<<
>>

АГРЕССИЯ

(лат. aggressio — напа-дение) — понятие, используемое в настоящее время для обозначения самых разнообразных видов и форм поведения, — от реплик и элементов пародий до применения различных мер физического воздействия, вклю-чая и такие из них, которые заканчи-ваются индивидуальным или массовым летальным исходом. Подлинный смысл понятия "А." можно весьма часто установить только на уровне контекста. К тому же в силу устано-вившейся традиции в работах одного и того же автора понятие А. нередко употребляется в различных значениях, не говоря уже о специфике упо-требления его представителями различных наук, каждая из которых привносит свое понимание этого фе-номена.

Примерно аналогичная кар-тина наблюдается в сфере обыденно-го, массового употребления понятия А., где оно чаще всего ассоциируется с действиями, нарушающими физи-ческую или психическую целост-ность другого человека, наносящими ему материальный ущерб, препятствующими осуществлению им своих намерений. Несмотря на наличие оп-ределенных моментов дополнительности и конвенциональное™, становится целесообразной выработка более или менее единообразного представ-ления о содержании понятия А. В зна-чении, близком к нормативному, оно употребляется сегодня в психологии, где им обозначается индивидуальное или коллективное поведение, действие, направленное на нанесение фи-зического или психологического вреда, ущерба либо на уничтожение другого человека. Анализ этого оп-ределения свидетельствует об изна-чальной полисемичности данного понятия, посредством которого обо-значают разнообразные по целям, механизмам, методам и результатам индивидуальные и групповые действия людей. (См. Инвектива.)

Т. Г. Румянцева

АДАПТАЦИЯ (позднелат. adapta- tio — приспособление, прилаживание) — термин первоначально ис-пользовался в биологической науке для обозначения процесса приспо-собления строения и функций орга-низмов (популяций,видов) и их органов к определенным условиям внешней среды. А. формируются на протяжении всех стадий жизненно-го цикла организма. Совокупность выработанных в процессе развития А. придает живым системам целесо-образную организацию. Вместе с тем А. есть и определенный результат приспособительного процесса — адап- тациогенеза, протекающего при взаи-модействии живых систем с окружаю-щей их средой. Материалистическую трактовку природы А. впервые пред-ложил Дарвин, показав, что А. воз-никают в результате действия есте-ственного отбора. В настоящее время понятие А. вышло за пределы биологии. Оно стало употребляться во многих технических, естественных и гуманитарных науках. Так, в медицине оно используется для ха-рактеристики оптимальной жизне-деятельности и нормального социо- биологического развития человека. В технических науках и кибернетике на основе понятия А. разрабатывается понятие "адаптивные системы", которым обозначаются различные са-монастраивающиеся технические системы с обратной связью. Во многих социальных науках и психологии говорится о социальной А. личности или социальной группы к социальной среде (микросреде), в процессе которой устанавливаются соотношения, которые обеспечивают развитие как личности и социальной группы, так и среды (микросреды). При этом со-циальная А. охватывает биологиче-скую, психическую и социальную сферы бытия человека. Общенауч-ный статус понятия А. предполагает и необходимость его определения в более широком значении, инвари-антном для конкретных научных дисциплин: А.

есть особая форма отра-жения системами воздействий внеш-ней и внутренней среды, заключаю-щаяся в тенденции к установлению с ними динамического равновесия. Такое равновесие обеспечивает гармо-ничное соотношение системы с ее внутренней и внешней средой и развитие данной системы.

П. С. Карако

АДВАЙТА (санскр. — без второ-го) — понятие, обозначающее состояние отсутствия двойственности, а также всеединство как своеобычный принцип онтологического порядка. А.-мата (учение о недвойственности) — парадигма монизма, представ-ленная в индийской философии в самых разнообразных формах.

С. Ю. Солодовников

АДДИТИВНОСТЬ (лат. addere — добавлять) — понятие, посредством которого обозначается нечто сум- мативное, не образующее органиче-ской цельности.

С. Ю. Солодовников

АДЕКВАТНЫЙ (лат. adaequatus — приравненный) — соразмерный, со-ответствующий, согласующийся, равный, эквивалентный. Представление, образ, знание считаются А., если они соответствуют вещи, оригиналу, объекту, к которому относятся, если они "правильны", носят характер объективных истин. В этом контексте истина есть адекватность мышления бытию. (Фома Аквинский: "истина есть соответствие предмета и пред-ставления".) Противоположность А. — неадекватный, инадекватный.

