<<
>>

Глава 9. СИСТЕМА СТИМУЛОВ К ТРУДУ И РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Наш предмет—специфическая для современной переходной экономики система распределения, обеспечивающая, с одной стороны, социальную защиту, с другой (и это, пожалуй, главное) — стимулы к труду, предпринимательской дея-тельности и использованию инновационного потенциала ра-ботника.

§ 1.

принципы и механизмы распределения

Как может быть устроена в переходной экономике система распределения? Понятно, что в ее основе могут лежать два принципиально различных, но во многом сходных, механизма распределения. Один из них основан на рыночных методах, второй — на механизме распределения по труду. Оба этих механизма не так просты. И система распределения в рыночной экономике — это не только то, что описано в учебнике «Экономикс», и распределение по труду—это совсем не то, о чем можно было бы догадаться исходя из публицистических заметок последнего времени.

Рассмотрим, как работают эти системы. Тем более, что реальная переходная экономика потому и переходная, что включает оба этих механизма, да еще и в деформированном, вследствие сохранения тоталитарно-бюрократического наследия, виде. Во всяком случае, она их включает, с одной стороны, в той мере, в какой мы еще не до конца ушли от элементов «социализма», существовавших, пусть в мутантной, но реальной форме в прошлом; с другой — в той мере, в какой рыночная экономика движется по пути к социально ориентированной переходной экономике, к «экономике для человека». Не исключено, что движение по пути «номенклатурного капитализма» полностью вытеснит механизмы распределения по труду в ближайшем будущем, что, однако, не «отменит» процессов становления элементов социалистической модели распределения. Последнее остается устойчивым трендом экономики на рубеже двадцатого — двадцать первого веков, тем более, что многие из компонент этого механизма используются сегодня и в развитых буржуазных странах.

В рыночной системе хозяйствования существует достаточно простая модель, объясняющая получение доходов различными лицами, — их приносит каждый из факторов производства: труд—зарплату, капитал—прибыль, земля—ренту.

В последнее время к ним добавляют предпринимательские способности, которые также обеспечивают соответствующие доходы.

Эта модель неплохо объясняет фактическое положение дел за исключением одного «нюанса»: почему в такой экономике, базирующейся якобы на социальной справедливости, возможности накопления и получения существенно более высокой, по сравнению с доходом работника, доли общественного богатства, связаны с капиталом и с собственностью на капитал? Почему именно собственность на капитал дает возможность присваивать весь доход от функционирования этого капитала и почему эта собственность на капитал должна быть сконцентрирована в руках небольшой части членов общества? Справедливость постановки этих вопросов подтверждается активно проводимой в большинстве развитых стран политикой диффузии собственности, теми или иными попытками пе-рераспределить собственность на капитал среди относительно широких масс населения. Именно так там пытаются «снять» названные выше противоречия, что, однако, реализуется да-леко не в полной мере, поскольку реальная экономическая власть и реальный контроль за распоряжением собственностью на капитал по-прежнему сосредоточены в руках относительно узкого круга лиц, принадлежащих к истеблишменту той или другой страны, или мирового сообщества в целом.

В то же время диффузия собственности и наличие определенных отношений перераспределения, в частности относительно высоких налогов для высокодоходных групп населения, социальная поддержка для низкодоходных групп населения, — все это снимает ту остроту социальных конфликтов, которая была характерна для классической буржуазной экономики девятнадцатого века, перенося эти конфликты на мировое хозяйство в целом.

Существует и вторая модель объяснения источника доходов, имеющая в своей основе марксистскую традицию: создаваемый общественный продукт рассматривается как результат деятельности наемного работника, труда, создающего всю новую стоимость, которая не случайно в любой экономической статистике называется вновь созданной стоимостью, созданной трудом стоимостью.

Соответственно и доход мог и должен был бы принадлежать тому, кто создал эту стоимость, но при условии, что и средства производства оказались бы в руках тех, что осуществляет трудовую деятельность.

