<<
>>

2.1. Специфика отношений собственности в особых экономических зонах

Институты регулирования имущественных отношений занимают центральное место в системе государственного регулирования, поскольку оказывают непосредственное и наиболее существенное воздействие на возможности и степень реализации экономических интересов субъектов хозяйствования всех форм собственности.

Особое значение качество регулирования отношений собственности приобретает в рамках различных форм государственно-частного партнерства (ГЧП), представляющего собой связующую основу более тесной интеграции частного и государственного секторов, специфический экономический механизм вовлечения частного капитала в сегмент рынка, регулируемого государством, в процесс реализации общенациональных целей и интересов, в том числе в процесс реализации инфраструктурных, инновационных и других проектов, отличающихся долгосрочным характером и более высокой степенью риска.

Степень и эффективность участия частного капитала в реализации общегосударственных инвестиционных и инновационных проектов в основном зависит от того, насколько институты и механизмы, регламентирующие в рамках конкретных форм ГЧП имущественные отношения, а также общий режим хозяйствования, обеспечивают субъектам частного капитала необходимые условия для полноценной экономической реализации их собственности, которая предполагает, прежде всего, наличие возможности возврата вложенного капитала и получения приемлемой для них нормы прибыли.

Поэтому необходимым условием их участия в заведомо менее доходном процессе реализации общенациональных целей, предполагающей обеспечение не только экономической, но и социальной эффективности, является обеспечение на законодательном уровне компенсации всех рисков, связанных с их участием в проектах ГЧП.

Поскольку стандартные, традиционные институты и механизмы, регулирующие отношения собственности (методы налогообложения, методы регулирования земельных отношений, условия обеспечения бизнеса производственной, транспортной, социальной и инновационной инфраструктурой и др.) не в состоянии, как показывает практика, привлечь частный капитал к реализации проектов, имеющих общенациональное значение, постольку достижение этой цели предполагает необходимость их определенной коррекции.

Разрешение данного объективного противоречия может быть обеспечено посредством трансформации отношений собственности в рамках ГЧП, обеспечивающей возможность определенной конвергенции, совмещении двух существенно различающихся критериев эффективности хозяйственной деятельности, используемых при ее оценке применительно к общенациональным и частным проектам.

Суть данной трансформации состоит в институционализации таких отношений собственности, которые в различных формах ГЧП способны обеспечивать возможность реализации частных интересов в рамках осуществления общенациональных проектов. Своеобразным синергетическим эффектом такой инс- титуционализации может быть, с одной стороны, повышение эффективности реализации государственных проектов, благодаря использованию частной инициативы и привлечению частного капитала, с другой — возрастание значения социальной составляющей в критериях оценки эффективности деятельности субъектов частной собственности. Иначе говоря — более глубокая степень интеграции, согласования общественных и частных интересов. iN

Необходимость обеспечения привлекательности и комфортности режима имущественных отношений ГЧП и создаваемых в его рамках условий хозяйствования означает, что система правовых норм, регулирующих отношения собствен-ности в масштабах различных форм ГЧП, должна обладать определенной спецификой по сравнению с общепринятыми нормами.

Специальный режим отношений собственности, устанавливаемый в результате определенной коррекции традиционных имущественных отношений, имеющей целью сделать его более привлекательным для частного капитала, создать более благоприятные условия хозяйствования для субъектов частной собственности в рамках процесса реализации общегосударственных или муниципальных проектов, характерен и для особых экономических зон (ОЭЗ). Он формируется системой законодательных и подзаконных актов органов власти различного уровня . На законодательном уровне формируются принципы организации отношений собственности, общие как для всех ОЭЗ, так и для их конкретных типов: промышленно-производственных, технико-внедренческих, туристско-рекреационных и портовых.

При этом следует отметить, что данная коррекция затрагивает преимущественно характер и некоторые действующие в настоящее время рыночные принципы взаимодействия субъектов государственной и частной собственности в сфере имущественных отношений, необходимость соблюдения которых затрудняет привлечение частных инвестиций в общегосударственные проекты.

