<<
>>

Глава 10. МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВО В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

Экономическая жизнь общества протекает как воспроизводственный процесс. Уже из этого следует, что воспроизводство предстает комплексом сложных и многообразных проблем, изучение которых позволяет экономической науке выявлять объективные закономерности этого процесса и специфику их протекания в различных типах экономики, в том числе и в переходной.

Общие представления о воспроизводственном процессе на макро- и микроуровнях были изучены в курсе «Экономикс», что позволяет сосредоточить внимание на особенностях этого процесса в переходной экономике, обусловленных наследием плановых и формированием рыночных отношений.

Напомним лишь, что процесс воспроизводства предстает единством про-цессов производства и обращения в их непрерывном возоб-новлении, что в процессе производства воспроизводится не только совокупный общественный продукт, но и система про-изводственных отношений, отношений собственности, пред-стающей внутренне дифференцированной системой присвоения произведенного продукта субъектами этих отношений. Напомним также, что в условиях всеобщей машинизации процесс воспроизводства имеет циклическую форму движения. В ходе цикла реализуется единство экстенсивного и ин-тенсивного экономического роста. Сбалансированность вос-производственного процесса складывается в современной рыночной экономике под воздействием механизма конкурент-ной борьбы при активном участии государства, осуществля-ющего функции макрорегулирования, специфического на различных фазах промышленного цикла.

В плановой экономике макроэкономическое равновесие достигается деятельностью государства, фактически единственного субъекта собственности и управления.

Выше отмечалось, что в государственной экономике безусловный приоритет принадлежит макровоспроизводству, а потому этот уровень является исходным. Да и формирование в постсоциалистических странах современного типа рыночной экономики не приведет к полному упразднению государст-венного сектора и государственного регулирования экономики, хотя масштабы государственной собственности, равно как и экономические функции государства, претерпят существенные изменения.

§ 1.

МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ: ИХ ИЗМЕРЕНИЕ В РАЗЛИЧНЫХ ТИПАХ ЭКОНОМИКИ

Результатом общественного воспроизводства является совокупный общественный продукт, основными стадиями движения которого выступают производство — распределение — обмен — потребление. Произведенный продукт подлежит измерению с помощью статистических показателей, дающих информацию о масштабах, структуре, динамике и тенденциях развития общественного производства. Измерение таких показателей в плановой и рыночной экономике осуществлялось по-разному, так как в основу методики их исчисления закладывались различные теоретические концепции. Важно и то, что статистика выполняет функции, соответствующие природе экономики, механизму ее регулирования, специфике задач, выдвигаемых органами государственного управления. Особенности измере- Система измерения макроэкономических ния макроэкономиче- показателей формировалась под выпол- ских показателей в нение тех функций, которые возлагались плановой экономике на нее государственными органами управления. Несомненным достижением советской статистики явилось составление впервые в мире — еще в 20-е годы — баланса народного хозяйства (БНХ) и таблицы затрат-выпу- ска. БНХ включал целую систему балансов. Основными из них были следующие: баланс производства, потребления и накопления общественного продукта; баланс производства, распределения, перераспределения и конечного использования национального дохода; баланс валового национального продукта в структуре формирования доходов и его конечного использования; бяланс национального богатства; балансы финансовых и трудовых ресурсов. БНХ позволял свести воедино все многообразие затрат и результатов общественного воспроизводства.

Специфика измерения макроэкономических показателей советской статистикой была обусловлена рядом факторов. Назовем наиболее существенные из них. Исходя из плановой природы экономики СССР, официальная статистика призвана была снабжать правящую партийно-хозяйственную номенкла-туру информацией, необходимой для централизованного пла-нирования и управления национальной экономикой.

Теорети-ческой базой статистики в условиях, когда марксизм-ленинизм был официальной идеологией, послужила теория трудовой стоимости Маркса и вытекающая из нее концепция о про-изводительном и непроизводительном труде. В соответствии с этой концепцией признавалось, что общественный продукт создается исключительно в сфере материального производства. Ей противостоит непроизводственная сфера, услуги которой не отражались в совокупных результатах. Этим в значительной мере определялась судьба данной сферы при разработке инвестиционной политики: ее финансирование неизменно осуществлялось по остаточному принципу.

Следующая особенность связана с нерыночной природой плановой экономики. Этим предопределялся приоритет в официальной статистике натуральных показателей в ущерб стоимостным, а сами стоимостные были искажены спецификой бюрократического ценообразования.

Отметим также такое уникальное свойство советской статистики, как ее чрезмерная идеологизация. Статистика призвана была поставлять данные, убедительно свидетельствующие об успехах социализма, даже если эти успехи оказывались не столь грандиозны. В случае необходимости приходилось «выправлять» макроэкономические показатели в сторону завышения. Лишь в годы перестройки, когда фальсификация статистических данных перестала быть тайной, выявилось, что ни одна пятилетка не была выполнена в полном объеме. Искажение отчетности нарастало по мере ухудшения экономической ситуации в стране.

Сознательное завышение статистической отчетности на всех уровнях достигалось спецификой методики измерения результатов экономической деятельности. Эта специфика имела различные формы проявления. Отметим основные из них. Промышленная продукция в СССР исчислялась по валовой, а не по добавленной стоимости, равной доходам предприятия за вычетом затрат на покупку сырья и полуфабрикатов, как это делается во всем мире. Но в валовую продукцию попадает повторный счет тем больших масштабов, чем больше самостоятельных предприятий насчитывается в технологической цепочке обработки одного и того же сырья, так как его стоимость учитывалась на всех стадиях движения. Этот фактор искажения тем более значителен в условиях традиционно высокой материалоемкости советской промышленной продукции.

Расчет валовой продукции осуществлялся методом сплош-ного счета на самих промышленных предприятиях, весьма за-интересованных в умышленном преувеличении своих достиже- ний при выполнении плановых заданий: в зависимости от этого осуществлялось премирование трудового коллектива и его руководителей.

Завышению статистических показателей в немалой мере способствовала и практика использования статистикой в качестве сопоставимых цен отдаленного базисного периода. Так, в течение 1928—1950-х годов использовались цены 1926/27 г. Такая практика исключала возможность учета изменений в ассортименте и качестве продукции, а потому новая продукция учитывалась в фактических ценах, значительно более высоких, чем сопоставимые. Это также позволяло рисовать картину экономического роста в радужных тонах.

Весомый вклад в искажение статистической отчетности вносил ВПК, деятельность которого носила сугубо секретный характер. Это полностью исключало возможность получения с нем достоверной информации, не говоря уже о реальном вкладе этого комплекса в процветание национальной экономики.

Наконец, отметим и то обстоятельство, что инфляция имела в плановой экономике скрытый, неценовый характер, а потому не отражалась на динамике оптовых и розничных цен, вследствие чего при исчислении произведенного и использованного национального дохода заведомо искажались величина и динамика этих показателей.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что есть веские основания подвергать сомнению достоверность статистической информации. Так, по официальным данным общий объем промышленной продукции СССР за период с 1917 по 1937 год возрос в 330 раз, а национальный доход соответственно в 149 раз (МЭИМО. 1994. № 1. С. 19), но нет и малейшей возможности подтвердить достоверность этих цифр в рамках сложившейся практики статистической отчетности. Попытки пересчета были предприняты учеными относительно периода с 1960 по 1988 год. По официальным данным рост общего объема промышленного производства составил 5,5 раза, по уточ-ненным— всего 2,7 раза.

Искажение отчетности не преодолено до настоящего времени. Так, индексы роста национального дохода России составили по годам (1985 г. — 100%) согласно официальным данным соответственно в 1986 г.— 102,4%, в 1987 г.— 103,1, в 1988 г. —107,8, в 1989 г. — 109,8, в 1990 г. — 105,4, в 1991 г. —93,8%- Аналогичные данные по альтернативным оценкам выглядят несколько иначе: соответственно — 98,0; 93,1; 88,4; 79,8; 60,6 (Экономика и жизнь, 1992, № 40). Разница, как видим, весьма ощутимая: более того, спад производства начался отнюдь не в начале 90-х годов, а по крайней мере с середины 80-х. Итак, макроэкономические показатели в системе БНХ оказывались заведомо завышенными.

Каковы эти показатели? Важнейший из них — валовой общественный продукт. Он представлял общий объем продукции промышленности в целом и по отраслям и исчислялся как сумма данных об объеме продукции отдельных промышленных предприятий, учтенной по заводскому методу.

Другой макроэкономический показатель — национальный доход — представал в двух измерениях: произведенный и использованный. С точки зрения теории трудовой стоимости, создаваемой исключительно в сфере материального производства, он выступал суммой чистой продукции отраслей этой сферы, исчисляемой как разность между валовым продуктом и материальными производственными затратами, в число которых была включена и амортизация основных производственных фондов. Таков произведенный национальный доход.

Наряду с ним исчислялся и потребленный, представавший суммой фондов потребления и накопления. В его состав не включались расходы населения и государства на непроизводственные услуги. В отличие от произведенного, исчисляющегося в постоянных ценах на самих предприятиях, использованный национальный доход рассчитывается исключительно в центральных статистических органах на основе данных торговой статистики, статистики капитальных вложений и внешней торговли.

Исчислялись и другие показатели. Все они с той или иной степенью достоверности содержали информацию о характере и масштабах развития макровоспроизводственного процесса, уровне и динамике его эффективности, темпах экономического роста.

Почему российская статистика переходит

Объективные ОСНОВЫ J ґ\ »

перехода российской ныне на СНС? 0твет на поставленный статистики на систему вопрос чрезвычайно прост: такой переход жационального счето- обусловлен превращением российской водства (СНС) экономики в рыночную по мере ее рефор

мирования. И столь же сложен сам переход, так как различия между двумя системами счетоводства в плановой и рыночной экономике весьма существенны.

СНС — это статистическая модель рыночной экономики. Как таковая, она представлена всеобъемлющей системой •взаимосвязанных и взаимосогласованных показателей. Она охватывает и упорядочивает данные, описывающие все аспекты и фазы воспроизводственного процесса, все экономические операции всех экономических субъектов, все активы и пассивы. СНС зародилась в 30-е годы XX века и сформировалась к 40—50-м годам. В ее разработке принимали участие крупнейшие ученые мировой экономической науки. В составление и совершенствование методологии баланса народного хозяйства весомый вклад внесли и советские экономисты 20-х и последующих лет. В разработке в 30-е годы теории коли- чественного определения уровня национального дохода велика роль Национального бюро экономических исследований США. В послевоенный период большой вклад в разработку и всеобщее распространение СНС внесли международные ор-ганизации (ООН, ОЭСР, МВФ, ЕС и др.). Так, в начале 50-х годов ООН опубликовала новый международный стандарт с рекомендациями по составлению взаимосвязанных счетов для экономики в целом. В 1968 г. Статистическая комиссия ООН одобрила более совершенный вариант СНС, который интегрировал в свою структуру ряд смежных систем макроэкономической информации: межотраслевой баланс, по-казатели движения финансовых ресурсов, баланс активов и пассивов и т. д.

С 80-х годов под руководством группы экспертов ООН, Мирового банка МВФ, ОЭСР и Евросоюза началась работа по пересмотру варианта 1968 г., которая завершилась созданием новой, более совершенной Системы национальных счетов, СНС 1993 г. В ближайшие годы она будет внедрена в большинстве стран мира, в том числе и в странах СНГ.

В СНГ 1993 г. предусмотрены пять основных секторов экономики: нефинансовых корпораций; финансовых корпораций; государственного управления; домашних хозяйств; некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства. Центральным показателем новой СНС остается валовой внутренний продукт, представляющий стоимость конечных товаров и услуг, произведенных резидентами данной страны на ее экономической территории за определенный период времени. Сфера экономического производства охватывает все виды деятельности по производству товаров и услуг, за исключением деятельности домашних хозяйств по оказанию услуг для собственного потребления. Определено включение в сферу производства теневой экономики (подпольное производство обычных товаров и услуг с целью сокрытия доходов от налогообложения), а также юридически запрещенных видов деятельности (производство и продажа наркотиков, проституция и т. п.). Затраты на приобретение ценностей (немонетарного золота, произведений искусства, антиквариата и т. д.), программных средств для компьютеров и расходы на геологоразведку переведены в СНС 1993 г. в валовое накопление (ранее они учитывались как промежуточное потребление). Накоплением, а не промежуточным потреблением являются в новой СНС и госзакупки товаров и услуг для военных нужд в части строительства аэропортов, верфей, дорог, зданий и т. п.

Оценки валового выпуска товаров и услуг отныне реко-мендуется производить не только в ценах производителя, но и в так называемых основных ценах, включающих субсидии п исключающих налоги. Определены фазы движения потоков доходов: создание доходов; первичное распределение; пере- распределение доходов; формирование конечных (располагае-мых) доходов; использование располагаемых доходов. В клас-сификации активов проведено различие между активами: фи-нансовыми и нефинансовыми, произведенными или непроиз- веденными, материальными и нематериальными.

Общая система новых счетов СНС включает следующие классы счетов: стандартный набор счетов для всех секторов экономики; счета для отраслей экономики (счета производства и образования доходов); счета для отдельных видов экономических операций; счета для экономики в целом. Продукцию банков и финансовых посредников, т. е. разницу между доходом, полученным от размещения привлеченных ресурсов и процента, уплачиваемого финансовыми посредниками, рекомендовано распределять между категориями потребителей. В СНС 1968 г. эта продукция считалась промежуточным потреблением условной отрасли с нулевым выпуском продукции.

По-прежнему не удалось, однако, переклассифицировать как инвестиции расходы на научные исследования. Как и ранее, оценки ВВП не будут зависеть от сокращения невоспро-изводимых природных ресурсов, загрязнения окружающей среды и т. д. Тем не менее достоинства новой СНС неоспоримы, а ее недостатки носят локальный характер, а потому вполне преодолимы в будущем.

Итак, в ближайшие годы странам СНГ предстоит не просто перейти от системы БНХ к СНС, но внедрить СНС образца 1993 г. Для бывших социалистических стран такой переход не просто формальный акт, но внедрение принципиально новой системы. Как известно, государственная статистика этих стран решала совсем иные задачи, главная из: которых — контроль за выполнением народнохозяйственных планов и удовлетворение информационных потребностей пла-новых органов, что и предопределяло принципы, заложенные в основу сбора и обработки статистической информации.

Наряду с этим имелись и общие черты, присущие БНХ и СНС. Речь идет об общности в методах упорядочения данных с целью выявления наиболее существенных результатов и за-кономерностей экономического развития. Так, в обеих системах проводятся различия между потоками товаров и доходов; потоками и запасами ресурсов; промежуточным и конечным потреблением; доходами, создаваемыми в производстве, и до-ходами, полученными в процессе перераспределения; теку-щими и единовременными расходами; производственными и непроизводственными активами. Данное обстоятельство в из-вестной мере облегчает переход российской статистики на СНС. В конце 1992 г. Верховный Совет РФ одобрил Государ-ственную программу перехода отечественной статистики на международные стандарты, сложившиеся в мировой прак- тике. Переход на новые статистические стандарты призван повысить достоверность и оперативность сопоставимой ста-тистической информации. Это будет также способствовать информационному обеспечению интеграции России в мировую экономику.