Однако, поскольку современная рыночная экономика в большинстве случаев, как правило, основана на отчуждении работника от собственности на средства производства, часть созданного дохода (часть вновь созданной стоимости) присваивается собственником средств производства и отчуждается от наемного работника. Эта часть — прибыль, или в марксистской теории — прибавочная стоимость, является источником накопления и личного дохода класса собственников средств производства. Прибавочная стоимость затем может частично перераспределяться в пользу наемных работников, в случае если этим наемным работникам удается организовать сильный профсоюз, создать государственную власть с некоторым представительством интересов трудящихся (скажем, социал-демократическую модель), т. е. если удается добиться существенных уступок от тех, кто является хозяином этой экономической системы — от собственников средств производства.

Однако в любом случае, как бы мы ни характеризовали источник получаемых доходов, буржуазная система — это система, в которой работник получает только заработную пла- ту, равную стоимости рабочей силы (здесь мы абстрагируемся на время от широкой диффузии собственности и т. п.), а лицо, обладающее средствами производства, присваивает и эквивалент стоимости этих средств производства, капитала и прибыль.

Рыночная система — это система, в которой действуют отношения конкуренции, а величина дохода в условиях конкуренции определяется не только тем объемом труда, которым обладает собственник средств производства, но и тем, как сложится соотношение спроса и предложения на рынке. В этих условиях кто-то получит относительно больше, кто-то относительно меньше той стоимости, которая была воплощена в товаре, поскольку под влиянием спроса и предложения цена будет постоянно отклоняться от этой стоимости.

Более того, возможность получить больше по сравнению с общественно нормальными затратами труда, или потерять что-то по сравнению с этими общественно нормальными затратами, является важнейшим стимулом предприимчивости, того, что называется «умением вертеться» в рыночной экономике. Если бы всякий субъект рынка, продавец и покупатель, каждый раз в любой сделке получил точный эквивалент своих трудозатрат, никакого стимула предприимчивости в этой системе не было бы. Однако в этор системе существует мощный стимул предприимчивости, связанный как с опасностью разорения, так и с возможностью обогащения сверх средних доходов. С этим связана и постоянная дифференциация, как один из законов развития рыночной экономики. Пожалуй, даже в большей степени, чем в развитых странах, жесткость законов рыночного распределения, и в особенности дифференциации, ощущают на себе жители стран, уходящих от модели «реального социализма», ибо в нашей экономике жесткий и все увеличивающийся разрыв доходов работников и собственников, дифференциация населения стали постоянным законом жизни.

В той мере, в какой в переходной экономике происходит становление рынка и возникает капиталистическая форма отчуждения работника от средств производства, для нее становятся характерны и названные выше механизмы распределения, специфицируемые существенно большей, чем в «нормальной» рыночной экономике, ролью номенклатурно-корпо- ративных отношений.

Модель распределения по труду была представлена на практике прежде всего в превратных формах уравниловки и социальной несправедливости, связанной с наличием привилегий и льгот бюрократического аппарата. Однако имманентные распределению по труду ростки пробивали себе дорогу, несмотря на доминирование превратных, мутантных форм. По своей сути эта система является не чем иным, как мо- делью нормативного распределения, основанной на том, что каждый работник получает эквивалент своих трудозатрат (за вычетом той доли, которая необходима для накопления, поддержания уже и еще нетрудоспособных, развития социальной сферы и иных целей общественного или коллективного саморазвития) в нормативной форме (с учетом количества и качества труда, его результативности).

Каким образом может быть «устроено» это нормативное распределение? Ответ на этот вопрос фактически уже был дан выше, когда характеризовалась суть нормативных механизмов планирования и регулирования экономической жизни. Примером этого может быть большая часть моделей оплаты труда в рамках крупных корпораций, а это хозяйственные системы, в ряде случаев превышающие масштабы экономики таких стран, как Голландия, Бельгия. В рамках этих корпораций система распределения строится во многом по нормативному принципу, когда заранее учитываются в нормочасах или в других показателях количественные затраты труда работников, определяются в виде стандартов, технологических норм качественные требования к результату труда и создается система стимулирования более высоких качественных и количественных результатов труда по сравнению с норматив-ным уровнем.

