<<
>>

АКСИОЛОГИЯ


(греч. axia — ценность, logos — слово, учение) — фи-лософская дисциплина, занимающаяся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований че-ловеческого бытия, задающих на-правленность и мотивированность человеческой жизни, деятельности и конкретным деяниям и поступкам.
Выделение и конституирование пред-метной проблематики А. как самостоятельной области философской рефлексии было связано: 1) с пере-смотром обоснования этики (в которой бытие отождествлялось с бла-гом) Кантом, противопоставившим сферу нравственности, т. е. свободы, сфере природы, т. е. необходимости, что требовало четкого разграничения должного и сущего; 2) с расщеплением понятия бытия в после- гегелевской философии, которое разделяется на "актуализированное реальное" и "желаемое и должное", рефлексией над теми теоретико-ме- тодическими и практически-дея- тельностными следствиями, которые следовали из тезиса о тождестве бытия и мышления; 3) с осознанием необходимости ограничения интел- лектуалистских притязаний философии и науки, того, что познание не является областью их монополии и доминирования, а также того, что оно также связано сложными отношени-ями с направленностью человеческой воли (для которой критериальное различение истины и неистины является далеко не единственным и не всегда определяющим среди иных критериев: добро — зло, прекрасное — безобразное, полезное — вредное и т. д.); 4) с обнаружением неуст-ранимости из познания оценочного момента, разных модальностей и (позднее) типов организации мысли-тельной деятельности (логика, антропология, лингвистика, семантика и т. д., с которыми окажется связан новый поворот в развитии А.); 5) с постановкой под сомнение самых осно-вополагающих ценностей христианской цивилизации в концепциях Шопенгауэра, Кьеркегора, Дильтея и др., но прежде всего с "открытым вызовом" им, брошенным Ницше; 6) с осознанием, с другой стороны, невозможности редукции понятия ценности к "благу" (традиция, идущая от Платона) или ее понимания как "стоимости", экономической ценности (традиция, утвердившаяся в классической политэкономии, су-щественно переосмысленная Марк-сом в "Капитале" и положенная затем в основу марксистской А., будучи соединена с разработками раннего Маркса и другими аксиологическими теориями). Таким образом, А. конституируется как философская дисциплина в специфических кон-кретно-исторических условиях фи- лософско-интеллектуальной жизни Европы, характеризующихся исчерпыванием импульсов, заданных Просвещением, осознанием (скорее, предчувствием) переломности эпохи и необходимости смены вектора развития. В философии это вылилось в стремлении подвести черту под классическим этапом ее развития, что, в частности, стало фиксироваться и терминологически в определении направлений и школ как "нео" философий (неокантианство, неоге-гельянство и т. д.), а содержательно (кроме всего остального — смены проблематики, стилистики и т. д.) выразилось в том числе в плюрализации способов философствования, порождении многих разноаксиоло- гически ориентированных традиций. Обращение к проблемам А. оказа-лось в этой ситуации одновременно и симптомом кризиса просвещенческого рационализма и способом его преодоления, свидетельством завер-шения одной фазы философского развития и в то же время основой пе- реструктурации философского знания.