Это институты, регулирующие взаимодействие государства и хозяйствующих субъектов в таких сферах, как налогообложение, арендные отношения, обеспечение хозяйственной деятельности производственной, транспортной и инновационной инфраструктурой и др.

В качестве основных параметров, формируемых на законодательном уровне и характеризующих систему отношений собственности в ОЭЗ, можно отметить:

структуру форм собственности в рамках ОЭЗ;

структуру объектов собственности в ОЭЗ;

структуру субъектов отношений собственности;

принципы взаимодействия на территориях ОЭЗ субъектов государственной и муниципальной собственности (в лице органов управления ОЭЗ) и субъектов частной собственности (в лице резидентов ОЭЗ) в сфере имущественных отношений.

Отмеченные параметры структуры отношений собственности в ОЭЗ формируются, прежде всего, посредством установления на законодательном уровне условий создания и функционирования ОЭЗ.

Структура форм собственности на территории ОЭЗ не отличается от их традиционной структуры на территории страны, представленной базовыми формами — государственной, муниципальной и частной и некоторыми другими формами, в частности смешанной собственностью, формирующейся в результате совместного финансирования (государством и резидентами) строительства, например объектов инфраструктуры на территории ОЭЗ . В то же время отношения собственности на территории ОЭЗ отличаются спецификой. В качестве ее наиболее существенных проявлений можно отметить следующие. 1. Рекомбинацию отношения собственности с целью обеспечения их экономической и организационной адаптации к совместному участию государства и частного капитала в реализации общенациональных, общегосударственных целей и интересов . Сущность рекомбинации состоит, с одной стороны, в установлении для резидентов ОЭЗ федеральным законом «Об особых экономических зонах» определенных ограничений их экономической свободы и прав распоряжения своей собственностью, что сокращает их возможности максимизации прибыли.

В частности, данным законом ограничивается состав видов деятельности, которые могут осуществлять резиденты на территории ОЭЗ, устанав-ливаются предельно конкретные обязательства резидентов по осуществлению капитальных вложений (промышленно- производственные и портовые ОЭЗ). Кроме того, резидентам запрещается иметь филиалы и представительства за пределами ОЭЗ и др.

Другим проявлением рекомбинации имущественных отношений является компенсация законодательно оформленных ограничений прав частной собственности на территории ОЭЗ и упущенной выгоды резидентов от участия в общегосударственных проектах, имеющих целью достижение не только экономической, но и социальной эффективности, посредством предоставления им определенных преференций в виде передачи частичных прав государственной собственности. Такого рода рекомбинация создает возможности использовать частный капитал, частную инициативу и частные интересы как средство реализации общенациональных интересов.

Наличие сегментов с различной структурой отношений собственности. С одной стороны, это отношения собственности в рамках законодательно установленного для ОЭЗ специального режима хозяйствования, т.е. имущественные отношения между органами, выполняющими функции управления ОЭЗ, и резидентами ОЭЗ. С другой — традиционные отношения собственности, характерные для территории всей страны, участниками которых являются субъекты хозяйство- вания, осуществляющие предпринимательскую деятельность на территории ОЭЗ, но не являющиеся их резидентами.

Основные принципы организации объектного аспекта организации отношений собственности в ОЭЗ

также определены законодательно. Законом об особых экономических зонах устанавливается, что:

ОЭЗ могут создаваться только на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности;

на территории ОЭЗ промышленно-производствен- ного и технико-внедренческого типа не должно быть недвижимости, принадлежащей юридическим и физическим лицам;

объекты производственной, транспортной и инновационной инфраструктуры должны создаваться в основном за счет бюджетных средств.

Структура субъектов собственности ОЭЗ предопределяется структурой ее форм.

Это субъекты частной, государственной и муниципальной собственности. Субъекты смешанной собственности, как уже отмечалось выше, могут представлять либо частную, либо государственную собственность. Специфика субъектного аспекта отношений собственности ОЭЗ состоит в исключении федеральным законом «Об особых экономических зонах» унитарных государственных предприятий, зарегистрированных на территории ОЭЗ, из структуры субъектов отношений собственности в рамках особого экономического режима зоны: федеральный закон не предоставляет им права на получение статуса резидента ОЭЗ (ст. 9, п. 1, п. 2, п. 3, п. 4 закона).

В результате изменяется конфигурация прав собственности резидентов и нерезидентов ОЭЗ. Частные собственники-резиденты получают налоговые и другие преференции от государства, но законодательно ограничиваются в распоряжении своей собственностью. Частные собственники-нерезиденты не ограничиваются в правах собственности, но и не имеют никаких преференций от государства.

Специфика принципов взаимодействия субъектов государственной и частной собственности в ОЭЗ.

Принципы взаимодействия субъектов государственной и частной собственности на территории ОЭЗ изменяются в соответствии с характером законодательной рекомбинации отношений собственности. Специфика данных принципов на законодательном уровне фиксируется законом «Об особых экономических зонах»), Налоговым кодексом РФ, Таможенным кодексом РФ, Соглашениями о создании особых экономических зон. К основным изменениям принципов взаимодействия субъектов государственной и частной собственности в ОЭЗ можно отнести следующие.

Предоставление резидентам ОЭЗ эксклюзивных налоговых льгот. В первую очередь субъектов частной собственности интересует возможность компенсации упускаемой ими выгоды из-за участия в проектах ГЧП, реализующих социально-экономические цели и отличающихся более низкой доходностью, из-за ограничений прав собственности резидентов на территории ОЭЗ. Классической, основной формой такого рода компенсации является изменение структуры отношений собственности между государством и частным бизнесом в сфере налогообложения посредством предоставления налоговых льгот резидентам ОЭЗ, что означает передачу резидентам ОЭЗ права собственности государства на определенную часть налоговых доходов, получаемых государством на основе действующего налогового законодательства.

Кроме того, определенной преференцией является и то, что на резидентов ОЭЗ в течение периода, равного сроку действия их соглашения с органами управления ОЭЗ, не распространяется действие актов государственного и местного законодательства, ухудшающих условия налогообложения.

Предоставление резидентам ОЭЗ таможенных льгот. Дополнительной формой компенсации рисков для резидентов ОЭЗ является установление специального таможенного режима в ОЭЗ, предусматривающего для них при осущест- влении ими внешнеэкономических операций отмену некоторых ограничений распоряжения их собственностью, предус-матриваемых действующим таможенным законодательством. Кроме того, иностранные товары размещаются и используются на территории ОЭЗ без уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость. Российские товары также вывозятся за рубеж без уплаты таможенных пошлин.

Передача резидентам ОЭЗ права пользования государственными и муниципальными земельными участками на льготных условиях договора аренды.

Предоставление резидентам ОЭЗ права выкупать арендуемые государственные и муниципальные земельные участки, на которых расположсено созданное ими и принад- лежсащее им недвижимое имущество.

Передача резидентам ОЭЗ права пользования государственным и муниципальным недвижимым имуществом на льготных условиях договора аренды. — Предоставление резидентам ОЭЗ определенных воз-можностей участвовать в управлении ОЭЗ, в том числе и в сфере имущественных отношений. Возможности воздейс-твия резидентов на процесс управления функционированием ОЭЗ предоставляются им включением их представителей (в соответствии с законом «Об особых экономических зонах) в состав наблюдательного совета ОЭЗ. В числе прочих полномочий в компетенцию наблюдательного совета включен ряд полномочий, имеющих непосредственное отношение к управлению имущественными отношениями в рамках ОЭЗ и контролю за выполнением сторонами (т.е. резидентами и органами власти) их обязательств, зафиксированных в соглашениях о ведении предпринимательской деятельности в ОЭЗ. В частности, наблюдательный совет в соответствии с законом имеет право рассматривать такие проблемы, как ход выполнения соглашений о ведении хозяйственной деятельности в ОЭЗ; выполнение обязательств исполнительных органов государственной власти и муниципальных образований, включенных в соглашения о деятельности в ОЭЗ; степень и характер использования бюджетных средств, выделяемых на обустройство территории ОЭЗ и др.

Характеристика основных параметров специфических отношений собственности, формирующихся в ОЭЗ, сви-детельствует о том, что их основу составляют отношения по поводу владения, пользования и распоряжения госу-дарственным имуществом (земельных участков, объектов другой недвижимости, бюджетных средств, расходуемых на создание инфраструктуры, налоговых доходов) между исполнительной государственной и муниципальной властью в лице органов управления ОЭЗ и резидентами зон. При этом в одних случаях (при сдаче государственного имущества резидентам в аренду) имеет место передача резидентам частичных прав государственной собственности (прав владения и пользования земельными участками, другим недвижимым имуществом, без права распоряжения ими). В других случаях, в частности, при предоставлении резидентам ОЭЗ налоговых и таможенных льгот, наблюдается передача резидентам на определенный срок комплекса всех прав на соответствующую часть налоговых доходов государственного бюджета.

Законодательное оформление рассмотренных выше принципов организации отношений собственности в рамках ОЭЗ отнюдь не означает их автоматической реализации на практике, предполагающей использование специальных механизмов ее обеспечения.

Практическая реализация установленных законом правовых норм, регулирующих отношения собственности в ОЭЗ, обеспечивается контрактными отношениями различных уровней.

С одной стороны, это контрактные отношения федеральных, региональных и муниципальных органов исполнительной власти, фиксирующие в Соглашениях о создании конкретных ОЭЗ их права и обязательства в процессе формирования и функционирования ОЭЗ. С другой стороны, это контрактные отношения органов управления ОЭЗ, уполномоченных управлять и распоряжаться государственной и муниципальной собственностью на территории ОЭЗ, и резидентов ОЭЗ, являющихся субъектами частной собственности, заключающими Соглашения о ведении хозяйственной деятельности и договора аренды государственного имущества (земельных участков и другого недвижимого имущества). Заключение названных соглашений и договоров предусмотрено федеральным законом «Об особых экономических зонах» и является обязательным.

Контрактные, договорные отношения — это механизм, обеспечивающий реализацию законодательно установленного режима отношений собственности в процессе функционирования ОЭЗ посредством фиксации в соглашениях и договорах, заключаемых между органами федеральной, региональной и муниципальной власти, органами управления ОЭЗ и их резидентами прав и обязательств, в том числе обязательств имущественного характера, методов контроля за их выполнением, а также санкций за их невыполнение.

Договор или соглашение по своей природе представляет собой один из механизмов обеспечения практической реализации законодательных норм, регулирующих экономические процессы в самых различных сферах деятельности. Конструкция договора или соглашения, утверждаемого органами власти, должна представлять собой комбинацию обязательств сторон, от выполнения которых зависит достижение целей, сформулированных в законах, а также мер ответственности сторон за их невыполнение. Типовые формы соглашений и договоров органов государственной власти с субъектами хозяйствования утверждаются органами государственной исполнительной власти, устанавливающими обязательную схему соглашений, их структуру и перечень прав и обязательств сторон.

В качестве наиболее существенных проявлений значимости контрактных отношений для реализации законодательно оформленного режима отношений собственности ОЭЗ отметим следующие.

с \с

Контрактные отношения позволяют трансформировать законодательные нормы, регламентирующие отношения собственности в различных формах ОЭЗ, в конкретные договорные условия, фиксирующие взаимные обязательства сторон, выполнение которых имеет наиболее существенное значение для практической реа-лизации этих норм. Кроме того, они позволяют регламен-тировать решение проблем имущественных отношений, не урегулированных законодательными нормами. Это важно в связи с тем, что все возможные ситуации в этой сфере не могут быть предусмотрены законами.

Обязательность включения в соглашения условий, необходимых для реализации законодательных норм, и мер ответственности в виде санкций за их невыполнение является существенной гарантией реализации законодательных норм, регулирующих отношения собственности в ОЭЗ, и формой государственного принуждения сторон соглашения к их реализации, а также к соблюдению прав собственности контрагента.

Четкость и точность трансформации законодательных норм в конкретные для каждой ситуации договорные условия и обязательства сторон значительно облегчают осуществление контроля за их выполнением, а также за соблюдением прав собственности.