Другое дело, что в большинстве развитых стран эти механизмы работают в целом в рамках рыночной системы хозяйствования. Более того, в переходной экономике эта система тоже не может работать изолированно, ибо нормативный механизм распределения может быть лишь одним из механизмов, наряду с рыночным. В переходной экономике противоречиво соединяются оба начала: распределение¦ по труду и рыночная конкуренция. Каким образом происходит это соединение в переходной экономике? Описать существующую систему — это значит описать глобальный кризис и распад механизмов распределе-ния. Последние фактически организованы сегодня не столько как нормативный или (рыночный (конкурентный) механизмы, сколько как смена традиционных уравниловки и бюрократи-ческих подачек стихийными подачками (осуществляемыми или государством, или региональным чиновничеством, или руководителями той или иной частной или псевдогосудар-ственной корпорации) и доходами от процессов первоначаль-ного накопления капитала, замешанными частью на законах становящегося рынка и эксплуатации, частью на насилии — как новоявленном, так и унаследованном от тоталитарной системы. Постепенно эта система эволюционирует к большей стабильности и надевает форму свободной буржуазной си-стемы распределения, содержательно развиваясь не столько на основе стимулирования труда и предприимчивости в усло- виях свободной конкуренции, сколько на основе корпоративного соперничества и монополистической конкуренции на ма-кроуровне в сочетании с уравниловкой и распределением по> должности в отношениях распределения внутри фирмы.

Каким же образом в переходной экономике могут быть преодолены эти кризисные явления и создана система отно-шений распределения, соединяющая конкурентные начала с распределением по труду?

Эта система должна предполагать, во-первых, наличие некоторых нормативов, минимальных стандартов, гарантирующих определенный доход для лиц наемного труда, или для лиц, занятых в государственных и коллективных предприятиях, при условии выполнения некоторого уровня квалификационных требований. Иными словами, может и должна существовать система норм, обеспечивающих минимальные доходы для лиц определенного уровня квалификации при условии, что они нормально работают в течение восьмичасового рабочего дня на предприятии, выполняют те технологические требования, которые соответствуют полученному ими разряду, их квалификации. Этот минимальный уровень дохода может быть единым для различных категорий наемных рабочих, занятых как в индустрии, так и в других секторах экономики. Более того, он может существовать и как определенный гарантированный минимальный набор окладов для работников социокультурной сферы и других отраслей экономики, где трудно непосредственно нормативно определить качество произведенной продукции, где, иными словами, сдельная форма заработной платы труднореализуема.

Эта минимальная нормативная система распределения должна быть лишь одним из механизмов, который, во-вторых, и может и должен дополняться системой материального стимулирования, основанной на рыночных принципах, включающих конкуренцию предприятий в условиях социально-ориен-тированного и регулируемого рынка.

Такого рода рыночные доходы, получаемые в результате предпринимательской деятельности, т. е. в результате реали-зации предпринимательского потенциала, станут механизмом, добавляющим или не добавляющим что-то к этим минималь-ным ставкам в зависимости от результатов деятельности того или иного хозяйственного звена на рынке. Их могут получать собственники предприятия и его работники (если это не одни и те же лица), участвующие в прибылях предприятия. 1. Если мы говорим о государственных предприятиях, то доходы их работников должны обеспечиваться за счет реализации продукции, а не государственного бюджета. Предприятия же, не обеспечивающие достаточного уровня рентабельности (в частности, гарантированного минимума доходов), должны своевременно закрываться или перепрофилироваться, при со- хранении занятости для работников, переводимых в организованном порядке на другое место работы в соответствии с их потребностями, склонностями и квалификацией.

