<<
>>

Государство и государственные институты в развитии экономики


Роль государства в реформировании экономики, в институциональной стратегии практически никто не подвергает сомнению. Симптоматично, что преодолеваются радикально либеральные крайности в отношении его экономической роли и функций.
В этом плане характерна позиция Все-мирного банка, зафиксированная в его ежегодном докладе «Государство в меняющемся мире», опубликованном в 1997 г. Интересна и дискуссия по данному вопрому вокруг концепции Дж. Стиглица и Д. Эллермана, проведенная в мае текущего года в Интернете .
Развенчанию неолиберальных догм первых лет реформирования способствует и реальный опыт стран Восточной и Центральной Европы. Так, в исследовательском проекте ИМЭПИ РАН, посвященном 10-летию реформ в этих странах, доказано, что результативность рыночных реформ достигается там и тогда, где и когда реформаторы. Не поддаваясь соблазнам неолиберальных доктрин, методом проб и ошибок находят объективные гра-ницы государственного участия в экономике .
К сожалению, в настоящее время обостряется дискуссия по вопросу о роли государства в экономике. С одной стороны, есть реальные посылы к тому, чтобы поднять экономическую роль государства, и сегодня исполнительная власть идет на это, пытаясь реализовать целый ряд мер в области внешней торговли, борьбы с оттоком капитала, правонарушениями при экспорте и импорте. С другой - есть и противоположные четкие посылы к либеральному реваншу в его ультрарадикальном варианте. Либералы не стесняются призывов к мобилизационным вариантам реализации младо- реформаторских «старых песен о главном» - сильное государство во имя свободного рынка.
Прежде всего мы хотим еще раз обозначить системообразующую роль государства в экономике и общества вообще, в трансформационных про- цессах в частности. В становлении кейнсианской экономической эпохи это достаточно очевидно, нов отношении неоконсервативных революций последней четверти ХХ в. принято считать обратное, определяя возвратный процесс как деэтатизацию, дерегулирование, реприватизацию и т.д. Но не учитывается, что именно государства Запада инициировали эти трансформационные процессы, обеспечивали их концептуально, стратегически и программно, а также правовым и властно-административным ресурсом. Кроме того, часто без внимания остается вопрос о кардинальном перераспределении функций государства. Передавая бизнесу и обществе свои регулирующие функции в рамках национальной экономики, оно берет на себя целый ряд принципиально новых функций в современной глобальной экономике: геополитическое и геоэкономическое стратегическое планирование; направление интеграционных процессов и их согласование с национальными интересами; образование международных институтов регулирования и участие в них; воздействие на глобальную и национальную конкурентоспособность; дипломатическое и военно-политическое сопровождение важнейших национальных экономических интересов и т. д.
Есть еще одно существенное обстоятельство, которое нередко упускается из виду в ходе дискуссий. В свое время на смену классической либеральной парадигмы пришла новая, кейнсианская парадигма, ознаменовавшая новую экономическую эпоху, совершенно изменившая облик экономического строя капитализма. Государство сыграло колоссальную роль в кейнсианской трансформации западных экономик, оно на протяжении всей последующей эпохи стало одним из главных экономических субъектов рыночного хозяйства, взяв на себя ряд ключевых социальных функций.
Именно социально-культурные достижения кейнсианской эпохи во многом проложили путь последующим технологическим, структурным и информационным революциям.
Неоконсервативные революции последней четверти ХХ в. были связаны с окончанием этой эпохи и ускорением новой. Неоклассической пара-дигмы. В рамках неоклассической трансформации государство в западных странах в значительной мере освободилось от чрезмерно разбухших функ-ций социального перераспределения и поддержки. Однако социально- культурная инфраструктура, созданная в предшествующий исторический период, там в отличие от России не подверглась тотальному разрушению и приватизации. Кроме того, на излете века левые идеи, пережив серьезный кризис, вновь начали набирать популярность в западных обществах. Социалистические и социал-демократические партии, сумевшие сделать вы-воды из кризиса левой идеи и выработать новые концепции и программы, в 90-е годы опять стали правящими в большинстве стран Западной Евро-пы. Все это свидетельствует о том, что в рамках длинных волн социально- экономического развития историческому циклу соответствует парадиг- мальный цикл., означающий смену научных парадигм в области общественных наук. Эти циклы, по всей видимости, сближаются с трансформационными циклами, знаменующими собой смену экономических эпох . Другими словами, торжество неоклассической парадигмы вовсе не означает теоретического «конца истории» и того, что на новом витке на смену ей не придет новая, предполагающая другие подходы к взаимодействию государства и экономики. Более того, парадигмальные трансформации нужно предвидеть, увязывать их с характером трансформационного вызова, отечественными традициями теоретико-методологической культуры и на этой базе формировать концептуальные и стратегические основы проводимых экономических преобразований.