А. А. Грицанов АДЖОРНАМЕНТО (итальян. aggior- namento — обновление) — тенденция развития современного неотомизма, ориентированная на ассимиляцию католической теологией новейших философских идей экзистенциализма, философской антропологии, гер-меневтики, феноменологии, а также лингвистической философии, неопо-зитивизма и отчасти кантианства и когнитивной психологии. Термин введен II Ватиканским собором (1962— 1965), принявшим масштабную про-грамму адаптации неотомизма к установкам современной культуры. (Применительно к первой половине 20 в. правомерно говорить о своего рода пред-А.; примером может слу-жить влияние философии жизни, философской антропологии и гер-меневтики на оформление в рамках неотомизма "новой антропологии" Гвардини, строящейся на идее единства имманенции и трансценденции, взаимодействие которых детермини-ровано универсальным принципом "поиска связи вовне".) Могут быть выделены несколько направлений А.: семантически смыкающиеся между собою экзистенциализация (Жиль- сон, Маритен) и антропологизация (К. Ранер, М. Ф. Шакка) неотомистской проблематики; ее феноменологи- зация (Ф. Ван Стеенберген, Бохень- ский); параллельно развивающиеся герменевтическая когнитизация (Э. Ко- рет) и методологизация (Б. Лонер- ган) теологии. Начало экзистенциа- лизации канонического неотомизма было положено Жильсоном и Мари- теном, использовавшими категориальный аппарат экзистенциализма и предложившими экзистенциальную интерпретацию классической проблемы бытия Божьего: Божест-венное бытие есть чистый "акт суще-ствования", иррадиирующее распространение которого инспирирует многообразие форм природного и со-циального существования ("мисти-ческое фонтанирование"). Человеческое существование описывается в традиционных для экзистенциализма категориях: его экзистенция отнюдь не сводится к его бытию, и проявлением этой несводимости является исконная и атрибутивная для человека забота о смысле бытия, вы-водящая человека за пределы посюс-торонности. Аналогично в антропологической линии А. устремленность человеческого существа к "самопрево- схождению" ("трансцендированию") к Богу обосновывается содержанием в его сознании трансцендентной исти-ны. С позиции К. Ранера, анализ ап-риорного строя человеческого мыш-ления свидетельствует, что человек изначально существует как "вопрос о бытии", он "открыт" тотальности Божественного бытия ("слушатель слова Божьего"), и его собственное, личное бытие есть перманентная трансценденция к Богу на основе "предвосхищения" и "предпонима- ния" сущности бытия Божьего.

