<<
>>

§ 3. Основные формы (ступени) развития общества

Недостаточная эффективность формационного и общеци- вилизационного подходов в анализе современных процессов не снимает, а, наоборот, актуализирует проблему критерия определения тех или иных стадий общественного прогресса.

Это важно как для определенной характеристики различий этих стадий (форм), так и для выявления «места» для переходных экономик, находящихся между этими стадиями.

Конечно, выделение подобного критерия Как найти оптималь- в известном смысле относительно. К при- ныи критерии меру, и приведенные выше классифика

ции ступеней общественного развития, и огромное количество неупомянутых классификаций — все в какой-то мере отражают этот процесс. Однако представляется, что в данном случае все же следует учитывать некоторые моменты. Так, избираемый критерий, во-первых, должен быть связан с достаточно массовидными процессами в развитии общества. Во-вторых, желательно, чтобы он учитывал современные мировые тенденции, в частности глобализацию человеческого прогресса. В-третьих, он должен исходить из тенденций настоящего: так, классификация по критерию из будущего может дать в итоге лишь определенную гипотезу или утопию.

В-четвертых, критерий должен носить экономический характер.

Прежде чем перейти к позитивному решению рассматриваемого вопроса, интересно обратить внимание на достаточную повторяемость классификаций общественного прогресса в истории экономической науки, совпадение их в некоторых основных элементах. Прежде всего, с теми или иными вариациями (по названию) подавляющее большинство экономистов говорит о стадии примитивного, традиционного, нерыночного состояния экономики (А. Смит, К. Маркс, В. Зомбарт (1863—1941), М. Вебер, Г. Минз (1896) и др.). Далее, выделение рыночной экономики (рыночного порядка), характерного для индустриальной, капиталистической системы, являющейся главным предметом исследования эко-номической науки с момента ее рождения.

Наконец, указание с использованием той или другой терминологии на развитие некоего последующего, нового состояния по сравнению с рыночной экономикой, характерной для развитых европейских стран середины XIX века. Р. Гильфердинг (1877—1941) называет это состояние организованным капитализмом, Д. Гобсон (1858—1940), как и многие другие, — империализмом, Г. Минз — коллективным капитализмом и т. д. Существенно то, что и эти, и другие исследователи тенденций развития капиталистической рыночной системы, к примеру Э. Чемберлин (1899—1967), Д. Робинсон (р. 1903), показывают качественные изменения в функционировании этой системы, трансформацию ее коренного механизма — рыночной конкуренции.

Русский экономист П. Струве (1870—1944) рассматривает в обобщенном виде три идеальных типа хозяйственного строя. Первый — это совокупность достаточно однородных, практически несвязанных хозяйств. Второй — рыночное хозяйство, характерное тесным взаимодействием всех хозяйствующих субъектов на базе их частной собственности. Третий— хозяйство, управляемое из единого центра, которое Струве считал искусственным. О двух основных идеальных типах хозяйства (центрально-управляемое и рыночное) писал впоследствии немецкий экономист В. Ойкен (1891—1950).

Известно, что будущий строй часто назывался и социализмом. Причем не только в концепции К. Маркса, где вывод о социализме составлял ее ядро. О будущем социализме говорил видный представитель исторической школы Г. Шмоллер (1838—1917). О социализме как следующей за капитализмом стадии говорит и А. Шумпетер (1883—1950). Социализм как цель обозначен и в современных программах социалистиче-ских, в том числе правящих, партий.

Наконец, уже упоминавшиеся концепции постиндустриального, информационного и т. д. общества также основаны на качественном сравнении дорыночной, рыночной и последую-щей, становящейся в современных условиях экономики, кото-рую в рассматриваемом данном случае аспекте можно было бы назвать и «пострыночной».

С методологической точки зрения важно обратить внимание и на следующий момент, отмечаемый целым рядом экономистов: каждая стадия характерна качественно особым строем экономических и социальных отношений, понимание которых предполагает соответствующий, в известном смысле «уникальный» подход.

Вследствие этого возникает необходимость смены и научного инструментария: так, закономерности всякой новой стадии невозможно познать и понять на основе прежних научных подходов. Достаточно ярко эта идея развита в концепции различных «хозяйственных стилей» (хозяйственных устройств) немецкого экономиста А. Шпит- гофа (1873—1957). Г. Минз в этом смысле подчеркивал, что каждая экономическая система имеет свою теорию. Так, из четырех рассматриваемых им стадий третья стадия (фабричная система), по его мнению, была глубоко проанализирована в теории Маркса. Для следующей же (корпоративной системы), по Минзу, должна быть создана новая теория.