Более того, "аксиологизация" познания обнаружила принципиальную различность (иноорганизован- ность и иноупорядоченность), а также взаимодополнительность и взаимо-проникновение друг в друга разных возможных систем знания (сама идея построения и анализа различных "возможных миров", столь по-пулярная в 20 в., предзадавалась аксиологическими изысканиями второй половины 19 в.). Именно в А. и благодаря ей была осознана со всей очевидностью неоднородность самого научного знания, наряду с естест-веннонаучным, математическим, тех-ническим знанием было конституировано как особое социальное и гуманитарное научное знание. Ант-ропологический и экзистенциальный поворот в философствовании также предопределен во многом произошедшим ранее аксиологическим поворотом. Основной вопрос, который изначально поставила А. и который потом внутри нее неоднократно переформулировался, — это вопрос об условиях возможности оценок, имеющих "абсолютное значение", их критериях и соотносимости разных систем ценностей между собой. Тогда основную задачу А. можно видеть в анализе того, как возможна ценность в общей структуре бытия и как она соотносится с миром наличного бытия, с данностями социума и культуры (как ценности, будучи обращены к человеку, реализуются в действительности). Последнее выводит А. за рамки чисто философской дисциплинарности и требует ее переформулирования в терминах социогуманитарной науки (социологии, психологии, культурологии и т. д., выступая основанием попыток построения отдельной научной дисциплины — аксиометрии). Решение названной задачи породило в А. изначально различные ответы в зависимости от понимания самой при-роды ценности, способа ее существования, источника ее возникновения (продуцирования). Одна из основных версий (в нескольких вариантах) А. была предложена в неоканти-анстве, и квалифицируется в А. как трансценденталистская. Традиционно начало дисциплины связывается с именем Лотце, введшим в своем анализе логических и математических истин понятие "значимости" как специфической характеристики мыслительного содержания, а в эс-тетических и этических контекстах использовавшим в аналогичном смысле понятие "ценности". Взгляды Лотце развил Коген. Согласно Коге- ну, ценности связаны с порождающей их "чистой волей" трансцендентального субъекта, при этом само трансцендентальное понимается как основополагание, постоянно заново совершаемое мышлением (в частнос-ти, в этике постоянно "переполагается" идея свободы человеческой личности как абсолютный идеал, т. е. ценность). Основной же вариант трансцендентальной версии А. был предложен Баденской школой неокантианства (Виндельбанд и Рик- керт). Виндельбанд обосновывал через теорию ценностей общезначимость не только нравственного действия, но и теоретического (фи-лософского) познания в целом. Утверждая "абсолютность оценки" как "коренного факта" философии, Виндельбанд видел в А. способ преодоления релятивизма, отождествляемого им со "смертью" философии. Ни от чего и ни от кого не зависящая и в этом смысле абсолютная значимость (ценности истины, добра и красоты), к которой стремятся ради нее самой, обнаруживается в ценностях-благах культуры (наука, право, искусство, религия, "нормирующие" ценностные содержания) и обора-чивается к познающему, созерцающему и действующему индивиду, выступая как требования долженст-вования. Носитель ценностей и источник нормотворчества — трансцендентальный субъект. Как принципы бытия, познания и деятельности трактовал ценности Риккерт, считая, что единство "Я" и мира возможно только как единство действительности и ценности. Трансцендентные ценности обнаруживаются в имма- нентном мире как "смыслы", зафик-сированные в культуре как "значимости" (нормативные требования дол-женствования). Изучаются ценности в науках о культуре с помощью особых идиографических методов, отличных от генерализирующих методов естествознания (наук о природе). Тем самым А. оборачивается и спе-циальной методологией (одной из основных тем, в частности, социологии 20 в.). В целом же трансцендентальная версия неокантианства может быть охарактеризована как нормативистская (нормативизм), ведущая либо к"субъективизации" (плюрализации) проблематики