<<
>>

Глава 1. СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

§ 1. ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА КАК ОБЪЕКТ ТЕОРИИ

Объективные предпо- Признание ступенчатого характера об- сылки переходных со- щественной эволюции, разделявшегося, стояний как отмечалось, значительным количест

вом ученых в истории науки, означает, по сути, признание исторического характера развития и каждой отдельной ступени.

Можно было бы говорить о прохождении ею трех основных стадий: становления и восходящего развития; зрелого состояния; нисходящего развития, связанного с нарастанием нового. Это определяется непрерывностью человеческого прогресса, общественного воспроизводства.

Эта непрерывность, включающая в себя постоянное совершенствование средств труда, технологии, организационных форм производства и, наконец, самого человека как главной- производительной силы и субъекта общественных отношений, и предполагает постепенность становления каждой исторической ступени. Она означает, что экономика в обществе не прекращает своего функционирования ни в период зарождения каждой новой ступени, ни в период ее нисходящего движения.

Получается, что в характеристике экономики каждой исто-рической ступени две стадии из названных трех обнаруживают ее своеобразное состояние: неполноту свойственных ей признаков, отсутствие целостности, сосуществование элемен-тов новой и старой экономик и т. п. Вместе с тем очевидно, что речь должна идти не о своеобразии самих стадий, а о своеобразии экономики того периода, который находится как бы между различными ступенями, точнее, их зрелыми состояниями. Действительно, стадия становления любой ступени есть одновременно и стадия нисходящего движения ступени предшествующей, а нисходящее движение всегда связано с зарождением и развитием новой ступени и т. д.

Поэтому переходная экономика по своей природе есть осо-бое состояние в эволюции экономики, когда она функциони- рует именно в период перехода общества от одной исторической ступени к другой.

Переходная экономика характеризует как бы «промежуточное» состояние общества, переломную эпоху, эпоху экономических, политических и социальных пре-образований. Отсюда и особый характер переходной экономики, отличающей ее от «обычной» экономики той или другой ступени.

Подобный «циклический» характер эволюции, из которого и вытекает периодическое наступление переходных состояний в большинстве случаев, видимо, представлялся экономистам самоочевидным, т. е., говоря об историческом «уходе» какой- то ступени, они должны были предполагать существование ее нисходящей стадии. Однако в науке достаточно распространены и прямые постановки об этом. Так Ибн Хальдун говорит о циклах подъема и упадка цивилизаций. Щ. Фурье (1772—1837) выделяет в каждой из рассматриваемых им четырех исторических ступеней стадии детства, роста, упадка и дряхлости и т. д. гСледует подчеркнуть и то, что/' о переходной экономике возможно говорить при любой классификации общественной эволюции: будь то три ступени (традиционная, рыночная и будущая экономика), рассматриваемые нами, или способы производства по критерию формационного подхода, или об-щественные формации по социально-политическому критерию и т. п. При любом выделении ступеней сохраняется цикличность их развития, а следовательно, и конституирование особых переходных состояний.

Наиболее крупные изменения такого рода, очевидно, свя-заны и с более крупной классификацией, в частности при пе-реходе от традиционной экономики к капиталистической, рыночной (совпадает с переходным процессом от феодализма к капитализму в рамках другой классификации), а также в случае перспектив развития рыночной экономики в совре-менных условиях. Показательно, что переходный характер эпохи при смене феодализма капитализмом был соответст-вующим образом отмечен наукой своего времени. Это про-явилось в фиксировании обострившихся социально-экономи-ческих противоречий; критике «несправедливости» наступаю-щего нового строя по сравнению с идиллическим прошлым; критике феодализма как строя, тормозящего наступление более прогрессивного индустриального строя, и т.

д. Послед-няя из упомянутых позиций характерна, например, для А. Сен-Симона, который разделял эволюцию на органические эпохи (ступени) и критические эпохи. Под последним он по-нимал периоды бурных потрясений между двумя органиче-скими эпохами. Критической эпохой, в частности, Сен-Симон считал и современное ему общество, прямо указывая, что «современная эпоха есть эпоха переходная».

