуждаться и не допускаться.

Другой («современный») подход отвергает эту «механическую», заранее принимаемую «внеситуационную» оценку соотношения доходов и расходов государства, он ориентирует на другую установку – соотношение государственных расходов и доходов следует каждый раз оценивать с позиций складывающейся макроэкономической ситуации, и тогда возможна положительная оценка и необходимость даже сознательно вызываемого бюджетного дефицита.

Обозначенное различие в трактовке параметров бюджета вызревало длительное время и нелегко далось экономистам-теоретикам. В связи с этим возникли даже специальные понятия - первый подход присущ «государственным финансам старого образца», а второй - «современным государственным финансам».

Впрочем, экономическая теория, избегающая альтернативности, нашла своеобразный компромисс между «традиционным» и «современным» подходами. Действительно, стоит нам расширить временные рамки бюджета до временных границ циклического периода, как баланс обеспечен, но - в течение ряда лет, в пределах которых дефицит фазы спада будет компенсирован профицитом фазы подъема.

Действительно, если исходить из теоретической схемы цикла, то «циклический бюджет» преодолевает узкие рамки «ка-лендарного (погодового) бюджета». При схематическом сопоставлении этих двух подходов видно, насколько «циклическая» трактовка бюджета богаче «календарной» (см. схему 2), отражая реальный «циклический» характер движения экономики, а не ее «календарную прямозависимость».

«Циклическая» трактовка границ бюджетного процесса была бы приемлема как компромисс между «годовым» и «сверхгодовым» бюджетом, если бы хоть кто-нибудь экономистов наверняка знал будущее экономики.

Увы, никому не дано знать, как поведет себя цикл, - спад может войти в длительную депрессию, а начавшийся подъем оборваться новым спадом, и т.д.

Решение следует искать, видимо, не только «во времени» (расширяя временные рамки бюджета, т.е. сопоставляя не погодовые величины государственных расходов и государственных доходов, а многолетние, разграничивая «промежуточный» и «итоговый» бюджеты). Оно должно затронуть и расширение экономического «пространства» оценки бюджетных параметров. Иными словами, необходимо различать «общественные» (макроэкономические) и «государственные» (институ-циональные) бюджеты.

Очевидно, что их совпадение возможно было только при тотальном этатизме (например, при «государственном социализме», где все предприятия были только государственными, а все работники – только госслужащими), и где поэтому бюджет государства совпадал с бюджетом общества.

Однако все это не спасает, - необходимо осознать проблему бюджетного дефицита: каким образом она вообще может возникнуть? Для этого надо поставить принципиальный вопрос - может ли рыночный субъект расходовать больше, чем позволяют его доходы?

Нам известны только три рыночных субъекта – «домохозяйство» (население), «фирма» (производители), «правительство» (аппарат государственных чиновников, представляющих общество и его экономические интересы).

Домохозяйства и фирмы должны свои расходы укладывать в свои доходы. Они предоставлены сами себе, и хорошо это знают, и потому соизмеряют рас-ходы с доходами. Они могут, конечно, израсходовать больше, но это будут одолженные деньги, подлежащие обязательному возвращению в оговоренные сроки, да еще с процентами. С другой стороны, расходование одолженных денег - это расходование реальных денег, которые займы только перераспределяют между теми, кто будет их тратить.

И только государство находится в иной ситуации, – его расходы могут превышать его доходы!

Дело в том, что государство - необычный, удивительный рыночный субъект.

Все рыночные субъекты, кроме государства, производят товары. Государство же - единственный рыночный субъект, который монопольно обладает правом производить и реально производит уникальный товар - деньги. Кроме государства, никто не вправе это делать. Вот государство и производит деньги, в том числе и для «сверхдоходных» расходов. Разберемся подробнее.

Еще в древнем мире многие государства освоили свое самое любимое занятие - делать то, что только ему и позволено: деньги. И ничто уже не могло их остановить.

А. Эпоха золотомонетного обращения. Казалось бы, что золотые деньги (куда до них бумажным!) должны были объективно утихомирить «денежносозидательную» активность государства, - ничуть: путем махинаций с пробой золотых монет государство всегда имело дополнительные деньги (народ так и называл некоторых венценосцев, например – «Филипп IV Фальшивомонетчик»). Это - своего рода «технологически» создаваемый, внешне невидимый дефицит, который обнаруживался со временем, порождая настоящие кризисы.

В. Эпоха золотого стандарта. Здесь превышение государственных расходов над доходами финансировался за счет фидуциарной эмиссии (ничем не обеспеченных банкнот), размер которой был предметом ожесточенных споров.

