<<
>>

АВАТАРА


(санскр.) — в мифологии индуизма понятие, посредством которого обозначается феномен нисхождения божеств (Вишну, Шивы и других богов) на землю и воплощения их как в людей, так и в других смертных существ.
Боги, не лишаясь в полном объеме собственной бо-жественной природы, одновременно фрагментарно приобретают мирские черты и характеристики.
С. Ю. Солодовников
АВГУСТИН БЛАЖЕННЫЙ (Augus- tinus Sanctus) (354—430) Аврелий — христианский теолог и философ, виднейший представитель патристи-ки, признанный в православии бла-женным, а в католицизме — святым и Учителем Церкви. Сын язычника и христианки. До принятия христианства (387) увлекался манихейством и скептицизмом. С 395 епископ Гиппона (Северная Африка). Ярый противник инакомыслящих, жесто-ко боролся с ересями, особенно с ма-нихейством, донатизмом и пелаги- анством: "Лучше сжечь еретиков живьем, чем дать им коснеть в за-блуждениях" (А.). А. не признавал философии вне теологии. Борясь с античной философией, он «а основе мистического неоплатонизма пытался Превратить платоновские "идеи" в "мысли Творца перед актом творения", а "сверхчувственный мир" — в иерархию христианского неба с Богом во главе. При этом А. считал, что земная иерархия предопределена и управляется небесной. Проповедуя всеобщую предопределенность, А. утверждал, что Бог "от века" предназначил одних людей к спасению, других — к адским мукам независи-мо от их поступков. Человеческую волю он считал слепым орудием воли Божьей. Восприняв от римской традиции сугубо практический подход к философии ("истина" нужна человеку только потому, что без нее невозможно блаженство, к тому же познание указывает надежные блага и разоблачает ненадежные), А. во-преки манихейскому дуализму разрабатывал неоплатоническую докт-рину о бытии как совершенстве, с позиций которой зло представляется простым недостатком бытия. Онтология А. построена вокруг учения о Боге как принципе бытия. Бытие же самого Бога, считает А., можно вывести из самосознания человека, из самодостоверности его мышления, в то время как бытие вещей — лишь более отдаленным образом. Своей онтологией А. предвосхитил ряд идей Декарта. В отличие от античных мыслителей А. одним из первых обратил внимание на проблему формирования человеческой личности и развития общества, его истории. Первая проблема рассматривается им в "Исповеди" — лирико-фило- софской автобиографии, в которой на основе глубокого психологического самоанализа А. раскрыл внутреннее развитие себя как личности от младенчества до принятия христианства, показал противоречивость этого становления и пришел к выводу, что только Божественная благодать может спасти человека, избавить его от греха. Проблема развития общества изложена А. в его основном сочинении "О граде Божьем". В нем А. разработал христианскую фило-софию мировой истории, согласно которой есть два противоположных друг другу вида человеческой общности: мир земной как достояние дьявола (государственность) и противоположный ему мир Божий, который представлен католической церковью. Отсюда задача церкви — одолеть мир дьявола, обратив все че-ловечество в "истинную веру". Содержание мировой истории А. сводит к этой борьбе, которая должна "цер-ковь воинствующую" превратить в "церковь торжествующую".
При этом А. считал, что всякое насилие, будь то насилие над ребенком или государственное насилие, есть следствие греховной испорченности че-ловека. Оно хотя и неизбежно, но достойно презрения. Отсюда и государственную власть А. хотя и признавал, но характеризовал отрицательно, называя ее большой разбойничьей шайкой. Утверждая, что без помощи Бога человек способен только на грех, А. противоречил своему же учению о церкви как "единоспасаю- щей" силе христианства, которую всячески возвеличивал, ставил ее даже выше Евангелий. А. сыграл важную роль в разработке католической догматики. Он фактически разработал христианское учение о божественном предопределении, греховности человеческого рода, Божественной благодати, милосердии, искуплении, загробном воздаянии, таинствах и т. д. По существу в его учении христианская церковь получала теоретическое (богословское) обоснование своей докт-рины. Авторитет А. в вопросах философии и теологии в эпоху средневековья был общепризнанным и непререкаемым во всем католическом богословии вплоть до 13 в., до Фомы Аквинского.