Центральным звеном преобразования является внедрение системы национального счетоводства (СНС), что позволит получить важнейшие макроэкономические показатели, необходимые для оценки и анализа функционирования народного хозяйства в условиях переходной экономики, разработки стратегии и тактики экономической политики. Особое место в СНС занимают межотраслевые балансы, схема которых отлична от традиционно использовавшихся в советской статистике, а потому различны и показатели. Такие балансы строятся на основе обобщения и интеграции статистической, бухгалтерской и банковской отчетности.

Переход российской статистики на СНС начался в конце 80-х годов. Так, в 1988 г. в статистической отчетности впервые появился показатель валового национального продукта, включившего продукцию не только сферы материального производства, но и всю сферу услуг в соответствии с мировой практикой. Рассчитан он был в двух вариантах: как созданный и использованный. Произведенный валовой национальный продукт предстает созданным национальным доходом в совокупности с амортизацией и доходами, полученными в сфере услуг. Использованный ВНП есть использованный национальный доход плюс амортизация и расходы на все услуги.

Приведем сводные данные о динамике основных макроэкономических показателей, характеризующих экономическое развитие России за период с 1986 по 1992 год (в % к предыдущему году): 1986 г. 1-987 Г. 1888 г. 1989 г. 1990 Г. 1991 г. 1992 г. ВВП 102,4 100,7 104,2 101,9 96,3 97,4 81,0 Произведенный национальный доход 102,4 100,7 104,5 101,9 96,0 89,0 80,0 Использованный национальный доход 101,7 100,5 106,8 102,7 95,8 89,8 Продукция про-мышленности 104,5 103,5 103,86 101,4 99,9 92,8 81,2 Продукция сель-ского хозяйства 106,7 98,8 103,2 101,7 96,4 95,5 92,0 Капитальные вложения 109,2 105,9 107,7 104,1 100,0 84,5 65,0 Источники: «Народное хозяйство Российской Федерации» 1992 г. Статистический ежегодник. М., 1992. С. 14; «Экономика и жизнь», № 4,

Производство ВВП РФ в текущих иенах в целом в 1993 г. составило по предварительным данным около 162 трлн руб., а в физическом объеме — около 88% от уровня 1992 г. (Вопросы экономики. 1994. № 1. С. 23).

В первом полугодии 1994 г. производство ВВП РФ составило 245 трлн руб. Его динамика в течение шести месяцев удерживалась на уровне 83% относительно аналогичного периода 1993 г.

Еще раз напомним о неполной достоверности публикуемых статистических данных о производстве и реализации продукции, что ныне объясняется уже не приписками во имя выполнения плана, но сознательным занижением отчетности в целях уклонения от уплаты налогов и получения тем самым дополнительных доходов. Ситуация в этом аспекте усугубляется переходным состоянием Российской статистики, несовершенством формирующейся фактически заново налоговой системы и механизма ее функционирования.

В заключение приведем данные о структуре использования ВВП России.

Структура использования ВВП России в фактических ценах, в процентах к итогу 1992 г. 1993 г. I полугодие 1994 г. ВВП — всего 100 100 100 Расходы на конечное нацио нальное потребление: 54 58 69 домашних хозяйств 36 41 48 государственных учрежде 14 16 ний некоммерческих орга 20 Низаций 3,3 1,8 1 Валовое национальное нако пление: 32 26 24 основных фондов 20 21 20 прирост материальных оборотных средств 12 5,3 3 Чистый (за вычетом импорта): экспорт товаров и услуг 12 13 7 Статистическое расхождение 2,2 3,7 — Источник: Финансовые известия. 1994, № 33(94), С. II.

§ 2. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕСБАЛАНСИРОВАННОСТЬ — ОСНОВНАЯ ОСОБЕННОСТЬ СТРУКТУРЫ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Основная особенность унаследованной от прошлого структуры народного хозяйства является ее глобальная несбалансированность, углубленная в ходе реформ. Именно это обсто- ятельство и предопределяет макроэкономическую проблему, которую необходимо решать в течение переходного периода — проблему структурно-инвестиционной перестройки на современной технико-технологической основе. Безотлагательностью ее решения и предопределена специфика задач, стоящих на макровоспроизводственном уровне перед всеми субъектами формирующейся рыночной экономики и прежде всего — перед государством и его институтами.

Макроэкономическая несбалансированность, имеющая множество форм проявления, явилась результатом действия факторов объективного и субъективного характера, их причудливого переплетения в прошлом и в период реформ. Идеологическим прикрытием инвестиционной деятельности государства являлся лозунг о неуклонном росте народного благосостояния. В реальной же действительности правящий класс менее всего озадачивался реализацией так называемой «высшей цели социализма», что и обнаружилось в первые же годы гласности: по жизненному уровню населения страны оказалась на одном из последних мест среди развитых стран Запада.

Вместе с тем по важнейшим макроэкономическим показателям страна вполне соответствовала статусу великой державы, а устойчивый экономический рост не давал оснований для сомнений в ее макроэкономическом равновесии. И это действительно было так, если исходить из тех критериев, на основе которых формировалась народнохозяйственная струк-тура.

В чем же проявляется макроэкономиче- пТяГнГ макроэк<> ская несбалансированность в переходной номической несбалан- экономике России? Формы ее проявле- сированности в пере- ния весьма многообразны. Их можно ходной экономике рассматривать по крайней мере в двух аспектах: неравномерность в развитии отдельных секторов и отраслей народного хозяйства, материализующаяся в структуре совокупного общественного продукта в его отраслевом разрезе, и неравномерность в технико-технологической осна-щенности различных секторов и отраслей, отдельных пред-приятий.

Что касается первого аспекта, то несбалансированность проявляется прежде всего в гипертрофированном развитии отраслей I подразделения общественного производства, доля которого в совокупном общественном продукте на конец. 80-х годов составила 68% (Вестник статистики. 1991 г. № 2. С. 20). Эти отрасли, характеризующиеся высокой капитало-, материало- и энергоемкостью, поглощали львиную долю инвестиций, сырья, материалов, квалифицированной рабочей силы, тем самым еще более «обездоливая» другие отрасли и секторы народного хозяйства. К тому же они работали пре- ¦имущественно на самих себя: на удовлетворение собственных потребностей использовалось не менее двух третей производимой ими продукции.

Еще более эта гипертрофия просматривается в соотношении групп «А» и «Б» в общем объеме промышленной продукции. Так, во второй половине 80-х годов это соотношение в' СССР составляло 75,3 и 24,7%, в США соответственно 53,8 и 46,2% (Вопросы экономики. 1991 г. № 8. С. 4). Не улучшилось оно и в 90-е годы, о чем свидетельствуют следующие данные.

Структура производства промышленной продукции в -сопоставимых оптовых ценах предприятий (%):

1991 г. 1992 г.

Промышленность 100,0 100,0

Электроэнергетика 2,1 2,3

Топливная 14,4 15,2

Черная металлургия 8,4 8,4

Цветная металлургия 9,2 9,1

Химическая и нефтехимическая 7,0 6,5

Машиностроение 23,9 25,0

Лесная и деревообрабатывающая, целлюлознобумажная промыш-ленность 2,9 2,8

Промышленность строительных

материалов 2,9 2,8

Легкая промышленность 10,1 9,5

Пищевая промышленность 12,4 12,2

Прочие отрасли 6,7 7,2

Источник: Программа преобразования технологической структуры экономики России. ИЭ РАН, М., 1994. С. 67.

При огромных масштабах производства в отраслях 1 подразделения последние тем не менее не обеспечивали современной техникой и технологией отрасли, производящие потребительские товары. Ограниченный приток в эти отрасли инвестиционных средств оборачивался их неспособностью удовлетворять в полной мере внутренний потребительский спрос, вследствие чего приходилось прибегать к импорту потребительских товаров в значительных размерах. На развитие отраслей группы Б выделялось не более 5% производственных капиталовложений даже в относительно благополучные для советской власти 60-е годы.

Подобная ситуация объяснялась тем, что преимущественное развитие I подразделения было подчинено формированию военно-промышленного комплекса. Курс на милитаризацию экономики, осуществленный под прикрытием ускоренной индустриализации, предопределил структуру народного хо-зяйства в СССР. Создание невиданного по своим масштабам военно-промышленного комплекса, поглощавшего ежегодно не менее двух третей экономического потенциала страны (там же, с. 48—49), на содержание которого ежегодно тратилось 18—20% национального дохода (там же, с. 9), обусловило отставание отраслей, не работавших непосредственно на ВПК. В крайне запущенном состоянии оказалась и инфраструктура: транспортная, включая складское хозяйство, энергетическая, информационная, коммунальная, социальная. Доля непроизводственных капитальных вложений неуклонно снижалась в их общем объеме. В условиях примерно равных общих объемов капитальных вложений в СССР и США удельный вес капитальных вложений в отрасли непроизводственной сферы составляли в среднем за 1975—1976 гг. в СССР 23%, в США —38% (Известия. 27. VIII. 1993 г. С. 4).

Глубоко деформированной оказалась структура агропромышленного комплекса, отражавшая общую несбалансированность национальной экономики. Сравнительные данные для СССР и США во второй половине 80-х годов (в %) выглядели следующим образом: производство средств производства для сельского хозяйства составляло соответственно 27 и 14; чистая продукция сельского хозяйства — 47 и 13; переработка, сбыт, сбытовая инфраструктура — 26 и 73 (Соревнование двух систем. М. Наука. 1990. С. 253).

Крайняя неоднородность производительных сил также унаследована нами от прошлого и усугублена в начальный период развития переходной экономики. Эта неоднородность представлена на всех уровнях хозяйствования: внутри пред-приятий, между предприятиями одной и разных отраслей, между отраслями и секторами экономики, в регионально-тер-риториальном разрезе. Специфика эта проявляется также в характере и масштабах такой неоднородности: речь идет о сочетании доиндустриального, индустриального и постинду-стриального производства на каждом яз указанных уровней с соответствующей каждому из них техникой и технологией: от ручного труда, преобладавшего в отраслях II подразделения, и в особенности в сельском хозяйстве вплоть до последней пятилетки, до освоения космоса и современных АЭС. Но во вспомогательном производстве и здесь использовался малоквалифицированный труд.

Иными словами, переходная экономика унаследовала глубоко неоднородное технико-технологическое пространство, что крайне усложняет и удлиняет процесс достижения макроэкономического равновесия.

Множество причин лежит в основе фор- Объективные^ факто- мирования структуры народного хозяйструктуры народного ства в бывших социалистических стра- хозяйства в плановой нах. Среди них есть общие и специфиче- экономике ские для той или иной страны. Одни из них носят объективный, другие — субъективный характер. Рассмотрим прежде всего на примере советской экономики объективные факторы, воздействовавшие на формирование структуры народного хозяйства.

Среди объективных причин можно выделить те, которые носят всеобщий характер, и те, действие которых обусловлено спецификой конкретно-исторических условий развития страны

К числу первых относится необходимость осуществления индустриализации, начатой еще в дореволюционной России. Однако по крайней мере ранние этапы индустриализации во всех странах характеризуются преимущественным развитием I подразделения относительно II: всеобщее в рамках на-циональной экономики насыщение новой техникой и техно-логией было возможно благодаря более высоким темпам эко-номического роста в отраслях I подразделения, продукт ко-торых материализуется в средствах производства, предна-значенных для использования на предприятиях обоих под-разделений. Однако существуют и объективные границы разрыва в темпах роста двух подразделений: он оправдан в той мере, в какой обеспечивает повышение эффективности функционирования национальной экономики, среди показа-телей которой — тенденция к росту жизненного уровня всех слоев населения, а не только господствующего класса, пре-допределенная действием всеобщего закона возвышения по-требностей. Это обстоятельство непреодолимо никакой эко-номической системой.

Но конкретно-исторические особенности осуществления индустриализации в той или иной стране, специфика формирующейся в ней экономической системы накладывают свой отпечаток на этот процесс. Здесь мы сталкиваемся с группой факторов также объективного свойства, придавшим специфический характер формировавшейся структуре народного хозяйства в советской экономике. И в этой связи прежде всего напомним, что России присущ догоняющий тип экономики. В данном случае это выразилось в том, что она значительно позже западноевропейских стран вступила на путь индустриализации. И уже это обстоятельство содержало в себе в потенции стремления к ускорению индустриализации, что и стало реальностью в послереволюционный период под воздействием факторов этого периода. Во-первых, «самые передовые производственные отношения — социалистические» не имели в стране адекватной с точки зрения марксистско- ленинской теории материальной базы. Ее необходимо было срочно воссоздать, чтобы придать процессу социалистических преобразований необратимый характер. Во-вторых, социализм как система оказался во враждебном капиталистическом окружении, что объективно несло в себе угрозу но- вой войны. Это обстоятельство и предопределило необходимость милитаризации экономики, чему прежде всего и была подчинена индустриализация, ускоренный характер ее осуществления.

Наконец отметим, что скудность инвестиционных источников в разоренной первой мировой и последующей гражданской войнами стране при их огромной потребности не оставляла альтернативы характеру экономического развития: инвестиции выделялись в первую очередь и преимущественно материальному производству, а в нем — отраслям I подразделения, работавшим на военные нужды. Военные отрасли оказались безоговорочно приоритетными в государственной инвестиционной политике. Таковыми они оставались на протяжении всех лет существования советской власти.

Все эти обстоятельства в большей или меньшей мере способствовали ускоренной индустриализации, преимущественному развитию I подразделения, формированию мощного- военно-промышленного комплекса. Иными словами, их дей-ствие было однонаправленным: они ориентировали инвести-ционную политику на приоритетное развитие отраслей I под-разделения, подчиненное развитию военных отраслей.

С разной степенью интенсивности эти факторы проявлялись во всех социалистических странах.

Наряду с объективными следует выде- ры Ъо™аНЬпри(ориТте- лить обстоятельства и субъективного ха- тов в формировании рактера, чрезвычайно усилившие дей- структуры народного ствие первых. Среди них основные: хозяйства чрезмерная идеологизация экономиче

ской политики; ошибочное толкование ряда объективных закономерностей общественного развития в эпоху индустриализации; пренебрежение общечеловеческими ценностями и вытекающая из этого неразборчивость в методах достижения поставленных целей; низкий уровень компетентности большинства управленческих кадров.

Остановимся на них подробнее. Чрезмерной идеологизацией экономической политики было обусловлено стремление любой ценой неустанно и последовательно демонстрировать преимущества социализма перед капитализмом. В экономи-ческой области это прежде всего устойчиво высокие темпы роста, достигавшиеся различными способами: от экономиче-ского и внеэкономического принуждения до коллективности и ограничения личного потребления в целях наращивания про-изводственного, что позволяло иметь самую высокую норму производственного накопления среди развитых стран.

Другое не менее важное направление демонстрации успехов — полная занятость трудоспособного населения, дости-гавшаяся также не самыми лучшими способами, в том чис- ле — развертыванием трудоемкого производства, консервацией дешевого малоквалифицированного труда, которым вплоть до перестройки было занято не менее половины работников сферы материального производства.

Фактором идеологического воздействия на формирование структуры народного хозяйства является и выдвинутый еще большевиками курс на мировую пролетарскую революцию. Под его реализацию выделялись огромные финансовые средства для расширения сферы социалистического воздей-ствия путем оказания так называемой помощи международ-ному социалистическому рабочему движению, прямого на-саждения просоциалистических режимов в странах, где это оказывалось возможным.

В свете сказанного становится очевидным, что приоритет отдавался достижению военного, а не экономического потенциала. Этому и была подчинена в первую очередь инвестиционная политика государства.

