<<
>>

1.5. Институционализм как один из предшественников теорий государственного регулирования экономики

Параллельно с экономико-математическим подходом в экономической науке формировался институциональный подход к проблемам государст- венного вмешательства в экономические процессы.

Отличительной чертой данного подхода является то, что наибольшее внимание отводится разработке не только механизмов саморегулирования, но и государственного контроля над экономикой.

Само понятие «институционализм» (от греч. institutio - обычай, наставление, указание) впервые употребил в 1918 году американский экономист Уолтон Гамильтон, определивший категорию «институт» как «вер-бальный символ, который описывает пучок социальных обычаев. Он означает способ мышления или действия, с достаточной распространенностью и прочностью, запечатленный в привычках групп или обычаях народа. В обычной речи это другое слово для «процедуры», «общего согласия» или «договоренности»; на книжном языке нравы, народные обычаи, равно как денежная экономика, классическое образование, фундаментализм и демократия являются «институтами» .

Современный институционализм возник, имея своих предшественни-ков.

В конце XIX - начале ХХ века, как известно, произошла обвальная централизация банковского капитала. Резко активизировались монополи-стические тенденции в развитии капитала. Интересам «среднего класса» был нанесен значительный ущерб.

Ученые-экономисты США 20-30-х гг. ХХ в. активизировали анализ этих тенденций в экономике. Их теории положили начало совершенно но-вого направления в вопросе государственного регулирования экономики - институционализма.

Институционализм в изучении вопросов государственного регулирования экономики использует методологию холизма (в отличие от методологии индивидуализма, неоклассической теории, которая объясняет инсти-туты через поведение и интересы отдельных индивидов: именно индивид становится опорой в анализе институтов, характеристики государства выводятся из интересов его граждан), в которой исходным пунктом анализа становятся не индивиды, а институты.

Другими словами, поведение, интересы индивидов объясняются через характеристики институтов, предопределяющие их взаимодействие.

Причем, институты - первичны, индивиды - вторичны. Институты (совокупность социально-экономических факторов с учетом социального контроля государства над экономикой) задают рамки всему ходу последующего раз-вития.

Так, Т. Веблен (1857 - 1929) в «Теории праздного класса» (1899) высказывает идею «нового порядка», в рамках которого государство способ- ствует росту научно-технического прогресса. Позднее У. Митчелл (1874 - 1948) добавит положения о проведении государством банковской реформы, использовании государственных расходов в качестве балансира, о создании системы страхования от безработицы.

Институционализм в анализе государственного регулирования использует также методологию «дихотомии»: вебленовская дихотомия «индустрии и бизнеса», ибо подчинение индустрии целям возрастания денежного богатства деформирует систему, вызывая кризисы. Государство устанавливает новый порядок, при котором управление промышленностью осуществляется не финансовой олигархией, а «советом техников».

У У. Митчелла идея дихотомии проявляется в разрыве между динамикой промышленного производства и динамикой цен с учетом противоречивых мотивов в поведении людей. То же самое наблюдается в двухсек- торной экономике Дж. Гэлбрейта в виде множества мелких фирм, форми-рующих рыночную систему, и малым числом крупнейших фирм, формирующих «планирующую систему», оптимальный размер которых определяется эффектом масштаба производства . В частности, служба планирования корпораций нуждается в сотрудничестве с государством, которое, в свою очередь, самым непосредственным образом осуществляет связи с планирующей системой корпорации через основные механизмы: прави-тельственные расходы на покупку продукции корпораций; оплату правительством технических новинок, НИОКР; обеспечение инвестициями тех отраслей, продукцию которых государство покупает и т.д. В связи с чем усиливается роль государства и как компонента национальной экономики, и как внешняя (экзогенная) сила.

Как и другие институты, государство более четко начинает представлять собой результат разделения труда, являя институционализацию функции своего управления в трех направлениях: на стороне мелких фирм, на стороне зрелых корпораций и одновременно поддерживает баланс интересов всех социальных групп, целостность национальной экономики в целом.