А., либо к ее "спиритуализации" через постулирование сверхчеловеческого логоса. Поэтому наряду и параллельно с трансценденталистской версией возникают разные варианты онтологизации и субъективизации ценностей. Онтологизацию А. мож-но проследить по работам Шелера, Н. Гартмана, Брентано и др. Так, Брентано, различая акты представления, суждения и "любви и ненависти", источником ценностей считает представления, как более фундаментальные феномены, чем акты выбора (суждения) на основе рациональной воли в неокантианстве, ведущие к неоправданной интеллектуализации понятия ценностей. В основе объективности ценности лежит объ-ективность всеохватывающего чувства "любви-ненависти" (предпочтений и отвержений). Для Н. Гартмана с точки зрения его имманентно-трансцендентного отношения субъекта и объекта предмет познания постулируется за пределами самого познавательного акта и наделяется онтологичес-ким статусом, модально (ценностно) по-разному "смоделированным". В свою очередь, он различает познание и эмоционально-трансцендентные акты, позволяющие схватывать дей-ствительность непосредственно и прямо, а действительности "навязываться" субъекту. Кроме того, ценность обнаруживается в предвосхищениях субъекта (таких, как надежда, страх, беспокойство), а также фиксируется в спонтанных ориентаци- онно-поисковых актах субъекта (вожделении, желании, воле). Таким образом, в ценностном отношении один полюс постулируется эмоцио- нально-трансцендентными актами, а другой их интенциональными предметами, т. е. ценностями (они даны в интуиции, возникающей в актах любви-ненависти, как безоговорочное принятие-отвержение). Тем самым Гартман попытался обосновать А. вне религиозной проблематики и не прибегая к авторитету Бога (возможность высокой нравственности при атеистическом посыле, необходимом для обеспечения свободы человеческого деяния,ориентирован-ного на ценность, обоснованная в его "Этике"). Иной, ставший классичес- ким, вариант онтологизации проблематики А. предложил Шелер, у которого реальность ценностного мира гарантируется "вневременной акси-ологической серией в Боге", лишь отражаемой и воплощаемой на инди-видуальном уровне, на котором типология личностей задается типологией их иерархизированных систем ценностей, задающих личностную онтологичность. Такой подход потребовал "переворачивания" цен-ностного отношения: не от целей к ценностям, а, наоборот, от ценностей через волю к целям, в котором акт предпочтения (основанный на чувстве любви-ненависти) и есть суть познания ценностей. Структура ценностей априорна, они вечно тождественны сами себе, но в актах предпочтения устанавливаются их "ранги", на основе трех критериев: долговечности, "неделимости", спо-собности к вызыванию у человека чувства удовлетворенности. Таким образом, Шелер ввел в А. проблематику типологии ценностей. Противоположной "онтологизму" в А. яв-ляется версия субъективизации и психологизации понятия ценности. Вариантом такой версии является прагматизм, прежде всего инструментализм Дьюи, связавший понятие ценности со стандартизируемыми и типологизируемыми (социологически) представлениями о прагматически и утилитаристски понимаемой "полезности". Иной вариант "субъ-ективизации" проблематики А. пред-ложен в экзистенционализме, редуцирующем в конечном итоге ценности к выражению индивидуальной воли человека. "Моя свобода — единственное основание ценностей, и ничто, абсолютно ничто не может оправдать меня в принятии той или другой ценности, той или другой оп-ределенной шкалы ценностей... Моя свобода вызывает у меня тревогу потому, что она лежит в основе ценностей, а сама лишена основания" (Сартр). Отождествлением ценности с "благом" отличалась позиция позитивизма, социологически редуцирующего их или к норме, задающейся ценностью, но получающей легитими-зацию от стоящей за ней "санкции", или к операционным определениям, сводящим ценность (в конечном итоге) к верифицируемым фактам непосред-ственного опыта. В этой версии А. ценностью могли выступить любые предметы, обладающие поддающимся определению содержанием и зна-чением для членов социальной группы, или "правила поведения", с помощью которых социальная группа