Сформировавшаяся за годы советской власти структура народного хозяйства несет на себе и печать ошибочного, од-ностороннего, упрощенного, предвзятого толкования ряда общих закономерностей индустриального развития. Назовем некоторые из них. Известно, что в начале XX века в мировой экономической науке шла оживленная дискуссия относительно преимуществ крупного производства перед мелким. После-дующая мировая практика показала, что в разных сферах приложения труда эффективным оказывается разномасштаб-ное производство, а потому однозначного ответа относитель-но преимуществ крупного или мелкого производства быть не может. В социалистических же странах проблема была решена в пользу крупного производства во всех сферах экономической деятельности, что и явилось не только фактором снижения эффективности инвестиционной политики, но и мощным фактором сознательного формирования глубоко монополизированной и уже в силу этого не самой эффективной народнохозяйственной структуры. Мировая практика по-казывает, что монополизированный сектор менее восприимчив к нововведениям, менее последователен в проведении политики в области НТП, располагая возможностями повы-шать свои доходы, не прибегая к рискованным капиталовло-жениям в области научно-технических изысканий. Это в осо-бенности относится к советским монополиям, благодаря ко-торым показатели эффективности в аналогичных секторах экономики в СССР оказались ниже, чем в США. Приведем хотя бы такие цифры: соотношение объемов производства в машиностроительном комплексе СССР и США на конец 80-х годов составляло 75—80 к 100 в условиях превышения ста-ночного парка в СССР на 75%, а численности занятых в этом комплексе —В 2—3 раза. (Вопросы экономики. 1989. № 8. С. 54).

Проводившаяся под флагом ускоренной индустриализации милитаризация экономики требовала огромных капиталовложений в отрасли I подразделения, развивавшиеся за счет и в ущерб II подразделению. Теоретическим прикрытием такой инвестиционной политики явился объективно действующий, по крайней мере на ранних этапах индустриализации, закон преимущественного роста I подразделения общественного производства относительно II. Однако в социалистической практике он получил гипертрофированное развитие, вследствие чего были инвестиционно обескровлены отрасли II подразделения, производственной и социальной инфраструктуры. Так, при равных примерно объемах капитальных вложений в СССР и США удельный вес капитальных вложений в отрасли непроизводственной сферы составлял в среднем за 1975—1977 гг. в СССР 23%, в США —38%.

Деформация структуры народного хозяйства в немалой мере была обусловлена фактически полным безразличием правящей партии к жизненным потребностям «простого советского человека». Он представлял интерес лишь в качестве носителя рабочей силы. Необходимостью ее расширенного воспроизводства и определялись размеры вознаграждения за труд. Была создана мощная карательная система, неукоснительно следившая за благонадежностью членов об-щества. Этому же служила и система ГУЛАГ, выполнявшая к тому же и экономические функции, функции поставщика сверхдешевой рабочей силы: потребление зэков было сведено к прожиточному минимуму.

Партия и правительство были озадачены совсем иными проблемами, а именно проблемами укрепления своих позиций в мировом пространстве, расширения сферы его господства.

Наконец отметим и такой фактор, как низкий уровень профессионализма и компетентности на всех уровнях управ-ления общественным развитием. Подбор управленческих кад-ров осуществлялся прежде всего по анкетным данным, по степени политической благонадежности и преданности идее социализма, и только в последнюю очередь — по деловым признакам. А потому власть сосредоточивалась преимуще-ственно в руках людей, неспособных действовать квалифи-цированно и самостоятельно, не по указке сверху.

Действие объективных факторов было чрезвычайно усилено действием субъективных, следствием чего и явилась крайне утяжеленная структура, не способная на современном уровне обеспечить удовлетворение потребительского спроса. И в этом смысле она оказалась не соответствующей не только общеэкономическим закономерностям общественного развития, подчиненности последнего удовлетворению всего комплекса формирующихся общественных потребностей, но тем более социально-экономической природе социализма. Как известно, социалистическая идея в любом ее воплощении была тождественной идее всеобщего благосостояния, всестороннего развития всех членов общества. Сложившаяся в результате десятилетних усилий правящей номенклатуры народнохозяйственная структура в наименьшей мере была способна воплотить эту идею в жизнь. ' „ Парадокс «реального социализма» соУстоичиво высокие „ „

темпы экономического стоял в том> что с точки зрения критероста как отражение риев, заложенных его лидерами в осномакроэкономического^ ву формирования народнохозяйственной

развития плановой структуры, последняя выступала вполне

ЭКОНОМИКИ "

сбалансированной, что и проявлялось в высоких и устойчивых темпах экономического роста вплоть до 70-х годов, когда стала отчетливо просматриваться тенденция к стагнации. Но в исходном пункте плановая экономическая система вправе была гордиться своими достижениями: за исторически кратчайший срок была создана крупная машинная индустрия, мощный военно-промышленный комплекс, успешно осваивался космос. По масштабам промышленного производства страна вполне соответствовала статусу великой державы. Преодолены были кризисы, безработица, инфляция — постоянные и весьма нежелательные спутники капитализма. Экономика страны развивалась в соответствии с народнохозяйственными планами, которые хотя и не выполнялись в полной мере, все же давали возможность успешно осуществлять расширенное воспроизводство в за-данной структуре. Этому содействовали такие факторы, как огромные запасы природных ресурсов, наличие дешевой ра-бочей силы, накопленный производственный потенциал.

Удлинению продолжительности жизни, а точнее агонии плановой экономики, способствовал мировой энергетический кризис начала 70-х годов. Да и усилия официальной статистики по фальсификации отчетных данных помогали сохранять иллюзию полного благополучия вплоть, до 80-х годов.

Однако за внешней вывеской скрывались набиравшие силу негативные тенденции экономического развития, справиться с которыми плановая экономика была уже не в состоянии. Среди этих тенденций отметим неуклонное снижение темпов экономического роста, нарастание инфляционных процессов, увеличение скрытой безработицы при внешнем дефиците рабочей силы, массовый износ основных производственных фондов и т. д. Все это вынудило партийно-правительственную номенклатуру прибегнуть к реформам, начавшимся в 1985 году так называемой перестройкой.

Всеобщий хрониче- Итак' характерная черта постсодиали- ский дефицит как

стическои экономики —ее полная раз- нешняя форма прояв- балансированность, если подходить к ления экономической ней с точки зрения общих экономиче- несбалансированности ских закономерностей, регулирующих движение воспроизводственного процесса.

С точки зрения этих закономерностей произошла глубокая деформация структуры народного хозяйства, что выявилось в чрезмерном преобладании в составе общественного продукта средств производства. Экономический рост достигался ценой непомерных инвестиционных расходов, усугубленных за-мораживанием огромных ресурсов в избыточных производ-ственных фондах, в незавершенном производстве, в необоснованных запасах материальных ценностей.

Разбалансированность народнохозяйственной структуры и соответственно структуры общественного продутка сопровождалась растущей товарно-денежной несбалансированностью, внешне принявшей форму дефицита товаров и услуг: спрос на них со стороны государственных и кооперативно-колхозных предприятий и населения значительно превышал их предложение. Ситуация усугублялась низким качеством предлагаемых товаров и услуг, их несоответствием с точки зрения качественно-количественных параметров общественным по-требностям.

Дефицит является имманентным свойством плановой экономики, порожденным всеобщим огосударствлением национальной экономики и вытекающим отсюда механизмом управления и функционирования, мотивацией к труду. Это свойство социалистической экономики было отмечено еще в 20-е годы советскими учеными Л. Н. Крицманом (1890—1937) и В. В. Новожиловым (1892—1970). Высказанное в качестве гипотезы, это предположение получило подтверждение в хозяйственной практике социализма во всех странах.

Макроэкономическое равновесие в плановой экономике недостижимо в принципе, если подходить к нему с точки зре-ния объективной взаимосвязи производства и противостояще-го ему в форме платежеспособного спроса потребления, а не тех идеологических постулатов, которыми руководствовалась правящая партия. В условиях «мягких» бюджетных ограниче-ний, свойственных государственной инвестиционной политике при неограниченной монополии государства как хозяйствую-щего субъекта, неизбежно формировался ресурсоограничен- ный, — по существу ресурсорасточительный тип воспроизводства, имманентным свойством которого и является всеобщий дефицит.

Дефицит — зримая форма проявления структурной несбалансированности. Им были порождены такие социальные явления, как бесконечные очереди, спекуляция, взяточничество,

коррупция, широкое распространение бартерных сделок. Все это еще более усугубляло экономическую ситуацию, ибо со-провождалось отвлечением рабочего времени на поиски необ-ходимого товара, превращением потенциальных инвестиционных средств в спекулятивные. Всеобщий дефицит явился питательной средой для расцвета «теневой экономики», вклинивавшейся в бреши официальной, сращивавшейся с нею, что придавало и ей криминальный оттенок.

Хронический всеобщий дефицит как специфическая форма проявления макроэкономической несбалансированности плановой экономики подвергнута в экономической науке глубокому и всестороннему анализу. Вскрыты причины, его порождавшие: это и курс на ускоренную индустриализацию, и милитаризация экономики, и акцент на преимущественное развитие отраслей I подразделения, и пренебрежение социальными проблемами, и игнорирование объективных закономерностей общественного развития, в основе которого лежало экономическое невежество, питавшее глубокую веру во всесилие социалистического государства. А потому дефицитными оказывались не только потребительские, но и произ-водственного назначения товары и услуги. Дефицит вытекал из самого факта всеобщего огосударствления, директивного управления и внеэкономического принуждения. Даже если бы не были столь ужасающими перекосы в структуре народного хозяйства, избежать дефицита не удалось бы. Государство, оказавшись единственным субъектом хозяйствования, становится бесконтрольным в своей деятельности, для него не существует жестких бюджетных ограничений в инвести-ционной деятельности, равно как и во всех других областях. Оно может позволить себе содержание неэффективного про-изводства в течение длительного времени и в значительных масштабах, если сочтет это необходимым. Над государствен-ными предприятиями не висит угроза банкротства. Государ-ственные институты удерживали его на плаву при практически любых условиях, даже в том случае, если предприятие само было повинно в низком уровне эффективности. Но, как правило, именно государство и ставило предприятия в бед-ственное положение, изымая в госбюджет все, что можно было изъять. Но оно же предоставляло льготные кредиты и дотации, если считало это необходимым, полностью парализуя таким управлением волю трудового коллектива. Экономический механизм функционирования был подменен админи-стративно-командным, включавшим собственные критерии эффективности. От исполнителей требовалось лишь неукоснительное выполнение распоряжений администрации всех рангов.

Глобальная структурная несбалансированность явилась самой глубокой причиной инфляции в плановой экономике.

Однако в условиях жесткого централизованного ценообразования она была лишена традиционных форм проявления через механизм цен, а потому оказалась столь завуалированной, что создавалась ложная видимость ее полного отсутствия. Это и позволяло официальной пропаганде говорить еще об одном крупном преимуществе социализма относительно капитализма, а саму систему рекламировать как достойную для подражания.

Ученые Запада не без оснований связывают преодоление инфляции с деятельностью государства. Однако социалисти-ческое государство с этой функцией не справилось. Советская практика обогатила инфляционные процессы еще одной скры-той формой проявления — дефицитом. Десятилетиями на-капливавшийся дефицит вылился в гигантский скачок цен, как только последние были отпущены. Их рост был неизбежен в любом случае, ибо в его основе лежало макроэкономическое неравновесие. По уровню и динамике отпущенных цен можно судить о степени и масштабах этого неравновесия, а следовательно, и об основных направлениях предстоящей структурной перестройки. Состояние цен и есть тот барометр, с помощью которого можно отслеживать первоочередные задачи в области инвестиционной деятельности государства и других хозяйствующих субъектов, однако не в условиях централизованного государственного ценообразования.

„ , . Кризис плановой экономики в СССР соУглубление несбалан- г

сированности под воз- провождался сильнеишим политическим действием факторов, кризисом, приведшим к краху огромной порожденных пере- империи. Это обстоятельство явилось ходным состоянием мощным фактором дальнейшего углубления экономического кризиса, так как политический кризис привел к разрушению единого экономического пространства со сложившимися в течение десятилетий производственными связями в масштабах советской экономики. Традиционные внутрихозяйственные связи в одночасье приобрели характер межстрановых, что повлекло изменение их статуса в правовом, экономическом, политическом и прочих аспектах. Такое изменение подорвало непрерывность воспроизводственного процесса, обеспечивавшуюся налаженными взаимоотношениями поставщиков и потребителей, что также способствовало спаду промышленного производства, еще более усилившим структурную несбалансированность в экономическом пространстве бывшего СССР. Восстановление прерванных связей приходится налаживать теперь уже на межстрановом уровне. Это сопряжено с затратами времени, что влечет за собой сокращение масштабов производства, снижение эффективности, а порой и приостановку действующих предприятий.

Это обстоятельство имело еще одно негативное послед- ствие: усилился монополизм предприятий-гигантов, потенциальные конкуренты которых в мгновение ока оказались за пределами национальных границ.

Другим фактором, усиливающим несбалансированность, также порожденным переходной экономикой, является финансовая дестабилизация, проявляющаяся в высоком уровне инфляции, в неустойчивости национальной валюты, в дефиците государственного бюджета. Все эти обстоятельства способствуют торможению инвестиционного процесса, тем более, что речь идет о крупных капиталовложениях долгосрочного характера. При указанных обстоятельствах они становятся крайне рискованными, а потому нежелательными, что тормозит развитие переходной экономики.

Негативные последствия имеет и политическая нестабильность, препятствующая развертыванию экономической деятельности вновь нарождающихся хозяйственных субъектов. Более того, политическая нестабильность является одной из причин утечки отечественного капитала за границу , слабому притоку иностранного капитала в национальную экономику. Не разработана в должной мере нормативно-правовая база, способная эффективно регулировать и направлять эту дея-тельность, что также тормозит развертывание инвестицион-ного процесса, без которого немыслима структурная пере-стройка.

При таких обстоятельствах, имманентно присущих переходной экономике, преодоление макроэкономической несбалансированности приобретает затяжной характер, что еще более усиливает негативные процессы.

§ 3. последствия игнорирования закономерностей промышленного цикла в народнохозяйственном планировании

Как известно, процесс воспроизводства в условиях машинизации имеет особую, циклическую форму движения. Всякий цикл завершается кризисом, социальная функция которого состоит в восстановлении нарушенного в течение цикла макроэкономического равновесия путем приведения в соот-ветствие масштабов и структуры производства и потребления. Периодически повторяющиеся в рыночной экономике кризисы породили государственное антикризисное регулирование, направленное на преодоление или по крайней мере—-ослаб-ление кризисных спадов, на поддержание макроэкономического равновесия в долгосрочном периоде. Оно составляет одно из важнейших направлений деятельности государства в современной рыночной экономике.

Иную форму движения имел воспроизводственный процесс в плановой экономике.

Всеобщий характер Воспроизводственный цикл, будучи все- циклической формы Общим явлением в эпоху индустриально- движения воспроиз- го и постиндустриального развития, был водственного процес- подменен, преодолен в плановой экономии ЭП0ХУ машиниза" мике механизмом государственного централизованного директивного народнохозяйственного планирования. В этом состоит одно из важнейших отличий плановой экономики от рыночной. В этом виделось и ее преимущество: механизм планирования защищал национальную экономику от периодически повторяющихся кризисных потрясений. Плановая экономика развивалась не просто высокими, но устойчиво высокими темпами, что считалось важнейшим показателем эффективности ее функционирования.