Теология А., таким образом, выступает как "синтетичная" (Стеенберген), "синкретичная" (Бохеньский), "ин-тегральная" (Шакка). Опираясь на концепцию "мистического фонтани-рования" акта Божественного сущест-вования, Шакка постулирует единство существования абсолютного бытия и мышления, т. е. Бога и человека. Поскольку человек в своем сознании актуализирует возможные формы бытия Божьего, в силу чего космогонический процесс приобретает антропологическую размерность, постольку самая проблема бытия Божьего эксплицитно формулируется у Шак-ка не как теологическая и не как ко-смологическая, но как антропологическая, — Бог конституируется как актуализация трансцендирования человеческого сознания. Новую интерпретацию получает в контексте А. и проблематика христианской философии истории. Традиционный провиденциализм наполняется новым экзистенциально-антропологическим содержанием. Согласно концепции Корета, принципиальная диалогичность человеческого сущест-вования креативно объективируется: духовно-личностная диалогичность коммуникаций объективируется в фор- мирование и развитие культуры, а объективацией духовно-сакральной диалогичности, открытости человека к созерцанию Божественного Абсо-люта, выступает история как процесс и результат "трансцендирования человека к Богу". Именно из экзистенци-ально-антропологической ориентации А. вырастают как феноменологическое, так и герменевтическое его направления. Так, исходная данность человеческого бытия трактуется в рамках А. как "пребывание в мире" (термин Корета, аналог экзистенциа-листской "заброшенности"). Однако "мир" выступает в качестве культурно аранжированной системы феноменов сознания, имеющих как интегрально-социальную, так и ин-тимно-личную значимость. Эта ин-дивидуальная значимость мира поз-воляет задать его "горизонт", через который человек может приобщиться к целостности исторического опыта (интегрально-социальному значению мира). Поскольку феноменологически этот опыт выражен в языке и представлен текстами, постольку видение мира обретается человеком посредством их понимания и интер-претации. Анализ герменевтических процедур оказывается в фокусе внимания теологии А. (Пуллахская школа неотомизма). Строго говоря, в данном случае более корректно фиксировать двустороннее и взаимо-плодотворное влияние философии и теологии друг на друга, ибо герменевтика как учение о способах ис-толкования текстов, возникшая в эпоху эллинизма в связи с исследованием классического наследия, получила наиболее полное и система-тическое развитие в рамках такой богословской дисциплины, как экзеге-тика. Классические герменевтические работы Шлейермахера были созданы именно как методология интерпретации вероучения, чем вызван повышенный интерес к герменевтической проблематике в традиции протестан-тизма. Программы "реинтерпретации христианских догматов" (Шлейерма- хер), "демифологизации библейской керигмы" (греч. kerigma — возвещение у Р. Бультмана), "реинтерпретации Бога" (П. Ван Бурен) не только ориентированы на герменевтическую процедуру, но и фактически изоморфны процедуре деконструкции как с методологической, так и со структурной точки зрения. Интенция на методологизацию приводит к оформ-лению в рамках А. так называемой метатеологии. Лонерганом предложен принципиально новый подход к толкованию самого предмета теоло-гии: в центре значимости он помеща-ет не объект и не результат богопозна- ния, но сами операции и процедуры, когнитивный механизм осуществления познающим сознанием процесса постижения сущности и бытия Бо-жьего. Типологическим аналогом за- паднохристианского феномена А., взятого в аспекте ассимиляции философских идей теологической тра-дицией, в протестантизме является диалектическая теология, аксиоло- гически выступающая как неоортодоксия, но реально оформившаяся под содержательным влиянием философского экзистенциализма.

М. А. Можейко

АДИАФОРА (греч. adiaphora — безразличное, малозначительное) — термин для фиксации индифферентного. Согласно учению киников и стоиков (Пиррон), А. — расположенное между Добром и Злом, добродетелью и пороком, не имеющее значения с позиции морали. Зенон-стоик учил: "Во всем том, что существует, одна часть составляет благо, другая зло, а третья есть адиафора... это суть жизнь и смерть, честь и бесчестье, удовольствие и боль, бедность и богатство, здоровье и болезнь..." Эту точку зрения, разделенную впос-ледствии идеологами ордена иезуитов, жестко отвергал Фихте, утверждавший, что в сфере этического нет и не может быть А.

С. Ю. Солодовников

АДЛЕР Альфред (1870—1937) — австрийский врач, психолог и психиатр. Доктор медицины, профессор психологии Колумбийского универ-ситета (1929). Основатель индивиду-альной психологии. Основные сочинения: "Нервный темперамент" (1912), "Познание людей" (1917), "Практика и теория индивидуальной психологии" (1920), "Наука жить" (1929), "Смысл жизни" (1933) и др. Примкнул к кружку Фрейда в 1902. В рабо-те "О неполноценности органов" (1907) сформулировал концепцию болезни как нарушения баланса в отношениях органа и среды, которое организм стремится компенсировать. Пола-гал, что в основании психопатологических репертуаров человеческого поведения лежит идея компенсации чувства неполноценности — резуль- тат реализации неосознаваемого стремления к превосходству. Идея и принцип компенсации и сверхкомпенсации стали одним из оснований учения А. А. отвергал фрейдистские мотивы особой акцентации роли и значения сексуальности и бессоз-нательного психического в жизни людей, не усматривая жесткого водораздела и конфликтов бессозна-тельного и сознания в психике человека. А. считал особенно важным уделять внимание социальным составляющим, а также (пусть даже и неосознаваемым) целям поведенческих мотиваций. Основные движущие силы развития человеческого характера, по А., обусловлены целостной совокупностью целенаправленных стремлений, отражающих потребность в самоутверждении, ус-пехе, превосходстве, совершенстве, чувстве общности и формирующихся в детстве. Особую популярность снискала идея и термин А. "ком-плекс неполноценности". Преодоление этого чувства А. связывал с тенденцией "стремления к власти" (сродни "воле к власти" у Ницше) и (значительно позднее) с установкой "стремления к общности". Недо-статочная либо извращенная ком-пенсация чувства неполноценности, согласно А., приводит к неврозам. В дальнейшем А. корректирует не-которые прежние установки, отказывая компенсации и чувству неполноценности в статусе универсальных механизмов и источников развития личности. (См. также Комплекс не-полноценности.)