Тем самым, стороны дихотомии, укрепляясь функционально, становятся фактором экономической устойчивости.

Неоинституционализм, основателем которого считается Р. Коуз, методологию своего анализа государственного регулирования строит на мотивации человеческого поведения. Его интересует непосредственно процесс принятия решений, его условия. В этой связи большое значение приобретают сложившиеся в обществе нормы и правила поведения людей. Он ис-ходит из первостепенной важности формирования не прав собственности как таковых, а социальных норм и правил. В этой связи значение имеет обоснованные Д. Бьюкененом две функции государства:

«Государства защищающегося», как результат соглашения людей. Выполнение этого соглашения служит своеобразным гарантом соблюдения ими конституционного договора. Обеспечение соблюдения прав в об-ществе означает «прыжок» от анархии к политической организации.

«Государства производящего». Эта функция представляет государство в качестве производителя общественных благ. Она реализуется на базе конституционных прав и свобод, как своеобразный договор между гра-жданами по поводу удовлетворения их совместных потребностей в ряде товаров и услуг. Но именно здесь кроется опасность перерождения государства в тоталитарное.

Одним из препятствий на этом пути является, на наш взгляд, выполнение социальных норм и правил. Не случайно А. Олейник, в отличие от традиционного подхода, исходит из первостепенной важности формирования не прав собственности «по-Коузу», а социальных норм и правил . Ибо понятие «норма», как базового регулятора взаимодействия людей, носит добровольный характер или санкционированный (либо как результат выбора, либо как предпосылка рационального поведения), является осново-полагающим в системе категорий институциональной экономики.

Правовой институционализм Дж. Коммонса (1862 - 1945) был изло-жен в его книге «Институциональная экономическая теория» (1934), в ко-торой он исследует государство как коллективный институт.

Марксист-скому учению о классовой борьбе Дж. Коммонс выдвинул альтернативное положение о проведении государством реформ в области законодательства и создании правительства, представленного лидерами различных «коллективных институтов». Он был убежден в необходимости создания такого правительства, которое было бы подконтрольно общественному мнению и осуществляло демонополизацию экономики. Государственные правовые решения в рамках экономических реформ устранят противоречия и конфликты в обществе, определят переход к стадии административного капи-тализма.

В целом юридические аспекты «коллективных действий» Дж. Коммонса, инициированные государством, нашли применение в период «Нового курса» президента США Ф. Рузвельта.

Институционализм, особенно его идеи в редакции неоинституциона- лизма, стал активно использоваться для объяснения особенностей хозяйства переходной экономики в работах российских специалистов: С. Авдаше- ва, А. Аузана, Р. Капелюшникова, Ю. Кочеврина, Я. Кузьминова, В. Маев- ского, С. Малахова, В. Найшуль, А. Нестеренко, А. Олейнина, В. Радаева, В. Тамбовцева, А. Шаститко, А. Яковлева.

Так, Р. Капелюшников, используя термины Д. Норта, показывает переходные общества как общества, находящиеся в состоянии институционального неравновесия . В России произошла «деформилизация институ-ционального пространства», когда происходит переход от формальных «правил игры» к неформальным способам организации взаимодействия в рыночном пространстве, когда любые формальные институты сразу же прорастают неформальными отношениями и личными связями. Любые формальные институты оказываются «параллельными» рынку, переключаясь в режим персонализированного торга (напомним, что современный анализ под институтами понимает общие «правила игры» - формальные, неформальные, - которые структурируют пространство экономических взаимодействий; инстанции и процедуры, обеспечивающие соблюдение этих правил).

Р. Капелюшников считает, что доминирование неформальных отношений во всех звеньях хозяйственного механизма в долгосрочной перспективе представляет институциональную «ловушку». Завершение переходного процесса невозможно без изменений, призванных обеспечивать выполнение законодательных и контрактных установлений.