Если же говорить о частном секторе, то и здесь обязательность минимального нормативного уровня зарплаты для различных категорий наемных работников является абсолютным и при недостатке доходов должна обеспечиваться за счет сокращения дивидендов или прибыли частного собственника. В случае, если гарантированный доход наемных работников не может быть обеспечен, фирма разоряется, а работники трудоустраиваются в соответствие с описанной выше для государственных предприятий моделью. Так обеспечивается соединение механизмов предпринимательской активности и нормативного распределения.

Наиболее оптимальным, однако, было бы привлечение широкого круга наемных работников или собственников коллективного предприятия непосредственно к совместной предпринимательской деятельности, когда доход, получаемый сверх нормативного, был бы для работников прямо связан с их инициативой, их активностью как коллектива, как группы работников, занятых в рамках государственного, коллективного или частного предприятия. Безусловно, в рамках коллективных предприятий или самоуправляющихся государственных предприятий, такого рода предпринимательская активность коллективов реализуется гораздо легче, чем в частном секторе, где возможность деятельности на рынке, реализация предпринимательского потенциала предприятия связана с деятельностью лишь частного собственника или профессионального менеджера. Далее, система отношений распределения :в переходной экономике включает не только механизмы, связанные с оплатой труда. Но и, в-третьих, механизмы, связанные с получением доходов от собственности и от предпринимательской деятельности. И в этом случае представляется достаточно целесообразным в рамках социально ориентированной переходной экономики (экономики, ориентированной на максимальное продуктивное экономическое использование потенциала человека) создать такую систему регулирования доходов, при которой общество поддерживало бы и стимули-ровало получение предпринимательских доходов от производ-ственной деятельности в той же мере, как и трудовых доходов. Исключением могут стать лишь некоторые сверхвысокие доходы, которые вместе с тем могли бы использоваться .лицами, их получающими, для благотворительной обществен-ной деятельности. Слава, почет и стимулы с этим связанные, сохранялись бы для т&ких лиц в полной мере, однако пресе-калась бы нерациональная трата общественных ресурсов на паразитическое личное потоебленио.

В то же время для доходов от собственности в условиях переходной экономики, ориентированной на человека, целесообразно создание условий, дестимулирующих развитие рантье, паразитирующих на экономике, а также спекулятивного капитала, что наиболее типично для современной переходной экономики. Иными словами, частнопредпринимательская деятельность, связанная с инвестициями в производство, в экономическое развитие должна поощряться в той же степени, как и любая другая инновационная деятельность, а получение рантьерских доходов от собственности должно тормозиться равно как и любые другие формы социального паразитизма. Наконец, необходимы жесткие ограничения на иные доходы чисто рантьерского характера, связанные с бюрократическими привилегиями, близостью к государственной собственности и другими формами использования привилегированного бюрократического положения в рамках государственных и других иерархических структур (скажем, частных или акционерных корпораций или других крупных корпоративных организаций).

Наконец, важнейшей проблемой для переходной экономики в области распределительных отношений является проблема общественного контроля за системой распределения. Речь идет не о предоставлении государственным органам права «влезать» в карман каждого гражданина. Напротив, речь идет о том, что каждый из граждан имеет право получения любых законно разрешенных доходов при условии их фиксации на едином именном счете в том или ином банке и оплаты всех необходимых покупок с этого счета путем перечисления или снятия денег для наличных расчетов. В перспективе целесообразно развитие «электронных» денег или других современных форм, широко развитых на Западе.

Общественный контроль и регулирование распределения, в частности фиксация всех доходов на именных счетах, позволит достаточно легко осуществлять политику эффективного налогообложения, бороться с коррупцией, взяточничеством государственных чиновников, будет способствовать сокраще-нию спекуляции, поможет решить и многие другие проблемы, являющиеся бичом современной переходной экономики. Такого рода меры ориентированы не столько на достижение со-циальной справедливости, сколько на решение задачи роста эффективности переходной экономики, ибо названные выше шаги позволят снизить как прямые потери ресурсов, так и их «оттягивание» от производственных и социальных инвестиций и «втягивания» в сферу посреднических операций, приносящих огромные спекулятивные и рантьерские доходы.