Л. Л. Грицанов

АДОРАТСКИЙ Владимир Викторович (1878—1945) — русский философ и историк марксистской ориентации. В 1903 окончил юридический факультет Казанского университета. Являлся членом РСДРП с 1904. В 1905 был арестован и выслан за границу (1906). С 1914 по 1918 находился в Германии в качестве гражданского пленного. Работал в Казанском университете, Наркомпросе, Гос. архиве РСФСР, а также был первым директором Института Красной профессуры. Один из основателей Социалистической (позднее — Коммунистической) академии. Член президиума Истпарта (1920—1929), зам. директора Института Ленина (1928—1931), директор Института философии Коммунистической академии (1931—1936), директор (1931—

и главный редактор (1938—1941, 1944—1945) Института Маркса— Энгельса—Ленина, директор (1936—

и старший научный сотрудник (1941—1944) Института философии АН СССР. С 1932 — академик АН СССР. Основные сочинения и публи-кации: "Научный коммунизм К. Маркса" (ч. 1, 1923); "О теории и практике ленинизма" (1924); "Маркс, Энгельс, Ленин и Гегель (марксизм-ленинизм и гегелевская диалектика" (1932); "Избранные произведения" (1961) и др. В 1920-е выступал против "идеологии", считая идеологическое сознание порождением строя, основанного на эксплуатации человека человеком. Идеология, по мнению А., есть феномен монополии господствующего класса (группы) на "разработку мышления". Идеология — это своеобразная аберрация ума, отра-жающего реальность в перевернутом виде. Продукты своего мышления, свои идеи человек принимает за самостоятельные сущности. Ему кажется, что эти порождения ума определяют собой всю действительность, тогда как на самом деле они являются, согласно А., "бессознательно неправильными отражениями действительно су-ществующих отношений". Борьба за материальные интересы классов принимает обманчивый вид борьбы за политические принципы. Идеологию, считал А., можно определить как оторвавшееся от действительности сознание, потерявшее сознательную связь с этой действительностью и отражающее последнюю неправильно, в перевернутом виде, что и показал, с точки зрения А., марксизм. Мышление, зараженное идеологизмом, не может быть научным. Высшее проявление идеологии — философия. Она же подготавливает все предпосылки для своего собственного отри-цания, а тем самым — для уничтожения идеологичности в мышлении вообще. Метод диалектического материализма как раз и представляет собой тот аппарат, который разрушает идеологическую аберрацию и делает возможным настоящее научное теоретическое познание. Концепцию А. можно рассматривать как форму своеобразного "философского нигилизма".

