<<
>>

6.4. ПЕРЕХОД ОТ ИСТОРИЧЕСКИХ МИНИМУМОВК ИСТОРИЧЕСКИМ МАКСИМУМАМ В РАЗВИТИИСЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ

Катастрофически низкий уровень развития сельского хозяйства России, череда стихийных и не продуманных реформ, непрерывные шарахания в разные стороны, продолжительная рецессия и крайне медленные темпы его восстановления на протяжении практически всего XX в.

- фундаментальные причины, ограничивающие возможности его быстрого возрождения в будущем, преодоление которых требует разработки и реализации системы крупных стратегических прорывов, способных привести к ожидаемому перелому.

Первопричиной общего не только неудовлетворительного, но и несосто-ятельного развития сельского хозяйства России в XX столетии явилось, как указывалось выше, совершенное в стране коренное разрушение его основы основ, его фундамента - крестьянства. Первопричины уничтожения крестьянства в России - пренебрежение сельским хозяйством страны, его разорение под предлогом непрестанно совершаемых реформ, направленная ликвидация русской деревни и, следовательно, исконно русского быта как гаранта самобытного и самодостаточного существования, эффективного и независимого развития нашей Родины.

Равное преступлению уничтожение крестьянства в России, начатое коллективизацией в конце 20-х годов прошлого века, в разных формах продолжается и сегодня.

Крестьянство уничтожается не только и даже не столько как основная рабочая сила в сельском хозяйстве, что уже само по себе трагедия, но, и что еще более страшно и граничит с общей катастрофой, крестьянство уничтожается как исходное родовое сословие России, определявшее образ жизни нашей страны, ее мораль, устои. На месте крестьянства остались одни брошенные на произвол судьбы сельские старики, бомжи, калеки и беспробудные пьяницы.

Гибель крестьянства - это прежде всего гибель традиционного российского сельского хозяйства.

Возрождение сельского хозяйства в России - это возрождение крестьянства как самого умного, самого предприимчивого и самого рачительного хозяина страны, органически соединяющего в себе все свойства природы, морали, культуры и общества, крестьянства как класса, инициирующего, а не якобы разрушающего крупное хозяйство, коллективный труд и личную смекалку, которые, вместе взятые, образуют надежную опору самого бережливого, самого эффективного и, следовательно, самого устойчивого производства.

В России в лучшие годы насчитывалось более 18,5 млн крестьянских хозяйств (в СССР - 242,5 тыс.

колхозов и более 5,0 тыс. совхозов), в современной России зарегистрированных подобий былых крестьянских хозяйств в 2002 г. насчитывалось всего 265,5 тыс. (в 1992 г. - 182,8 тыс.), в том числе реальных аналогов, определяемых по показателям надежности и эффективности организации и производственно-хозяйственной деятельности, - всего

СОТНИ .

За все годы совершаемых в стране так называемых демократических аграрных реформ (1992-2002 гг.) было приращено, следовательно, всего 82,7 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, что при восстановлении существовавшей в России общей их численности, равнявшейся 18,5 млн, потребует по минимуму целых 2200 лет!

Непродуманные методы реорганизации колхозов и совхозов и попросту ничтожные результаты фермеризации крестьянских хозяйств, равно как и другие аграрные преобразования последних лет, лишенные в стране социальной почвы и народной поддержки, не дали и не могли дать ожидаемых результатов, не создали не только достаточных, но и элементарно необходимых условий для прогресса сельского хозяйства.

Стратегический подход к реформированию сельского хозяйства заключается в избавлении от ненужных, преимущественно громких революционных потрясений и переходе к элементарно необходимым, поступательно реализуемым и практически доступным, основанным на национальных традициях крестьянским хозяйствам - надежным, эффективным и адекватным по сути и духу многовековой отечественной жизнедеятельности и жизни.