_ исновные черты переходной экономики

Черты переходной как особенного ее состояния по соавне экономики „ "ПГ1П llu tpсине

нию с состоянием той или другой, но

определенной ступени обусловлены в целом характером' изменений в этот период. Если для каждой системы, или орга-нической эпохи, по Сен-Симону, это прежде всего есть изме-нения функционирования, то для переходной экономики ЭТО по преимуществу есть изменения развития.

Отсюда первая черта — характерная неустойчивость переходной экономики. Дело в том, что во всякой системе в процессе ее функционирования постоянно происходят различные изменения. Но они выступают как своеобразное средство ре-ализации цели, свойственой данной экономике, средство при-ведения ее именно в устойчивое, равновесное состояние. Яр-ким примером подобного механизма может служить картина циклического развития капиталистической экономики. Эко-номическая теория с первых своих шагов органично включает этот момент (устойчивости системы) в свой предмет. На это специально обращает внимание Н. Кондратьев (1892— 1938). Характеризуя учение физиократов, классическую школу, в том числе школу Маркса, и др. он относит их к статическим теориям в том смысле, что они исходят из концепции равновесия рассматриваемой ими системы. Что касается мар- жиналистского направления, то оно поставило проблему рав-новесия в центр анализа.

Переходная экономика характерна изменениями иного порядка. Они не просто временно нарушают устойчивость системы, с тем чтобы через другие изменения система вернулась в равновесное устойчивое состояние. Изменения развития в переходной экономике, можно сказать, носят «безвозвратный» характер. Они призваны усиливать неустойчивость существующей системы, с тем чтобы в итоге она постепенно уступила свое место другой экономической системе.

Вторая черта, вытекающая из первой, — альтернативный характер развития переходной экономики., Конечно, альтернативность эта имеет определенные границы, но означает, что итоги развития переходной экономики могут быть ва- риантны. Это вытекает из природы переходной экономики, в которой перемешаны элементы старого и нового состояний, а также из многообразия факторов, воздействующих на процесс развития в этот период. По концепции А. Тойнби, в состояние неустойчивости экономика (общество) попадает вследствие «вызова», который ставят перед ним или природные, или экономические и др. факторы. «Вызов» требует от общества «ответа», который может быть не только альтернативным, но и успешным или безуспешным, — он может завершиться и гибелью данной цивилизации. В последнем случае, правда, речь идет уже не о переходной экономике.

Альтернативный характер перехода крайне важно иметь в виду, особенно в случаях, когда общество имеет возможность оказать то или иное влияние на процесс перехода, с тем чтобы попытаться обеспечить наиболее благоприятный для него вариант. Важно также помнить, что речь идет именно об альтернативах развития, т. е. переходная экономика со всеми своими изменениями обязательно должна перерасти в какое-то другое, но новое состояние. Переходность исключает простой возврат к прежнему состоянию — в этом случае переходная экономика просто бы «не началась». Если же «начало» состоялось, то, по выражению Н. Моисеева (1917), действует правило: «Система не помнит своего прошлого».

Третья черта — появление и функционирование особых переходных экономических форм. В этом также проявляется «смешанность» старого и нового в этот период. Переходная форма, неся в себе «смешанное» содержание, уже выражает противоречие с традиционными системными формами, служит своеобразным сигналом о процессе умирания прежней системы. Такова, например, форма денежной феодальной ренты, которая и в качественном и в количественном отношениях не отвечает содержанию феодальных отношений личной зависимости. Такова форма индикативного планирования в условиях рыночной экономики, не отвечающая ее классическому механизму. Роль переходных форм не ограничивается тем, что они свидетельствуют о существовании переходной экономики. Эти формы указывают также направленность этого перехода и являются признаком его необратимости.