В цикле «регулирование - дерегулирование», являющемся составной часть трансформационных циклов, также просматривается действие меха-низма периодических коррекций, когда во имя баланса, равновесия социальной и рыночной эффективности социальная нагрузка на государственные бюджеты и политико-правовая и экономико-политическая нагрузка со стороны государства на рынок требуют существенных корректировок. Действие этих циклов, работа соответствующих механизмов зависят от ряда фундаментальных и многих специфических факторов. В том числе связанных с цивилизационно-культурной и национальной спецификой. Поэтому при принятии конкретных мер в области экономической политики, тем более долгосрочной стратегии, недопустимы схематизм, догматизм и эпигонство.
С процессами трансформации сегодня рука об руку идут процессы глобализации1. В восприятии глобализации многими специалистами при-сутствует какой-то странный фатализм. Надо, по-видимому, развести понятия объективного процесса глобализации и той ее парадигмы, платформы, на которой она сегодня целенаправленно и вполне регулируемо разви-вается под патронажем США и их геополитических партнеров. Глобализация идет в русле неолиберальной парадигмы, этот процесс носит целена- правленные характер и отражает интересы ключевых субъектов глобальной экономики. Да, это моноцентричная глобализация. Да, она, отражая интересы ведущих западных держав и транснациональных капиталов, стремится опрокинуть национальные и даже региональные (геополитические) границы. Но надо иметь в виду, что экономическое естество не терпит монопольного доминирования. И объективно полицентричная модель глобализации в большей степени соответствует как объективным реалиям мировой экономики, так и интересам государств и регионов, не входящих в «золотой миллиард».
России как государству очень важно самоопределиться в том, выработает ли она собственное видение своего места в происходящей глобализации, выстроит ли она соответствующие геостратегические концепции глобализации, за реализацию которых стоит побороться. В противном случае она и дальше будет под руководством современных гегемонов монополяр-ного мира ускоренным маршем выдвигаться на периферию современного мирового экономического порядка.
Отдельного рассмотрения требует вопрос о субъектной структуре глобальной экономики, в которой надо выделить триаду метасубъектов: национальные государства и их интеграционные союзы; транснациональные капиталы, транснациональные корпорации (ТНК) и банки как их организационно-правовые формы; международные экономические институты регу-лирования и координации. Они между собой тесно связаны и интенсивно взаимодействуют, в том числе в сфере обоюдных, пересекающихся инте-ресов.
Государства Запада и их различные интеграционные образования способствуют деятельности транснациональных корпораций, которые по своему происхождению или базирования связаны с соответствующими на-циональными интересами, осуществляя экономическое, дипломатическое, и, если это нужно, военно-политическое сопровождение. Эти государства, будучи наиболее значимыми членами МВФ, ВТО, Всемирного банка и других международных экономических институтов, влияют на деятельность последних. Международные экономические институты, в свою очередь, оказывают многостороннюю поддержку западным державам, США - прежде всего в финансово-экономическом сопровождении их политики, активно формируют и утверждают институциональные основы нового экономического мирового порядка, в котором доминируют транснациональные капиталы и международные финансовые рынки.
Стихийные протесты против современной глобализации в тех формах, в которых она происходит, бессмысленны, поскольку она представляет собой объективный процесс. Но вопросы о том, на какой платформе возможно развитие глобализации. Как сочетать современную глобализацию с идеями многполюсного мира, интересами национальных государств, отдельных регионов, остаются открытыми. Считается, что на вызовы глобализации отвечает главным образом бизнес, порождая такие явления, как транснациональные капиталы, мировые финансовые рынки, транснациональные корпорации и банки, связанные с ними транснациональные элиты. Но при этом недостаточно учитывается, что национальное государство, если его национально-государственная идентичность основана на идеях ве- ликодержавия, то есть величия национальной государственности, на традициях геополитической активности и мировой значимости, тоже дает свои ответы на исторические вызовы подобного рода. Именно в этом контексте надо рассматривать проблему государства и ТНК в глобализирую-щемся мире.
Современные ТНК характеризуются самостоятельной и влиятельной ролью в глобальной экономике и политике. ТНК и национальные государства стали сопоставимыми по потенциалам сил и влияния. Но важно даже не это. Сегодня в рамках нового мирового экономического порядка закладываются международно-правовые основы, подрывающие роль национальных государств перед лицом транснациональных капиталов и мировых экономических элит. Примером может послужить малоизвестное многостороннее соглашение об иностранных инвестициях, принятое в 1998 г. Оно дает юридические основания ТНК судиться с национальными правительствами за свои интересы и выигрывать тяжбы. Это соглашение серьезно подорвет суверенитет государств, наделяя корпорации почти такими же полномочиями, какими обладают страны, где такие корпорации находятся. Правительства уже не смогут создавать для отечественных фирм более благоприятные условия, нежели для иностранных .