В ряду предстоящих реформ на первом месте в сельском хозяйстве России должны находиться крупные институциональные и организационно- экономические преобразования, разработка альтернативных сценариев преодоления нависших угроз потери продовольственной независимости страны, создание условий для устойчивого развития.

Опыт осуществления аграрной реформы и изменения механизма регулирования продовольственного рынка в России показал, что не все институты могут быть просто скопированы из систем экономического регулирования развитых стран.

Их формирование должно происходить с учетом особенностей современного состояния российской экономики, национальных стереотипов экономического поведения, приоритетов народной политики.

Задача осложняется глубиной и длительностью кризисных явлений в сельском хозяйстве России, наличием глубоких межотраслевых, внутриот-раслевых и межрегиональных диспропорций, сопротивлением сложившихся социально-экономических институтов переходу к эффективной рыночной организации с развитой конкурентной средой.

Отсюда генеральным стратегическим направлением предстоящей эффективной организации сельскохозяйственного производства в нашей стране является усиление координирующей роли государства в создании государственных и корпоративных аграрных структур и институтов, обеспечивающих эффективное его функционирование. Цель при этом заключается не в совершении рыночных преобразований как таковых, не в насильственном переходе к частной собственности, а в создании адекватных условий для эффективного развития всех форм сельскохозяйственных предприятий, равных свобод, прав и шансов для их непрерывного роста и совершенствования, ус- довий равной конкурентной борьбы, стимулирующих инициативу, производительный труд, эквивалентные отношения, полную занятость, высокую рентабельность и устойчивый рост сельского хозяйства.

Для активизации усилий по формированию конкурентной среды в стране необходимо не столько принятие новых законов, сколько жесткий контроль за соблюдением уже имеющихся, усиление борьбы с коррупцией, мафиозными проявлениями в экономических отношениях, корыстными бюджетными ограничениями, часто не имеющими никакого отношения к поддержке эффективных производств.

Конкурентный рынок предполагает свободный вход на него новых опе-раторов. В России сегодня очень высокие барьеры такого входа, обусловленные как формальными (всевозможные аккредитации, квоты, лицензии), так и неформальными (вымогательства чиновников, поборы криминальных структур и т.п.) ограничениями. Это снижает уровень конкуренции на аграрных рынках, ведет к завышению цен на продовольствие (и, соответственно, снижению спроса), занижает долю сельского хозяйства в конечной цене и, соответственно, финансовые поступления сельхозпроизводителям.

Эволюционный механизм реформирования сельского хозяйства должен быть основан на взаимодействии общенациональных, индивидуальных и групповых интересов, исключающих неприглядные факты и «парадоксы» продолжающейся российской практики сокрытия урожая, существования теневого рынка и административных барьеров, несанкционированного доступа на сельскохозяйственный рынок криминальных элементов и структур, их доминирования.

Должна быть создана принципиально новая среда сельского хозяйствования, формирующая и стимулирующая на селе институты роста, а не поощряющая по-прежнему институты заимствования, субсидирования и проедания инвестиций.

Не отрицая важности аграрного протекционизма (который присущ всем не только развивающимся, но и развитым странам мира), в современных российских условиях, при низком уровне баланса доходов и расходов государственного бюджета, не следует рассчитывать на скорое восстановление уровня дореформенной бюджетной поддержки сельского хозяйства.

И, судя по историческому опыту российского протекционизма, рассчитывать на государственную поддержку сельского хозяйства, которая скорее развращает, чем стимулирует сельскохозяйственный рост, попросту вредно.

Создание эффективной экономики устойчивого роста сельского хозяйства предполагает перераспределение собственности в пользу эффективного владельца, защиту прав собственности путем ускоренного формирования развитой системы финансово-кредитных, банковских институтов, развития земельного и фондового рынков.

Переход к росту невозможен без достаточного платежеспособного спроса, ускоренного создания среднего класса в сельском хозяйстве, способного, с одной стороны, эффективно представлять интересы производителей, а с другой - выступать предприимчивым проводником политики государства на селе, активизировать роль государства в регулировании интересов товаропроизводителей, посредников и обществе в целом.