Четвертая черта — особый характер противоречий в переходной экономике. Это противоречия не функционирования, а развития, т. е. нового и старого, противоречия различных, стоящих за теми и другими субъектами отношений, слоев общества. Изменения, на которые направлена переходная эпоха, в экономическом аспекте всегда носят революционный характер: речь идет о смене экономических систем. Но и в социально-политическом плане переходные эпохи часто сопровождаются столь резким обострением противоречий, что связаны с революциями и социально-политическими. Переходность эпохи (ее неустойчивость, неопределенность), очевидное обострение социальных противоречий получают неоднозначное отражение в экономической науке. Не всегда в эту эпоху удавалось разглядеть действительные перспективы развития. К примеру, физиократ В. Мирабо (1715—1789) позитивный выход из противоречий своей эпохи видел в возврате к прошлому, кажущимся ему идеальными феодальным отношениям. Критикуя пороки утверждающегося капитализ-ма, призывал вернуться назад, к мелко-товарному производ-ству С. Сисмонди (1773—1842).

Пятая черта—историчность переходной экономики. Эта

историчность связана с двумя обстоятельствами. Во-первых, с историческим характером условий переходной экономики. Одно дело, когда общество переходит от традиционной к ин-дустриальной рыночной экономике, другое — современные переходные процессы. В этих случаях различны и исходные состояния, и конечные результаты, и противоречия в общест-ве, поскольку различны и его экономический строй, и со-циальная структура, и т. д. Во-вторых, историчность пере-ходной экономики зависит от особенностей региона, а также и от отдельной страны. К примеру, неодинаково переходные процессы протекают в условиях восточной или западной ци-вилизации, зависят они от конкретного уровня развития каж-дой страны. Все это означает, что даже известные, общие для переходной экономики закономерности должны получать разные формы проявления в различных условиях, что даже специальный анализ переходной экономики не дает конкрет-ных моделей, которые можно было бы применить при любых обстоятельствах.

Особенность в целом переходной эконоО структуре теории мики по сравнению с экономикой той переходной ЭКОНОМИ- _ о / „ \

ки или другой системы (ступени) не выво

дит ее за рамки объекта общей экономической теории. Вместе с тем специальное взимание науки к этим особенным процессам означает и некоторые особенности их теоретического отражения в виде определенной абстрактной схемы, или научной системы категорий. В противном случае нельзя было бы говорить о научном отображении этих важных реальных процессов. Но решение такой задачи и связано с созданием теории переходной экономики, которая оказывается частной теорией в рамках общей теории (политической экономии).

Поэтому и предмет исследования в теории переходной эко-номики в целом остается тот же — экономические отношения людей. Однако содержательно он связан с уже во многом указанными специфическими моментами, свойственными переходному состоянию общества. Это «нечистота» (переходность) форм отношений, «отклонение» закономерностей переходного состояния от закономерностей зрелой системы (ступени). Это общая неустойчивость, неравновесность состояния экономики, порождающая особый динамизм ее развития и соответствующий характер (необратимость, неповторяемость) изменений. Если в общем политическая экономия изучает отношения людей на разных исторических ступенях, т. е. в различных определенных системах, то в случае переходной экономики речь идет как бы о «внесистемных» образованиях, точнее периодах перехода от одной системы к другой.

Однако, поскольку речь идет о теории, то научное отображение переходной экономики подчиняется общим требсва- ниям теоретических построений. Прежде всего, даже этот процесс особенно бурных необратимых изменений она должна отобразить в виде ряда устойчивых элементов и связей, т. е. в основе своей должна быть представлена, по выражению Н. Кондратьева, как статическая теория. В связи с этим теория переходной экономики должна иметь и определенную структуру. Элементами этой структуры можно было бы назвать следующее. Во-первых, общие черты всякой переходной экономики. Во-вторых, системное выражение этих черт, рас-крывающее их субординацию, в том числе субординацию переходных форм. В-третьих, закономерности функциониро-вания переходной экономики, т. е. характер связей нового и старого, механизм завершения перехода от одной системы к другой. В-четвертых, характеристика форм единства и общего и особенного, в чем прежде всего должна проявляться тесная связь абстрактной теории с практикой переходной экономики в тех или иных условиях.