Устойчивый экономический рост плановой экономики рас-сматривался как преимущество данной системы перед рыноч-ной, капиталистической. Более того, внедрение государствен-ного регулирования в рыночную экономику происходило под воздействием стран социализма, хотя непосредственной при-чиной этого явился высокий уровень концентрации и центра-лизации производства. Долговременный характер инвестиций в этих условиях с отдаленными последствиями для всей на-циональной экономики порождал необходимость определения экономической стратегии, исходя из закономерностей НТП в XX веке. Однако становление форм и методов государствен-ного регулирования в рыночной экономике не устраняло цик-лической формы движения воспроизводственного процесса, выражало приспособление к нему государственного регулирования.

Промышленный цикл отнюдь не сводим к кризису, составляющему лишь одну из фаз цикла. Социальная функция кризиса состоит в восстановлении нарушенного макроэкономического равновесия, достигаемое технико-технологическим обновлением действующего производства, структурно-инвестиционной перестройкой экономики в соответствии с потребностями НТП. За кризисом следует депрессия, в ходе которой осуществляется переориентация инвестиций на массовое обновление действующих производственных фондов, основного капитала, что и обеспечивает в последующем подъем, достигающий пика в годы бума, завершающегося вновь нарушением макроэкономического равновесия — кризисом.

Иными словами, всякий цикл отражает определенный этап в реализации достижений НТП, материализованных в новом поколении машин. Всякое поколение машин имеет оптималь-ный срок службы, определяемый закономерностями физиче-ского и морального износа, за пределами которого их исполь- зование сопровождается падением эффективности обществен-ного производства. Цикл отражает определенные закономер-ности в развитии самой науки, так как новая техника и тех-нология есть материализация научных знаний, полученных в ходе апробации предшествующего поколения техники и соот-ветствующей ей технологии.

Сознательное регулирование макровоспроизводства может внести соответствующие движению цикла коррективы — не допустить чрезмерных капиталовложений в годы подъема, чрезмерного спада — в годы кризиса. Но невозможно преодо-леть цикл, как механизм периодически осуществляемого мас-сового обновления действующего производства в масштабах всей экономики, включая отрасли производственной и со-циальной инфраструктуры в периоды больших циклов; в пре-делах активной части основного капитала — производственного оборудования — в периоды среднесрочного цикла. Инвестиционная деятельность любого субъекта, в том числе и государства предопределена закономерностями циклического движения. Не случайно поэтому в практике развитых стран созданы и весьма успешно функционируют специальные службы, отслеживающие движение промышленного цикла. В США это Национальное бюро экономических исследований, в стенах которого вычленены три группы показателей, по которым определяется состояние экономической конъюнктуры: предваряющие, или предсказывающие изменения в цикле, совпадающие, запаздывающие (МЭиМО. 1993 г. № 12. С. 84). Соответственно динамике этих показателей и осуществляется государственное регулирование экономики. Существует также Центр исследований мирового экономического цикла.

В советской России в начале 1922 г. был создан Конъюнктурный институт для изучения динамики экономического роста в национальной и мировой экономике. Ученые этого института разработали методику расчета агрегированных индексов, отражавших состояние и развитие национальной экономики: это единый показатель конъюнктуры народного хозяйства или «Экономический барометр» Конъюнктурного института и групповой индекс, отражавший состояние государственного сектора народного хозяйства. Однако уже в конце 20-х годов исчисление сводного индекса хозяйственной конъюнктуры в СССР прекратилось. Закрыт был за ненадобностью и Конъюнктурный институт. Нэповская экономика заменялась плановой, в которой не было места понятию конъюнктуры. Директивный народнохозяйственный план определял динамику экономического развития. И лишь в начале 90-х годов вновь вернулись к данной проблеме. В Высшей школе международного бизнеса Академии народного хозяйства при Правительстве России была разработана Методика построения обобщенного показателя измерения хозяйственной конъюнктуры в России. Начиная с января 1993 г. этот пока-затель ежемесячно публикуется в журнале «Деловые люди» под названием Индекс «ДЛ».

Причины преоблада- Государственное регулирование, в какой ния в плановой эко- бы форме оно ни осуществлялось, может номике экстенсивного рассчитывать на успех при одном непре- роста менном условии: если оно исходит в

этой деятельности из учета закономерностей циклической формы движения воспроизводственного процесса, определенной последовательности фаз, функций каждой из них, разной продолжительности самих циклов: кратко-, средне- и долго-срочных в их сочетании, единстве и различии экстенсивного и интенсивного типов экономического роста, реализующегося в ходе цикла, закономерностей развития НТП и фундаменталь-ной и прикладной науки, лежащих в его основе.

Именно эти закономерности и игнорировались в практике «реального социализма», что и явилось одним из мощных факторов, приведших его на грань катастрофы.

Можно выделить несколько причин игнорирования закономерностей циклического движения воспроизводственного процесса в деятельности социалистического государства. Прежде всего, это заблуждения идеологического происхождения, состоявшие в фактическом отождествлении промышленного цикла с кризисом. Кризис же трактовался как феномен капи-талистического общества, порожденный стихийным характе-ром развития в условиях господства частной собственности на средства производства. Что же касается социализма, то он базировался на общенародной собственности, а следователь-но, на планомерном характере развития национальной эконо-мики, что автоматически исключало, как казалось, кризисные потрясения. И это действительно так, но беда состояла в том, что в самом процессе планирования игнорировались за-кономерности развития НТП и вытекающая отсюда необхо-димость периодически осуществляемого технико-технологического обновления действующих основных фондов. Эти закономерности были полностью подменены волюнтаристским подходом к решению данной проблемы. Сроки службы различных элементов основных фондов устанавливались произвольно, главным образом в зависимости от сферы их функционирования и инвестиционных возможностей государства. Произвольно устанавливались и цены на новую технику. Оба эти обстоятельства не позволяли рассчитывать оптимальные сроки службы основных фондов, исходя из их физического и морального износа. В конечном счете это и привело к высокой степени износа действующих основных фондов, не способных не только поддерживать высокий уровень эффективности, но и попросту функционировать. Национальная экономика оказалась перед необходимостью массового обновления действующих основных фондов в условиях полного инвести-ционного голода.

Ситуация усугублена преобладавшими в плановой экономике при таком отношении к циклу экстенсивного типа воспроизводства. Вопрос о единстве и различии типов воспроизводства, по существу, полностью игнорировался в экономической теории и реальной практике. НТП внедрялся лишь в приоритетных, главным образом военных отраслях, предопределявших судьбу социализма в мировом экономическом пространстве. На гражданские отрасли попросту не хватало финансовых, трудовых, материальных и пр. ресурсов. При таком глобальном подходе к экономике личные интересы отдельно взятого члена общества меркли перед величием общественных. Сами же трудящиеся в силу ряда обстоятельств объективного и субъективного толка не были способны отстаивать свои интересы. К тому же в условиях победившего «социализма» такая постановка вопроса была бы попросту неуместной.

В реальной практике хозяйствования экстенсивной эконо-мический рост обеспечивался главным образом за счет ги-гантских капиталовложений, направлявшихся преимущественно на новое капитальное строительство, а не реконструкцию действующего.

Промышленный цикл — это не только диалектическое единство различных фаз кризиса, но и сложное сочетание различных типов экономического роста: экстенсивного и интенсивного. Основой интенсивного экономического роста является периодически осуществляемое качественное обновление действующего производства, экстенсивного — тиражирования новой техники и технологии, их массовое распространение.

В практике плановой экономики акцент был поставлен именно на экстенсивный рост, более простой и доступный в обеспечении темпов, гарантирующий от риска нововведений, но неизбежно сопровождающийся постепенной потерей позиций в области НТП, обрекающий страну на технико-экономическую отсталость. Ценой устойчиво высоких темпов экстенсивного роста неуклонно нарастают масштабы капитальных вложений, что вело к истощению ресурсов: материальных, природных, финансовых, трудовых. В свою очередь, это еще более усиливало дефицитный характер плановой экономики. В результате «социалистическое» планирование как метод государственного регулирования дискредитировало себя в глазах мировой экономической науки и практики. Между тем антикризисное регулирование экономики, в том числе и мето-дами планирования, программирования, прогнозирования, — важнейшая функция современного государства, выполнение которой должно осуществляться в соответствии, а не вопреки объективным экономическим закономерностям общественного развития.

Пренебрежение объективным характером циклического движения воспроизводственного процесса явилось одной из существенных причин отставания советской экономики в области НТП от уровня мирового производства, представленного развитыми странами. Поэтому кризис, переживаемый ныне российской экономикой, есть кризис не только плановой системы, как нежизнеспособной, по крайней мере в том ее варианте, который был реализован в экономиках советского типа, но и кризис, как фаза затянувшегося на десятилетия цикла с полным набором его традиционных черт, усугубленных спецификой предшествующего развития. И в этом смысле выход из кризиса должен быть связан, в том числе и по преимуществу с традиционным способом массового обновления основных производственных фондов на современной технико-технологической базе. В этом процессе неизбежна ликвидация неэффективного убыточного производства, затягивание которой чревато опасностью углубления и консервации кризисного состояния переходной экономики. Без массового обновления действующего производства не только не приостановить продолжающийся промышленный спад, но и не преодолеть последующую фазу — фазу депрессии. Речь идет о возрождении перспективных предприятий, перспективных с точки зрения современного НТП отраслей и сфер экономики.

Итак, в принципе возможно обеспечить равномерный экономический рост, сгладить циклические колебания, если проводить целенаправленную политику. Но такая политика должна не игнорировать циклической формы движения воспроизводства, а исходить из нее, как из данности. А это означает, что экономическая политика должна чутко реагировать на НТП, т. е. своевременно обеспечивать массовое внедрение техники нового поколения и способствовать оперативному снятию с производства старой.

Преодоление циклических колебаний может быть достигнуто перенесением таких колебаний с экономического роста на колебания нормы производственного накопления, которое должно быть противоположным колебаниям эффективности инвестиций: максимальной норма накопления устанавливается при минимальной эффективности капитальных вложений. В свою очередь это предполагает государственное регулирование ставки процента. Возможны и другие варианты антикризисного регулирования. Однако в советской практике инвестиционной политики ни-чего подобного не проводилось, так как цикл рассматривался как специфическое свойство исключительно рыночной капита-листической экономики. Экономическая политика в области капитальных вложений была однозначно направлена на устойчивый экономический рост методами преимущественно экстенсивного развития. Ежегодно на накопление неизменно использовалось около четверти национального дохода. Кри-зисные спады производства были преодолены, но ценой пре> обладания экстенсивного экономического роста, нараставшего отставания в области научно-технического прогресса. Механизм формиро- Преобладание экстенсивного типа вос- вания экстенсивного производства в плановой экономике за- типа воспроизводства кладывалось особенностями осуществле- B плановой экономике ния процессов возмещения и накопления. И его последствия Отметим основные из них.

В процессе возмещения игнорировались объективные экономические закономерности его осуществления, выражавшиеся, в частности, в значительном завышении сроков службы основного производственного оборудования и элементов производственной инфраструктуры за пределы не только морального, но и физического износа. Такое завышение явля-лось следствием практики использования значительной по современным меркам части амортизационного фонда для проведения капитального ремонта действующего производ-ственного оборудования. Это неизбежно вело к потере дей-ствующим производством позиций в области научно-техни-ческого прогресса, к консервации экстенсивного экономиче-ского роста. В свою очередь это обстоятельство становилось мощным фактором снижения эффективности производства, непрерывного увеличения числа убыточных предприятий — обладателей безнадежно устаревшего оборудования, что и поставило их нынче на грань банкротства.

Консервации экстенсивного экономического роста способствовала и практика социалистического накопления. Накопление средств производства становилось самоцелью, так как служило приумножению объектов государственной собственности, с чем непосредственно связывалось укрепление социализма как экономической системы. Противоречие между накоплением и потреблением, в конечном счете выступающее противоречием между текущим и будущим личным потреблением, не получало положительного разрешения: накопление осуществлялось преимущественно ради самого накопления. Изымаемая государством большая часть прибылей пред-приятий перераспределялась им в пользу приоритетных с его точки зрения отраслей. Приоритет при этом отдавался новому капитальному строительству, а не реконструкции и модернизации действующего производства, что обрекало эко-номику на преимущественного экстенсивный рост.

Капитальное строительство, финансировавшееся государ-ством за счет валовых капитальных вложений, формировав-шихся из амортизационного фонда, предназначенного для ре- новации, и фонда накопления, осуществлялось, как правило, без глубокого всестороннего экономического обоснования, ин-вестиционных проектов. Вследствие этого сроки их сооружения в большинстве случаев растягивались на длительное время, значительно превышавшее нормативные сроки. Ситуация усугублялась свойственным советской практике капитального строительства распылением капитальных вложений по мно-жеству одновременно возводимых объектов. В результате этого неуклонно нарастала доля незавершенного к запланированному периоду строительства, что еще более удлиняло сроки сдачи производственных объектов.

Практика «долгостроя» вела к тому, что к моменту ввода в действие новых производственных объектов последние оказывались устаревшими морально, даже если задумывались с учетом новейших в той или иной сфере хозяйства достижений НТП. Поэтому и новостройки сплошь и рядом становились объектами экстенсивного расширения производства. Неуди-вительно поэтому, что к настоящему времени лишь 15% про-изводственных мощностей конкурентоспособны на мировом рынке, 56%—находятся в тяжелом положении, 18%—на грани банкротства. Одна из причин — крайняя изношенность основных производственных фондов, срок службы которых во всех отраслях народного хозяйства в 1,5—2 раза превышает нормативный. Такова реальность, унаследованная переходной экономикой от плановой.

Итак, советская практика использования инвестиционных ресурсов по своему содержанию и характеру фактически была направлена на формирование преимущественно экстенсивного типа воспроизводства, что в конечном счете неизбежно вело к снижению эффективности функционирования экономики. Поддерживать высокие темпы экономического роста за счет неуклонного наращивания капитальных вложений в этих условиях становилось все более затруднительным: ис-черпывались внутренние источники инвестиций такого мас-штаба.

Негативные последствия экстенсивного типа воспроизводства в качестве доминирующего до какого-то периода затушевывались постепенным снижением качества продукции, фиктивным ростом производства (приписки, накручивание вала и т. д.), что позволяло сохранять видимость высоких темпов экономического роста, за которыми скрывалось накопление внутренних противоречий, постепенно, но неуклонно обострявших экономическую ситуацию в стране. Разразившийся к 80-м годам экономический кризис оказался в этом смысле неожиданным. В значительной мере поэтому причину кризиса видят не в накопленных системой противо-речий, а в начавшейся в 1985 году перестройке.

Особенности форми- Промышленный цикл непреодолим в ус- рования промышлен- ловиях машинизации производства ни- ного цикла в переход- каким типом экономической системы ной экономике (плановой, рыночной, переходной), так

как неопреодолима материальная основа этого цикла; в его основе лежит жизненный цикл элементов основного капитала, основных производственных фондов. Соответственно' разной временной продолжительностью жизненного цикла различных элементов основных производственных фондов разграничивают средне- и долгосрочные циклы. Продолжи-тельность первых в индустриальную эпоху составляет 9— 11 лет, в постиндустриальную — 7—9 лет, вторых — в пределах 50 лет, когда происходит обновление «основных материальных благ», т. е. элементов производственной инфраструктуры (здания, сооружения, трубопроводы и т. п.).