А. А. Грицанов

АДОРНО (Adorno), ВИЗЕНГРУНД- АДОРНО (Wiesengrund-Adorno) Теодор (1903—1969) — немецкий философ, социолог, музыковед, композитор. Один из ведущих представителей Франкфуртской школы, внес крупный вклад в эстетику модернизма. Творческую деятельность А. начал уже в 17-летнем возрасте с опубли-кования первой критической статьи "Экспрессионизм и художественная правдивость" (1920), в которой речь шла об экспрессионистской драме. Следом появляются полемические и критические статьи преимущественно о музыке. В них предметом рас-смотрения А. становятся музыкаль-ные направления, формирующие образ "музыкального ландшафта" 1920-х. При этом метод анализа А. феноменов передачи музыкального содержания характеризуется акцен-тированием не художественной выра-зительности, а когнитивного потен-циала музыки, что свидетельствует о рациональном осмыслении музы-кального материала. С начала 1920-х вовлечен в интеллектуальную орбиту Франкфуртского института социальных исследований, вокруг которого стала складываться так называемая Франкфуртская школа. Философия А. строилась на исходном мотиве о необходимости подвергать критике любые теории общества по мере ис-торического изменения последнего. Ранние философские работы А. были посвящены критическому разбору философских систем Гуссерля (1924) и Кьеркегора (1930), которые критиковались им за пренебрежение факторами социальной реальности и приоритетную трактовку субъек-та. В этот же период ярче всего сказались симпатии А. по отношению к марксизму, — марксизму неорто-доксальному, разработанному Лука- чем и Коршем, некоторые установки которого А. будет разделять в течение всей жизни. Наиболее значимой для философии А. была марксистская концепция товарного фетишиз-ма, интегрированная с идеей Лукача об "овеществлении". В 1934 А. эмиг-рировал из фашистской Германии в Великобританию, с 1938 жил в США. В эмиграции связи А. с институтом особенно укрепились, обернувшись интенсивным интеллектуальным со-трудничеством. Результатом стала одна из важнейших работ А. "Диа-лектика просвещения" (1947), напи-санная им совместно с Хоркхай- мером. В ней авторы бросили вызов вере в исторический прогресс, которая составляла незыблемый потен-циал марксистской традиции. История общества интерпретирована в книге как универсальная история просвещения. Показано, что в ходе борьбы за выживание человек вынужден постоянно совершенствоваться в управлении миром в своих собствен-ных субъективных целях. Эта по-стоянная ориентация на господство изменяет сущность человеческого мышления, делая его несостоятельным в осуществлении своей собст-венной саморефлексии, низводя разум до значения неизменного во всех ситуациях инструмента. Так процесс просвещения оборачивается по-следовательной рационализацией мира в субъективно-инструментальном смысле. В ходе ее человеческий разум опускается до слепой процедуры формального автоматизма, осуще-ствляемой им исключительно в поле действия самого себя. Логическая и техническая "аппаратура подавле-ния" внешней природы, созданная человеком с помощью науки и техники, через господство и разделение труда подавляет и природу самого человека. Он все меньше распоряжается созданной аппаратурой, которая все более обособляется от него. Опасность медленного дрейфа чело-веческого миропонимания в сторону укрепления пустого автоматизма сложившихся стереотипов, действо- ваний по правилам, узаконенным лишь силой привычки, еще острее будет обозначена в следующей сов-местной работе А. и Хоркхаймера "Авторитарная личность" (1950). Люди, считают авторы, сплющива- ясь в ходе рационализации в "узловые пункты установившихся реакций и укрепившихся представлений", обна-руживают завуалированные склонно-сти к авторитаризму. На основе про-веденных в 1940-е социологических исследований А. выявил весьма симп-томатичное для антидемократичес-кой структуры сочетание таких лич-ностных черт, как конвенциальность, покорность власти, деструктивность и цинизм. В "авторитарной личнос-ти" А. усматривал проявление недуга позитивистской цивилизации, ре-зультат действия ее тоталитарных тенденций. Вместе с тем франкфуртские теоретики не утверждали, что просвещение было полностью ре-прессивным или что инструментальный разум будет полностью отверг-нут. Своей критикой прогрессивного историзма они надеялись подгото-вить в интеллектуальной сфере почву для поиска концепции справедливого общества. В 1950—1960-е А. продолжал входить в число ведущих мыслителей Франкфуртской школы. Это был наиболее плодотворный период творческой деятельности А. Были написаны, в частности, весьма значительные философские произве-дения: "К метакритике эпистемологии" (1956), "Негативная диалекти-ка" (1966), "Эстетическая теория" (1970). В них получила дальнейшее развитие развернутая им ранее сов-местно с Хоркхаймером теория ра-циональности. В этих же работах А. разрабатывает свою негативную диа-лектику как диалектический способ противоречиво мыслить о противо-речиях. Неудовлетворенность А. формально-логическим мышлением была вызвана его глубокой убежден-ностью в том, что между вещами и их понятиями имеет место конфрон-тация, в условиях которой угнетает-ся "нетождественное", т. е. "то, что не уступает себя понятию, дезавуи-рует в-себе-бытие этого понятия". Высказываясь против систематизации, детерминированности, категори-ального аппарата как инструментов формально-логического мышления, А. основным принципом своей "не-гативной диалектики" делает принцип отрицания "тождества". В ее рамках А. отклоняет категорию диа-лектического снятия, которая вменялась Гегелем в качестве непременного условия осуществления философской системы. А. переосмысливает геге-левскую категорию "определенного" (bestimmte) отрицания, придавая от-рицанию другое значение. Если по Гегелю оно являлось движущим мо-ментом, в соответствии с которым диалектика подводила к развертыванию и снятию, то А. поворачивает его как "твердое", "непоколебимое" (unbeirrte) отрицание, которое более не должно приступать к снятию. Принимая во внимание руководя-щую для Франкфуртской школы идею о социальной обусловленности всех форм духовной жизни, которая и сообщает социальный подтекст адорновской интерпретации логики движения мышления, возможно под-черкнуть, что и в негативной диа-лектике А. выражается реакция на бесчеловечную общественно-истори- ческую реальность. А. не удовлетворяет позитивное гегелевское отрица-ние, поскольку он рассматривает его как санкционирующее существующий порядок вещей. Последний, по мнению А., оказывается "недостаточно отрицаемым". В таком истолковании отрицания содержится решаю-щий момент, отделяющий негативную диалектику А. от диалектики Гегеля. Важнейшую часть теоретического на-следия А. составляет философская критика культуры, в сферу которой входят все его многочисленные му- зыкально-критические работы. Среди них "Философия новой музыки" (1949), "Опыт о Вагнере" (1952), "Призмы. Критика культуры и об-щество" (1955), "Диссонансы. Му-зыка в управляемом мире"(1956), "Введение в социологию музыки" (1962). Ключевое значение в этих ра-ботах получила критика "массового" коммерческого искусства, искажаю-щего, по А., сознание людей до уровня, на котором критическое мышление оказалось под угрозой искоренения. Стандартизация и псевдоиндивидуа-лизация опровергали притязания массовой культуры угодить индиви-дуальным вкусам. Критическому со-знанию и счастью отдельной личнос-ти, по А., могло бы способствовать только "аутентичное" искусство, под которым у него подразумевалось ис-кусство стиля "модерн". Искусство, которое сознательно разоблачает соб-ственные притязания на целостность и самодостаточность, по мнению А., более способно к продуктивному от-рицанию общественной реальности, нежели то, которое продолжает дер-жаться своей претенциозности. А. разработал философско-эстетическую концепцию "новой музыки", отстаи-вая позиции эстетического модернизма и протестуя против призывов вернуться к классической или реалистической альтернативам искусства. Труды А. оказали влияние на современную за-падную философию, социологию, эс-тетику, музыковедение, а также на идеологию леворадикального студен-ческого движения 1960-х. (См. также Негативная диалектика.)