сохраняет, регулирует и распро-страняет собственные типы действия среди своих членов (Знанецкий и У. Томас). Психологизированный вариант "субъективистских"версий задается в бихевиоризме, теории обмена, частично в символическом ин- теракционизме, в трактовках ценности как возникающей в процессах межсубъектных социокультурных обменов и взаимодействий в интерсубъективном пространстве. Все эти версии (за исключением экзистенцио- налистской) отличает сведение ценности к факту, неразличение ценности и ее носителя, смешение ценностной и предметных реальностей. Крайняя позиция в подходе к А. выражена Ф. Адлером, отказывающим понятию ценности в какой-либо содержательной наполненности, а следо-вательно, и значимости, а А. — в возможности существования как дисциплины, занимающейся реаль-ными проблемами (наблюдаемы факты поведения, но не ценности). Проти-воположную крайность презентирует натуралистическое понимание ценностей как атрибутов самих предметов действительности, не зависящих от наличия или отсутствия отноше-ния к этим предметам субъектов. Особый круг версий А., получивших широкое распространение в 20 в., продуцирует культурно-историчес-кий релятивизм, истоки которого видят в идее аксиологического плюрализма Дильтея, вводившей в научный оборот представление о множественности равноправных ценностных систем, опознаваемых с помощью исторического метода. Фактически им была впервые сфор-мулирована нашедшая впоследствие многочисленных продолжателей про-грамма критики самой возможности общей А. внутри А. (а не из внешней позиции как в нигилирующей критике Ф. Адлера) как необоснованного абстрагирования от конкретно-исто-рических контекстов и произвольной абсолютизации некоей одной "подлинной" системы ценностей. Эта версия была поддержана Шпенгле-ром, Тойнби, Сорокиным и др. "Вы-ведение" А. за рамки чисто философской дисциплины и открывающиеся при этом эвристические возможности со всей очевидностью продемонстрировала социология, прежде всего культур-ориентированная. Первым ввел проблематику А. в социологию М. Вебер, исходивший из неокантианской методологии и резко выступавший против позитивизма и пси-хологизма в подходе к пониманию ценностей, избегая крайностей "чистой значимости" (ценности, взятой самой по себе) и "растворения ценности" в имманентном бытии. Вебер сделал предметом своего рассмотрения и отправным пунктом своей социологии анализ "имманентного смысла" переживаний и действий людей, т. е. субъективно подразуме-ваемый смысл". Поведение становится действием (целерациональ- ным или ценностнорациональным, а не остается традиционным и не яв-ляется аффективным) только тогда, когда и поскольку оно связывается действующим индивидом с конкрет-ным субъективным смыслом. Смысл же задается через соотнесение с цен-ностью, позволяющее артикулировать индивидуальные цели и норма- тивировать сами ценности. Постигаются ценности в понимающе-объяс- няющих процедурах (отсюда программа понимающей социологии). В целом "социологизация" А. шла в русле общей тенденции сдвига в А. от проблем нормирования и значе-ния к проблемам смысла и анализу коммуникативно-языковых практик (как "мест бытования" ценностей). Другая линия внедрения ак-сиологических идей в социологию прослеживается от первой развернутой социологической теории Знанец- кого через Сорокина к Парсонсу, считавшему ценности высшими принципами, обеспечивающими согласие (консенсус) в обществе и придающи-ми значимость проявлениям кон-кретной эмпирической данности. Выделенные пять основных версий (со множеством вариантов внутри них) совместно с марксистской А. (шестая версия) и задают в своих продолжениях пересекающиеся ис-следовательские поля современной А. (определяемые ответами на вопросы: "что такое ценности?", "каким образом они существуют?" и "откуда возникают?"). В традициях русской философии наиболее развитыми аксиологическими подходами оказались неокантианский нормативизм (Новгородцев, Кистяковский и другими), феноменолого-герменев- тический смысло-анализ Шпета, совершенно оригинальная (не имею-щая прямых "западных" аналогов) концепция теории ценностей как "теории творчества" или "теории символизма" Белого, но прежде всего