Все вышесказанное и с логической, и исторической точек зрения при всей относительности критерия выделения стадий общественного развития свидетельствует в пользу такого эко-номического критерия, как характер (форма) производствен-ных (общественных) отношений людей, выражающего степень их развития, степень подчинения противостоящим им факторам — природным, экономическим, социальным.

В этом смысле теория переходной экономики крупным планом могла бы исходить как из предпосылки из существования таких трех крупных основных состояний человеческого общества как, во-первых, традиционная (нерыночная) эконо-мика; во-вторых, рыночная экономика; в-третьих, экономика постиндустриального общества, следующая за экономикой рыночного типа.

Выделенные три ступени можно было бы

Содержание основных охарактеризовать более подробно в со- ступенеи обществен- г г «г

ного прогресса держательном плане по таким призна

кам, как состояние производственно-технической базы, характер присвоения средств производства и состояние работника.

Традиционная экономика характерна примитивными, руч-ными средствами труда; энергетической базой в виде естест-венной силы животных и самих работников; медленным экстенсивным развитием. Главным средством труда здесь ос-тается земля, что и определяет другое название этой ступени как аграрного общества. Характерная форма собственности— общественная: либо в виде государственной, что свойственно восточной цивилизации, либо в виде сословной, как в западноевропейских странах.

Для организации труда ха-рактерны или индивидуальная форма труда (крестьяне, ре-месленники), или его простая кооперация. Соответственно ра-ботник в этих условиях лично не свободен. Если первона-чально он находится в полной зависимости от сил природы, то в дальнейшем — это зависимость от общины как одной из первых форм общественного устройства. В свою очередь, разложение общинных отношений ведет к двум различным формам внеэкономической зависимости людей: для восточной цивилизации это развитие вертикальной деспотической зависимости от центра (государства); для западной — это существование относительно локальных форм рабской и крепостной зависимости.

Рыночная экономика развивается на базе индустриального строя. Средства труда здесь — сложные машинные устройства. Энергетика — преобразованные силы природы в виде пара и электричества. Для нее характерен быстрый рост производства, развитие его интенсивного типа. Для организации труда — его совместные формы, сложная (фабричная) кооперация. Типичная форма собственности — частная. Развитие производительных сил обусловливает соответствующее развитие работника, его способностей и потребностей (физических, интеллектуальных и социальных). Он лично свободен, принимает участие в функционировании различных демократических институтов (партии, профсоюзы, парламентская система и т. п.). Однако все это осуществляется в условиях сохранения вещной зависимости людей, ибо вся их деятельность, мотивация и само существование обусловлены необходимостью воспроизводства вещного богатства, опосредованного в свою очередь рыночными отношениями. Человек в рыночной экономике в этом смысле есть лишь «экономический человек», деятельность которого полностью подчинена внешней для него силе производственно-экономических (уже не природных) факторов. Наибольшее развитие рыночная эко-номика получила в рамках западной цивилизации.

Будущая (пострыночная) экономика развивается на базе принципиально иных факторов и технологий: определяющее значение здесь приобретают информация, сила знания, твор-ческий труд и т.

п. С точки зрения собственности она трак-туется как смешанная экономика, включающая разнообразие государственной, частной, коллективной и др. форм. Универ-сальное развитие способностей (и потребностей) человека в условиях принципиально изменившейся производственно-технической базы устраняет господствовавшее над «экономическим человеком» материально-вещественное богатство. Изменяется система ценностей и ориентаций. В производственно- общественных отношениях людей место вещной зависимости вновь (но уже на качественно ином уровне) занимают личные отношения: в этом смысле, как отмечают ученые, такие черты, как доверие, честность, гуманность, коллективизм и т. п., становятся элементами самих производственных отношений. Работник (человек) утрачивает односторонние функции исполнителя, в той или иной форме и мере принимает участие в управлении производственными и другими процессами.

Поскольку речь идет о будущей экономике, описать ее основные черты подробно нет возможности — во-первых; к тому же любое возможное описание совершается через призму категорий теории, сложившейся в условиях рыночной экономики, — во-вторых. Поэтому во многом в этих описаниях прежде всего важен учет проявляющихся тенденций роста нового в условиях старого. В этом смысле заслуживает внимания концепция Р. Коуза развитая им еще в 30-е годы.

Согласно ей институциональная структура экономической системы включает такие институты, как рынок и фирма. Их существование есть сосуществование в единой (рыночной в принципе) системе двух типов отношений: традиционно ры-ночных и альтернативных ей внутрифирменных отношений, которые Коуз трактует как отношения сознательного регули-рования производства, отношения координации и т. п. для эффективности которых важное значение имеют нерыночные методы и формы (приказы, личное доверие, внутрифирменные правила, традиции, различного рода моральные факторы и т. п.). Естественно, что увеличение количества фирм, а также расширение многих из них приводит к расширению данных отношений.