Можно поставить вопрос, когда могла (должна) родиться теория переходной экономики. В связи с этим нужно вспомнить, что сама политическая экономия, общая экономическая теория, — это «дитя капитализма», периода рыночной индустриальной системы. Именно этим объясняется и то, что и физиократы и классики рассматривали анализируемые ими явления развивающегося буржуазного общества как «естественный» порядок, оставляя в большей, как, например Д. Рикар- до (1772—1823), или меньшей (А. Смит и др.) степени за рамками теоретического анализа все иные отношения. О теории переходной экономики здесь не могло быть и речи. Переходная эпоха понималась в какой-то мере как известная случайность, от которой была возможна дорога и вперед (Сен- Симон) и назад (Мирабо, Сисмонди).

Конец XIX в. обнаружил целый ряд качественных изменений в рыночной экономике, ее принципиальном механизме функционирования. Концепция «естественного» порядка сменяется критикой капиталистической рыночной системы, постановками о возможной замене ее другим строем. Такие идеи высказываются Т. Вебленом (1857—1929), В. Зомбар- том, А. И. Шумпетером. Новые явления в развитии капиталистической экономики подробно показывает в своей работе «Империализм» Д. Гобсон. XX век показал дальнейшее раз-витие новых тенденций, получивших выражение в уже упоми-навшихся концепциях постиндустриального общества. Иными словами, реально условия для формирования теории пере-ходной экономики на основе развернувшейся в мире второй волны переходных процессов и соответствующего развития экономической науки сложились, очевидно, лишь во второй половине нашего столетия. § 2. О ТИПАХ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ

Конкретизация анализа переходных процессов обнаружи-вает, что истории известны различные типы переходной эко-номики, которые различаются по масштабам и характеру процессов.

Локальная переходная экономика ха- ныГпереходные°со-Ь" растеризует переходное состояние в стояния каком-либо регионе или отдельной стра

не. В основе ее лежит особенность развития каждой экономики под воздействием известных факторов, вытекающая отсюда неравномерность развития различных регионов и стран. Так, переход от отношений личной зависимости к рыночным отношениям, к примеру, даже в странах Западной Европы происходил в разное время, в каждой стране своеобразно, приводя в итоге к формированию и неодинаковых форм (моделей) рыночной экономики в Англии, Франции, Германии и др. В локальной переходной экономике как бы воплощается единство общего и особенно- то в переходных процессах. Локальная переходная экономика при классификации типов переходной экономики по масштабам является ее исходным типом.

Другой тип переходной экономики по масштабам — глобальная, характеризующая единый процесс изменений или в? масштабах всего мирового хозяйства, или в рамках цивилизации (ьосточной, западной). КоЯечно, на развитие глобальных переходных процессов определяющее воздействие оказывают изменения на локальных уровнях, вследствие которых складываются и определенные глобальные тенденции. Однако возникнув, они начинают оказывать активное обратное воздействие на процессы в регионах и странах, независимо от уровня, на котором последние находятся. Глобальные процессы развиваются и под действием самостоятельных (глобальных) факторов, в частности, углубления общественного разделения труда, ведущего к интернационализации обмена и производства.

Глобальные переходные процессы характерны для всей истории человечества. Так, как отмечалось, человечество в I тысячелетии до н. э. совершило переход от единой цивили-зации к двум (восточной и западной), а в настоящее время действуют тенденции к возникновению в будущем вновь еди-ной мировой цивилизации. В рамках избранного нами кри-терия такой же характер носит переход от традиционной к рыночной экономике, а от последней — к экономике будуще-го. Тенденции этого будущего в различной степени проявля-ются сегодня в локальных изменениях в разных странах. Однако важно подчеркнуть, что эти тенденции в настоящее время в известной степени оказываются определяющими для локальных уровней, ибо характеризуют именно глобальные перспективы этих уровней. Вследствие этого, более полный учет тенденций в рамках глобальной переходной экономики ускоряет переходные процессы в той или другой стране.

По характеру переходных процессов Характер переходных можно выделить также два типа перепроцессов „ Т-г о Г

ходнои экономики. Первый тип характеризует процессы, развившиеся под воздействием выше рассмотренных факторов. Он выражает естественный ход исторической эволюции и условно может быть определен как тип естественно-эволюционный. Примером подобного типа могут служить переходные процессы во Франции к моменту революции 1789 г. и многие другие аналогичные процессы.

