<<
>>

6.5. Творчество — основной источник прибыли в экономике XXI века

Проблема сущности и источников прибыли — одна из центральных в экономической теории. Автором первой теории «чистого продукта», т. е. того, что остается сверх издержек про-изводства, является Ф.

Кенэ (1694—1774) — основоположник фи-зиократической теории ценности (от греч. physis — природа, kratos — власть). Он подчеркивая: «...ничто в действительности не может приносить дохода, кроме земли и воды» [Кенэ. С. 533].

Физиократы исходили из того, что производительным является труд, который создает «чистый продукт». Кенэ разделял общество на три класса: производительный, собственников и бесплодный. К первому классу он относил тех, кто обрабатывает землю, непосредственно занят в сельском хозяйстве, ко второму — тех, кто владеет землей, — короля, землевладельцев, церковь, а к третьему — всех остальных, в том числе рабочих, капиталистов, торговцев.

Логика такой странной для нас структуры общества в том, что, по мысли Кенэ, только крестьяне получают от земли больше того, что они в нее вкладывают.

Рабочие же лишь перерабатывают то, что получено от земли, природы, и создают ровно столько, сколько потребляют.

Существенно по-иному трактовал понятие производительного труда А. Смит. Он видел источник увеличения богатства в общественно полезном труде по производству материальных благ. Поэтому только такой труд он относил к производительному. По этому поводу Смит писал: «Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости, и не закрепляется, и не реализуется ни в ка-ком длительно существующем предмете или товаре, могущем быть проданным, который продолжал бы существовать и по прекращении труда и за который можно было бы получить потом равное количество труда. Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников...

К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщицы и проч.» [Смит. С. 245].

К. Маркс пытался доказать, что источником прибыли является продукт, произведенный рабочими за так называемое прибавочное время, т. е. ту часть рабочего дня, которая не оплачивается собственником предприятия. Другим источником прибыли Маркс считал работу с интенсивностью труда, превышающей нормальную.

В глобальном аспекте концепция Маркса легко опровергается опытом истории: за последние 200 лет в развитых странах длительность рабочего года сократилась более чем вдвое, а уровень жизни рабочих вырос в десятки раз. Очевидно, что этот факт является следствием научно-технического прогресса, т. е. реализации новых научных, технических и организационных идей.

В работах по истории науки приводятся десятки примеров резкого повышения эффективности производства под влиянием новых технических и организационных идей. Общепризнано, что паровая машина Дж. Уатта возместила затраты на науку за всю предшествующую историю человеческого общества. Многократ- ный рост эффективности стал следствием изобретения Э. Сименсом динамо-машины (1867 г.), Г. Даймлером бензинового двигателя (1885 г.), Р. Дизелем двигателя на тяжелом топливе (1892 г.) и т. д. Качественные изменения в производстве возникали не только от технических, но и от организационных идей. Примерами могут служить работы Г. Форда по организации массового выпуска автомобилей, Ф. Тейлора по рационализации трудовых процессов и др.

Во второй половине XX в. в развитых странах существенно ус-корился процесс качественных изменений не только в производстве, но и в структуре населения: резко уменьшилась доля численности рабочих и крестьян, а доля занятых в науке, образовании, здравоохранении, сфере услуг возросла.

Влияет ли новая технологическая база экономики на возможность эксплуатации одних социальных групп другими? Если да, то почему и в каких формах? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо установить, как формируется прибыль и как она распределяется.

Воздействие научно-технического прогресса на экономические показатели обычно исследуется статистически, на основе производственных функций.

Однако это не проясняет сущности явления, так как экономическая система рассматривается как «черный ящик».

Чтобы понять механизм влияния новых идей на величину прибыли, следует исходить из того, что каждая идея — это результат проявления творческих способностей человека, его таланта, того, что называют «искрой божьей». Экономически значение способностей человека к определенному виду творчества аналогично экономическому значению плодородия земли. Если определенный уровень плодородия является необходимым условием богатого урожая, то и без таланта нельзя надеяться на получение существенных результатов в любом виде творческого труда. Талант так же, как благоприятная для земледелия структура почвы, — проявление сил природы.

Таким образом, влияние природных факторов на благосостояние человека и страны проявляется в двух аспектах: через материальную компоненту (плодородие земли, полезные ископаемые и т. д.) и творческую компоненту (талантливость народа, предрасположенность его к творческой деятельности). Аналогия между плодородием земли и творческими способностями отмечалась Маршаллом: «Доходы от редких природных способностей обеспечивают излишек над издержками по воспитанию и обучению, и они в некоторых отношениях сходны с рентой» [Маршалл. С. 310].

Через системы репродуцирования результатов творчества обеспечивается превращение новой семантической (содержательной) информации в единицы прироста общественного богатства. Следовательно, природные способности людей можно рассматривать как производственные ресурсы, выполняющие те же функции, что и полезные ископаемые, биологические и другие ресурсы развития экономики.