Система отношений распределения — это, однако, не только система оплаты по труду и регулирования доходов. Но еще и система социальной защиты, обеспечивающей гарантии равных стартовых возможностей и устойчивость положения человека. Это и система стимулов к труду, которая включает в себя не только оплату по труду или рыночные механизмы стимулирования, но и предполагает гораздо более сложную систему отношений, позволяющую задействовать механизмы обеспечения социальной справедливости для роста экономи-ческой эффективности, стимулирования производительного интенсивного труда и «задействования» предпринимательских способностей большинства членов общества для реализации экономических, социальных, гуманитарных целей.

§ 2. СИСТЕМА СТИМУЛИРОВАНИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ИДЕАЛЫ И РЕАЛИИ

Какова система современных стимулов к труду?

Во-первых, это система материального денежного стимулирования труда. Здесь важнейшей задачей является не просто выплата некоторого денежного вознаграждения, а обеспечение прямой позитивно воспринимаемой работником связи между мерой его труда и мерой получаемого им денежного дохода.

Такого рода прямая связь между качеством и количеством труда, с одной стороны, и объемом денежного дохода, с другой— должна быть обеспечена как на уровне отдельного работника, так' и для коллективов работников. Такими коллективами могут быть и являются (независимо от форм собственности) бригады, цеха, предприятия. Определенного рода поощрение за коллективные результаты трудовой деятельности— это правило не только для бывшей «социалистической» экономики, где такое поощрение, как правило, было бюрократически организовано и тяготело к уравниловке, но и для экономики современных промышленно развитых стран, где крупные индустриальные комплексы являются доминирующими, составляют основную часть технологического базиса. Соответственно коллективные формы денежного стимулирования являются важнейшей составной частью экономики развитых стран.

Для переходной экономики эта принципиально важная, хотя и предельно простая связка также должна быть реализована в полной мере. Тем более это важно подчеркнуть сегодня, когда даже прежняя, тяготеющая к уравниловке система стимулирования, основанная на определенной дифференциации доходов (разрыв в оплате труда низко- и высококвалифицированного работника фактически был 1 к 5, иногда 1 к 10), оказалась разрушена. Ныне господствуют обломки этой старой системы, деформированные случайной дифференциацией доходов между различными регионами и предприятиями, гиперинфляцией, разовыми подачками. Все это приводит к крайне слабой зависимости доходов работников от реальных трудовых усилий.

Во-вторых, существует система материальных, но не де-нежных, а так называемых «социальных» стимулов, позво-ляющих существенно мотивировать труд как наемного работ-ника, так и работника коллективных или самоуправляющихся государственных предприятий. К таким стимулам относится создание достойных условий труда; мотивация труда перехо-дом к более интересному, творческому, содержательному тру-довому процессу; стимулирование свободным временем; улучшение отношений в коллективе.

Весь этот набор стимулов может и должен быть задействован на основе того практического опыта, который имеется как в отечественной экономике (этот опыт пробивал себе дорогу вопреки господству авторитарно-бюрократической системы), так и в условиях развитых буржуазных государств.

В качестве одного из примеров можно упомянуть об очень любопытном опыте, появившимся в последние годы существования Восточной Германии, где широко использовалась система поощрения творческого квалифицированного труда в рамках бригады по очень простому принципу. Известно, что на любом производстве требуется постепенное сокращение числа занятых по мере роста производительности труда. Традиционно высвобождаются те работники, которые наименее качественно, наименее дисциплинированно, наименее эффективно работают. В условиях германского эксперимента было принято другое решение: в бригаде сокращаются наиболее квалифицированные, наиболее творческие работники, но сокращаются весьма своеобразным образом. Бригаде ставится условие: ваши лидеры, т. е. те, кто умеет работать лучше всех, смогут перейти через год, может быть даже раньше, на более интересную, творческую работу (как правило, в экспериментальное производство в рамках научно-производственного комплекса), но при одном условии: бригада без них в сокращенном составе сумеет работать столь же качественно и столь же эффективно, как и прежде.