Естественно-эволюционный тип особенно характерен для глобальных ^переходных процессов, однако, как указано только что, и локальные переходные экономики в основе своей также имеют результаты, достигнутые в ходе объективного процесса эволюции. Поэтому данный тип переходной экономики является основным. Именно он лежит в основе переходов от ступени к ступени в рамках общественного прогресса в ходе исторической эволюции. Он является основным и потому, что составляет базу другого типа пере-ходной экономики.

Суть другого типа (по характеру процессов) переходной экономики состоит в известном регулировании ее процессов в определенном направлении на основе сознательно'разработанных программ реформирования общества. Поэтому условно этот тїш~можно' было бы назвать реформаторско-эво- люционным. Конечно, как только что отмечалось, и при этом типе невозможно,, «обойти» действие объективных факторов прогресса, игнорировать закономерности общего хода эволюции. Но эволюцию можно ускорить путем соответствующего воздействия на переходные процессы. Воздействие это и осуществляется той или другой программой реформ. Успех ускорения переходных процессов обеспечивается, если реформы намечены уе произвольно, а на основе познания закономерностей ;ЛЮі:ІШ, построения системы действий в соответствующих направлениях. Очевидно, что данный тип переходной экономики появляется на более высоких этапах общественного развития, когда возрастающее значение приобретают социокультурные факторы, с действием которых, в частности, непосредственно связано создание тех или иных программ.

Естественно также, что данный тип переходной экономики сегодня характерен для локальных...процессов, в той или иной стране. Наиболее крупный пример подобного рода ¦— «строительство» новой экономики и нового (социалистического) общества в России после 1917 г. Такой же путь с аналогичными программами пытался пройти и ряд других стран Европы и Азии. В последние годы специальные программы перехода к рыночной экономике современного типа успешно реализовали ряд новых индустриальных стран. В известном смысле, можно говорить о переходной экономике реформаторско-эволюционного типа применительно к опыту применения программы JI. Эрхарда (1897—1977) в послевоенной Германии.

Можно говорить об известном переплетении двух типов переходной экономики и в том смысле, что определенная сознательно осуществляемая акция (реформа) открывает путь ускорению естественной эволюции. Такую роль, например, призвана была сыграть российская реформа 1861 г., направленная на ускорение перехода от традиционной экономики к капиталистической, рыночной. Как бы продолжением ее была реформа П. А. Столыпина (1862—1911). Аналогичное воздействие на эволюцию в принципе оказывают и социально- политические революции.

В переходной экономике любого типа Закономерности функ- обязательно осуществляется воспроизходиойОВаэкономикРи" водственный процесс. Его общие особен" і ности по сравнению с воспроизводством

в «чистой» системе можно было бы назвать специфическими закономерностями функционирования переходной экономики. К их числу, по крайней мере, следует отнести две:„иверцион- ность воспроизводства и интенсивное преимущественное раз-витие новых форм и отношений.

Инерционность воспроизводства связана с непрерывностью воспроизводственного процесса, исключающей развитие по принципу первоначального «разрушения до основания» всего старого, а затем создания на этом основании всего нового. Эта непрерывность предопределяет и невозможность быстрой замены существующих форм другими, желательными. Подобные действия неизбежно вносят хаос в производственный процесс, деформируют его, ведут к спаду производства. Инерционность воспроизводства в этом смысле предполагает сохранение в переходной экономике — и на достаточно длительный период — старых экономических форм.

Эго прежде всего проявляется в сохранении в течение какого-то времени структуры производства, преобразование которой требует сравнительно большого срока. Не может быстро измениться сложившаяся социально-экономическая структура общества, действие существующих институтов. То же самое нужно сказать о действующих межотраслевых, внутриотраслевых связях, хозяйственном механизме и т. д. Огромное влияние на переходные процессы оказывает состояние кадров. Здесь также характерна инерционность, так как кардинальные изменения в подготовке кадров невозможно произвести быстро.