В целом институционализм является одним из теоретических предшественников возникшей в 30-е гг. кейнсианской концепции государственного регулирования экономики, основной идеей которой - это вмешательство государства в экономику.

В институциональном современном подходе существует две идеальные модели государства, описанные А.Н. Олейником (вслед за Д. Нортом): «контрактное государство» и «эксплуататорское государство».

Контрактное государство использует монополию на насилие только в рамках делегированных ему гражданами правомочий в их интересах, а граждане рассматривают уплату налогов не как повинность, а как свою обязанность. В условиях нулевых трансакционных издержек государство выступает как гарант по кругу тех сделок, в которых защиту прав собственности выгоднее поручить государству .

В условиях ненулевых трансакционных издержек, помимо функции защиты прав собственности, государство вмешивается в процесс их спе-цификации, ориентируясь на оптимальное распределение правомочий.

Целью контрактного государства является достижение такого распределения прав собственности, которое максимизирует совокупный доход общества на основе передачи правомочий в руки тех экономических субъектов, которые смогут распорядиться ими оптимальным образом.

Надо сказать, что специфика цели контрактного государстве не исклю-чает провалов.

Целью эксплуататорского государства при спецификации и защите прав собственности становится достижение такой структуры собственности, которая максимизирует ренту правителя, даже если это достигается в ущерб благосостоянию общества в целом.

Государство, используя монополию на насилие для максимизации собственного дохода (налоговых поступлений), не ограничивается тем, что дает ему социальный контракт. Оно постоянно стремится увеличить свои доходы, проходящие через государственный бюджет.

Следует отметить, что стимулы к производительной деятельности гра-ждан оппортунистическое поведение государства не может полностью ис-требить. В целом ущерб удается сократить только при одном условии: поборы и перераспределения прав собственности носят систематический и предсказуемый характер. В этом смысле у эксплуататорского государства много общего с мафией: оба походят на «оседлого» бандита, который, собирая, в то же время «знает меру» .

Контролируют государственный аппарат и присваивают монополию на применение насилия индивид или группа, обладающая наибольшим потенциалом насилия. Поэтому военная технология становится одним из факторов, объясняющих существование эксплуататорского государства (опыт подтверждает гипотезу о циклической смене групп, контролирующих государственный аппарат).

Вполне возможен и переход от эксплуататорской модели государства к контрактной. Отсюда гипотеза о колебательном характере динамики государственного устройства и, следовательно, динамики структуры прав соб-ственности. Вслед за системой, ориентированной на извлечение ренты, неизбежно приходит система, максимизирующая эффективность, и наоборот .

Третья модель государства - модель корпоративной экономики - рассматривается в работе Е.Н. Ведуты (Приложение 2). Модель социального государства предложена Институтом социальной политики ГУ - ВМЭ (Приложение 3), а также - ИФ РАН и ИЭ РАН (Приложение 4).

<< | >>
Источник: Гилева В.К.. Государственное регулирование экономики: Учеб.-метод. пособие.. 2002

Еще по теме 1.5. Институционализм как один из предшественников теорий государственного регулирования экономики:

  1. ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
  2. 44. ФОРМЫ И МЕТОДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
  3. 16.2. Государственный контроль как метод государственного регулирования предпринимательства
  4. 1.2. Классическая теория о государственном регулировании экономики
  5. Глава 29. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ
  6. Глава 12 ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  7. Гилева В.К.. Государственное регулирование экономики: Учеб.-метод. пособие., 2002
  8. 1.6. Налоговая политика в системе государственного регулирования экономики
  9. 2.1. Государственное регулирование национальной экономики: основные цели и задачи
  10. Глава 19Внешние эффекты в рыночной экономике и их государственное регулирование
  11. § 2. Финансы государственных и муниципальных предприятий как объект правового регулирования
  12. Ситуация №1 Вы и гопник один на один. Никаких свидетелей произошедшего нет
  13. Г л а в а 2 Государственный бюджет в системе государственного регулирования