религиозно-ориентированная вер-сия А., предложенная в различных вариантах В. С. Соловьевым, Бер-дяевым, Франком, Флоренским, Н. О. Лосским и др. мыслителями "русского религиозного ренессанса", которая может быть рассмотрена наряду с шестью уже обозначенными выше (основные ее концепты: "бого- человечество", "софийность", "собор-ность" и т. д.). Советская философия долгое время игнорировала ценност-ную проблематику и не признавала за А. статуса особой философской дисциплины. Возрождение интереса к А. связано с пионерскими работами В. П. Тугаринова (в философии), О. Г. Дробницкого (в этике), А. А. Иви- на (в логике) и др. В 1966 вышла работа "Проблемы ценности в философии", в 1978 — "Философия и ценностные формы сознания", ставшие "программными" в советской А. Работами ряда авторов (Бакрадзе, П. П. Гайденко, Б. Т. Григорьян, Ю. Н. Давыдов, М. А. Киссель, Н. В. Мотрошилова, И. С. Нарский, Э. Ю. Соловьев и др.) в научный оборот была введена основная проблематика европейской А. (под этикеткой ее "критики"). Особая область аксиологических разработок — "ре-конструкция" марксистской А., дав-шая начало многим оригинальным концепциям (но уже в польской, венгерской, чехословацкой А. того времени). А. возвращалась и через культурологические анализы (Аве- ринцев, А. Я. Гуревич, Г. С. Кнабе, В. JI. Рабинович, А. М. Пятигорский, Померанц и др.), психологию (Узнадзе и его школа), социологию (В. А. Ядов и его школа). Таким образом, и в условиях монополии на философскую истину А. оказалась тем "троянским конем", который подтачивал устои официального фи-лософствования, вводил принципы методологического плюрализма (хотя формально обсуждение шло в рамках марксистской философии). Более того, обнаруживается, что А. позволила сохранить определенную преемственность в развитии, например, грузинской философии (Нуцу- бидзе, Бакрадзе, Узнадзе, Какабад- зе, Н. 3. Чавчавадзе и др.). Таким образом, можно констатировать, что к настоящему времени А. утвердилась как особая область знания не только в западной, но и в постсоветской традиции. Более того, современная А. выходит на новый этап своего развития (ценностный реляти-визм постмодернизма, компаративистская философия, герменевтические теории, философия и социология знания, философия и социология об-разования и т. д.), связанный во многом с трактовкой философии как самосознания культуры, как ре-флексии над ее предельными (смыс-ловыми и ценностными) основаниями, как средства конструирования и освоения новых "возможных чело-веческих миров" (см. Возможные миры) (в этом отношении соотносимой с искусством, религией и наукой), как задающей не только теоретичес-кое, но и практически-духовное отношение к миру и человеку (в этом плане соотносимой с этикой, правом и наукой), в том числе на основе "ценностного причинения" (меха-низмы целеполагания и долженствования). А. поворачивает философ-ское и социогуманитарное познание к анализу феноменов личности и индивидуальности, "человеческого в человеке", смыслам и оправданию человеческого бытия, его идеалам и императивам. В настоящее время А. как теория дополняется феноменологией ценностей (история как генетическое "дедуцирование" ценностей, социология как репрезентация типов и иерархий ценностных систем, культурология как конкретный целостный анализ автономных культурных образований). В качестве особого уровня научного изучения ценностей предлагаются различные программы аксиометрии. (См. Цен-ность, Ценностная ориентация, Оценка, Аксиометрия.)
В. Л.Абушенко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме АКСИОЛОГИЯ:

  1. АКСИОЛОГИЯ
  2. АКСИОЛОГИЯ
  3. ПЛЮРАЛИЗМ (лат. pluralis - множественный
  4. Положение человека в космосе
  5. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ
  6. АКСИОМЕТРИЯ
  7. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ
  8. 5 . Ценностные ориентиры жизнедеятельностичеловека
  9. ЦЕННОСТИ
  10. ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ
  11. АГНОСТИЦИЗМ
  12. НЕОКАНТИАНСТВО — философское направление
  13. ТЕКСТ-УДОВОЛЬСТВИЕ
  14. АКСИОМЕТРИЯ
  15. ОЦЕНКА
  16. ТЕЛЕОЛОГИЯ
  17. ХРИСТИАНСТВО
  18. ЭКЗЕГЕТИКА
  19. ЯЗЫЧЕСТВО
  20. СКОВОРОДА Григорий Саввич (1722-1794