С. Н.Александрова

<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме АГРЕССИЯ:

  1. КОСВЕННАЯ АГРЕССИЯ
  2. СПОНТАННОСТЬ АГРЕССИИ
  3. АГРЕССИЯ (лат. aggressio - нападение
  4. ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА АГРЕССИЯ
  5. 65. ПРЕСТУПЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА
  6. ТАНАТОС, Фанатос, Танат, Фанат (греч. Thanatos - смерть
  7. 36. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВОЕННОГО И ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ В РФ
  8. 90. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ МИРА И БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ПЛАНИРОВАНИЕ, ПОДГОТОВКА, РАЗВЯЗЫВАНИЕ ИЛИ ВЕДЕНИЕ АГРЕССИВНОЙ ВОЙНЫ (ст. 353 УК РФ)
  9. ВОЛЬНАЯ ГАВАНЬ
  10. АКТ (лат. actus - действие; actum - документ)
  11. 6. ПРИНЦИП НЕПРИМЕНЕНИЯ СИЛЫ И УГРОЗЫ СИЛОЙ
  12. ТАКСОНОМИЯ
  13. КОЛЛЕГИИ (лат., ед. ч. collegium
  14. ЛИГА НАЦИЙ - существовавшая в 1920-1946 гг. универсальная международная организация, предтеча ООН
  15. 5. ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ ЗАЩИТНЫХ СИЛ
  16. 9.2. Основания ограничения права граждан на свободу передвижения и выбор места жительства
  17. АГИТАТОР
  18. ПСИХОЛОГИЯ МАСС