С. Эпоха символических денег. Теперь, когда все свелось к печатному станку, удержу денежному аппетиту государства вообще не стало. Вот почему все приличные, цивилизованные страны приняли законы о Центральном Банке, запрещающие ему фидуциарную эмиссию (у нас такой закон принят только в 1992 году).

Как же одолеть самоуправство государства? Очень просто: оно должно перейти в статус обыкновенного рыночного субъекта, то есть продавать свой товар, преодолев «натуральный» характер своего «денежного» производства, которое выра-жается в том, что – само государство произвело деньги, само их и израсходовало.

В требовании преодолеть эту наивную, очень выгодную чиновникам («деньгопроизводителям»), но разоряющую общество, «натуральность» и состоит монетаризм: заставить государство торговать своим товаром. Ведь все монетарные инструменты государства - маневрирование учетной ставкой, операции на открытом рынке, банковские резервы, - фактически и есть торговля деньгами.

Итак: может ли сегодня государство расходовать больше, чем получило доходов? Экономическая теория отвечает на это жестко - только в размере одолженного ему. А ведь это – революция: экономический статус государства в сфере соотношения доходов и расходов хотя бы теоретически сближается с экономическим статусом домохозяйств и фирм в этой сфере!

Но все это – только в идеале, в теории. На практике же гораздо больше мучает вопрос об источнике погашения постоянно возникающего государственного долга. Их может быть только три:

использование части налоговых поступлений для оплаты госу-дарственного долга;

использование на эти цели доходы от государственного предпринимательства;

«реструктуризация» государственного долга (попытка «перезанять» деньги).

И, тем не менее, государство никогда не забывает о еще одном, невидимом, но самым, по его мнению, эффективном и простом, способе – о возможности дополнительной («фидуциарной») эмиссии.

Таким образом, следует различать «монетарный» и «эмиссионный» бюджетный дефицит - если первый есть рыночно-допустимое явление, то второй - нерыночный, антирыночный, ибо провоцирует инфляцию появлением искусственных денег, обесценивающих реальные доходы - прибыль и заработную плату, - и тем придающих им также искусственный характер.

Словом, каждый раз, когда приходиться идти на бюджетный дефицит (а идти приходиться постоянно), правительство терзается - одолжить или напечатать? Поистине «гамлетовский вопрос» современной экономики!

Искушение не одалживать так велико, что многое так и остается тайной.

Принципи-альная особенность «монетарного» дефицита бюджета в том, что одалживает «правительство», а выплачивает долг - все общество. Иначе говоря, механизм государственного долга довольно оригинален: одалживает один, а возвращает другой. Здесь одно «лекарство» - демократическая прозрачность решений по государственному долгу.

«Эмиссионный» дефицит вроде бы легче - здесь нет прямого долга, но косвенно он разрушительнее, чем монетарный.

Правда, следует учитывать еще одно обстоятельство: появление государственного долга нельзя однозначно привязывать только к бюджетному дефициту, то есть сводить его только к превышению государственных расходов над государственными доходами. Государственный долг возникает, например, и по причине появление «квазиденег» - устойчивых, ликвидных, ориентирующих участников рыночных сделок ценных бумаг (по надежности, срочности и до-ходности).

Есть ещё один, общеметодологический вопрос: фискальная политика - это только результат целенаправленных действий правительства или она существует как объективный феномен рыночной экономики? Другими словами, - может ли правительство устраниться вообще от проведения какой-либо фискальной политики и, тем не менее, фискальная политика как реальность будет существовать?

Утвердительный ответ соответствует классической теории, согласно которой великое преимущество рыночной экономики перед любой другой - в её саморегулировании, самонастройке. Но тогда должны существовать и некие фискальные институты, которые сами собой («автоматически») формируют необходимо для данной ситуации макроэкономическую направленность фискальной политики. И такие институты действительно существуют, получив в литературе наименование «автоматические стимуляторы фискальной политики». Их - два: прогрессивный подоходный налог и социальные трансферты (пособия).

В самом деле, достаточно ввести эти два института, и можно (в соответствии с классикой) ничего не делать - бюджет с их помощью будет автоматически изменяться в сторону роста государственных доходов (при подъеме производства) или в сторону роста государственных расходов (при спаде производства). И это понятно: при подъеме производства доходы многих категорий населения растут, что при не изменяющейся налоговой ставке приносит больше налоговых поступлений (и наоборот).

Своеобразным противовесом прогрессивного налогообложения выступают социальные трансферты, которые сокращаются в период подъема, и растут - в период спада. Таким образом, социальные трансферты действуют в противоположном прогрессивному налогообложению направлении - они уменьшают совокупный спрос при подъеме, и увеличивают - при спаде.