Изложенные соображения дают основания для обсуждения проблем неофизиократической теории народного богатства, в которой бы учитывались природные ресурсы, способности людей к различным видам деятельности и затраты их рабочего времени.

Рассмотрим механизм формирования прибыли на основе нео-физиократического подхода.

В учебной литературе и во многих научных публикациях утверждается, что прибыль есть функция от предпринимательских способностей собственников и руководителей предприятия.

Это утверждение согласуется с «официальной» (излагаемой в учебниках по экономической теории) классификацией экономических ресурсов: земля (природные ресурсы), труд, капитал, предпринимательские способности. Предполагается, что каждому из этих ресурсов соответствует форма дохода: природным ресурсам — рента, труду — заработная плата, капиталу — процент и предпринимательским способностям — прибыль.

Такая схема известна уже почти 100 лет. В начале XIX в. она в какой-то мере отражала экономическую реальность. При этом следует отметить, что Маршалл писал не о «предпринимательских способностях», а об «организации производства», что лучше отражает структуру факторов прибыли. Однако в целом наиболее известная сегодня классификация экономических ресурсов и соответствующих им доходов неадекватна реальности XXI в.

Это обусловлено тем, что величина прибыли зависит от двух факторов: полезности продукции для потребителей и затрат на ее производство. И полезность, и затраты определяются прежде всего результатами деятельности проектировщиков, конструкторов, технологов, организаторов производства, а также рационализаторской активностью рабочих.

Творчество предпринимателя также влияет на величину прибыли, но далеко не всегда оно является определяющим, особенно в наукоемких производствах.

Почему же тогда доходы предпринимателей и топ-менеджеров в десятки и сотни раз превышают доходы тех, кто проектировал изделия и технологию их производства? Основными являются три причины:

асимметрия информации о доходах и расходах предприятия. Предприниматель и топ-менеджеры владеют полным объемом такой информации, а остальные сотрудники знают только о своих доходах;

властные полномочия, которые позволяют реализовать возможности, обусловленные асимметрией информации о доходах;

«эффект жадности» («greed effect»). Этот термин приведен в словаре к монографии У. Дж. Дункана «Основополагающие идеи в менеджменте». Высокие доходы топ-менеджеров он объясняет так: «...президент корпорации.., который дает работу многим тысячам людей.., не должен зарабатывать меньше, чем какая-нибудь рок-звезда или профессиональный спортсмен.

Рынок определяет экономическую значимость всех товаров и услуг, и талант руководителя корпорации должен входить в число наиболее дефицитных и ценных национальных ресурсов. Несмотря на эти чрезмерные, может быть, даже скандально высокие оклады, многие из нас доверили бы свою судьбу скорее руководителям корпораций, чем профессиональным спортсменам или звездам шоу- бизнеса» [Дункан. С. 268J.

Автор этой цитаты, конечно, прав в том, что никто из разумных людей не доверил бы свою судьбу Мадонне или М. Шараповой, или даже А. Пугачевой с А. Кабаевой, которые входят в состав Общественной палаты при Президенте РФ. Лукавство (или демагогия) приведенного объяснения — в неверном определении источников доходов «звезд» и топ-менеджеров: покупая билеты на концерт или стадион, мы добровольно платим «звездам» их гонорары. А доходы топ-менеджеров формируются независимо от мнений персонала фирмы на основе различий в доступности информации и властных полномочиях.

Эффект, о котором пишет Дункан, тесно связан с «эффектом демонстративного потребления», на который обратил внимание основоположник институционализма Т. Веблен. Образ жизни «звезд», их наряды, автомобили и прочие метки богатства существенно влияют на потребности топ-менеджеров. Эти потребности могут быть удовлетворены благодаря асимметрии информации о доходах и положению в иерархии предприятия.

Предприниматели и руководители предприятий, которые заинтересованы в привлечении наиболее квалифицированных сотрудников и создании условий для использования их способностей, могут устанавливать так называемые «эффективные ставки заработной платы», превышающие рыночную стоимость рабочей силы соответствующей квалификации. Однако этот факт не меняет существа дела: асимметрия информации о доходах и властные полномочия сохраняют свое значение как основные причины неравенства в доходах.

Известны исключения из этого общего правила. Так, в учебниках по менеджменту приводится пример генерального директора корпорации «Крайслер» Ли Якокка, который, разрабатывая план вывода фирмы из кризиса, установил себе оклад; в размере 1 долл.

в год [Якокка]. Это обеспечило согласие персонала на временное уменьшение заработной платы, что в конечном счете привело к успеху предприятия.