В противовес этим тенденциям, как правило, предлагается бороться с капиталистическим новым мировым порядком путем создания трансна-циональных политических движений и институтов, достаточно влиятельных, чтобы эффективно сдерживать власть транснациональных капиталов. Это, конечно, важно и полезно. Но важнее понять другое. Мощь транснациональных корпораций состоит в их союзе и взаимодействии с сильным и дееспособным национальным государством, поэтому сами по себе транснациональные политические движения и институты. Противостоящие власти транснациональных капиталов, о которых идет речь, не могут эффек-тивно работать без опоры на национальные интересы национальных государств, прежде всего тех, которые являются объектом экспансии и экс-плуатации транснациональных капиталов. Не исключено, что скоро замаячат контуры новых блоковых союзов для противостояния Западу во главе США. Запад уже несет ответственность за то, что возможности мира ново- го миллениума без политических и военных противостояний, военных конфликтов в известной мере упущены.
С учетом закономерностей глобализирующегося мира, образования новых метасубъектов мировой экономики и геополитики, новых центров силы, их иерархий и балансов несерьезно рассуждать о якобы неизбежном ослаблении роли государства, о сведении его к «компактному и недорогому» аппарату контроля и надзора за соблюдением общепринятых правил. В новых условиях формируются и новые реалии, и среда функционирования национальных государств. Государство становится наиболее мощным и ответственным субъектом представительства и охранения национальных интересов страны перед лицом единственной пока глобальной державы, консолидированного Запада, современных региональных союзов и инте- граций, ТНК, наднациональных органов международного планирования, регулирования, координации. От понимания этого зависят место государства в новым мировых иерархиях, способность защиты политического и экономического суверенитета, возможность воздействия на международные и внутриполитические процессы. Для России это особенно актуально ввиду ее совершенно особого геополитического и геостратегического положения, своеобразия исторического периода. Русское государство - главный субъект и гарант национального суверенитета, национальных интересов, национального развития.
Эффективное выполнение государством функций выразителя и гаранта национальных интересов требует устранения целого ряда крайне негативных его черт, сложившихся в последнее десятилетие. Ясно, что нынешнее российское государство не в состоянии полноценно реализовать свое предназначение. Но это не повод отказывать государству в выполнении регулирующих функций. В числе самых острых проблем выделим обеспечение баланса всех трех ветвей государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной. Превалирование исполнительной ветви, многократно усиленной почти ничем неограниченными полномочиями Президента, грозит неисполнением законов, бесконтрольностью, произволом, злоупотреблениями и коррупцией. Особая проблема сегодня - состояние судебной власти, для которой обеспечение ее независимости и эффектив-ной деятельности, необходимость создания строгого правового «коридора» для выбранных стратегий экономического развития связаны с широкими конституционными и судебно-правовыми реформами.
Резюме:
Курс государственных реформ на возрождение дееспособного, эффективного государства не вызывает возражений. Но и концепции реформи-рования Совета Федерации не могут не напоминать параллелей с укоренившейся в предшествующее десятилетие тенденцией вытеснения парла- ментаризма на «обочину» властно-политической системы, превращения его в послушный инструмент, в первую очередь президентской и в целом исполнительной власти. В какой тип авторитаризма - просвещенный, про- реформаторский, традиционный для России деспотический или же чаемый ультралибералами пиночетовский - выльется эта тенденция, остается только гадать.
Вот почему курс на восстановление реального разделения ветвей вла-сти - обеспечение конституционно устойчивого баланса властей - является стратегической задачей институциональных преобразований. Но и на среднесрочных горизонтах можно ставить и решать важные задачи: наделение представительной власти контрольными функциями за деятельностью исполнительной власти; укрепление общественного контроля; обес-печение гласности о работе правительства; разработка полноценной законодательной базы функционирования органов исполнительной власти, определяющей их статус, функции, права и ответственность, стандарты деятельность.
Задание: Определите сильные и слабые стороны Проекта обновления.
<< | >>
Источник: Гилева В.К.. Государственное регулирование экономики: Учеб.-метод. пособие.. 2002

Еще по теме Государство и государственные институты в развитии экономики:

  1. Г л а в а 1 Государственные финансы в системе финансовых отношений1.1 Государственный сектор экономики и его роль в развитии национального хозяйства
  2. 38. Понятие социального института. Государство как важнейшийсоциальный институт. Его происхождение и сущность.
  3. 1. Понятие института. Роль институтов в функционировании экономики
  4. ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
  5. А.Г. Зельднера, И.И. Смотрицкой. М.. Государственно-частное партнерство в условиях инновационного развития экономики, 2012
  6. Раздел XIII. Основные институты таможенного дела и таможенного права государств — членов Содружества Независимых Государств
  7. 6.1. Становление финансовой системы и ее институтов в постсоциалистической экономике
  8. 39. Политическая система общества. Роль государства в развитии общества. Основные признаки государства. Власть и демократия.
  9. Глава 12. Институты, экономическая теория и функционирование экономики
  10. Глава 8. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ И СОБСТВЕННОСТЬ В РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  11. 66. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ РФ. ИНСТИТУТ ПОЛНОМОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРЕЗИДЕНТА РФ
  12. 3. Возникновение государственности у славян. Образование древнерусского государства. Теории происхождения древнерусского государства
  13. Глава 36. Институты таможенного дела и таможенного права государств — членов СНГ
  14. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики