<<
>>

II. ТЕОРИЯ ОБЩЕГО РАВНОВЕСИЯ И ЭКОНОМИКИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ(Приложение к гл. 6

§ 1. Общее равновесие и механизм обратной связи

Рассматривая работу рыночного механизма совершенной конкуренции, мы сосредоточивали внимание главным образом на рынке отдельного товара, прослеживая взаимо- дейсгвие спроса, предложения и цены в рамках единичного

Материал данного положения связан с га 6 прежде всего потому, что именно там анализировался механизм установления равновесия в условиях совершенной конкуренции Однако но приложение поможет лучше по нять проблемы Парето эффективности (гл.З), трансакционщл: издержек (гл 4 i, Ь, 12І, социальной справедливости (гл 19V производного спроса и рынка труда ( тл 10) и др

рынка.

В движении параметров спроса и предложения наступают моменты равновесия, и тогда мы говорим о равновесном состоянии рынка. Это рыночное равновесие нарушается под воздействием внешних факторов, и механизмы рынка опять приходят в движение до наступления следующего состояния равновесия.

Однако в реальной жизни экономика каждой страны представляет собой совокупность рынков отдельных товаров, сплетенных сложной системой взаимосвязей. Это объясняется тем, что, с одной стороны, все производители одновременно являются и потребителями, а с другой стороны, все товары либо прямо, либо косвенно связаны друг с другом как составляющие совокупной товарной массы. Производство бесчисленного множества товаров и услуг взаимосвязано: например, сырая нефть — солярка — бензин; бензин — автомобили; сырая нефть — транспортные услуги; электричество и бытовая техника. Ряд товаров находится в композиционной связи: комплектующие (салон автомобиля, рулевое управление, компрессор и т.д.) и составляющие (цветные металлы и изоляционные материалы). Другой вид связи — сопутствующие товары: велосипеды и насосы, продукты питания и пластиковые пакеты, автомобили и чехлы. Все это — разновидности взаимодополняемых товаров, или товаров-комплементов: употребление одних из них предполагает употребление других.

При наличии таких связей рост цен на один из взаимодополня-емых товаров ведет к падению спроса на дополняющие его товары. Взаимозаменяемые товары, или товары-субституты (например, мыло и стиральный порошок, говядина и курятина, рис и картофель) обнаруживают противоположную связь: увеличение цены на один из них дает сигнал к росту спроса на их заменители. Существуют и, казалось бы, не связанные друг с другом товары, например, книги и часы. Тем не менее все товары прямо или косвенно влияют на покупательную способность людей, которые одновременно являются и производителями, а стоимость трудовых ресурсов напрямую связана со стоимостью производимых с их участием товоров (см. понятие производного спроса в гл. 10, § 1). В такой тесно переплетенной и многофакторной рыночной системе ценовой сигнал является многократно отраженным и несет в себе информацию множества взаимосвязанных рынков. Поэтому в отличие от единичного рынка в рыночной системе (совокупности рынков, охваченных сетью взаимосвязей и представляющих собой единый хо-зяйственный организм) действует эффект обратной связи. Сигналы, исходящие из одного рынка в результате изменения на нем ситуации, распространяются во всех направлениях рыночной системы и в многократно отраженном и преобразованном виде возвращаются на исходный рынок, но уже в роли внешних по отношению к нему факторов, порождающих новые изменения. Причем, так сигнализируют и получают сигналы одновременно все рынки хозяйственной системы. Очевидно, что рыночная система в целом, как и единичные рынки, также тяготеет к равновесию . Равновесное состояние всей рыночной системы называют обшим равновесием, которое, в отличие от частичного равновесия, достигается гораздо труднее и реже.

Рассмотрим, как происходит движение рыночной системы от одного момента общего равновесия к другому. Для более четкого представления механизма установления общего равновесия построим абстрактную двухотраслевую модель (рис. 1), в которой участвуют рынки двух продуктов (например, автомобилей и мебели), связанные с рынком труда, который в нашей модели делится на трудовые ресурсы А, обслуживающие производство автомобилей, и трудовые ресурсы М, использующиеся в мебельной промышленности.

Все рассматриваемые рынки находятся в условиях совершенной конкуренции.

Допустим, что автомобильной и мебельной про

мышленности находятся в состоянии долгосрочного равновесия и не склонны ни к расширению, ни к сокращению. Поэтому Ра" и Wtt i Pitt" и fVjn і мы рассматриваем соответственно как равновесные цены продуктов и ставки заработной платы. Предположим, что под влиянием некоторых обстоятельств вырос спрос населения на автомобили и понизился на продукцию мебельной промышленности.

Посмотрим, что происходит в этих отраслях в краткосрочном периоде. Автомобильная промышленность: рост спроса на автомобили обнаруживает готовность населения купить предлагаемую отраслью в этот период продукцию по более высокой цене так как автомобили стали более редкими относительно расширившегося на них спроса В ответ на повышающуюся величину спроса фирмы начинают продавать автомобили по более высокой цене получая при этом квазиренту. В такой ситуации становится целесообразным некоторое увеличение предельных издержек, чтобы в ответ на расширение спроса повысить величину предложения с до ¦ Итак, состояние равновесия, обозначенное точкой 1, перемещается в точку 2 на графике 1.

Для наращивания величины предложения фирмы нуж-даются в дополнительных услугах труда, расширяя величину спроса на трудовые ресурсы А d^) и предлагая более высокие ставки заработной платы. В ответ на ценовой сигнал рабочие автомобильной промышленности расширяют величину предложения своих услуг, что выражается в усилении интенсивности труда, либо в удлинении рабочего времени. Равновесие из точки 1 перемещается в точку 2 на графике

В отрасли М в краткосрочном периоде происходят противоположные изменения. В ответ на падение спроса цена на мебель падает с Ри до Р*.¦ В этих условиях фирмы стремятся к минимизации своих предельных издержек, в частности, снижая спрос на трудовые ресурсы М duj). В результате снижается равновесная ставка заработной платы до и сокращается занятость до На графике 2 первоначальное равновесие в точке 1 перемещается в точку 2.

Соответственно, аналогичные изменения происходят на графике 2 — первоначальное равновесие также смещается из точки 1 в точку нового равновесия 2. Итак, после происшедших в двух отраслях преобразований в краткосрочном периоде отрасль А, производящая автомобили, продолжает получать квазиренту и расширяться, что привлекает в нее фирмы других отраслей. Наоборот,

Трудобые ресурсы А

Автомобильная отрасль (А)

г

Трудовые ресурсы И

отрасль М в результате падения потребительского спроса на мебель приходит в упадок, и фирмы склонны выходить из этой отрасли.

Теперь рассмотрим, какие рыночные приспособления наблюдаются в отраслях А и М в долгосрочном периоде. Принимая новые фирмы и расширяя свои производственные возможности, отрасль А увеличивает предложение. На графике это выражается в смещении кривой предложения вправо (SB[ SBj). В результате увеличения предложения цена на автомобили несколько падает, до уровня и равновесное количество выпускаемой продукции увеличивается до Отрасль приобретает новое положение равновесия в точке 3.

Что же происходит в мебельной промышленности? В результате ухода ряда фирм из убыточной отрасли М снижается уровень ее производственных возможностей и пред-ложение мебели перемещается с 5АГ, до, на более низкий уровень. Это несколько увеличит цену на мебель и Рм2 поднимется до . Такому положению соответствует новая точка равновесия 3.

В это время на рынке ресурсов происходят аналогичные приспособления. Влекомые из убыточной отрасли М, трудовые ресурсы М частично переливаются в отрасль А, где возникает потребность в привлечении трудовых ресурсов из других отраслей для расширения производственных возможностей. Приток трудовых ресурсов стимулируется более высокой ставкой заработной платы для трудовых ресурсов М. В результате пополнения отрасли А новыми работниками формируется новая равновесная ставка заработной платы И^ для трудовых ресурсов А (в ответ на расширение спроса расширяется и предложение рабочей силы, в результате ставка заработной платы несколько снижается — от И^ к ) -Формируется и новая равновесная ставка заработной платы для работников М (когда спрос падает до предложение рабочей силы сокращается от Цы2ло jP результате ставка заработной платы несколько повышается с Wmj до Т^)-Аналогично преды-дущим случаям на графиках Г и 2' равновесие устанавливается в точках, обозначенных цифрой 3.