Особое значение имеет юридическое оформление типовых форм заключаемых соглашений и договоров, регламентирующих структуру и характер взаимных обязательств, в том числе имущественного характера. Его правомерно рассматривать не только в качестве основного инструмента практической реализации законодательных норм, регламентирующих отношения собственности в ОЭЗ, и как средство защиты прав собственности всех участников ОЭЗ, но и как определенную гарантию недопущения закрепления за бюрократическим аппаратом избыточных прав собственности при заключении соглашений.

Нормативной базой организации взаимодействия орга-нов власти и резидентов ОЭЗ на уровне контрактных отношений являются Соглашение о создании конкретных ОЭЗ, структура которого зафиксирована в ФЗ «Об особых экономических зонах РФ» (ст.6, п.4), а также подзаконные акты в виде приказов Минэкономразвития, утверждающих типовые формы соглашений о ведении хозяйственной деятельности резидентами ОЭЗ и примерные формы договоров аренды земельных участков и другого недвижимого имущества.

Недооценка тщательного правового оформления наиболее существенных позиций содержания и структуры заключаемых соглашений и договоров автоматически закрепляет за бюрократическим управленческим аппаратом избыточные, не регламентированные нормативными актами права собс-твенности, что предоставляет им легальную возможность по своему усмотрению определять условия сотрудничества сторон. Кроме того, тщательное правовое оформление содержания соглашений и договоров есть не что иное, как своего рода принуждение сторон, их заключающих, к взаимному соблюдению прав собственности.

Основным нормативным документом, регулирующим (наряду с Законом об ОЭЗ) систему контрактных отношений в ОЭЗ, является Соглашение о создании ОЭЗ, заключаемое между органами власти всех уровней. Его базовая схема, представляющая структуру обязательств, подробно представлена в законе об ОЭЗ. Нетрудно заметить, что схема Соглашения устанавливает целый ряд конкретных обязательств органов власти имущественного характера:

объем и сроки финансирования создания инженерной, транспортной, и социальной инфраструктуры;

план обустройства и соответствующего материально- технического оснащения ОЭЗ;

комплекс мероприятий по разработке перспективного плана развития ОЭЗ и порядок их финансирования;

права на имущество, созданное за счет средств федерального бюджета и внебюджетных источников, а

iN

также на объекты инфраструктур этой зоны, расположенные на территориях, прилегающих к территории ОЭЗ;

порядок управления объектами недвижимости и объ-ектами инфраструктур, созданных за счет средств федерального бюджета и внебюджетных средств;

обязательства органов власти субъектов Федерации по предоставлению налоговых льгот резидентам ОЭЗ и др.

В Соглашении фиксируются также обязательства государственных и муниципальных органов исполнительной власти по передаче федеральному органу исполнительной власти, уполномоченному управлять ОЭЗ, полномочий по управлению и распоряжению земельными участками и другими объектами недвижимости.

Такого рода конкретизация на законодательном уровне основных обязательств органов государственной и муниципальной власти имеет немаловажное значение как фактор обеспечения инвестиционной привлекательности ОЭЗ для их потенциальных резидентов.

В то же время бросается в глаза определенная незавершенность базовой схемы Соглашения, проявляющаяся, в частности:

в отсутствии позиций, фиксирующих степень ответственности органов власти за невыполнение включенных в соглашение обязательств, а также за эффективность и целевое использование бюджетных средств;

в отсутствии позиций, конкретизирующих формы и методы контроля за практической реализацией Соглашения и за эффективным использованием бюджетных средств.

Кроме того, включение в Соглашение пункта об установлении прав собственности на объекты инфраструктуры, созданные за счет бюджетных и внебюджетных средств, без внесения в закон «Об особых экономических зонах» правовой нормы, конкретизирующей принципы и правила установления прав собственности (в действующей редакции закона такой нормы нет), может означать, что установление прав собственности в этом случае будет отдано на усмотрение чиновников.

Отмеченные упущения обесценивают фиксацию и конкретизацию обязательств органов власти в глазах потенциальных резидентов и инвесторов и тем самым существенно снижают позитивное воздействие условий Соглашения на инвестиционную привлекательность ОЭЗ и приток частного капитала.

Следующим по значимости нормативным документом, регулирующим на уровне контрактных отношений взаимодействие органов управления ОЭЗ и резидентов, являются Соглашения об осуществлении резидентами ОЭЗ деятельности на их территории. Данные соглашения заключаются между Минэкономразвития РФ и резидентами ОЭЗ, фикси-руют их взаимные обязательства и права. Типовые формы этих Соглашений утверждаются Минэкономразвития для каждого типа ОЭ . Различия между ними крайне незначи-тельны и связаны в основном с фиксаций конкретных объемов обязательных инвестиций, предусмотренных законом для резидентов промышленно-производственных и портовых ОЭЗ, либо с отсутствием фиксации в соглашении объема обя-зательных инвестиций для резидентов технико-внедренческих и туристско-рекреационных ОЭЗ, для которых закон их не устанавливает. В соглашениях с ними фиксируются только объемы «добровольных» инвестиций.

В какой степени типовые формы соглашений о ведении хозяйственной деятельности на территории ОЭЗ, заключаемых между Минэкономразвития и резидентами ОЭЗ, обеспе-чивают реализацию законодательно оформленного формата отношений собственности на их территории и достижение целей создания ОЭЗ?

Анализ структуры типовых форм данных соглашений, предложенных к утверждению Министерством эконо-мического развития (проект приказа министерства от 8.12.2010), свидетельствует о том, что качество юридического оформления имущественных отношений в ОЭЗ оставляет желать лучшего. Отметим следующие наиболее существенные пробелы проектов типовых форм соглашений резидентами ОЭЗ о ведении хозяйственной деятельности на их территории:

типовая форма не предусматривает формулировки цели деятельности резидента. Предмет Соглашения определяется лишь как ведение на территории ОЭЗ промышленно-производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной или портовой деятельности в соответствии с прилагаемым к соглашению бизнес-планом. Представляется целесообразным более глубокий уровень конкретизации целей деятельности резидента посредством включения в обязательства резидента таких ключевых позиций его бизнес-плана, как сроки строительства объектов, их монтажа, достижения проектной мощности оборудования,

из перечня обязательств министерства, предусмотренных соглашением, выпали наиболее значимые для достижения целей создания ОЭЗ имущественные обязательства. Данный перечень ограничивается установлением обязанностей министерств в основном по выполнению технических функций, таких как: регистрация резидентов ОЭЗ, выдача свидетельств, заключения договоров аренды, обеспечение проведения экспертизы проектной документации и инженерных изысканий, выдача разрешения на строительство и др. Не умаляя значения отмеченных функций министерства и не подвергая сомнению необходимость их выполнения, отметим, тем не менее, что они вторичны по сравнению с наиболее значимой для успешного функционирования ОЭЗ обязанностью органов власти (в данном

случае в лице Минэкономразвития) — обеспечением финансирования создания производственной, транспортной, социальной и инновационной инфраструк-туры на территории ОЭЗ. Это вторая по значимости (после налоговых льгот) мера стимулирования притока частного капитала в ОЭЗ. Бюджетное финансирование создания инфраструктуры — это прежде всего обязательство власти перед резидентами ОЭЗ. И каким-то образом оно должно быть зафиксировано не только в Соглашении о создании ОЭЗ, заключаемом между органами власти всех уровней, но и в соглашениях о ведении хозяйственной деятельности в ОЭЗ, заключаемых между Минэкономразвития и резидентами. Между тем типовые формы данных соглашений, утверждаемые Минэкономразвития, не содержат в разделе об обя-занностях министерства даже упоминаний об обязательности соблюдения объемов и сроков осуществления капитальных вложений органами власти в развитие инженерной, транс-портной и социальной инфраструктуры. В то же время те же типовые формы предусматривают четкую фиксацию обязанностей резидентов по выполнению объемов и сроков осуществления как обязательных, так и добровольных капи-таловложений резидентами.

Данное обстоятельство правомерно рассматривать как определенное ущемление прав собственности резидентов, как снижение уровня их защиты от неисполнения обязательств органами власти. Необязательность включения данных позиций в соглашение существенно сокращает гарантии выполнения фундаментальных обязательств министерства и снижает степень его позитивного воздействия на реализацию целей создания ОЭЗ, а также на своевременность и качество реализации резидентами их бизнес-планов, обеспечивающих эту реализацию.