Показательно то, что развитие этих процессов Коуз показывает, обращаясь к законам рыночной экономики: соотношение тех и других связей определяется движением рыночных трансакционных издержек — их сокращением или увеличением. Показательно и то, что буквально второе рождение эта концепция получила лишь при реальной акту-ализации этой проблемы — в конце XX века.

Сам характер третьей, основной, ступени (это общество будущего) обусловливает неопределенность ее названия. «Рабочие» названия, которые используются в настоящее время, не вполне корректны, если рассматривать эту ступень в ряду традиционной и рыночной экономики. «Пострыночная» — не заключает в себе содержательного начала, отмечая лишь то, что эта ступень идет «после» рыночной. То же самое можно сказать и об определении «постиндустриальное» общество. Кроме того, оно, как и «информационное» общество, выражает иной критерий классификации, чем избранный в настоящем анализе. Казалось бы ближе к истине термин «смешанная» экономика. Он действительно отражает, хотя во многом внешне, процессы, происходящие в производ-ственно-экономических отношениях. Однако этот термин, акцентируя внимание на внешней стороне процесса, не под-черкивает глубинных изменений в обществе. Становление третьей ступени выступает в ряду «традиционная экономика — рыночная экономика» как отрицание отрицания. Это означает, во-первых, что элементы первой и второй ступеней проявляются в условиях третьей ступени с иным содержанием и в иных формах; во-вторых, здесь наблюдается не просто «смесь» старых и новых элементов, но именно качественно новое целостное образование.

О феномене плановой Становление третьей ступени, вырастаю- (командной) экономи- щей из рыночной экономики, как отмеча- ки лось, связано с рядом существенных тен

денций. Во-первых, в низовых структурных звеньях (фирмах) развиваются качественно особые, альтернативные рыночным отношения, которые выступают как экономическое планирование. Во-вторых, на базе обобществления производства и обмена изменяется механизм рыночных отношений; в-третьих, возрастающее значение приобретает государственное регулирование самих рыночных отношений, антимонополистическая деятельность государства, повышение его участия в распределении доходов и т. д.

Все эти тенденции свидетельствуют об одном: постепенном вырастании в недрах стихийной рыночной экономики элементов некоего нового механизма функционирования, характерного возрастанием роли моментов априорности, сознательного, планового воздействия на экономические процессы. Вот это нарастающее сознательно согласованное, социально- ориентированное регулирование производства и распределения продукта и говорит о том, что в будущем обществе плановое начало в функционировании экономики будет играть гораздо большую, чем прежде, роль. Не означает ли это, что пострыночная экономика и будет «плановой экономикой»?

Возможно, что так оно и будет. Развитие экономики и науки даст со временем ответ на этот вопрос. Однако в нашем изложении нужно сказать о реальном феномене плановой экономики, так как она сложилась после 1917 года в России, а после второй мировой войны еще в ряде стран. В науке сложилась двоякая трактовка ее содержания. В самих странах плановой экономики она рассматривалась как социалистическая и характеризовалась как высшая ступень человеческого прогресса в современных условиях. В западной науке она трактовалась как командная, представляющая реальную (хотя, как часто подчеркивалось, не отвечающую закономерностям прогресса) альтернативу рыночной экономике.

События последних лет привели к существенной переоценке содержания и роли плановой экономики в большинстве стран, где она функционировала. Отмечается, прежде всего, ее низкая эффективность, не отвечающая современным возможностям производства. В частности, общепризнанным стала тупиковость пути, по которому она развивалась, приводя страны плановой экономики к кризису существующего в них экономического строя. Речь идет и об «искусственности» подобного строя, возникшего и существующего во многом благодаря диктатуре партийно-государственного аппарата. Итогом нового подхода к плановой экономике стало свержение партийно-государственных режимов в большинстве бывших социалистических стран и намерение идти в будущее новыми путями, отказавшись от реальностей плановой экономики.

Новые подходы к плановой экономике в России и других бывших социалистических странах вместе с тем подтвердили оценки ее в западной науке как командной экономики, т. е.

экономики, функционирование которой подчинено прямым директивам из центра, причем директивам, не всегда отвечающим экономической необходимости, экономики, по сути не имеющей обратных связей, поскольку в ней не действовали реальные рыночные отношения.