576 1) Так, на примере двухотраслевой модели мы проследили движение рынков автомобилей и мебели, включая рынки на их трудовые ресурсы, от равновесного состояния покоя в точках 1 до установления нового равновесия в точках 3. Не трудно предположить, что если бы в нашей модели имелись третьи отрасли, связанные с рынком товара А на условиях взаимозаменяемости продукции, то в рассматриваемой ситуации в них происходили бы изменения по аналогии с перемещениями в отрасли А. Однако в случае выпуска взаимодополняемой продукции по отношению к продукции отрасли А, «нащупывание» нового равновесия третьими отраслями будет проходить по «сценарию» отрасли М.

§ 2. Модель обшего равновесия Л. Вальраса. Роль тр а не акдяошшх издержек

Перемещения от одного состояния равновесия к другому мы рассматривали в идеальной модели без учета трансак- ционных издержек, понятие которых, как отмечалось в гл. 4-6, ввел американский экономист Р. Коуз. Напомним, что в весьма обобщенном виде трансакционные издержки можно представить как затраты времени, сил и средств на совершение трансакции (сделки), т.е. как фактор, определенным образом деформирующий реакцию спроса и пред-ложения на ценовой сигнал, да и сам ценовой сигнал с учетом этого вида издержек несколько преобразуется. «Чтобы осуществить рыночную трансакцию, — отмечал Р. Коуз, — необходимо определить, с кем и на каких условиях желательно заключить сделку, провести предварительные переговоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться в в том, что условия контракта выполняются...» (Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1993. С.9).

Американский экономист, лауреат Нобелевской премии за 1993 г. Дуглас Порт классифицировал трансакционные издержки следующим образом:

издержки, связанные с поиском информации (о контрагентах, о ценах и ценовых ожиданиях);

издержки, связанные с ведением переговоров по ус-ловиям контракта и заключением сделки; издержки, связанные с разработкой системы стандартов, контролем за уровнем качества, а также с потерями от ошибок;

издержки по правовому регулированию собственности, созданию и поддержанию в обществе адекватного восприятия справедливости правового режима;

издержки в результате нарушения условий контракта («издержки оппортунистического поведения» — термин Д. Норпа)1.

По характеру функций трансакционные издержки делятся на две группы: издержки координации и издержки по спецификации и зашите прав собственности. Разумеется, чем выше издержки такого рода, тем больше они тормозят, затрудняют работу рыночного механизма. Объективно рынок стремится к минимизации трансакционных издержек, и именно рыночной системе подвластно эффективное решение этой проблемы (см. гл. 4, гл. б, § 6).

Швейцарский экономист Л. Вальрас, разработавший свою знаменитую модель общего экономического равновесия, показывает роль трансакционных издержек, применяя эффект их отсутствия. Он предлагает идеальную модель рынка с трансаышшлшш издержками, равными нулю. Конечно, это абстракция. «Мир с нулевыми трансакцион- ными издержками оказывается столь же странным, как физический мир без сил трения», — подчеркивал американский экономит Дж. Стаглер (см. Коуз Р. Указ. соч. С. 16), Роль координирующей силы, направляющей и удерживающей рынок в состоянии равновесия, выполняет некий «аукционист» — координатор. Другими отличительными чертами модели Валь раса являются следующие условия:

отсутствие временного фактора (все сделки производятся мгновенно и в один рыночный день);

обмен осуществляется только уже произведенными товарами, будущие товары в сделках не рассматриваются;

отсутствие неопределенности: полный объем инфорСм. подробнее: Каиснчшникоя Р.И. Экономическая теория нрав собственности. М., 1990; Политическая экономия (под ред. Сижт™ша А.В., Волкова Ф.М.), М., 1993, т. 4.

мадии о ценах и качестве товаров, о вкусах и предпочтениях потребителя;

сделки осуществляются только по набору равновесных цен, объявляемых аукционистом на основе анализа спроса и предложения.

«Аукционист», обозревая рынок и обладая полным набором коммерческой информации, объявляет все новые и новые наборы цен, повышая цены на товары избыточного спроса и снижая цены на избыточное предложение до тех пор, пока не будет «нащупан» такой набор цен, который бы уравновесил спрос и предложение. По этим равновесным ценам и происходит прямой обмен товарами. Отсуг- ствие трансакционных издержек и фактора времени делает участие денег в таком товарообмене бессмысленным. Последнее замечание станет понятнее, если еще раз обратиться к гл. 5, § 4, где отмечалась особая роль денег в экономии (сокращении) трансакционных издержек. С помощью своей модели JL Вальрас продемонстрировал механизм подстраивания производства под спрос, воплотив в «аукционисте» автоматизм саморегулирования, силу, движущую рынок к оптимизации.

Модель Вальраса, воспроизведя идеальное движение рыночного механизма, высвечивает тормозящую роль транс- акционных издержек, без которых не обойтись в реальных условиях. Их можно лишь минимизировать. На практике вряд ли возможно представить себе какой-либо социальный институт, полностью берущий на себя проблемы трансакционных издержек. Да и будет ли это эффективно? В определенной мере урегулирование этой проблемы берет на себя государство (например, через функцию обеспечения правовой основы и адекватного социального климата, через контрактную систему и т.д.) — см. гл. 12, § 1. Однако большую часть расходов, связанных с трансакциями, берут на себя предприниматели. Заинтересованные в минимизации всякого рода издержек и максимизации прибыли, они, конечно же, стремятся к получению наиболее полной и достоверной рыночной информации. Этим и объясняется одно из преимуществ рынка: отсутствие стимулов к искажению информации, наиболее быстрый ее учет и обработка. В данном случае вновь наглядно демонстрируются преимущества рыночного хозяйства по сравнению с системой социализма (командным хозяйством). Ведь любой хозяйствующий субъект в этой иерархической системе стремился «подать наверх» неполную, искаженную информацию: скрыть истинные размеры товарно-материальных запасов, реальные данные о выполнении плана и т.п. Так, например, занизив свои производственные возможности и добиваясь ненапряженного планового задания, директор госу-дарственного социалистического предприятия мог бы с легкостью «перевыполнить план» и получить премиальные для этой фабрики или завода.

§ 3. «Невидимая рука» рынка, общественное благосостояние и эффективность

Теперь рассмотрим, что заставляет рынок стремиться к общему равновесию? Что является движущей силой этого процесса? Еще в 1776 году А. Смит рассматривал движущую силу, которая заставляет конкурирующего предпринимателя, преследующего свои эгоистичные цели, действовать в интересах всего общества. Как известно, он сравнивал эту движущую силу с действием «невидимой руки» и пришел к выводу, что она наиболее эффективна в идеальных условиях совершенной конкуренции. Именно стремление к прибыли и конкуренция заставляют предпринимателя минимизировать издержки. Это достижимо только при условии эффективной эксплуатации ресурсов, то есть при достижении наибольшей отдачи в сфере их оптимального использования, а это возможно только при эффективном распределении. Итак, конкуренция выступает в роли естественного стимула и организатора эффективного распределения.

Более четкую трактовку вывода А. Смита о том, что «совершенная конкуренция эффективно распределяет ресурсы» дал итальянский экономист В. Парето. Как отмечалось в гл. 3, § 4, он определил критерий достижения эффективности распределения: ресурсы можно считать на иболее эффективно, а значит, оптимально распределенными при заданном уровне возможностей, когда ни один

Ж

участник рынка не сможет улучшить своего положения, не ухудшив в результате положения других (или, наоборот, сможет улучшить свое положение только за счет ухудшения положения других участников). Такое распределение называется эффективным по или ным. Если же кто-то смог добиться улучшения, не затронув положения других, значит, имела место растрата ресурсов, за счет которой и стало возможным это улучшение. "Еосге выхода в свет трудов В. Парето эффективность работы рыночного механизма (т.е. минимизация или вообще отсутствие потерь ресурсов, их расточительства) была доказана чисто математически. Актуализируя проблему, можно сказать, что концепция Паретга-эффектишшстд не оставляет места для споров о том, что эффективнее — рыночная система или командная. Но критерий сти социально нейтрален, поэтому он оставляет открытым вопрос о социальной справедливости.

Исходя из определения Парето-эффективности, мы можем установить границу достижимой полезности в преде-лах ограниченных возможностей с помощью подбора таких сочетаний полезности различных членов общества, которые в общей сумме всегда будут давать максимально достижимую, а значит, одинаковую полезность. В связи с этим мы подошли к проблеме максимизации общественного благосостояния, центральному вопросу неоклассической теории экономики благосостояния. Если сумма полученных при распределении полезностей меньше максимальной, то имеют место растраты, значит, распределение неэффективно. Графически все возможные варианты эффективного распределения могут быть представлены в виде точек, лежащих на кривой достижимой полезности (или кривой трансформации). Любая точка данной кривой представляет собой вариант Парето-эффективного распределения. Однако является ли такое экономически эффективное распределение одновременно и социально справедливым?

Рассмотрим на абстрактном примере воображаемой страны график оптимального распределения всех благ общества, условно разделив его для упрощения анализа на две группы, скажем, на «шахтеров» и «учителей» Кривая

RCZP — это граница максимально достижимой полезности. Интересно, что эта кривая имеет «волно-образный» вид, отличающий ее от ухе известной из гл. 3 кривой производственных возможностей. В данном параграфе мы не останавливаемся на принципе построения этой

ЛЬштої* чыюлеё* кривой, но для желающих

более глубоко познако-миться с графическим

(возможной) пплкносг* анализом теории благосо- стояния рекомендуется

изучить такие категории, как «ящик Зджворга» и «кривая контрактов», которая и представляет собой границу достижимой полезности (см. Пиндайк Р., Рубинфельд Д. Микроэкономика., М., 1992, С. 424-433). В точке R только «шахтеры» располагают всеми ресурсами общества, а «учителя» не имеют ничего. При продвижении из точки R в точку P количество ресурсов, имеющихся у «шахтеров», уменьшается, трансформируясь в нарастающую величину ресурсов, имеющихся у «учителей». В точке Z «учителя» располагают большей частью общественных благ по сравнению с «шахтерами». В точке P все общественные блага принадлежат «учителям». Итак, любое распределение, как в точке Z, так и в других точках рассматриваемой кривой, например, в точке С, является экономически эффективным, независимо от того, в чью пользу эти ресурсы распределены, даже в крайних ситуациях, когда в точках R и P ресурсами обладает только одна часть общества. Такая ситуация наглядно иллюстрирует теорему Коуза: распределение ресурсов остается неизменным (в смысле экономи-ческой эффективности) независимо от изменений в расцределегаш прав ^^доеншкти (при условии нулевых трансакционных издержек).

Однако экономически эффективное распределение кон-курентного рынка не всегда является социально справедливым. Обшеству подчас приходится выбирать между эффективностью и справедливостью, на что и обращалось внимание в гл. 19. И здесь на первый план выступает нормативная, а не позитивная экономическая теория. Критерий Паргто-эффектавности неприложим к оценочным суждениям (о справедливости или несправедливости неравенства в доходах, степени этого неравенства). Если же, в порядке заострения проблемы, согласиться с утверждением, что самая справедливая система хозяйства — это система, в которой нет потерь, или растраты ресурсов, то рыночная экономика действительно оказывается справедливой.

Однако это, действительно, полемически подчеркнутая идея. Вряд ли какое-либо правительство страны с развитой рыночной экономикой может позволить себе игнорировать проблемы социальной справедливости, оправдывая это критерием Парето-эффективности. Строго говоря, правительство вообще не нужно, если неукоснительно соблюдаются условия совершенной конкуренции: сама «невидимая рука» максимизирует общественное благосостояние. Что же здесь делать правительству, кроме охраны внешних границ и защиты права частной собственности? С этой точки зрения выражение «социально ориентированное рыночное хозяйство» представляется нелепым: в предыдущем анализе неоднократно подчеркивалась социально нейтраль-ная характеристика Парето-эффективности.