Перед лидерами, теми, кто работает наиболее квалифицированно, стоит очень интересная задача: суметь научить своих товарищей по коллективу работать в меньшем составе, но с такой же или может быть даже большей эффективностью. В этом случае они получат возможность уйти от монотонного, скучного труда на конвейере (или в условиях другого индустриального производства) и заняться интересной поисковой, творческой деятельностью в рамках экспериментального производства, с получением такого же или даже более высокого дохода.

Сказанное — не более чем простейший пример того, как в коллективе рождаются новые отношения — отношения партнерства, как возникают стимулы к повышению производительности труда, связанные с возможностью получить более инте- ресную, творческую работу, причем не только для того, кто уйдет из этого коллектива, но и для всей бригады, которая начнет работать более интенсивно, более качественно; интегрируются различные неденежные стимулы, создавая мощную- мотивацию роста производительности труда и эффективности производства.

Эти материальные неденежные стимулы могут особенно' широко использоваться в переходной экономике, где объективно узки возможности денежного стимулирования и глубоки традиции социального равенства и коллективизма, развивавшихся в мутантных, но реальных формах.

Наконец, в-третьих, весьма существенную роль в современной экономике играют стимулы, которые традиционно назывались «моральными». В действительности же они ориентированы на мотивацию человека как личности, а не только механизма, призванного выполнять производственные функции.

Возможности воздействия на человека через его личностные, психологические качества играют весьма значительную' роль в экономике. Модели такого стимулирования разработаны как теорией «научной организации труда» (опыт «реального социализма»), так и теоретиками трудовых отношений в современных западных корпорациях (прежде всего, «доктрина, человеческих отношений»).

Эти стимулы могут быть самыми разнообразными. К примеру, социологи заметили, что в коллективе, состоящем преимущественно из женщин, публичная похвала молодого руководителя в адрес женщин 30—40 лет, сделанная в интелле- гентной, «джентльменской» форме на общем собрании коллектива, с цветами, целованием ручки и т. д., может составить конкуренцию крупной премии, сравнимой с месячным доходом работника. Более того, в большинстве случае именно эта похвала оказывает большее стимулирующее значение, чем крупная денежная премия. Важно иметь в виду, что «моральные» стимулы — это сложная система методов демократического воздействия на человека как личность с целью повышения эффективности и инициативности его трудовой деятельности. Чем в большей степени труд человека превращается в собственно творческую деятельность, тем в большей мере возрастает роль «моральных» стимулов.

Завершая характеристику этих трех основных компонентов стимулирования труда, хотелось бы подчеркнуть, что они должны составлять единую систему мотивации труда, применяемую и по отношению к отдельной конкретной личности и по отношению к коллективу. Более того, необходимо соответствие между системой стимулов и «мотивационным портретом» как отдельного работника, так и коллектива.

Дело в том, что разные люди имеют разную систему мотивов, которые позволяют задействовать их опять-таки различ- ные способности. Для одного наиболее значимым оказывается денежный стимул, для другого — наличие свободного времени или возможность перейти на более творческую работу, для третьего — простая похвала.

Создание «мотивационного портрета» коллектива и каждого работника — важнейшая задача, если мы хотим, чтобы система стимулов работала не «вообще», а создавало сильные мотивы для конкретного человека, коллектива. Это из важнейших слагаемых стимулирования эффективности в переходной экономике, без них невозможно создание таких систем распределения и стимулирования, которые были бы нацелены на рост экономической эффективности.:

Рассуждая о стимулах предпринимательства, подчеркнем, во-первых, необходимость снятия бюрократических ограничений при наличии четкого нормативного государственного и об-щественного регулирования предпринимательской деятельно-сти. Наличие реальных равных возможностей для осуществле-ния предпринимательской деятельности и стабильных норма-тивных условий («правил») деятельности предпринимательских структур в условиях смешанной экономики является объ-ективно необходимым и не так уж труднореализуемым усло-вием, без которого невозможно создавать стимулы предприни-мательства.