Инерционность воспроизводственного процесса порождает ряд следствий, которые важно иметь в виду в экономической политике. Во-первых,! она обусловливает глубокую преемственность переходной экономики с исходным состо-янием перехода. Во-вторых, как уже отмечалось она обус-ловливает относительно длительные сроки переходной эко-номики. Так, успех Кореи в развитии рыночных отношений к настоящему времени связан с тридцатилетним переходом; реформирование экономики Венгрии осуществляется посте-пенно уже около четверти века и т. д. В-третьих, инерцион-ность усиливает сохранение сложившегося в прошлом обще-ственного менталитета. Речь идет об укоренившихся пред-ставлениях о нормах жизни, о «хорошем» и «плохом», об ис-поведуемых идеалах общественного устройства и т. п. Здесь часто действует правило «мертвый хватает живого», ибо сложившиеся представления, концентрируясь в программах различных партий, могут тормозить процесс преобразований в обществе.

Игнорирование инерционности воспроизводственного процесса (фактически это произошло в России после 1917 г.) есть недооценка объективного характера общественной эволюция, преклонение перед якобы особой ролью сознательного начала (разума) в развитии общества. Преувеличение в связи с этим роли различного рода «программ» и «направляющих концепций» при недооценке или полном игнорировании реального состояния экономики и ее возможных тенденций — как это обычно наблюдалось в практике советской экономики — яркое проявление господства волюнтаризма.

Другая отмеченная закономерность — интенсивное преимущественное развитие новых форм и отношений. Если первая закономерность выражает прежде всего преемственность переходной экономики с исходным состоянием перехода, то вторая как бы 'подчеркивает механизм перехода от одной ступени к другой. Это проявление необратимости эволюционного процесса, а также его основных тенденций.

Различие типов переходной экономики по характеру протекающих в ней процессов проявляется и в характере действия данной закономерности. Если в первом случае сам эволюционный процесс рождает и развивает формы, которые в итоге утверждают свое господство, то в переходной экономике реформаторско-эволюционного типа самостоятель-ное значение приобретает и теоретическое определение буду-щего, и верное определение тенденций развития, и выявление тех эффективных форм, которым принадлежит будущее. Именно в данных условиях особенно велика роль теории, в частности, теории переходной экономики.

Теория переходной экономики, складывающаяся по мере обобщения исторического опыта, преодолевает в известной мере ограниченную роль «разума», сознательного предвидения будущего. Ограниченность эта проявлялась в истории двояким образом. С одной стороны, как отмечалось, в призывах вернуться «назад»; с другой — в чем упрекали К. Маркса Н. Бердяев (1874—1948) и С. Булгаков — в неоправданной экстраполяции закономерностей настоящего на далекое будущее, когда происходит необоснованное абстрагирование от реального экономического развития на весь экстраполируемый период.

Учет действия рассматриваемой закономерности предполагает и правильное понимание «механизма» развития новых отношений. Во-первых, это появление новых по содержанию форм, не свойственных условиям господствующей прежде системы. Таково, к примеру, появление капиталистических предприятий в экономике феодального общества или формирование институтов рыночной экономики в условиях экономики плановой. Во-вторых, появление новых отношений возможно путем изменения содержания старых форм. Так, помещичье хозяйство может постепенно трансформироваться в хозяйство буржуазного типа; мастерская ремесленника — в предприятие с наемным трудом и т. д. В современных условиях государственная собственность или колхозная форма, сохраняясь, как таковые, могут изменить свое реальное со-держание, утратив свойственный им прежде административ-но-бюрократический характер. В-третьих, важное значение в данном аспекте имеют переходные формы. В-четвертых, сле-дует иметь в виду, что в итоге новые формы должны полностью вытеснить отжившие старые, утвердить свое господство.

§ 3. СОВРЕМЕННАЯ ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА В РОССИИ

Две волны переход- Постановка вопроса о современной пе- ного состояния реходной экономике России означает,

что подобное состояние ей было свойственно и раньше. Действительно при всех особенностях в прошлом традиционной российской экономики и для нее наступил период постепенного перерастания в рыночную капиталистическую экономику. Как отмечалось, на ускорение этого переходного процесса была направлена реформа 1861 г., столыпинская реформа. Этому же должна была способствовать февральская революция 1917 г. Однако с октября 1917 г. началась новая, специфическая полоса развития российского общества.