В некоторых японских корпорациях при ухудшении экономической конъюнктуры сокращение затрат на заработную плату начинается с окладов топ-менеджеров. Однако эти исключения лишь подтверждают приведенное общее правило. Статистика иллюстрирует его следующим образом: в 1982 г. доходы топ-менеджеров США были больше доходов рабочих в 42 раза, в 1999 г. это различие увеличилось до 475 раз [Клок, Голдсмит]. Ясно, что такая динамика доходов не может быть обусловлена ростом творческих способностей управляющих. Приходится признать, что в данном случае имеет место то, что Маркс называл присвоением прибавочного продукта.

Следует подчеркнуть, что роль предпринимателя в цивилизованной экономике очень велика. Полезность его деятельности для предприятия и страны существенно зависит от законодательства и других институциональных условий. В современной России эти условия еще далеки от нормальных. Поэтому нередко российские предприниматели играют роль одного из источников благосостояния чиновников и криминала.

В отличие от развитых стран результаты творческой деятельности российских ученых, инженеров и предпринимателей еще не оказывают заметного влияния на рост эффективности экономики и качество жизни населения. «Доля РФ на мировом рынке высокотехнологичной продукции составляет порядка 0,3%, что примерно соответствует уровню Чехии и почти втрое уступает уровню Финляндии. На рынке технологий Россия практически не представлена, ее доходы от экспорта технологий незначительны» (Поиск. 2006. № 36. С. 4).

Соотношение ресурсов России и эффективности их использования для повышения качества жизни населения страны пред-ставлено в табл. 6.5.1 и 6.5.2.

Таблица 6.5.1 Виды ресурсов Место в мире Площадь территории 1 Длина береговой линии 1 Гидроресурсы J Запасы газа 1 Запасы железной руды 1 Запасы нефти 7 Добыча нефти 2 Численность населения 7 Количество лауреатов Нобелевской премии в области науки 9 Количество наград на конкурсах по математике и программированию J-3 Производство стали 4 Золотовалютные резервы 4 Доходы от экспорта вооружений 1 Количество долларовых миллиардеров 3 Таблица 6.5.2

Эффективность использования ресурсов Показатели использования ресурсов и качества жизни населения Место в мире ВВП на душу населения 69 Продуктивность труда ниже 30 Материалоемкость и энергоемкость продукции ниже 30 Уровень коррупции 126 Удовлетворенность жизнью ниже 100 Индекс развития человеческого потенциала ниже 50 Неравенство в доходах ниже 50

Показатели ресурсного потенциала

Показатели эффективности производства и качества жизни

Рис. 6.5.1. Соотношение показателей ресурсного потенциала, эффективности производства и качества жизни в России и Японии

Как видно из представленных данных, качество жизни в стране определяется не столько ее природными ресурсами, сколько эффективным использованием творческого потенциала нации. Этот вывод особенно наглядно подтверждается сопоставлением показателей ресурсного потенциала и качества жизни России и Японии (рис. 6.5.1). Отметим, что по индексу развития человеческого потенциала в 2002 г. Япония была на 9-м месте (сразу после США), а Россия — на 57-м.

Таким образом, основным источником прибыли в современной экономике является реализация творческого потенциала всех сотрудников предприятий. В первую очередь это относится к тем, кто проектирует изделия и технологию их производства. Распределение прибыли (после вычета налогов) на инвестиции, доходы топ-менеджеров и собственников, а также другие цели осуществляется с учетом асимметрии информации о доходах и властных полномочий.

Рассмотренный механизм создания и распределения добавленной ценности показывает, что концепции Кенэ и Маркса об источниках «чистого продукта» в определенной степени сохраняют значение и для условий современной экономики. Этим клас-сики науки отличаются от других ученых.

<< | >>
Источник: Б. М. Генкин. Экономика и социология труда : учеб. для вузов. 2007

Еще по теме 6.5. Творчество — основной источник прибыли в экономике XXI века:

  1. Глава 18. ЧЕЛОВЕК И МИР НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА
  2. Часть. Четвертая. Тактические инструменты для XXI века
  3. ИСТОЧНИК ПРИБЫЛИ — В ПРОИЗВОДСТВЕННОМ ПРОЦЕССЕ
  4. 9.1. Экономическая природа прибыли гостиничного и ресторанного хозяйства, источники ее образования
  5. ГЛАВА XIV. ОСНОВНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕЧЕНИЯ XX ВЕКА
  6. Хронология основных социально-экономических и политических событий в России (конец IX — начало XXI в.
  7. 2.1. Не-стабильность и неустойчивость как свойства современной экономики и связь данных свойств с изменениями на мировых фондовых рынках в конце XX – начале XXI вв
  8. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики
  9. 1. ВЫПУСК ЦЕННЫХ БУМАГ КАК АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
  10. Глава XIОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ВОЕННОЙ ЭКОНОМИКИ И ИСТОЧНИКИ ЕЕ МОГУЩЕСТВА
  11. 1. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ КУРСА
  12. 2.2. Основные источники права окружающей среды