Во-вторых, необходимо обеспечить возможности создания ассоциаций предпринимателей с целью защиты этими предпринимательскими структурами своих интересов, их демократического представительства в органах государственной власти и экономического регулирования с целью создания партнерских, «контрактных» отношений между основными субъектами экономической деятельности. Как частные предприниматели, так и предприниматели, представляющие государственные и коллективные предприятия, а также другие хозяйственные структуры, могли бы в полной мере защитить свои интересы при условии их ассоциирования и партнерских деловых отношений, основанных на открытом диалоге различного рода ассоциаций (при участии в такого рода диалогах представителей трудовых коллективов, профессиональных союзов и других общественных организаций) под эгидой представительных органов государственной власти. Такого рода демократическая модель взаимодействия могла бы привести к тому, что правила, регулирующие предпринимательскую деятельность, стали бы последовательно демократическими, балансирующими противоположные, но и в чем-то единые интересы различных слоев общества.

Наконец, в-третьих, проблема стимулирования предпринимательства включает в себя соединение точечной поддержки отдельных сфер экономической жизни в рамках реализации социальных программ, программ структурной перестройки экономики, решения экологических, гуманитарных проблем с наличием сильного антимонопольного регулирования, призванного преодолеть фактическое неравенство различных предпринимательских структур. Это должно происходить в .зависимости от того, каким потенциалом развития экономики, повышения эффективности, решения как частных, так и общественных задач обладает та или другая предпринима-тельская структура, а не от того, насколько близко та или другая такая структура оказалась либо к частным монополистическим объединениям, либо к государственным структурам, монополизирующим те или иные функции экономической жизни.

Наконец, в-четвертых, важнейшей задачей стимулирования предпринимательской деятельности является поддержка наиболее важных сфер предпринимательской активности не только по принципу точечного регулирования отдельных сфер экономики, но и по принципу приоритетности определенных секторов экономики или определенных форм его организации. Например, такой сферой могла бы стать поддержка производительного частного бизнеса или частного бизнеса, обеспечивающего удовлетворение непосредственно потребительских запросов по основным товарам народного потребления.

Завершая характеристику системы стимулирования переходной экономики, нужно подчеркнуть, что ее различные слагаемые должны быть по возможности постепенно соединены в единую программу, нацеленную на создание стимулов для решения той важнейшей стратегической проблемы, которую собственно и призвана реализовывать экономика, т. е. сформировать «экономику для человека». Целостная система стимулирования— это не бюрократическая иерархическая структура, проникающая во все сферы жизни общества, а прямо противоположный, демократический механизм косвенной поддержки и прямого поощрения различных форм стимулирования труда, предпринимательской активности, социальной защиты, реализующих единую задачу, в которой социальная справедливость оказывается стимулом экономического роста.

Такая система должна обеспечить реальное равенство стартовых возможностей для различных слоев общества; минимальный уровень доходов, гарантии работы и стимулы активного труда для трудоспособных, а также гарантии нормальной жизни уже и еще нетрудоспособных. Таковы базисные предпосылки для того, чтобы каждый человек был уверен, что его способности могут и должны быть реализованы.