Специфика этой новой полосы состояла в том, что, во-первых, сменился тип переходной экономики: с естественно-эволюционного на реформаторско-эволюционный, связанный с развитием по особой программе с определенной целевой направленностью; во-вторых, это программа переходных процессов и ее конечная цель была взята из теоретической (марксистской) концепции; в-третьих, в рамках этой новой полосы, как показала история, образовались две волны, имеющие общую природу, но далеко неодинаковое содержание.

Первая волна, начавшаяся с октября 1917 г., прерывает буржуазно-демократическое развитие страны, путь к утверждению развитой рыночной экономики; большевики, пришед- ,'шие к власти, намечают курс на переход к особой, не существовавшей ранее в мире системе плановой экономики, по существу исключающей товарно-денежные отношения, ры-ночный механизм функционирования. Примерно семидесяти-летний последующий период целенаправленного создания этого нового типа — плановой экономики действительно при-вел в итоге к формированию специфической, никогда не су-ществовавшей системы. Причем примеру России под ее воз-действием последовал еще ряд стран Европы и Азии. Однако оригинальность новой системы проявилась не только в ее существенном отличии от рыночной системы, но и в том, что в итоге она обнаружила свою меньшую эффективность по всем экономическим и социальным параметрам, оказалась неспособной обеспечивать нормальную жизнедеятельность общества.

Особенности современной переходной экономики в России определяются, с одной стороны, ее внешнеисторическими условиями, а с другой — внутренними

Специфика реформирования российской экономики

чертами социально-экономического строя.

Во-первых, это историческая беспрецедентность перехоВторая волна была вызвана указанным обстоятельством, заставившим большинство стран плановой экономики отказаться от «построенной» в обществе экономической системы и искать пути к другой, более эффективной. Причем, обязательным компонентом этой другой системы рассматривается обязательное использование рыночного механизма как доказавшего свою эффективность. Поэтому по своим внешним признакам вторая волна переходных процессов выступает как переход от плановой к рыночной экономике. Под современной переходной российской экономикой и понимается ее состояние, связанное со второй волной и начавшееся практически с конца 80-х гг. Современная переходная экономика России в таком понимании характерна, во-первых, тем, что это есть также переходная экономика реформаторско-эволю- ционного типа, в функционировании которой важную роль играют целенаправленные программы; во-вторых, тем, что данная целенаправленность до настоящего времени остается достаточно не ясной.

да, выступающего как переход к рыночной экономике не от традиционной, а от особой, существовавшей в относительно небольшом числе стран, — плановой экономики. Россия в этом смысле, как и после 1917г ., во многом вновь выступает первопроходцем, должна решать проблемы, не известные до сего времени. Все это составляет особые трудности переходных процессов. Опыт других бывших социалистических стран, начавших переходные процессы несколько раньше, не может быть использован в полной мере и в силу иных масштабов их экономики, и в силу меньшего срока действия в них плановой системы. Уникальность российских проблем означает, что в их решении нельзя полагаться на какие-либо «наигранные модели», разработанные для переходных процессов.

Во-вторых, российское общество сегодня на пути рефор- маторско-эволюционного развития должно осуществить как бы и «возвратное» движение. Это связано с очищением экономики от пут негативного влияния командно-бюрократических методов регулирования, с тем чтобы вернуться на общую дорогу эффективного развития большинства стран. Далее необходимо преодолеть ряд форм (отношений), свойственных, как казалось по теории, плановому хозяйству, но показавших на практике свою неэффективность. Речь идет о «возврате» к эффективному использованию рыночных отношений со всеми их атрибутами, разнообразию форм собственности, развитию форм предпринимательской деятельности и т. д. Наконец, речь идет о выправлении искривленного десятилетиями планового хозяйства общественного менталитета. Своего рода возвратное движение связано и с восстановлением нормальной структуры общественного производства.

Момент возвратного движения в том смысле, как указано выше, не означает, что экономика в целом должна пойти «назад». Абсурдно говорить о возможности возврата к условиям 1913 г., тем более XIX в. Неверно представлять этот процесс и как возврат к экономическим формам, действующим в тот период. Когда мы говорим, например, о необходимости возврата от директивных отношений к рыночным, имеется в виду принципиальное «восстановление в правах» рыночного механизма, но конечно в формах, свойственных его современному состоянию.