Важнейшей составляющей стратегии эффективного развития сельского хозяйства является обеспечение самодостаточного его роста, оптимизация структуры, реализация принципов сбалансированного и комплексного его возрождения, представляющих основы основ, общие гарантии сохранения и укрепления продовольственной безопасности страны.

В рамках концепции продовольственной безопасности приоритетным направлением политики государства должно стать развитие внутреннего рынка продовольствия, поддержка и защита отечественных товаропроизводителей, опора на собственные сельскохозяйственные ресурсы, сокращение потерь сельскохозяйственных продуктов, более полное использование существующих в сельском хозяйстве резервов.

Качественное изменение структуры агропромышленного производства посредством стимулирования платежеспособного спроса - неотъемлемое условие его эффективного развития. В связи с этим важным становится повышение общего уровня доходов населения, обеспечение минимально определенных социальных стандартов в уровне доходов и потребления в региональном разрезе и по социальным группам населения.

Необходима разработка специальных целевых программ, направленных на социальную защиту населения России в области продовольственного обеспечения.

Формирование резервов продовольствия возможно осуществлять через интервенции на продовольственном рынке.

Государственные структуры, выполняя функцию интервенционных закупок, должны обеспечивать баланс спроса и предложения на рынке. Проведение интервенционных закупок государственными структурами должно быть направлено на формиро-вание фондов продовольствия путем заключения взаимовыгодных договоров с производителями, страхование их рисков, регулирование конъюнктуры продовольственного рынка .

Осуществление товарных интервенций, требующее реального примене-ния гарантированных закупочных цен, может быть проведено при помощи создания специального внебюджетного фонда поддержки села, формируемого за счет отчислений от товарооборота в оптовой и розничной торговле продовольствием. Источником пополнения данного фонда могут служить средства от повышения таможенных пошлин на отдельные виды продуктов питания.

Стратегия в области ценовой и финансово-кредитной политики в сельском хозяйстве призвана обеспечить постепенный переход на эквивалентные отношения, поддержку доходов сельских товаропроизводителей на уровне, обеспечивающем расширенное воспроизводство и реализацию социально ориентированных программ для села, формирование единого экономического пространства на территории всей страны.

При совершенствовании системы цен на сельскохозяйственную продукцию следует упорядочить механизм экономических отношений между товаропроизводителями, заготовителями, переработчиками и работника- ми торговой сферы на основе определения реального вклада всех участников процесса .

Целесообразно устанавливать предельный размер посреднических и торговых наценок по видам конечной продукции относительно закупочной цены на продукты сельского хозяйства или оптовой цены перерабатывающих предприятий.

Важным стратегическим направлением в предстоящем развитии сельского хозяйства является активизация процессов рационального использования земли путем разработки и внедрения в практику полноценного их кадастра. Немаловажное значение может иметь также введение единого сельскохозяйственного налога, который законодательно принят в конце прошлого года.

Все сельскохозяйственные товаропроизводители переводятся на уплату этого налога при условии, что за предшествующий календарный год доля выручки от реализации сельскохозяйственной продукции, произведенной ими на сельскохозяйственных угодьях, в общей выручке составляет не менее 70%.

Экономический эксперимент по его внедрению, проведенный в ряде областей страны в прошлые годы, показал высокую его эффективность. Однако в соответствии с принятым законом в категорию товаропроизводителей, на которых не распространяется единый сельскохозяйственный налог, относятся птицефабрики, животноводческие комплексы, тепличные комбинаты, т.е., по сути дела, крупные товаропроизводители, что во многом снижает эффект от введения этого налога.

Интеграция в мировую продовольственную систему - важная составляющая стратегии развития российского сельского хозяйства. Сохраняя курс на вступление в ВТО, Россия должна отстаивать свое право использовать весь комплекс инструментов регулирования внешней экономической деятельности, применяемый в практике внешней торговли, а также обеспечить уровень защиты продовольственного и сельскохозяйственного рынка, сопоставимый с основными торговыми партнерами .

Стратегией эффективного развития сельского хозяйства предусматривается формирование развитой конкурентной среды, укрепление конку-рентных преимуществ отечественных производителей как неотъемлемого условия для эффективного функционирования рынка продовольствия. Для запуска механизмов рыночной конкуренции необходимо предпринять серьезные шаги по развитию современных институтов со всеми необходимыми атрибутами (биржами, аукционами, информационно-аналитическими службами), созданию эффективной системы товародвижения, защите отечественных товаропроизводителей от давления импорта, стимулированию предприятий пищевой промышленности.

На федеральном уровне необходимо разработать концепцию создания единого аграрного рынка России, основанную на эффективной специализации регионов и устранении административных барьеров, препятствующих перемещению продовольствия. Данную работу следует проводить во взаимодействии с отраслевыми союзами и ассоциациями товаропроизводителей, а также межрегиональными корпорациями.

Стратегическое развитие интеграционных процессов предполагает формирование крупных агропромышленных корпораций как необходимого ус-ловия стабилизации продовольственного рынка. Для развития интеграционных процессов важно направить усилия государства на создание условий для формирования и соблюдения новых контрактных отношений, при которых все звенья технологической линии связываются соглашениями, определяющими объемы производства, качество продукции, сроки поставок, цены и т.д.

Развитие интеграционных и кооперационных связей на межотраслевом уровне и поддержка институциональных преобразований, направленных на создание межотраслевых хозяйственных и управленческих структур (ФПГ, отраслевые и региональные союзы и ассоциации производителей) будут способствовать установлению ценового паритета между сельским хозяйством и смежными отраслями.

Наконец, важными составляющими эффективной стратегии предстоящего развития сельского хозяйства в нашей стране являются социальные приоритеты, правильное их определение, обоснованное ранжирование и распределение в пространстве и времени.

Активизация инвестиционных процессов в отраслях агропромышленного комплекса - стержневой фактор стратегического восстановления и развития нормального воспроизводственного процесса. Основным направлением государственной политики по улучшению инвестиционного климата в России и инвестиционной активности является переориентация инвестиционных потоков в отрасли со стратегически высокозначимым производством (зерновое хозяйство, молочная, мясная промышленность). Необходима по-степенная переориентация инвестиций на полный цикл производства высокотехнологичной экспортоориентированной продукции с использованием отечественных исследований и разработок.

Важнейшими среди этих приоритетов на селе являются учет региональных особенностей, создание специальных программ развития депрессивных сельских регионов. Важное значение имеет также социальная поддержка, включая правовую защиту от криминального влияния, крестьянского подворья в условиях как коммерциализации сельскохозяйственных предприятий, так и в случае ликвидации сельскохозяйственного предприятия .

В экономически развитых регионах России больше внимания следует уделять вовлечению населения в различные формы потребительской кооперации, снижению налогов и бюрократических запретов на вывоз продукции.

В приоритетном режиме должна изменяться структура занятости сельского населения, ликвидироваться неэффективные и сокращаться низкооплачиваемые рабочие места, регулироваться неформальная занятость, которая не контролируется обществом и не облагается налогами, смягчаться негативные последствия роста безработицы в сельской местности, осуществляться интеграция политики занятости и аграрной политики в целом.

В отличие от других секторов экономики сельское хозяйство России за 100 лет, как свидетельствуют данные, приведенные в табл. 7.6, топталось практически на одном и том же месте, не получило какого-либо заметного развития, а по организации, добросовестности и качеству ведения крестьянского труда, пожалуй, кратно ухудшило свои позиции.