При определенных предпосылках кризисные спады возможно преодолеть, если в полной мере учесть процессы, которыми сопровождается завершение жизненного цикла того или иного поколения машин. Научной основой такого ослабления является теория промышленного цикла, позволяющая прог-нозировать динамику экономического роста на различных фазах цикла и в соответствии с этим методами государственной политики регулировать экономический рост, сдерживая его в годы подъема и стимулируя в годы кризиса. Именно так и поступает современное государство в развитой рыночной экономике, начиная с 30-х годов XX века, когда масштабы разрушительных последствий кризисных спадов оказались нетерпимыми.

В советской экономике была отвергнута теория циклов, как нераспространяющаяся якобы на плановую экономику. В этой связи отметим, что народнохозяйственный план действительно является мощным средством в руках государства, направленным на выравнивание воспроизводственного цикла, но только при одной непременной предпосылке: планирующие органы должны исходить из особенностей циклического движения воспроизводственного процесса в условиях машинизации. Игнорирование закономерностей промышленного цикла в практике народнохозяйственного планирования оборачивается волюнтаризмом и вытекающими отсюда негативными последствиями для национальной экономики, что и произошло в бывших социалистических странах.

Эта теоретическая проблема не вполне осознана и поныне, на ней не акцентируется специального внимания. Между тем она должна стать основополагающей при разработке промышленной политики, ее инвестиционной программы, ориентированной на последовательное обновление действующего производства, начиная с приоритетных направлений.

Бескризисное наследие социалистического прошлого — это то обстоятельство, на фоне которого протекает ныне формирование промышленного цикла. Его особенность — крайняя изношенность основных производственных фондов в большинстве отраслей народного хозяйства, прежде всего в гражданских и отраслях инфраструктуры. Правда этот факт мог бы явиться основой синхронизации промышленного цикла, если бы представилась возможность осуществлять одно-временное обновление действующего и создание нового про-изводства.

Однако в условиях грандиозности данной проблемы и крайней ограниченности инвестиционных источников, необходимых для ее решения, речь может идти лишь о поэтапной концентрации ресурсов на ключевых направлениях, которые должны быть обоснованы в качестве таковых, исходя из необходимости решения проблемы в целом. Мировая экономика накопила богатейший опыт антикризисного регулирования, способов выхода из кризисной ситуации. Его изучение и приспособление для специфических российских условий способствовало бы более успешному и быстрому решению- данной проблемы.

§ 4. КРИЗИС РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ: ХАРАКТЕР И ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Наметившаяся еще в 70-е годы тенденция к замедлению темпов экономического роста, снижение эффективности, фор-мировавшийся в течение десятилетий разрыв между структу-рой и масштабами производства и потребления в конечном счете не могли не завершиться экономической катастрофой. Вместе с тем ситуация была усугублена крахом плановой экономики, не сумевшей экономический кризис не только предотвратить, но и преодолеть.

Переходное состояние экономики еще более усилило кризисную ситуацию. Прежде всего отметим ошибочный курс реформирования экономики во второй половине 80-х годов и непоследовательность в проведении радикальных реформ начала 90-х годов ввиду крайнего сопротивления им консервативных сил. Тем самым консервируется и даже усиливается кризисная ситуация в стране.

Итак, современный кризис — это кризис плановой экономики, усугубленный факторами переходного состояния экономики. Такой кризис отнюдь не обязательно должен сопровождаться спадом производства и вытекающими отсюда последствиями. Глубокий спад промышленного производства произошел прежде всего не вследствие кризиса плановой экономики, но вследствие затянувшейся его агонии, несвое-временности, непоследовательности и даже небезошибочности путей реформирования общества, что было усугублено поли-тическим кризисом и распадом СССР. Поэтому в России кризис плановой экономики сопровождается глубоким и продол-жительным экономическим спадом, названным Я. Корнай «трансформационным спадом».

„ Итак, кризис плановой системы предКризис как исходная „ „ ' „„„„ „ .

фаза вновь формиру- стает кризисом и в своем традиционном ющегося в переходной качестве: это завершающая фаза пред- акономике промыш- шествующего, затянувшегося на десятиденного цикла летия промышленного цикла, равно как и исходная фаза последующего, вновь формирующегося. И в этом плане современный кризис обладает полным набором ¦классических черт, свойственных данной фазе цикла: абсолютным падением масштаба производства, растущей в связи с этим безработицей, инфляцией, банкротством нерентабельных предприятий, снижением жизненного уровня трудящихся. В этой связи могут возразить, что эти же черты присущи и кризису, выступающему кризисом предшествующей системы.

Однако это не совсем так. Опыт реформирования в Китае убедительно показал, что кризис плановой экономики отнюдь не обязательно должен сопровождаться спадом производства. Более того, реформирование плановой экономики в рыночную при стечении определенных обстоятельств может протекать на фоне неуклонного экономического роста. Ведь именно в этих целях и осуществляются преобразования: отторжение плановых отношений и становление рыночных не может не давать положительного эффекта. При этом вовсе не обязателен временной лаг. Состоятельность избранного варианта реформирования экономики, его научная обоснованность, соответствие объективным условиям национального развития щ экономическом эффекте как раз и обнаруживается. И напро-тив, устойчивый негативный результат — сигнал для крити-ческого размышления относительно правомерности избран-ного пути.

Кризис системы — это прежде всего глубокий кризис присущих ей отношений собственности, почему и преодоление его лежит в плоскости преобразования системы производственных отношений в процессе разгосударствления экономики. Но такой кризис совпал с кризисом как фазой цикла ввиду массового износа основных фондов, крайней деформации структуры народного хозяйства, несоответствия накоп-. ленного производственного потенциала современному этапу развития производительных сил, что в свою очередь объяс-няется преобладанием экстенсивного экономического роста.

Такое совпадение усугубляет кризисную ситуацию в пере-ходной экономике, придает ей особую глубину и остроту, удлиняет продолжительность. В этом отличие кризиса как фазы цикла, переживаемого переходной экономикой от клас-сического, повторяющегося в рыночной экономике, вот уже почти два столетия.

Глубина кризиса, как фазы цикла, определяется прежде всего накопленными в предшествующий период противоречиями, усугубленными переходным состоянием экономики. Имеются в виду такие противоречия, как противоречия между производством и потреблением, потреблением и накоплением, накоплением и возмещением, противоречиями внутри каждого из этих процессов, не получавшими адекватного разрешения в течение десятилетий. Все эти проблемы приходится решать в ходе реформирования экономики, осуществления структурной перестройки, что чрезвычайно осложняет ситуацию.

v Специфическое макроэкономическое равУпущенные ВОЗМОЖ- т і . у

ности как фактор за- новесие в плановой экономике достигатяжного характера лось усилиями государственных инсти- кризиса российской тутов, что вполне соответствовало ситу- экономики ации: государство выступало фактически

единственным субъектом собственности и управления воспроизводственным процессом. Им разрабатывались народнохозяйственные планы, осуществлялся контроль за их неукоснительным выполнением. Инвестиционный портфель, формировавшийся за счет традиционных для плановой экономики источников — отчислений от прибылей государственных предприятий и изъятия у них же предназначенного для реновации амортизационного фонда, находился в руках государства, безраздельно им распоряжавшегося. Это и позволяло госу-дарству формировать воспроизводственные пропорции в со-ответствии с выработанными государственными институтами стратегией и тактикой экономического развития. Беда состояла в том, что при разработке экономической политики в течение долгих десятилетий игнорировались объективные за-кономерности общественного развития, что в конечном счете и привело экономику к кризису, беспрецедентному по своим разрушительным масштабам для мирного времени. Поэтому структурная перестройка невозможна без разрушения прежней системы государственного управления, без разгосударствления отношений собственности, без сокращения го-- сударственного сектора до оптимальных пределов, наработанных мировой практикой.

Вместе с тем порожденные советской практикой государственного регулирования экономики негативные последствия не должны создавать ложные представления о том, что государство как крупнейший институт современной цивилизации вообще должно быть отброшено. Как показывает опыт развитых стран, даже при осуществлявшейся в течение 80—90-х годов широкомасштабной приватизации государственной ¦собственности, значимость государственного регулирования в целях обеспечения и поддержания макроэкономического рав-новесия, в особенности в долгосрочной перспективе, отнюдь не уменьшилась. Речь может идти лишь об усилении методов косвенного воздействия на макровоспроизводственный про-цесс.

Что же касается «социалистического» государства, то оно как субъект собственности и управления подлежит полному демонтажу. Свою неспособность к обеспечению перемен оно продемонстрировало в 70-х годах, когда наступило время радикальных реформ.

Бедственное положение советской экономики не было тайной для правящей элиты. По крайней мере в конце 70-х годов комиссией под руководством акад. Кириллина был подготовлен и представлен в Совет Министров СССР доклад, из которого однозначно вытекал вывод о надвигающейся катастрофе. Этот вывод обосновывался многочисленными фактами и явлениями советской действительности. Назовем наиболее значительные из них. Прежде всего это растущий дефицит рабочей силы, обусловленный особенностями инвестиционной государственной политики: большая часть капитальных вложений из года в год направлялась на новое капитальное строительство, а не на реконструкцию действующего. Вследствие этого сохранялся высокий удельный вес ручного и малоквалифицированного труда, коим в сфере материального производства было занято свыше 50 млн чел., что составляло более 50% работников данной сферы. Неуклонно замедлялись темпы роста производительности общественного труда в материальном производстве. Так, темпы ее роста в восьмой пятилетке составили 6,8% в год, в девятой — 4,4, в десятой — 3,8%, что вело к замедлению и темпов роста национального дохода (Известия, 27.08.1993 г.).

Повсеместно и неуклонно нарастал дефицит товаров и услуг. Так, в 1969 г. дефицитность потребительского рынка вследствие избыточных капиталовложений вылилась в предельную норму сбережений : она достигла 50% и в последующие годы не опускалась ниже. Более того, в 1976— 1979 годах она превысила 100% (Вопросы экономики. 1991. № 1. С. 7). Все это вело к обесценению национальной валюты, снижению жизненного уровня трудящихся. Видимость сохраняющегося экономического роста в немалой мере обеспечивалась неуклонным снижением качества выпускаемой продукции, а также усилиями официальной статистики по фальсификации отчетных данных об итогах выполнения народнохозяйственных планов.

Критическое состояние советской экономики требовало

безотлагательных мер, однако понимания масштабов надви-гающегося кризиса, равно как и его характера не было. Между тем своевременно начавшееся реформирование плановой экономики обеспечило бы более плавный и безболезненный характер преобразования плановой экономики в рыночную, как это было сделано в КНР, именно в этот период — конец 70-х годов — приступившей к осуществлению радикальных реформ, в конечном счете направленных на подобное преобразование. Советские лидеры не могли и/или не хотели осознать неизбежность надвигающейся катастрофы. Не было сделано ровным счетом ничего для ее предотвращения. Вера в неисчерпаемые силы социализма сохранялась, что вполне подтвердили лидеры, пришедшие к власти в начале 1985 г. Начатая ими реформа проводилась под флагом «очеловечи-вания» социализма, превращения его в демократический со-циализм. Именно на это была нацелена разработанная в этот период так называемая концепция ускорения, претворение ко-торой в жизнь еще более усугубило кризисную ситуацию в стране, подтверждением чему могут служить данные о дина-мике показателей эффективности общественного производства (в процентах к предыдущему году): Производительность общественного труда Производительность труда по чистой продукции предприятий материального производства Материалоемкость (без амортизации) общественного продукта национального дохода чистой продукции предприятий материального производства Металлоемкость

общественного продукта чистой продукции предприятий материального производства национального дохода Фондоотдача (материальное производство) Фондовооруженность труда (материальное производство)

1985 г. 1990 г. 1991 г. 101,8 97,3 89,9 102,9 96,2 91,7 99,4 99,7 100,8 103,4 98,6 99,9 98,6 104,6 98,3 102,0 105,5 112,6 98,5 100,0 96,1 105,7 105,6 91,2 110,8 111,9 82,1 106,0 106,7 109,4 российской экономики, разногласиями мировоззренческого характера, особой сложностью процессов, протекающих в переходной экономике. Бесспорным фактом остается продолжающееся падение производства, хотя и замедлившееся. В этой связи зафиксируем внимание на одном важном обстоя-тельстве. В ходе промышленного спада изменяется структура производства: вымываются нерентабельные предприятия и неперспективные отрасли, осуществляется отток капитала из отраслей, продукция которых избыточна и/или не соответствует по своим качественным характеристикам спросу на нее. Иными словами, кризис выполняет присущую ему функцию — восстанавливает нарушенное макроэкономическое равновесие путем изменения пропорций в распределении материальных, трудовых, финансовых и прочих ресурсов вытекающими из его природы методами — разрушительными. Приведем данные, подтверждающие этот тезис.

Структура промышленного производства (в постоянных ценах, %) Отрасли 1991 г. 1992 г. 1993 г. Изменения

за 2 года,

% Вся промышленность 100,0 100,0 100,0 0,0 Электроэнергетика 4,8 5,3 6,0 + 1,2 Топливная 8,6 9,0 9,1 +0,5 Черная металлургия 6,1 6,0 6,0 +0,1 Цветная металлургия 6,6 5,8 5,6 +0,9 Химическая и нефтехимическая 8,7 8,1 7,6 + 1,1 Машиностроение и металлообра Ботка 31,9 33,1 33,3 + 1,4 Лесная, деревообрабатывающая, 5,6 +0,3 целлюлозно-бумажная 6,0 5,8 Строительных материалов 3,1 3,0 2,9 +0,2 Легкая 12,6 11,8 10,8 + 1,8 Пищевая 12,2 11,9 12,9 + 0,7 Источники: Финансовые известия, 1994 г. 24—30 марта № 12.

Итак, из таблицы следует, что «за прошедшие два года реформ наиболее значительно увеличились удельный вес машиностроения, электроэнергетики, пищевой и топливной промышленности. В то же время доля легкой, химической и нефтехимической промышленности, а также цветной металлургии заметно снизилась... Промышленный спад в России... ведет к быстрым и прогрессивным изменениям в структуре промышленного производства» (там же).

Наряду с этим ориентация на достижение финансовой ста-билизации путем сокращения дефицита государственного бюджета, ослабление инфляционных процессов, укрепление национальной валюты, по-прежнему остаются первоочередными задачами правительства и ЦБ РФ. И в этой связи сокращение государственных расходов на содержание военно-промышленного комплекса, убыточных предприятий являются факторами финансового оздоровления. Вместе с тем сокращение таких расходов в процессе конверсии ВПК и банкротства убыточных предприятий знаменуют и начало структурной перестройки, ибо сокращается удельный вес продукции этих отраслей, а вместе с тем освобождаются финансовые и прочие ресурсы государства для поддержки наиболее перспективных отраслей и предприятий. Высвобождающаяся при этом в значительном количестве рабочая сила может быть использована в других сферах трудовой деятельности, не получивших развития в предшествующий период: отраслях инфраструктуры, агропромышленного сектора. Важно и то, что эти сферы обладают наибольшими возможностями для организации мелкого и среднего бизнеса, не требующего значительных капиталовложений, а вместе с тем дающего высокий прирост рабочих мест и в короткий срок.

Однако выход из кризиса — это не только достижение финансовой стабилизации, но и выработка целенаправленной государственной инвестиционной программы, координирующей деятельность всех хозяйствующих субъектов в направлении решения стратегических проблем. Иными словами, для разре-шения кризиса требуются время и огромные усилия всех инвестиционных субъектов, всего трудоспособного населения страны.