В-третьих, переходный процесс в России развертывается в конце XX в. в особых исторических условиях — условиях развернувшихся глобальных переходных процессов. Как отмечалось, развитые индустриальные страны находятся в полосе перехода к постиндустриальному обществу. Страны с существенным развитием элементов традиционной экономики в настоящее время быстро прогрессируют на пути к современным формам рыночной экономики. Причем интенсивно идущий процесс обобществления, интернационализации производства и обмена позволяет им утилизировать целый ряд достижений постиндустриальной стадии. Показателен и опыт ГДР. В силу особых исторических условий эта страна с господством в недавнем прошлом плановой экономики на путях интеграции с ФРГ ориентиром своей переходной экономики имеет одно из самых развитых современное рыночное хозяйство.

Глобальные переходные процессы в мире не могут не влиять на переходную экономику России, содержание переходных процессов, их конечные ориентиры. В этом смысле переходная российская экономика представляет собой переплетение уникальных локальных и определенных, отмеченных выше, общечеловеческих глобальных тенденций.

В-четвертых, Россия в территориально-географическом и социально-экономическом аспектах занимает особое место: выступает своеобразным мостом, соединяющим восточную и западную цивилизации, воплощая известное единство их куль-тур. Российский менталитет всегда был проникнут данным «раздвоением». На этой основе развивается борьба западников и славянофилов. Русский философ Вл. Соловьев (1853— 1900) видел историческую миссию русского народа в воссоединении Востока и Запада. Н. Бердяев подчеркивал, что в большей мере при всей двойственности русский народ — народ восточный, и Россия — христианский Восток.

Действительно, в экономическом плане российское общество в значительной мере несет в себе черты именно восточной культуры: огромная роль государственного начала; неразвитость частной собственности, прежде всего на землю; отсутствие характерного для Запада гражданского общества; господствующая роль вертикальных связей, олицетворяющих зависимость «власть — человек»; характерная для Востока приземленная, несущественная роль человека (личности), по-лучившая образное выражение в идеологии советского периода как «винтика», а периода начала переходных процессов — «совка».

Подобная внутренняя особенность российской экономики и в прошлом и настоящем— также своеобразная уникальная черта, очевидно накладывающая свой отпечаток на содержание протекающих переходных процессов. Она также подчеркивает сомнительность эффективного использования в России моделей, разработанных на базе опыта западной экономики, требует искать конкретные формы переходной экономики, отвечающие данной особенности России.

Контрольные вопросы

1. Почему объективно возникают переходные состояния в развитии общества?

Как можно определить содержание переходной экономики?

В чем состоят основные черты переходной экономики?

Каково место теории переходной экономики в политической экономии?

По каким критериям различаются типы переходной экономики?

В чем особенности и содержание закономерностей переходной экономики?

Что имеется в виду под двумя волнами переходного состояния в России?

Каковы причины и содержание специфичности реформи-рования современной российской экономики?

<< | >>
Источник: В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. Экономика переходного периода. 1995

Еще по теме Глава 1. СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ:

  1. Глава 3 СОДЕРЖАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ПЕРЕХОДНОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  2. Глава 10. МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВО В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
  3. ТЕМА 10. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
  4. Раздел IОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ
  5. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики
  6. 6.2. Особенности взаимодействия реального и финансового секторов в переходной экономике России
  7. Глава 5. ПРИВАТИЗАЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  8. Глава 12 ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  9. Глава 14. КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  10. Глава 11. ЗАНЯТОСТЬ И ИНФЛЯЦИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  11. Глава 7. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  12. Глава 45Индивидуальное воспроизводство в переходной экономике
  13. Глава 59Роль обменного курса в переходных экономиках
  14. Глава 53Государственный долг и бюджетный дефицит в переходной экономике
  15. Глава 13. ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО И ТИПЫ ПРЕДПРИЯТИЙ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  16. Глава 9. СИСТЕМА СТИМУЛОВ К ТРУДУ И РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