При общем почти 20-тикратном прогрессе промышленности и 30-ти- кратном прогрессе строительства, а в целом более чем 8-микратном общем прогрессе национального богатства страны за 100 лет, российское сельское хозяйство за эти 100 лет приросло всего лишь на каких-то 35,6%, в том числе производство зерна - на 31,0 и производство мяса на 37,5 % (поголовье крупного рогатого скота при этом уменьшилось с 30 до 28 млн голов, т.е. упало на 6,7%), что при таком крупном счете, каким является исчисление экономического роста за 100 лет, следует рассматривать не как свидетельство какого-то вообще продвижения вперед, а скорее всего лишь как результат неизбежно появляющихся в таких случаях статистических погрешностей самого счета.

На фоне ухоженных владений, грядкового земледелия, накормленного скота, вкусного хлеба и рачительного православного крестьянина нынешняя бедная и голодная русская деревня просто удручающе беспомощна, образует одно огромное заброшенное болото, в бурьяне и грязи, с толпами убогих пьяниц и жалких инвалидов и стариков.

Правда, и на представленном абсолютно удручающем фоне в России в минувшем столетии были определенные просветления, появлялись оазисы надежд (освоение Сибирских земель, столыпинская реформа, НЭП, освоение целинных земель и др.), порождавшие всплески аграрного прогресса.

Даже неудачно организованное образование колхозов и совхозов, знаменовавшее создание в России крупных сельских хозяйств, на этом фоне должно расцениваться в целом как прогресс.

За истекшие 100 лет наивысший уровень годового прироста (34,5 %) сельского хозяйства России был отмечен в 1976 г. До и после этого как крупные достижения фиксировались приросты на уровне 32,8 (1921 г.), 30,4 (1922 г.), 15,9 (1934 г.), 19,2 (1936 г.), 13,4 (1946 г.), 14,2 (1962 г.), 16,9 (1964 г.), 27,3 (1966 г.), 13,6 (1968 г.), 15,2 (1970 г.), 24,0 (1973 г.), 16,2 (1978 г.), 17,8 (1982 г.) и 13,5% (1997 г.).

Наиболее низкие отметки и даже целые провалы в развитии сельского хозяйства России в минувшем веке фиксировались в 1912-1913 гг., 1917-1920 гг., 1930-1932 гг., 1939-1945 гг., 1951-1963 гг., 1965 г., когда прогресса из-за неурожаев и падежа скота не наблюдалось подряд несколько лет, а также в 1969, 1975, 1970, 1981, 1984, 1994 и в 1998 гг., когда годовые объемы производства понизились на 10% (в 1998 г. - на целых 35,7%, печальный рекорд, которого не знала история российского сельского хозяйства за все годы своего более чем тысячелетнего существования!), что практически каждый раз перечеркивало зафиксированные подъемы.

Развитие сельского хозяйства в России в истекшем столетии в определенной степени детерминировали урожайность и валовые сборы зерновых, сбор картофеля, поголовье крупного рогатого скота и свиней, а также производство мяса и молока, темпы которых были еще менее уравновешенными.

13 Симчера В. М. Наиболее высокая урожайность и, следовательно, максимальные валовые сборы зерновых в России были достигнуты в 1973 г. (129,0), 1976 г. (127,1) и 1978 г. (136,5 млн т), приближаясь к нормативному для России 150-миллионному барометру продовольственной безопасности (1 т зерновых в год в расчете на человека). Свыше 100 млн т в год собирали в России также в 1968, 1970, 1971, 1974, 1977, 1980, 1983, 1986, 1989, 1990 и 1992 гг., т.е. в 13 из 100 лет. В остальные 87 лет, в том числе практически во все годы последних реформ, за исключением 2000 и 2001 гг.), долевые сборы зерновых составляли половину и меньше достигнутых в указанные 13 по истине благодатных для России лет.