Еще раз подчеркнем, что коль скоро кризис в переходной экономике как кризис экономической системы есть вместе с тем кризис как фаза цикла, то и выход из кризисной ситуации предполагает одновременное решение порожденных этими обстоятельствами проблем: с одной стороны, преобразование форм собственности и становление рыночных структур; осуществление структурной перестройки в сочетании с технико-технологическим обновлением всего действующего производства — с другой. «Вытаскивать» национальную экономику из кризиса придется всем потенциальным инвесторам, государственным и частным.

В этой 'связи очень важно, что в результате приватизации уже в настоящее время изменилось соотношение между государственным и частным сектором. Их соотношение еще более изменится в связи с широкой приватизацией наиболее крупных, в том числе конверсируемых объектов, намеченной на 1994 год, что к тому же еще более усилит необратимость институциональных преобразований. Новым собственникам производственных объектов ничего иного не остается, как выводить страну из состояния застоя, изыскивая для этого все возможные и доступные им финансовые источники. Без этого им не сохранить вновь приобретенного социального статуса, тем более, что перед каждым агентом рыночной экономики развертывается необозримое поле инвестиционной деятельности; тем более, что сокращение производства происходит именно в государственном секторе. Это означает, что государство, оставаясь крупнейшим инвестором, все же не располагает ка-питаловложениями, достаточными для предотвращения промышленного спада. И хотя отсутствие опыта инвестиционной деятельности, неуверенность в необратимости реформ, недостаток накопленных инвестиционных средств тормозят развитие частного предпринимательства, все же инвестиционный вклад частного сектора не следует преуменьшать.

Следовательно, важнейшей предпосылкой выхода из кризисной ситуации, широкого развертывания инвестиционного процесса является достижение финансовой стабилизации, что в немалой мере зависит от согласованности политики Центрального Банка и Правительства РФ, хотя ситуация складывается по-разному.

Еще раз подчеркнем, что приватизация объектов государ-ственной собственности, равно как и осуществление структурной перестройки тождественны преодолению кризиса, переживаемого ныне переходной экономикой России. В этом отношении не столь уж и важно, какой вариант приватизации избран. Утопичным выглядит стремление при ее осуществлении сделать собственниками все трудоспособное население. Беспредметен разговор об «ограблении» населения в ходе приватизации, так как трудящиеся никогда и не были реальными собственниками средств производства. Несостоятельны попытки активного вмешательства в процессе формирования класса собственников в целях ограничения доступа в него представителей бывшей номенклатуры и «теневиков». Идет естественный процесс формирования классовой структуры общества по законам рыночной экономики, в ходе которого и сформируется в конечном счете класс собственников за счет тех слоев, которые способны эффективно выполнять функции, присущие этому классу. Это главное, а не их социалистическое прошлое.

История учит, что самый затяжной и тяжелых кризис завершается обновлением экономики и ее подъемом. Нечто подобное произойдет и в России. Идет процесс «созидатель- ног разрушения». Официальные прогнозы относительно российской экономики таковы: в перспективе до конца века выделены три этапа. Первый этап — этап кризисного развития завершится преодолением спада производства к середине 90-х годов; второй этап — этап стабилизации охватывает период от середины 1994 г. до конца 1995 г. Его черты: завершение массовой приватизации, оживление деловой активности, снижение до 30—35% доли государственного сектора, увеличение частных инвестиций. И наконец, третий этап — начало с 1996 г. экономического подъема, характеризующегося технической реконструкцией народного хозяйства, структурной пе-рестройкой, повышением жизненного уровня. Предполагается достижение к концу века ежегодного темпа экономического роста на уровне 4—5%. Не исключено, что именно так и произойдет в реальной действительности.

§ 5. ОБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ СТРУКТУРНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

Всесторонняя структурная перестройка — технологическая, отраслевая, региональная, управленческая, организационная, социальная — является условием выхода из кризиса. В ходе ее решается и проблема достижения макроэкономической сбалансированности, а следовательно, преодоления кризиса. Ее осуществление сопряжено с огромными инвестиционными рас-ходами, что требует концентрации усилий всех потенциальных инвесторов формирующейся рыночной экономики, включая и население, повышению склонности которого к сбережению способствовал бы рост процентных стазок по вкладам до масштабов, ощутимо превышающих темпы инфляции. В условиях инвестиционного голода весьма желательно привлечение иностранного капитала.

Смена критериев Преобразование плановой экономики в в формировании рыночную сопровождается сменой приоструктуры народного ритетов в формировании структуры на- хозяиства родного хозяйства. Прежде всего такая

смена определена необходимостью преодоления структурных перекосов, унаследованных от прошлого. С этой точки зрения приоритетными оказываются отрасли II подразделения и инфраструктуры — производственной, информационной и социальной. Их первоочередное развитие позволит восстановить нарушенную взаимосвязь между производством и потреблением: готовый продукт должен соответствовать общественным потребностям в нем по его объему и структуре. Разумеется, речь идет о платежеспособных потребностях — спросе.

Одновременно подлежит решению проблема преодоления неравномерности технико-технологической оснащенности различных секторов экономики и внутри каждого из них исходя из современного уровня развития производительных сил. А это невозможно без значительных капиталовложений в инвестиционный комплекс.

Смена приоритетов в инвестиционном процессе протекает на фоне становления новых критериев эффективности этого процесса в связи с появлением инвесторов, представляющих частное предпринимательство. Если государство ориентирует- ся в своей инвестиционной деятельности на создание необходимых условий эффективного функционирования национальной экономики, то частный сектор руководствуется иными критериями, вытекающими из природы рыночной экономики. Только согласованными совместными усилиями всех потенциальных инвесторов возможно обеспечить возрождение национальной экономики. Стратегию экономического развития в ходе инвестиционно-структурной перестройки разрабатывает государство. При крайней ограниченности инвестиционных средств тем более важно всесторонне обосновать приоритетные направления, исходя из того, какая проблема видится в качестве первоочередной с точки зрения ее воздействия на макроструктуру в целом. При этом учитываются не только экономические, но и социальные аспекты перестройки. Задача состоит в поисках оптимального сценария, позволяющего решать в определенной последовательности весь комплекс проблем с наибольшим экономическим эффектом, включая и фактор времени.

Приоритеты в инвестиционной политике обосновываются необходимостью достижения тех или иных целей, которые видятся первоочередными. Это и предотвращение спада промышленного производства, и достижение микроэкономического равновесия, и оздоровление финансовой системы, и первоочередное решение социальных проблем — порознь или в том или ином их сочетании. Выделяются этапы последовательного решения круга проблем. Учитываются не только краткосрочные результаты, но и отдаленные последствия предлагаемых решений.

Разработка промышленной политики немыслима вне ори-ентации на закономерности современного НТП. Это и промышленные циклы разной продолжительности, и меняющееся в ходе циклов соотношение между традиционными и новейшими видами производства, и динамика опроса на их продукцию на внутреннем и внешнем рынках и многое другое.

Эффективной признается промышленная стратегия, способная обеспечить устойчивый экономический рост, выход национальной экономики на передовые рубежи НТП и на этой основе — высокий жизненный уровень. Бе осуществление зиждется на укреплении позиций национального производства в условиях его включения в мировое хозяйство путем последовательного повышения технико-технологического уровня про-изводства, поэтапной модернизации действующего производства, вымывания неэффективного.

Решение этих проблем облегчается наличием в стране уникальных природных ресурсов, высокого научно-технического потенциала — производственного и трудового, в том числе и предпринимательского.

Ориентиром в формировании новой народнохозяйственной •структуры России на материальной основе постиндустриального развития, а альтернативы ему в современных условиях нет, может служить отраслевая структура ВВП, которой обладают ныне страны «большой семерки»: Великобритания, Италия, Канада, США, Франция, ФРГ, Япония. Вот как выглядит эта структура в усредненном виде в этих странах и в России:

Структура валового внутреннего продукта (в %) на 1990 г. Среднее значение для стран «боль Россия шой семерки» 1. Сельское хозяйство, охота, лесное хозяйство, рыболовство Добывающая промышленность, обрабатывающая промышленность, энергоснабжение, газо- и 2,54 17,10 2. водоснабжение 27,70 38,90 3. Строительство 5,73 9,80 4. Оптовая и розничная торговля, 14,16 5. рестораны и гостиницы 4,70 Транспорт, складское хозяйство, Связь 6,06 10,00 6. Финансы, страхование недвижи мого имущества, деловые услуги 19,16 0,80 7. Коммунальные, общественные и личные услуги 24,66 15,50 Источник: Программа преобразования технологической структуры экономики России. Москва. 1994. С. 75.

Из таблицы видно, что наибольшие отклонения приходятся на три основные позиции: сельское хозяйство, охота, лесное хозяйство, рыболовство; оптовая и розничная торговля, рестораны н гостиницы; финансы, страхование недвижимого имущества, деловые услуги. Преодоление этих отклонений определяет наибольшие трудности в переструктуризации народного хозяйства, требует особого внимания потенциальных инвесторов, государства — в первую очередь. По другим позициям диапазон расхождений хотя и меньше, но также достаточно велик, а поэтому сравнительный анализ по всем позициям явится ориентиром при отборе приоритетов в формировании инвестиционной политики. Прогрессивные тенденции едва наметились:

Отраслевая структура произведенного ВВП России в процентах к итогу I полу 1990 г. 1992 г. 1993 г. годие 1994 г. ВВП — всего 100 100 100 100 в том числе: производство 58 Товаров 61 49 42 производство Услуг 32 33 42 51 чистые налоги 7,9 9,2 9,0 7,0

Естественно, что речь идет не о подгоне российской струк-туры народного хозяйства к некоему образцу, но о долговре-менной проблеме, решение которой начинается сегодня выбо-ром приоритетов в предстоящей переструктуризации народ-ного хозяйства. И здесь диапазон расхождений чрезвычайно велик: от ставки на высокие технологии и, следовательно, премущественное инвестирование в наукоемкие производства на базе ВПК — до 52% государственных инвестиций на эти цели до другого сценария, где акцент делается на первооче-редное развитие гражданских отраслей, потребительского сектора ресурсосберегающих технологий преимущественно традиционного типа. На эти цели предлагается выделять до 80—90% централизованных ресурсов и лишь оставшиеся 10— 20% инвестиций предназначаются в высокотехнологические наукоемкие производства. Отметим лишь, что второй путь представляется предпочтительнее уже в силу того, что весьма успешно апробирован во многих странах мира. Вспомним хотя бы отличие капиталистической индустриализации от со-циалистической: она начиналась с отраслей легкой промыш-ленности. Развитие потребительского сектора становится мощным стимулятором для развития инвестиционного сектора. Не исключено, что второй путь более длительный с точки зрения вхождения в постиндустриальную эпоху, но вместе с тем более плавный, безболезненный, сулящий меньше социальных катаклизмов, что также является его несомненным достоинством.

Среди инвесторов в качестве крупнейше- Роль государства в го в переходной экономике выступает гот7рноТперестроСйкиК" сударство. В его руках до настоящего

времени сосредоточена значительная часть производственного потенциала. Но не только этим оп-ределится значимость государства в современной экономике. Можно выделить ряд факторов, предопределяющих роль государства как субъекта инвестиционной деятельности в рыночной, а тем более в переходной экономике, когда рыночная лишь складывается. Назовем некоторые из них. Переход от политики мягкого бюджетного финансирования к жесткой системе налогообложения подрывает инвестиционный потенциал предприятий. Вместе с тем одновременное реформирование налоговой системы позволяет государству аккумулировать огромные финансовые ресурсы, что открывает широкие возможности для формирования и осуществления государственной инвестиционной программы.

Другое обстоятельство состоит в том, что потребность экономики в долгосрочных капиталовложениях, а именно таковые прежде всего требуются для структурной перестройки, вряд ли может быть удовлетворена во всяком случае в полной мере за счет частного сектора: степень риска в условиях финансовой нестабильности слишком велика, а высокая эффективность инвестиционных проектов, при которой этот риск окупается, весьма проблематична в силу целого ряда факторов. При таких предпосылках частный сектор вряд ли способен взять на себя бремя структурной перестройки в значительных масштабах, хотя и устранение от активного участия в ней едва ли входит в его планы.

Значимость государственной инвестиционной деятельности объясняется и тем, что структурная перестройка распрост-раняется на весьма запущенные отрасли производственной и социальной инфраструктуры, инвестирование в которые даже в рыночной экономике традиционно осуществляет госу-дарство.

И все же самое важное состоит в том, что глубокая структурная перестройка на макроуровне может быть осуществлена только при непосредственном участии государства, так как именно оно есть тот институт, который оперирует процессами в общественном масштабе. Это вовсе не принижает значимости других участников инвестиционного процесса, но символом единства национальной экономики призвано выступать именно правительство и его органы.

Государство может осуществлять переструктуризацию на-родного хозяйства не только методами прямого инвестирова-ния, но и косвенного воздействия на макровоспроизводство через механизм налоговой, кредитной и ценовой политики. Так, дифференцируя налоговые ставки, государственные финансовые институты имеют возможность стимулировать развитие экономики наиболее перспективных секторов экономики и сдерживать неперспективных. Возможно предоставление налоговых льгот на тот или иной период, временное освобождение от уплаты налогов.

Важным инструментом государственного регулирования структурной перестройки становится кредитная политика: маневрирование ставкой процента позволяет государству формировать структуру народного хозяйства, исходя из интере- сов экономической стратегии, разрабатываемой для национальной экономики в целом. В том же направлении действует гибкая система регулирования уровня цен на важнейшие виды продукции.

Иными словами, экономическая роль государства, степень его воздействия на национальную экономику отнюдь не измеряется масштабами государственной собственности. Этим обстоятельством определяется лишь соотношение между методами прямого и косвенного воздействия на экономику. И чем более низок удельный вес государственного сектора, тем разнообразнее, тоньше и изощреннее становятся косвенные методы государственного воздействия на макровоспроизвод- ственные процессы.

Правительство действует от имени и в интересах различных слоев общества, а потому разработка правительственной программы преобразований немыслима без сотрудничества с многочисленными общественными институтами, представляющими банкиров, предпринимателей, трудовые коллективы и т. д. Только совместные согласованные действия всех участников инвестиционного процесса на основе равноправного партнерства способны преодолеть структурную деформацию, ликвидировать дефицитный характер экономики, ослабить инфляцию, избежать в ходе реформ всеобщего стачечного паралича, национальных конфликтов и гражданской войны. Государство призвано обеспечить адресную поддержку производителей, насыщающих рынок товарами и услугами, нормативно- правовое оформление их деятельности.

Особое место в осуществлении структурной перестройки занимает вопрос об убыточных предприятиях, удельный вес которых в бывших социалистических странах повсеместно велик. К настоящему времени в далеко неполный список банкротов занесено более 1200 российских предприятий. Однако число их значительно больше. Предприятия-банкроты являются фактором торможения экономического развития, их разорение сопровождается структурными сдвигами. Но наряду с этим они обеспечивают занятость определенной части населения. А потому проведение по отношению к ним инвестиционной, налоговой, кредитной политики не может быть однозначным: закрытие одних должно сочетаться с санацией других, преобразованием этих предприятий тем или иным способом в частные предприятия, что позволит предотвратить их разрушение «до основания».