Увы, - идеализм в классической фискальной политике (т.е. упование на автоматические стабилизаторы) закончился на практике с громом Великой Депрессии, возвестившим в теории появление кейнсианской концепции, показавшей, что экономика всякий раз находится то в «полно-неравновесном», то в «равновесно-неполном» состоянии, и её каждый раз надо вытаскивать, в т.ч. фискальными мерами. Политика невмешательства скончалась.

Сегодня в фискальной политике различают: «автоматическую», «дискреционную», «сдерживающую» и «экспансионистскую».

«Автоматическая фискальная политика» означает полное доверие прави-тельства и общества автоматическим фискальным стабилизаторам. Это тре-бует только одного - неизменности прогрессивной ставки налогообложения и программы социальных трансфертов. «Автоматической» такая фискальная политика называется потому, что то, что следовало бы делать правительству, за него делают «автоматические стабилизаторы». Конечно, это – не имеющая никакого отношения к реальности теоретическая конструкция экономистов, но - красивая и многое объясняющая.

«Дискреционная фискальная политика» - политика, регулирующая экономику по обстоятельствам, т.е. альтернативная «автоматической» (сознательное изменение в налогах, трансфертах и государственных закупках, - вслед за обстоятельствами). Дискреционная фискальная политика настолько зависит от «лага», а ситуация настолько всегда сложная, что порой ущерба от «дискреционной» фискальной политики может быть больше, чем от «автоматической»

Дискреционная фискальная политика имеет две альтернативные разновидности: «экпансионистскую» и «сдерживающую».

«Экспансионистская фискальная политика» заключается в попытке вывести экономику из спада приданием ей искусственно-взбадривающего им-пульса - за счет увеличения государственных закупок и снижения чистого на-лога. Однако искусственный рост совокупного спроса сначала вызывает рост цен на конечную продукцию, а затем начинает расти заработная плата и цены на другие факторы производства. Обычно все заканчивается инфляцией при том же объеме производства.

«Сдерживающая фискальная политика» заключается, напротив, - в попытке уменьшить совокупный спрос и тем предотвратить опасность инфляции (за счет уменьшения государственных закупок и роста чистого налога).

* * *

Экономическая политика непосвященным представляется делом простым. Экономическая теория, а ещё в большей мере - хозяйственная практика, показали, что это – не так. В осознании сложности посредством фискальной политики уменьшить давление совокупного спроса (и тем предотвратить опасность инфляции) и состоит основная задача всех поклонников современной фискальной политики.

* * *

<< | >>
Источник: Октай МАМЕДОВ. С МЕШАННАЯ ЭКОНОМИКА двухсекторная модель. 2001

Еще по теме Фискальная политика:

  1. 6. ТИПЫ ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ: ДИСКРЕЦИОННАЯ ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И НЕДИСКРИЦИОННАЯ ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
  2. 4. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ. ФИСКАЛЬНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ В ТЕОРИИ МОНЕТАРИЗМА
  3. 14-6. Смешанная политика(кредитная и фискальная политика
  4. 5.ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
  5. Глава 12. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
  6. 1. ИНСТРУМЕНТЫ ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
  7. ДИСКРЕЦИОННАЯ ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
  8. 2.4. Фискальная политика государства
  9. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Национальный доход,занятость и фискальная политика
  10. Трофимова Т.И.. Фискальная политика: Учеб.-метод. пособие., 2001
  11. НЕДИСКРЕЦИОННАЯ ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: ВСТРОЕННЫЕ СТАБИЛИЗАТОРЫ
  12. 8. РЕФОРМИРОВАНИЕ ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В ТРАНЗИТИВНОЙ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ
  13. 3. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И СОВОКУПНЫЙ СПРОС. МУЛЬ ТИПЛИКАТОР ГОСУДАРСТВЕННЫХРАСХОДОВ
  14. Глава 19. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ПОЛНАЯ ЗАНЯТОСТЬ БЕЗ ИНФЛЯЦИИ
  15. 8.4. БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ (ФИСКАЛЬНАЯ) ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА. ПОНЯТИЕ НАЛОГОВОГО МУЛЬТИПЛИКАТОРА И МУЛЬТИПЛИКАТОРА ГОСУДАРСТВЕННЫХ РАС-ХОДОВ
  16. Глава 11. Инфляция: фискальные и денежные аспекты
  17. ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ ФИСКАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ СМЕШАННОЙ ЭКОНОМИКИ
  18. ПОЛИТИКА ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ И ЦЕН (ПОЛИТИКА ДОХОДОВ
  19. 10. Политико-правовые теории Древней Греции (зарождение политико-правовой мысли; софисты)