Соответственно максимальное (68,8 в 1936 г., 65,1 в 1938 г., 60,2 в 1939 г., 60,0 в 1985 г. и 60,5 млн голов в 1987 г.) поголовье крупного рогатого скота было зафиксировано всего пять раз, поголовье на уровне 50-60 млн голов - 22 раза (все случаи имели место в 1968-1993 гг.), а на уровне 40-50 млн голов - всего 10 раз (все случаи имели место тоже во второй половине XX столетия). В остальных случаях (а их было 67) поголовье крупного скота в России находилось ниже отметки 40 млн голов в год, что, по крайней мере, в 1,5 раза ниже пиковых для России значений и в 3 раза ниже существующей нормы (одна голова крупного рогатого скота в расчете на одного взрослого человека) и практически каждый раз означало наступление плохих времен на продовольственном рынке страны.

В сущности те же конъюнктурные колебания характеризовали производство и потребление мяса и мясных продуктов в стране, объемы которых поднимались в России выше отметки 10,0 млн т в год всего два раза (в 1989 г. и 1990 г.) при норме 15,0 млн т (100 кг на душу населения). При этом на протяжении 100 лет в стране всего в 16 случаях (в 1968-1993 гг.) производство мяса достигало половины требуемой нормы (7,5 млн т в год), а во все остальные годы оно находилось за пределами минимального уровня, опускаясь до дна целых «немясных» лет, голода, пайков, очередей и пустых полок не только в последние годы господства в стране царского режима и правительственной чехарды (1905-1916 гг.), войн и революций, но и в относительно мирные 1928-1938 гг. (годы коллективизации), 1958-1965 гг. (годы печально известной хрущевской семилетки) и 1985-1991 гг. (годы еще более печальной горбачевской перестройки).

Не только с мясом и молоком, но даже с хлебом и картошкой страна и сегодня находится отнюдь не в лучшем положении, не производя и половины того, что производила в лучшие годы, находясь, как и 100 лет назад, далеко от сытости и достатка.

Замечена тенденция переоценки темпов роста (особенно сельского хозяйства) после почти каждой смены главы государства, равноценной в России, как правило, смене режима правления, если не власти и общественного строя.

<< | >>
Источник: В.М.Симчера. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ ЗА 100 ЛЕТ1900 -2000. 2007

Еще по теме 6.4. ПЕРЕХОД ОТ ИСТОРИЧЕСКИХ МИНИМУМОВК ИСТОРИЧЕСКИМ МАКСИМУМАМ В РАЗВИТИИСЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ:

  1. Тема 2. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОКУРАТУРЫ В РОССИИ
  2. 2.2. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ФИНАНСОВОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ
  3. 1.5. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЦЕНКИ НАЦИОНАЛЬНОГОБОГАТСТВА РОССИИ ЗА 100 ЛЕТ
  4. 9.2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ЦИКЛЫВ РОСТЕ ЗНАНИЙ В РОССИИ
  5. 3.4. ИСТОРИЧЕСКИЕ МИНИМУМЫВ ВЕКОВОМ РОСТЕ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ
  6. Глава 1. Исторические аспекты развития налогообложения в России
  7. Глава 3. Исторические этапы развития конституционного права России и науки о нем
  8. 7.2. РЕАЛИЗОВАННЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯСТРОИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ
  9. 11.1. НЕМНОГО О ЯДРЕ И ИСТОРИЧЕСКОМ ДЕТЕРМИНИЗМЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В РОССИИ
  10. 8.3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕЦИКЛЫ В РАЗВИТИИ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ РОССИИ
  11. 9.3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИИ ИНФРАСТРУКТУРНЫЕ ФАКТОРЫ РОСТА ЗНАНИЙВ РОССИИ
  12. 11.5. НЕМНОГО ОБ ИСТОРИЧЕСКИХ МИНИМУМАХВ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РОССИИ
  13. 16. Русская философия XIX века: западничество и славянофильство 30-50 гг. Оценка исторического прошлого России и разработка славянофильской идеологии.
  14. 6. Логическое и историческое
  15. 6.5. Историческое состояние