Для того, чтобы реализация этих способностей не оказалась благопожеланием, а была объективной необходимостью, должна работать, во-первых, система жестких стимулов, обеспечивающих возможности получения человеком значимых ре- зультатов в своей жизни (не только утилитарных, но и других— связанных со свободным временем, интересным трудом, социальным престижем и т. д.) только при условии, ЧТО он осуществляет интенсивный, творческий, инновационный процесс, как в труде, так и в предпринимательской деятельности и, во-вторых, должна действовать система, обеспечивающая «выдавливание» паразитических слоев, таких, как рантье, люмпены, лица, не желающие работать и создающие криминогенную обстановку в общества. «Выдавливание» этих слоев может осуществляться посредством налоговой политики, системы регулирования занятости, системы социальной поддержки одних групп населения (например, временно безработных, осуществляющих переквалификацию) при отсутствии такой поддержки для других (тех, кто не хочет переучиваться или повышать квалификацию) и, наконец, посредством организации общественных работ для люмпенской части населения, для тех, кто не желает ни работать, ни учиться для получения новых возможностей.

Предложенные выше модальности являются не просто благопожеланиями, они фактически интегрируют тот позитивный опыт, которым обладала как наша собственная экономика (хотя и в мутантных, превратных формах), так и экономика современных развитых стран. Другое дело, что возможность реализации этих модальностей связана во многом с тем, по какому пути пойдет развитие нашей переходной экономики, то есть будет ли реализована модель «экономика для человека» или же победит модель «номенклатурного капитализма» в той или другой ее разновидности.

Наличие последнего варианта, как одного из наиболее вероятных, заставляет еще раз подчеркнуть, что все сказанное выше может во многом остаться всего лишь некоторой стратегической установкой в случае, если не произойдет перелома в рамках современной переходной экономики, находящейся в глобальном социально-экономическом кризисе, оставляющем пока еще возможности для выбора того или иного сценария его преодоления. Какой из сценариев будет выбран, покажет практика и время.

Контрольные вопросы

Каковы основные принципы и механизмы распределения, существующие в современной экономике? В чем состоит их специфика в переходных обществах?

Почему оказались недостаточно эффективны и справедливы механизмы распределения прежней экономической системы? Какие их пережитки сохраняются в переходной экономике? В чем специфика механизмов оплаты наемного труда и других источников доходов в переходной экономике?

Каково соотношение и взаимосвязь распределительных механизмов обеспечения экономической эффективности и со-циальной справедливости в переходной экономике?

Назовите основные стимулы, способствующие повышению эффективности трудовой и предпринимательской деятельности, в чем их специфика в переходной экономике?

Как практически функционирует система стимулирования в переходной экономике?

Почему в переходной экономике на протяжении первого этапа ее функционирования наблюдалась тенденция к падению эффективности труда?

Каковы основные противоречия и направления развития системы отношений распределения в переходной эконо-мике?

<< | >>
Источник: В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. Экономика переходного периода. 1995

Еще по теме Глава 9. СИСТЕМА СТИМУЛОВ К ТРУДУ И РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ:

  1. Глава 2ПЛАНОВАЯ СИСТЕМА — ИСХОДНОЕ СОСТОЯНИЕ ДЛЯ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ
  2. Раздел IV. ФИНАНСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  3. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики
  4. § 1. Факторы, влияющие на характер системы переходной экономики
  5. Глава 5. ПРИВАТИЗАЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  6. Глава 12 ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  7. Глава 14. КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  8. Глава 11. ЗАНЯТОСТЬ И ИНФЛЯЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  9. Глава 45Индивидуальное воспроизводство в переходной экономике
  10. Глава 7. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  11. Глава 3 СОДЕРЖАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ПЕРЕХОДНОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  12. Глава 1. СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ
  13. Глава 59Роль обменного курса в переходных экономиках
  14. 14.1. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ПОНЯТИЯ “ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ
  15. Глава 53Государственный долг и бюджетный дефицит в переходной экономике
  16. Глава 13. ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО И ТИПЫ ПРЕДПРИЯТИЙ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  17. Глава 10. МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВО В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
  18. 14.2. Основные факторы и эмпирические индикаторы, характеризующие отношение к труду, их типология
  19. Глава 6 СОЦИЛЛЬНЛЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ: ОБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ БЛАГОПОЖЕЛАНИЕ
  20. Е.В. Красникова. Экономика переходного периода: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и др. экон. специальнос- тям, 2005