Что же касается приватизации, то она не только освобождает государственную казну от непосильного бремени содержания убыточных предприятий, но и служит источником дополнительных финансовых поступлений в нее, хотя и не столь значительных, как можно было ожидать.

Итак, экономическая роль государства в переходной эко- номике чрезвычайно велика. Именно оно призвано не допустить экономический хаос освобождением себя от несвойственных ему в рыночной экономике функций, прежде чем сформируются рыночные институты, призванные и способные их выполнять.

Наконец, накопленный рыночной экономикой опыт госу-дарственного регулирования столь многообразен и богат, что его изучение и адаптация к условиям переходной экономики позволяет квалифицированно провести реорганизацию госу-дарственных институтов, избежать банальных ошибок при реформировании налоговой и кредитной политики, с тем что-бы и госбюджет пополнять, и предпринимателей не удушать. То же относится и к антимонопольной политике: отнюдь не все крупные предприятия подлежат демонтажу. Наличие крупных предприятий является объективным процессом, порожденным обобществлением производства. Речь идет лишь о нейтрализации негативных последствий процесса монопо-литизации. Изучение и обобщение богатого опыта развитых стран позволяет выработать эффективную антикризисную по-литику, политику в области занятости трудоспособного насе-ления и социальной защиты наиболее уязвимых слоев его, в том числе в целях предотвращения разрастания социальных конфликтов. Это тем более важно, что решение глобальных проблем, а становление рыночной экономики в сопровождении структурно-инвестиционной перестройки на современной тех-нико-технологической основе именно таковой и является, невозможно без государства, в любой экономической системе выступающего субъектом макроэкономики и координирующе-го деятельность агентов рыночной экономики методами, нара-ботанными мировой практикой. Тем более это необходимо в экстремальных условиях переходной экономики.

Итак, преодоление кризиса переходной Инвестиционная поли- экономики сопряжено не только с ее раз- тика как фактор пре- государствлением, но и осуществлением

несбалансированности глубокой структурно-инвестиционной не- рестройки. Ее крупнеишим и важнейшим субъектом в силу названных выше обстоятельств является государство. Перед правительственными органами в этой связи возникает проблема выработки долгосрочной инвестиционной программы, в конечном счете направленной на достижение макроэкономического равновесия, соответствующего законам рыночной экономики.

Российская реальность такова, что низкая инвестиционная активность хозяйствующих субъектов в 1992—1993 годах не способна была обеспечить серьезных структурных изменений. Но ситуация складывается так, что и в ближайшие годы вряд ли удастся создать благоприятные условия для развертывания инвестиционной деятельности. Весьма вероятно, что структурную перестройку придется осуществлять в условиях финансовой дестабилизации и высоких темпов инфляции. Это чрезвычайно осложняет решение проблемы, но иной ситуации может и не сложиться в ближайшие годы. Ведь, как известно, инфляция носит не просто монетарный, но структурный характер. И не исключено, что преодоление промышленного спада явится условием преодоления инфляции, а не наоборот. Может быть именно поэтому попытки макроэкономического регулирования преимущественно монетаристскими методами и не дают ощутимого эффекта: жесткие финансовые ограничения сопровождаются не снижением цен, а спадом производства, увеличением взаимного коммерческого кредитования через систему взаимных неплатежей, что спасает от банкротства даже нерентабельные предприятия; использованием госу-дарственными предприятиями финансовых средств прежде всего на потребление, а не на укрепление производственного потенциала; медленным нарастанием безработицы относи-тельно темпов падения производства, что также питает ин-фляцию. Иными словами, не исключено, что российская эко-номика является недостаточно рыночной, чтобы получать по-ложительные результаты, адекватные монетаристским мето-дам макроэкономического регулирования.

Но коль скоро монетаристские методы не вполне срабатывают, то альтернативой может стать государственная инвестиционная программа, направленная на структурную перестройку за счет, в том числе и инфляционных источников.

При крайней ограниченности инвестиционных средств тем более возникает традиционная в таких случаях проблема выбора национальных приоритетов в ее осуществлении. В условиях инвестиционного голода таковыми вряд ли могут стать такие огромные сектора, как АПК и/или ТЭК, требующие значительных капиталовложений, каковыми страна не располагает, а потому ими могут явиться более узкие хозяйственные звенья, концентрация инвестиционных средств вокруг которых тем не менее позволит повысить эффективность не только отдельных секторов народного хозяйства, но и экономики в целом. Так, в пределах ТЭК таковыми могли бы выступить звенья, связанные с ресурсосбережением топливного сырья. Отобранные в качестве национальных приоритетов, они могут стать ориентиром для всех хозяйствующих субъектов.

Необходим механизм доведения инвестиционных ресурсов до приоритетных звеньев и обеспечения ответственности за эффективное их использование. Центральный банк мог бы предоставить за счет централизованных ресурсов кредиты под льготные проценты для финансирования одобренных прави-тельством приоритетных государственных программ. Эти кредиты предоставляются крупным коммерческим банкам, имею- щим разветвленную сеть своих филиалов на территории страны. В свою очередь, эти банки предоставляют их хозяйствующим субъектам под проценты, которые обеспечивают банкам невысокую — в пределах не более 3% — маржу. Коммерческие банки берут на себя ответственность за их целевое использование и своевременный возврат.

При современных двухзначных месячных темпах инфляции в стране процентные ставки не могут быть положительными. Но льготный инвестиционный кредит в условиях высокой инфляции — обычное явление. Более того, инвестиционный кредит в данной ситуации попросту не может не быть льготным. Важнее другое — обеспечить его возвратность, без чего кредит попросту перестает быть таковым. Повышение же процентных ставок в условиях отсутствия нормального денежного рынка не даст ожидаемого положительного эффекта. Это лишь сделает кредит малодоступным, а полученный — безвозвратным. К тому же высокие процентные ставки сами становятся фактором роста цен. А потому они не только не способствуют преодолению спада производства и инфляции, но становятся факторами углубления этих процессов.

Инвестиционная деятельность банков-агентов правительства сопряжена с огромными трудностями и риском, а потому необходимо создать для них благоприятные условия. К их числу относится снижение размеров резервных требований, так как эти банки имеют более высокую долю долгосрочных кредитов в общей сумме кредитных вложений. Снижение размеров резервных требований могло бы компенсировать им менее выгодную с коммерческой точки зрения структуру кредитов.

Целесообразно было бы в условиях высокой степени риска при осуществлении долгосрочных кредитов освободить коммерческие банки от налогообложения доходов, получаемых ими от долгосрочных кредитов и их вложений в рамках целевых государственных программ.

Вполне логично было бы распространить на эти банки порядок налогообложения прибыли, направляемой на пополнение резервных и страховых фондов, установленный сейчас для предприятий и организаций, ибо условия их деятельности по осуществлению долгосрочного кредитования ближе именно к ним, а не к коммерческим банкам, кредитующим посреднические операции.

В настоящее время пополнение ресурсов коммерческих банков происходит прежде всего за счет централизованных ресурсов, предоставляемых ЦБ. И это вполне естественно в условиях, когда свободных денежных средств у предприятий нет, доходы населения низки, а следовательно, низки и его сбережения. Что же касается разного рода фондов — пенсионных, страховых, то они еще не набрали финансовой мощщ чтобы стать солидными инвесторами. Поэтому снижение динамики выделения централизованных кредитных ресурсов для финансирования народного хозяйства весьма губительно для осуществления инвестиционных программ.

Структурно-инвестиционная перестройка народного хозяйства— грандиозная задача, требующая огромных усилий и значительных финансовых и пр. ресурсов, а потому в одночасье решена быть не может. Но важно не откладывать разработку и реализацию инвестиционной государственной программы, направленной на преодоление макроэкономической несбалансированности.

В экономической литературе обсуждаются и иные варианты осуществления структурной перестройки с выделением иных приоритетов в поэтапном преобразовании народнохозяйственной структуры. Таких вариантов в среде ученых-экономистов и в правительственных органах множество. В разработке программы преобразований в России принимают участие и зарубежные специалисты. Так, ими были подготовлены различные модели государственной инвестиционной программы, направленной на достижение макроэкономического равновесия. В экономической литературе они известны как «японский вариант», «австрийский подход», «концепция МБРР». Общим моментом всех трех программ является их направленность на коренное преобразование структуры народного хозяйства России.

Однако акценты в предлагаемых моделях государственной инвестиционной деятельности расставлены по-разному. В «японском варианте» исходным является тезис о наибольшей значимости первоочередного решения продовольственной проблемы в России, в соответствии с которой приоритетным объектом инвестиционной деятельности становится агро-промышленный сектор. В свою очередь, подъем отраслей АПК невозможен без увеличения импорта, что потребует наращи-вания экспортного потенциала главным образом за счет госу-дарственных инвестиций в топливно-энергетический комплекс, обладающий в российской экономике наибольшим экспортным потенциалом. Экспортная выручка и явится основой инвести-ций в АПК в соответствии с данной концепцией.

В «австрийском подходе» главной представляется проблема предотвращения массовой безработицы и порождаемой ею социальной нестабильности. Исходя из этого, приоритетным в инвестиционной деятельности государства признается нара-щивание рабочих мест в производственной и непроизводственной сферах.

В «концепции МБРР» на первый план выдвигается финансирование непроизводственной сферы при одновременном сокращении государственных капиталовложений в производственную. И в этом смысле две последние концепции, по суще- ству, смыкаются, ибо преимущественное развитие непроизвод-ственной сферы в наибольшей мере сулит прирост рабочих мест и решает проблему занятости.

В каждой из концепций в той или иной мере учитывается необходимость развития АПК, обеспечивающего решение продовольственной проблемы. Вместе с тем объектом финансирования становится и ТЭК как основа экспортного потенциала страны, а также неразвитая непроизводственная сфера. В ней приоритет отдается прежде всего жилищному и социально- культурному строительству, наиболее запущенным в предшествующий период развития.

Сопоставление моделей макроэкономического равновесия, проведенное российскими учеными (Вопросы экономики. 1993 г. № 6), показало, что ни одной из этих концепций не следует отдавать предпочтение, так как каждая из них сопровождается теми или иными негативными последствиями. Так, приоритетное финансирование АПК и ТЭК в соответствии с «японским вариантом» не дает увеличения валового национального продукта, а что касается АПК, то увеличение государственных инвестиций в этот сектор сопровождается даже сокращением агропромышленного производства при сохранении прежних форм хозяйствования. Проведение радикальной земельной реформы рассматривается необходимым предварительным условием подъема сельского хозяйства. Она должна предшествовать приоритетному финансированию отраслей АПК.

Преимущественное и первоочередное развитие непроизводственной сферы в соответствии с другими концепциями сопровождается в краткосрочном периоде сокращением объема непроизводственных услуг и быстрым развитием строительного сектора как поставщика товаров для непроизводственной сферы, что в свою очередь становится фактором роста АПК. Таким образом, следствием преимущественного инвестирования непроизводственного сектора явится структурная перестройка экономики. Капитал и рабочая сила перемещаются в наиболее перспективные и эффективные отрасли экономики. Однако при этом сдерживается развитие инвестиционного сектора экономики, и прежде всего — машиностроения, что в долгосрочной перспективе станет фактором торможения экономического роста.

Итак, в краткосрочном периоде предлагаемое приоритетное инвестирование приведет к подъему инвестиционных отраслей (машиностроение, строительство), а не отраслей-получателей инвестиций. Но в долгосрочном периоде последние также смогут ускорить свое развитие, результатом чего в конечном счете явится структурная перестройка. Развитие инвестиционных отраслей позволит обновить основные производственные фонды во всех отраслях народного хозяйства. Разработка различных моделей структурной перестройки в целях достижения макроэкономического равновесия дает возможность отобрать наилучшую с точки зрения решения по-ставленной задачи. Их сопоставление в ходе научной экспер-тизы позволяет выявить эффект взаимного влияния различных секторов экономики, проявляющееся в том, что преиму-щественное государственное инвестирование одних секторов ведет к преимущественному развитию других. При этом со-циально-экономические последствия неоднозначны с точки зрения кратко-, средне- и долгосрочного периодов. Все эти обстоятельства и должны учитываться при формировании государственной инвестиционной программы и отборе ее при-оритетов.

Структура российской экономики и поныне остается весьма утяжеленной, примитивной. Продолжается активное проедание основных производственных фондов из-за невозможности долгосрочных инвестиций, высоких налогов, изымающих 75—100% прибыли. Капиталовложения за 1992 г. сократились на 45%, а в 1993 г. они составили 85% к 1992 году (Финансовые известия. 1993. № 51. С. 1; Вопросы экономики. 1994 г. .№ 1. С. 23). Предполагается ежемесячное сокращение производства на 1,5—2% по более чем 80 % продукции, еженедельно растут цены. Экономическая ситуация остается тяжелой, но не безнадежной. Опыт стремительных преобразований в первые годы советской власти в полной мере показал пагубность поспешных действий.

Итак, основные направления структурной перестройки в переходной экономике заданы прежде всего необходимостью преодоления унаследованных от социалистического прошлого, от плановой экономики диспропорций: это устранение экономически необоснованного разрыва между I и II подразделениями, между материальным и нематериальным производством, внутри каждого из них; это сокращение военного производства до пределов, соответствующих новой военной доктрине; это преодоление крайней неравномерности в технико- технологической оснащенности предприятий различных от-раслей и секторов экономики при общем повышении ее уровня соответственно достижениям современного этапа НТР.

Такая перестройка требует колоссальных усилий всех по-тенциальных инвесторов, отечественных и иностранных, под эгидой государства, призванного регулировать инвестицион-ный процесс, исходя из общенациональных интересов, текущих и в особенности — будущих.

В ходе осуществления инвестиционной политики важно не ослабить уже существующих высокотехнологических комплексов, в особенности — в военно-космической промышленности, а также смежных отраслей. Речь идет не только об их пере-профилировании, но и укреплении их позиций на внутреннем и международных рынках высоких технологий, современного вооружения. Важно сохранить высококвалифицированные кадры, сосредоточенные на таких предприятиях. Не исключена санация нерентабельных, но перспективных производств при размещении государственных заказов и жестком выполнении взаимных обязательств.

Что касается реалий сегодняшнего дня, то долгосрочная государственная программа, как таковая, отсутствует, а Министерство экономики занято разработкой социально-экономического сценария развития страны в 1994 г. Согласно прогнозу, отобранному Правительством РФ в качестве официального, макроэкономические показатели на 1994 г. будут выглядеть следующим образом: спад промышленного производства составит 12%, уровень безработицы — 5—6%, среднемесячный уровень инфляции — 12—13%' в IV квартале. (Финансовые известия. 1994. 31 марта — 6 апреля. С. 11), так как ресурсы для финансирования государственных капиталовложений весьма ограничены. Они составляют 2,5% ВВП при потребности в них не менее 20% (Вопросы экономики. 1994. № 6. С. 10). В этих условиях основная тяжесть структурной перестройки ложится на плечи инвесторов.