Главный вывод, который следует из вышеизложенного, состоит в том, что известный истории по опыту СССР и других социалистических стран реальный феномен плановой (ко-мандной) экономики не может стать прообразом экономики будущей, третьей, ступени общественного прогресса. Более того, нужно отметить, что во многих отношениях названная плановая экономика продемонстрировала движение общества с точки зрения современных ориентиров не вперед, а назад, т. е. привела к известному регрессу.

В области производственно-технической базы это выразилось в ориентации на экстенсивный путь развития, консервирование отсталой техники и технологии, невосприимчивости к достижениям научно-технического прогресса. Господствую-щая в командной системе государственная (бюрократическая) собственность явилась фактически формой закрепощения работников государством, полностью деформировала мо- тивационный механизм, оказалась в итоге главной причиной низкой эффективности плановой системы. Главный критерий прогресса — развитие работника, человека, хотя и свидетель-ствует о целом ряде безусловных достижений плановой эко-номики, также обнаруживает признаки деградации. Прежде всего, это связано с восстановлением и воспроизводством элементов внеэкономической зависимости и принуждения, существовавших в плановой системе. Отсюда развитие пси-хологии «винтика» подчинения бюрократической иерархии, психологии уравнительности и иждивенчества, страха и еди-номыслия. Существовавшая реально плановая экономика и с точки зрения главной компоненты современного обществен-ного прогресса — всестороннего развития способностей че-ловека, ставящего себе на службу все факторы социально- экономической жизнедеятельности, — вела развитие в тупик.

Следует вместе с тем отметить, что в отечественной и зарубежной науке имеются школы (радикальной политической экономии и др.), развивающие идеи демографического планирования и самоуправления, предполагающие возможность преодоления коренных пороков «командной экономики».

Вышерассмотренная проблема о выделении основных ступеней в развитии общества и краткая характеристика этих ступеней создают необходимый фон для постановки вопроса о состоянии экономики между отдельными ступенями, о том, как совершается переход от одной ступени к другой, в чем особенности предмета экономической науки в случаях, когда она исследует эти переходные состояния, или переходную экономику. Контрольные вопросы

Каковы содержание и характер влияния различных факторов на общественный прогресс?

Одинакова ли роль различных факторов в разные эпохи?

Может ли доминирующая роль в общественном прогрессе принадлежать не производственно-экономическому фак-тору?

Какие критерии использовались в науке при выделении ступеней развития общества?

Чем вызваны различные трактовки формационного подхода?

В чем состоит ограниченный характер формационного критерия?

Есть ли различие между цивилизационным и общеци- вилизационным подходами?

Какими принципами следует руководствоваться для определения критерия при выделении основных ступеней человеческого общества?

По каким признакам различаются основные ступени в развитии общества?

Можно ли считать плановую экономику прообразом будущего общества?

<< | >>
Источник: В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. Экономика переходного периода. 1995

Еще по теме § 3. Основные формы (ступени) развития общества:

  1. 39. Политическая система общества. Роль государства в развитии общества. Основные признаки государства. Власть и демократия.
  2. 44. Научная и религиозная формы общественного сознания. Характер их исторического развития. Их роль в современном обществе.
  3. РАЗДЕЛ 3. Основные условия и факторы развития международных экономических отношений. Структура, важнейшие виды и формы
  4. 23. Движение. Движение как способ существования материи.Становление, изменение, развитие. Основные формы движения.
  5. 4. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА, ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ
  6. Глава 22. Основные тенденции развития налоговых систем промышленно развитых стран
  7. § 2. О критериях выделения стадий развития общества
  8. 12. Философия марксизма, основные этапы ее развития и виднейшие представители. Основные положения материалистического понимания истории.Общественный прогресс и его критерии.
  9. 10.1. Роль и значение трудовой организации в развитии общества
  10. 40. Социальная революция и ее роль в общественном развитии.Революционная ситуация и политический кризис в обществе.
  11. 3. Коэволюция как новая парадигма развития системы «природа — общество — человек»
  12. 45. Культура и духовная жизнь общества. Культуракак определяющее условие становления и развития личности.
  13. Тема 3. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА
  14. ЛЕКЦИЯ № 1. Адвокатура: понятие, роль в обществе, основные принципы
  15. 7.1. СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ КРЕДИТА, ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ, ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ И ЕГО ФОРМЫ
  16. 42. Политическая и правовая формы общественного сознания. Их роль в современном обществе. Политико-правовая культура и демократия.
  17. Тема 15. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ БЫТИЯ
  18. ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ
  19. Тема 25. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ДВИЖЕНИЯ МАТЕРИИ
  20. ЛЕКЦИЯ № 1. Адвокатура: понятие, роль в обществе, основные принципы