6 6

При этом снижается степень прозрачности использования немалых бюджетных средств и увеличиваются избыточные, неконтролируемые права собственности чиновников, распределяющих эти средства. Соответственно расширяется коррупционное пространство.

Разумеется, трудно обозначить объемы и сроки финансирования создания объектов инфраструктуры в соглаше-ниях о ведении хозяйственной деятельности, заключаемых с каждым ее резидентом поскольку инфраструктура создается для территории зоны в целом. Тем не менее необ-ходимо отразить в них данную фундаментальную обязанность органов власти по формированию ОЭЗ. Тем более что структура типовых соглашений предусматривает обязательную фиксацию всех обязательств резидентов по инвестированию на территории зоны с указанием точных объемов инвестиций (как обязательных, так и добровольных) и сроков их осуществления. Возможно, наиболее приемлемым способом отражения данной обязанности Министерства в Соглашении о ведении хозяйственной деятельности было бы указание на обязательность приложения к нему Соглашения о создании ОЭЗ, заключаемого между федеральными, региональными и муниципальными органами исполнительной власти, поскольку данное соглашение содержит информацию об объемах и сроках финансирования инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры ОЭЗ. Было бы также не лишним включить в число обязанностей министерства обязательство своевременно и в полном объеме выполнить данные принятые на себя обязательства:

отсутствие в типовых формах соглашений мер ответственности органов власти за невыполнение зафиксированных в соглашениях обязательств перед резидентами, при том что ответственность резидентов за выполнение их обязанностей формой соглашения предусматривается в виде санкций за нарушение условий соглашения;

типовые формы соглашений не предусматривают разделения обязанностей между органами управления ОЭЗ, их резидентами и другими инвесторами по созда- нию объектов инфраструктуры, несмотря на то что закон «Об особых экономических зонах» предусматривает использование на эти цели не только бюджетных, но и внебюджетных средств;

типовые формы соглашения не предусматривают предоставления резидентами в качестве обязательного приложения к нему положительного заключения банка на бизнес-план резидента.

Серьезность отмеченных упущений при определении структуры и перечня обязательств Минэкономразвития и резидентов ОЭЗ, обязательных для внесения в заключаемые между ними Соглашения о ведении хозяйственной деятельности в ОЭЗ, существенно сокращает возможность контроля за действительным состоянием деятельности Министерства и резидентов на территории ОЭЗ, поскольку из типовых форм соглашений исключены обязательства Министерства и резидентов, имеющие ключевое значение для реализации целей создания ОЭЗ и обеспечения эффективности их функционирования.

Данное обстоятельство свидетельствует о досадной и неприемлемой для ключевого экономического министерства, осуществляющего правовое регулирование деятельности ОЭЗ, недооценке мощного потенциала контрактных отношений и контрактов как эффективного механизма программирования хозяйственной деятельности на территории ОЭЗ.

<< | >>
Источник: А.Г. Зельднера, И.И. Смотрицкой. М.. Государственно-частное партнерство в условиях инновационного развития экономики. 2012

Еще по теме 2.1. Специфика отношений собственности в особых экономических зонах:

  1. 32. ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В ОСОБЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОНАХ
  2. 20.3. Особенности налогового планирования в закрытых административно-территориальных образованиях и свободных экономических зонах
  3. 10.1. Специфика социалистических аграрных отношений
  4. 1. Гносеологическое отношение и его специфика
  5. 2. Методология и специфика экономической теории
  6. 16.3 Порядок составления расчетов затрат по спецификам экономической классификации
  7. 5.1. Собственность как экономическая категория. Собственность и право
  8. ГЛАВА 27. Особенности договорных отношений в сфере международных экономических отношений и внешнеэкономической деятельности
  9. Тема V. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ: РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЕ И ПРИВАТИЗАЦИЯ
  10. Вопрос 7. Собственность как экономическая категория: сущность, формы, законы Вопрос 8. Экономическая система: сущность, критерии, типы
  11. Глава 4. ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ (СТАНОВЛЕНИЕ СМЕШАННОЙ ЭКОНОМИКИ
  12. В. Н.; Кузнецов. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ, 1990