При всех обстоятельствах, однако, следует помнить, что акцент на развитие добывающих отраслей — лишь временное средство накопления экспортных ресурсов, необходимых для развертывания наукоемкого производства. Без такой ориентации, как показывает мировой опыт, страна не сумеет войти в число наиболее развитых стран мира, а удел слаборазвитой едва ли ее устроит. Да и собственный опыт приоритетного развития отраслей ТЭК и экспорта их продукции, в особенности в 1992—1993 гг. не только не привел к экономическому подъему, но и усугубил в значительной мере промышленный спад: возросший экспорт при уменьшающейся добыче полезных ископаемых привел к сырьевому голоду в собственной промышленности, не говоря уже об истощении природных запасов. Уже в настоящее время обеспеченность российской промышленности конкурентоспособными ресурсами ниже мировой. Между тем Россия продолжает экспортировать стратегические материалы по демпинговым ценам. Так, экспортная цена российской нефти уменьшилась с 1992 г. по 1993 г. на 20%, нефтепродуктов — на 39%, газа — на 11%, каменного угля — на 21%, алюминия — на 29%. Экспорт алюминия возрос почти в полтора раза, а цена на него упала в 2,3 раза, в результате чего упущенная выгода оценивается в 460 млрд долл. (Финансовые известия. 1994. № 24 (85), С. 11). Конверсия ВПК— Гипертрофия военно-промышленного ком- важное направление плекса, достигшая апогея в годы «холод- структурной пере- ной войны», символизирует глубокое стройки искажение структуры народного хозяйст- ва, его несбалансированность. А потому преодоление этой гипертрофии образует одно из важнейших направлений до-стижения макроэкономического равновесия. В частности, соб-ственный опыт свидетельствует о том, что выход из кризиса 1921 г. был связан с резким сокращением военных расходов, равно как и вползание в новый началось в связи с очередным витком милитаризации и подготовкой к войне, неизбежной в условиях капиталистического окружения.

Какова же судьба военно-промышленного комплекса в переходной экономике?

В ее решении следует исходить из того, что предприятия ВПК производят не только вооружение, но и 92% оборудования для легкой промышленности, 83% медицинской техники, 76% оборудования для переработки сельскохозяйственной продукции. В общем объеме промышленного производства России на оборонные предприятия приходится 100% производства цветных телевизоров, швейных машин, фотоаппаратов, видеомагнитофонов, 98% магнитофонов и холодильников, 95% вычислительной техники, 88% дизелей и дизель-генераторов, 72% пылесосов, 66% стиральных машин, 33% магистральных грузовых вагонов, 28% буровых установок для добычи нефти и газа (Вопросы экономики. 1993. № 3. С. 19).

В экономической литературе представлены различные варианты решения данной проблемы. Назовем некоторые из них. Так, можно пойти по пути дальнейшего наращивания в отраслях ВПК производства гражданской продукции как за счет строительства новых мощностей, так и за счет перепрофили-рования оборонных. Реализация этого варианта затруднена, однако, его высокой капитало- и ресурсоемкостью, что весьма проблематично в условиях крайне ограниченных инвестицион-ных возможностей российских инвесторов.

Возможен и другой подход к решению проблемы: использовать мощности ВПК для увеличения валютных поступлений, столь необходимых для решения социально-экономических проблем. Многие оборонные предприятия вполне конкурентоспособны на мировых рынках вооружений. К их числу относятся аэрокосмическая промышленность, некоторые виды су-достроения, производство высококачественных сталей, сплавов цветных металлов, композиционных материалов, некоторых видов лазерной техники и т. п. (там же, с. 20). Но и этот вариант не лишен недостатков. Главный из них — недостаточно высокий технический уровень многих видов вооружений, что опять-таки потребует значительных капиталовложений для оснащения предприятий ВПК современной электроникой. К тому же в этом случае весьма велика зависимость этих отраслей от международных рынков вооружений, что чревато неустойчивостью валютных поступлений.

Наконец, прорабатывается еще один вариант конверсии..

суть которого состоит в значительном свертывании в короткие1 сроки производства и испытаний военной техники, в снижении1 коэффициента загрузки оборонных мощностей без их пере-профилирования или ликвидации. Этот вариант связан с поте-рей инвестиций прошлых лет, но зато позволяет в значительных масштабах высвободить производственные ресурсы, ис-пользовавшиеся на производство вооружений в целях их'реа- лизации на внутреннем и внешнем рынках, что очень важно в условиях высокого спроса на такие ресурсы. Этот вариант рассматривается как наиболее реалистичный.

Вместе с тем при решении судьбы оборонных предприятий должна быть предоставлена самостоятельность их трудовым, коллективам, хотя решающая роль в регулировании этого процесса остается все же за государством. Как известно, государственное регулирование в области военной промышленности является традиционно высоким во всех типах современной экономики.

Между тем наметились первые положительные результаты конверсии. Так, при сокращении выпуска военной техники увеличилось производство потребительских товаров длительного пользования: только в 1992 г. выпуск кухонных машин1 увеличился в 2 раза, видеомагнитофонов — на 45%, морозильников— на 47% - Гражданский сектор ВПК в условиях общего спада производства в 1992 г. увеличил объем производства на 9% (Финансовые известия. 1993. 20—26 марта.. С. 111).

Зарождение и развер- ПРИ всей значимости в переходной эко- тывание частной ин- номике государства в качестве инвестора вестиционной деятель- по мере формирования негосударственности ных форм собственности роль и масштабы частных инвестиций будут неуклонно возрастать. Это- объясняется не только и даже не столько ограниченностью государственных инвестиций, сколько естественной для собственников приватизированных предприятий логикой поведения: необходимость сохранения и постоянного воспроизводства статуса собственника основывается на инвестировании в объекты вновь приобретенной собственности. Возмещение И' накопление — составные элементы всякого воспроизводственного процесса. Возрождение последнего в той или иной структуре и будет означать преодоление кризиса, а вместе с тем и укрепление позиций частного собственника, индивидуального или институционального.

Собственниками приватизированных объектов выступают в переходной экономике трудовые коллективы, акционерные общества, частные лица, а также всякого рода институты: инвестиционные фонды, страховые компании, пенсионные фонды и т. д. В настоящее время процесс формирования реальных собственников весьма далек от завершения, что и сказы- вается на развертывании частной инвестиционной деятельности. Препятствуют ее развертыванию и такие факторы, как несовершенство налоговой системы, нормативно-правовой базы, регулирующей частную предпринимательскую деятель-ность, высокая преступность в экономической сфере и многое другое. Значимость этих факторов весьма велика. Под их воз-действием происходит утечка отечественного капитала за ру-беж. Так, по оценкам экспертов, из России в течение 1992— 1993 гг. вывоз капитала составлял не менее 1 млрд долл. еже-месячно, половина из них — на незаконных основаниях. Только за 1993 год Россия лишилась 20 млрд долл., из них 15 — вследствие прямого вывоза отечественного капитала, 5 — вследствие экспорта дешевых энергоносителей и металлов. И это в условиях, когда помощь России со стороны стран «большой семерки» составила за год всего 2 млрд долл. По оценкам специалистов, в частных зарубежных банках россий-ские граждане и предприятия хранят от 22 до 60 млрд долл. Все это весьма пагубно сказывается на национальной экономике.

И все же большинство факторов, способствующих вывозу отечественного капитала, носит временный, преходящий ха-рактер, хотя проблемы решаются чрезвычайно медленно.

Первоначальное накопление капитала осуществляется не только за счет экспорта сырья и развертывания посреднической деятельности. Неуклонно возрастает деятельность ком-мерческих банков по аккумуляции свободных денежных •средств потенциальных инвесторов, в том числе и населення. Так, доля денежных средств, направленных населением на покупку валюты, ценных бумаг и других финансовых активов, достигла в 1994 г. 19% от общего объема денежных доходов населения. В 1992 г. сбережения населения составили всего 5,3%, в 1993 г. — 14% их денежных доходов. Иными словами, •сбережения населения становятся важным источником реаль-ных инвестиций. Особенно активно население инвестирует жи-лищное строительство: доля этих инвестиций в общем объеме капитальных вложений России выросла в 1993 г. относительно 1992 г. в 3,7 раза. В первом полугодии 1994 г. ввод жилья за •счет средств населения на 35% превысил аналогичный пока-затель соответствующего периода прошлого (Года.

Набирают экономическую мощь инвестиционные фонды, страховые компании, пенсионные фонды.

В этих условиях тем более необходимо решение первоочередных с точки зрения воздействия на активизацию инвестиционной деятельности проблем. Среди них назовем такие, как создание законодательной базы, регулирующей деятельность акционерных обществ, движение ценных бумаг, трастов; -формирование финансово-промышленных групп, способных сосредоточить финансовые ресурсы на приоритетных направ- лениях структурной перестройки и одновременно выработка соответствующего законодательного определения их деятель-ности; внедрение практики государственных гарантий за счет бюджетных средств под высокоэффективные долгосрочные инвестиционные проекты в условиях крайне слабого развития финансового рынка; законодательное оформление инвести-ционной деятельности институциональных инвесторов; нако-нец, должна быть решена судьба убыточных предприятий.

В заключение отметим, что частные инвестиции вклады-ваются в отрасли, обладающие уже существующими произ-водственными мощностями, продукция которых пользуется высоким и устойчивым спросом. Таковой, в частности, является жилищное строительство. Жилищный голод в стране в сочетании с имеющейся производственной базой, приобре-тающей в процессе приватизации способных к самостоятельной предпринимательской деятельности частных собственников, может явиться достаточной предпосылкой для развертывания строительного бума, что в свою очередь повлечет подъем в других, прежде всего сопряженных отраслях.

Итак, частные инвесторы по мере накопления ими капитала все в большей мере будут брать на себя основную тяжесть структурной перестройки, если будут успешно преодолеваться факторы, препятствующие их инвестиционной дея-тельности.

„ , При крайней ограниченности .инвестиНеооходимость ИНО- г г г ,

странных инвестиций ционных ресурсов и огромной потребнодля осуществления сти в них в целях осуществления струк- структурной пере- турной перестройки на более высокой стройки технико-технологической основе велика

значимость иностранных инвестиций, способствующих воз-рождению национальной экономики. Это особенно важно для тех отраслей, государственные дотации которым сокращаются. К таковым относятся отрасли АПК, энергетика, транспорт, связь, химическая промышленность.

Иностранных инвесторов в свою очередь привлекает наличие в России высококвалифицированной и вместе с тем недорогой рабочей силы, обширного рынка сбыта, сырьевой базы, отсутствие серьезной конкуренции со стороны российских предпринимателей.

Наибольший интерес иностранных инвесторов вызывают такие отрасли, как ТЭК, лесная, перерабатывающая, пищевая промышленность, строительство, производство стройматериалов, конверсируемые предприятия с высокой технологией, здравоохранение. Число конверсируемых предприятий по предварительным данным составит 12—15% от общего числа крупных предприятий, подлежащих приватизации. Они и явятся наиболее привлекательными для западных и в особенности американских инвесторов. В любом случае речь идет о прямых иностранных инвестициях в реконструкцию и модернизацию действующих предприятий, если таковые будут признаны экономически целесообразными. Объектами прямого инвестирования становятся в первую очередь лучшие предприятия.

Уже в текущем периоде акционирование путем приватизационных чеков позволит иностранным инвесторам выкупить долю государственной собственности с помощью ваучеров при наличии у них соответствующих документов от Министерства финансов РФ.

К настоящему времени принято множество нормативных документов, законодательных актов, регулирующих инвестиционную деятельность иностранных физических и юридических лиц. Подготавливаются и новые, в большей мере укрепляющие позиции иностранных инвесторов, приводящие российское законодательство в данной области в соответствие с аналогичными международно-правовыми нормами регулирования инвестиционных процессов, а также в целях предоставления гарантий иностранным инвесторам со стороны соответствующих не только российских, но и международных финансовых институтов.

Вопреки множеству нерешенных вопросов уже в настоящее время, по некоторым оценкам, приток иностранных капиталов в приватизационные объекты достиг 10% от общего объема всех инвестиций (Финансовые известия. № 42. 1993. С. VII).

И все же проблема остается нерешенной. По оценкам экспертов, инвестиционная емкость российского рынка составляет не менее 50 млрд долл. ежегодно. Фактически же они не превышают 1,5—2 млрд долл. в год. За последние годы в российскую экономику вложено всего 7 млрд долл. Причин такому положению множество. Это не только слабость нормативно-правовой базы — западным инвесторам нужны простые понятные унифицированные законы, предо-ставляющие им льготы по налогу, репатриации прибылей, фиску, участию в приватизации. Препятствием является также отсутствие надежных структур по привлечению и гаран-тированию иностранных инвестиций. Отрицательное влияние оказывают экономическая и социально-политическая неста-бильность в стране, высокая инфляция, неразвитость банков-ской и прочей инфраструктуры, высокий уровень преступности и корумпированности, профессиональная неподготовленность, а следовательно, низкая компетентность российских деловых кругов.

В силу названных причин Россия остается страной высокого инвестиционного риска, занимая по этому показателю 90-е место среди 169 стран мира. Это обстоятельство сдержи-вает не только иностранных, но и отечественных инвесторов.

К сожалению, методами исключительно административного воздействия невозможно приостановить отток российского капитала, а тем более привлечь иностранный. Немаловажное значение имело бы создание всякого рода государственных гарантий частному предпринимательству, отечественному и иностранному, формирование благоприятной инвестиционной среды для бизнеса. И все же даже едва наметившаяся в 1994 г. финансовая политическая ситуация в стране способствует притоку иностранного капитала. Так, одна из крупнейших японских фирм «Мицую» готова инвестировать в экономику России свыше 1 млрд долларов.

Контрольные вопросы

Охарактеризуйте основные макроэкономические пока-затели.

Чем обусловлена необходимость перехода российской статистики на СНС?

Какие приоритеты были положены в основу формирования структуры народного хозяйства в плановой экономике?

Какие факторы оказали решающее воздействие на формирование народнохозяйственной структуры в плановой экономике?

Назовите критерии макроэкономического равновесия в плановой экономике?

Назовите основные формы проявления макроэкономической несбалансированности, унаследованной переходной экономикой.

Почему плановая экономика носит дефицитный характер?

Чем обусловлен всеобщий характер циклической формы движения воспроизводства в условиях машинизации производства?

Почему в плановой экономике преобладал интенсивный тип воспроизводства?

Охарактеризуйте воспроизводственный аспект кризиса российской экономики.

Назовите основные направления структурно-инвестиционной перестройки российской экономики.

Каковы роль и методы государственного регулирования инвестиционного процесса в переходной экономике?

Чем обусловлена объективная необходимость и каковы возможные варианты конверсии ВПК?

Назовите факторы, обусловливающие необходимость привлечения иностранного капитала для осуществления структурной перестройки?

Какой видится государственная инвистиционная политика, направленная на преодоление макроэкономической несбалансированности?

<< | >>
Источник: В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. Экономика переходного периода. 1995

Еще по теме Глава 10. МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВО В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ:

  1. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики
  2. Глава 1. СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ
  3. ТЕМА 10. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
  4. Тема I. МЕСТО ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ В ИСТОРИИЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  5. Раздел IОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ
  6. Глава 22. Основные тенденции развития налоговых систем промышленно развитых стран
  7. 6.2. Особенности взаимодействия реального и финансового секторов в переходной экономике России
  8. Глава 5. ПРИВАТИЗАЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  9. Глава 14. КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  10. Глава 12 ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  11. Глава 11. ЗАНЯТОСТЬ И ИНФЛЯЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  12. Глава 7. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  13. Глава 45Индивидуальное воспроизводство в переходной экономике
  14. Глава 3 СОДЕРЖАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ПЕРЕХОДНОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  15. Глава 59Роль обменного курса в переходных экономиках
  16. Глава 53Государственный долг и бюджетный дефицит в переходной экономике