Но на практике у каждого правительства существуют определенные представления о том, каково должно быть социально справедливое персональное распределение доходов, а также уровень цен те или иные товары и услуги. Так, социал-демократы могут считать несправедливо завышенной арендную плату, устанавливаемую частными домовладельцами; консерваторы, в свою очередь, могут полагать, что ставки заработной платы или субсидии в какой-либо отрасли чрезмерно велики. Таким образом, критерий Парето-эффективности не является тем единственным ориентиром, который должны принимать во внимание политики. Цели и инструменты макроэкономической политики государства анализировались в гл. 19, что позволяет очертить реалии «смешанной экономики», где «невидимая рука» действует наряду с вполне види-мым невооруженным взглядом, например, Центральным банком.

Что направляет ресурсы в условиях конкурентного рынка в сферу их оптимального иа.злыования? С помощью какого инструмента удается «невидимой руке» заставить обособленных производителей и потребителей действовать согласованно в интересах общества? Для ответа на эти вопросы необходимо еще раз подчеркнуть роль цен в механизме установления общего равновесия.

Производители, стремясь максимизировать свой доход, сравнивают издержки на производство еще одной единицы продукции с ценой, установленной на рынке, и решают, стоит ли производить дополнительную продукцию. Они наращивают производство до тех пор, пока издержки на последнюю единицу их продукции не приблизятся к ее рыночной цене. Разница между суммами этих двух видов издержек составляет суммарную ренту производителей.

С другой стороны, потребители, оценивая товар с точки зрения полезности, также ориентируются на цену и сопоставляют предельную полезность каждой единицы товара (или блага) с его ценой на рынке. Приравнивая предельную полезность последней единицы товара к его рыночной цене, покупатели максимизируют свою выгоду, которая составит разницу между максимальной суммой, которую они готовы заплатить за нужное количество товара, и суммой, уплаченной в действительности (рента потребителя).

Цена, «собирая» информацию как со стороны спроса, так и со стороны предложения, наконец, устанавливается на таком уровне, который соответствует равенству между предельными издержками производителей и предельной полезностью покупателей. Эта цена отражает состояние равновесия, при котором достигается максимум общественной полезности, складывающийся из добавочного излишка (ренты) потребителей и добавочного излишка (ренты) про-изводителей.

На графике (рис. 3) показывается, почему, мак-симизируя свою прибыль, производители и потребители максимизируют общественную полезность именно в точке равновесия. Рис. З в графической форме иллюстрирует фун-даментальное положение неоклассической теории о взаимовыгодности (а не об эквивалентности, как в учении К. Маркса) обмена. Выгода общества, или об-Р _ щественная полезность, на Рис- графике показана заштрихованной фигурой. Когда производители расширяют выпуск продукции, например, от Qi до Qi, то объем общественной полезности равен заштрихованной фигуре А. Стремясь максимизировать прибыль, производители продолжают наращивать предложение, но до тех пор, пока их предельные издержки не приблизятся к цене РЕ. А это та цена, при которой потребители получают максимальную потребительскую ренту. В результате в точке равновесия Е достигается максимальная общественная полезность при максимальном выпуске продукции в объеме QE: площадь фигуры А+В > площади А. Любое отклонение от конку-рентного равновесия ухудшает положение как производителя, так и потребителя. Например, при выпуске продукции в объеме QE+П предельная ценность для потребителей ниже предельных издержек для производителей, к тому же производители были бы вынуждены продавать свою продукцию по ценам более низким, чем их предельные издержки. Следовательно, при совершенно конкурентном равновесии достигается эффективное производство и эффективное потребление. Полученная в результате обществен-ная полезность достигает оптимальных (максимальных) пределов (см. подробнее: Фишер С, Дорнбуш Р., Шмален- зи Р. Экономика. М., 1993. С. 183.)

Теория общественного благосостояния, опирающаяся на важнейший принцип Парето-эффекгивноста, использует довольно сложный для неискушенного читателя аппарат предельных величин. Это относится к таким категориям, как предельная норма замещения (marginal rale of substitution, MRS) и предельная норма трансформации (marginal rate of transformation, MRT). Для лучшего понимания этих категорий необходим углубленный анализ кривых безразличия потребителя и кривой трансформации. Главный вывод, касающийся эффективности как в сфере производства, так и в сфере распределения, основан на принципе равенства MRS любой пары потребляемых благ и соотношения цен этих благ (эффективность в потреблении); в производстве должен соблюдаться принцип равенства MRT для любой пары производимых благ и соотношения цен этих благ (эффективность в производстве). И, наконец, предельная норма замещения любого блага в другое (например, блага А в благо В) должна равняться предельной норме трансформации этих благ: MRSAB субъекта X=MRSAB субъекта Y=MRTAB. Именно при этих условиях соблюдается оптимум по Парето: нельзя улучшить положение субъекта X, не ухудшив при этом положения субъекта Y (см. подробнее: Хдймнн Д. Современная микроэкономика: анализ и применение. М., 1992. Т. 2. С. 239-249; Фишер С. и др. Экономика. М., 1993. С. 186-188).

Завершим наши рассуждения следующими выводами. Итак, система конкурентных цен несет в себе информацию, с одной стороны, для производителей, с другой стороны, для потребителей, заставляя их корректировать спрос и предложение до тех пор, пока не наступит общее равновесие. Конкурентное равновесие характеризуется эффективностью распределения ресурсов в сфере производства, потребления и обмена, независимо от распределения (и перераспределения) дохода. Совершенная конкуренция ведет к эффективности и не допускает расточительства.

Основные понятия:

Общее равновесие

Эффект обратной связи

Модель общего равновесия JT. Вальраса

Паретб - эффе кг» вностъ и максимизация общественного

благосостояния

Рента потребителя и рента производителя при максимизации общественного благосостояния

Условия MRSjJg - MRS2B= МКТДВ

<< | >>
Источник: Чепурина М. Н., Киселевой Е. А. КУРС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. 1995

Еще по теме II. ТЕОРИЯ ОБЩЕГО РАВНОВЕСИЯ И ЭКОНОМИКИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ(Приложение к гл. 6:

  1. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Л. ВАЛЬРАСА. Теория общего экономического равновесия
  2. Тема 32. ОБЩЕЕ РАВНОВЕСИЕ И БЛАГОСОСТОЯНИЕ
  3. 16.1. Анализ общего равновесия
  4. 16.1. Анализ общего равновесия
  5. Глава 16Общее экономическое равновесие и благосостояние
  6. 10-2. Строительные блоки модели общего равновесия
  7. ДВЕ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ТЕОРЕМЫ ЭКОНОМИКИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ
  8. Установление равновесия в мировой экономике
  9. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ РЫНОЧНОГО РАВНОВЕСИЯ СМЕШАННОЙ ЭКОНОМИКИ
  10. ПРИЛОЖЕНИЯI. ЭКОНОМИКА НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ, СПЕКУЛЯЦИИ И СТРАХОВАНИЯ (Приложение к главе 6
  11. 1.2. Классическая теория о государственном регулировании экономики
  12. Глава 12. Институты, экономическая теория и функционирование экономики
  13. Глава 23. ЦИКЛИЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ. ТЕОРИЯ КРИЗИСОВ
  14. Глава 30. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ.ТЕОРИЯ СРАВНИТЕЛЬНЫХ ИЗДЕРЖЕК
  15. 5.4. РАВНОВЕСИЕ И НЕРАВНОВЕСИЕ НА РЫНКЕ БЛАГ: ПРОСТАЯ МОДЕЛЬ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ, МОДЕЛЬ «КРЕСТ КЕЙНСА»
  16. ПРИЛОЖЕНИЕ. Типовые банковские документы. 23 приложения.
  17. Глава Х. Ведет ли благосостояние к материализму?
  18. Людвиг Эрхард. Благосостояние для всех, 1960