А. А. Круглое
АВЕНАРИУС (Avenarius) Рихард (1843—1896) — швейцарский философ, один из основателей эмпириокритицизма. С 1876 — совместно с Вундтом — начал издавать в Германии "Трехмесячник научной философии". Преподавал "индуктив-ную философию" в университете Цюриха (1877—1896). Основные сочинения: "Философия как мышление о мире по принципу наименьшей траты сил. Пролегомены к критике чистого опыта" (1876), "Критика чистого опыта" (в 2-х томах, 1888— 1890), "Человеческое понятие о мире" (1891), "О предмете психологии" (1894—1895) и др. Собственную фи-лософскую позицию А. именовал "эмпириокритицизмом" — "надпартийным" философским подходом, критически рассматривающим все якобы проверенные истины. Целью А. являлась разработка философии как строгой науки наподобие пози-тивных природоведческих дисциплин. Согласно А., «любая область нашей среды устроена так, что индивиды на определенном этапе по-знания говорят: "Это следует проверить"». Если же, по мысли А., "среда — предпосылка утверждения, то последнее полагается как опыт". Содержанием утверждения в таком контексте выступает "испытанное". Критикуя "чистый опыт", А. призывает вернуться к "естественному понятию мира", постулиру-ющему существование индивидов, элементов окружающей среды, а также множественность актуальных отношений между всеми ними ("за-кон жизненного ряда"). По версии А., содержание опыта "естественного понятия мира" включает в себя то, что есть данное из меня, из соот-ветствующей среды и из зависимостей между фрагментами опыта. Сопряженная же с данным опытом гипотеза наделяет движения моих близких определенным значением — точнее, трактует их (движения. —А. Г.) как высказывания. Это у А. — "основное эмпириокритическое допущение принципиального человеческого ра-венства". Началом исследования — его исходным пунктом — А. именует "ближнего", "не затронутого ника-кой — ни дикой, ни цивилизованной философией". Под опытом подразу-меваются лишь мысли, находимые ближним данными, но лишь "такими, какими он находит их данными". Поэтому естественное понятие о мире, согласно А., искажается ин- троекцией — истинным бичом, по версии А., истории философии. Свою, нетрадиционную, трактовку интроекции А. обозначил так: "В то время как я оставляю дерево предо мною, как виденное, в том же самом отношении ко мне, в каком оно най-дено, как данное, — господствующая же психология вкладывает дерево, как "виденное", в человека (т. е. в его мозг). Это вкладывание "виденного" внутрь и т. д. в человека и есть то, что мы обозначаем словом интроекция". А. разработал учение об "эмпириокритической принципиальной координации", уловив потребность естествознания в философском обосновании новых научных картин исследуемой реальности, идеалов и норм теоретического объяснения. По замыслу А., учение о "принципиальной координации" должно было открыть возможность для преодоления дуализма физического и психического, отрыва наук о природе от наук о человеке, раскрыть эффект воздействия познавательных субъекта, средств наблюдения и т. п. на образ исследуемого объекта. По А., индивид и среда противопоставлены, но они оба как реальности принадлежат одному опыту — то, что описы-вает критик, суть интеракция или взаимодействие среды и нервной системы индивида. "Исходный ближний" и "близкий ближний", по схеме А., принимают некоторую составную часть окружающей среды за количественно единую для них обоих и называют ее "киноварью". А. писал: "Я называю человеческого индивидуума, как (относительно) постоянного члена некоторой эмпириокритической принципиальной координации, центральным членом последней; а составную часть окружающей сре-ды — безразлично, будет ли она опять-таки человеком или деревом, — называю противоположным членом... Некоторая же составная часть моей окружающей среды — ближний — есть центральный член некоторой принципиальной эмпириокритической координации". Различие между физическим и психическим оказывалось непринципиальным. По-знание в конечном счете может интер-претироваться как адаптационный процесс биологического порядка, как процедура "восстановления равновесия", как субъективная окраска элементов среды. Наше "Я", согласно А., отнюдь не наделено категориальными структурами (в отличие от мнения Канта): комплекс наших представлений суть результат нашей успешной адаптации к среде. Основанием адекватного теоретического объяснения А. считал принцип "экономии мышления", обусловленный: а) природой мышления как продукта прогрессивного приспособления к среде ("мышление как максимальный результат при наименьшей мере силы"); б) функцией философии как "критики чистого опыта" ¦— элими-нирование из культурной сферы из-лишних ее фрагментов типа материализма или спиритуализма. Исходный принцип учения А. — нерасторжимое единство "системы С", или центрального члена, и "системы R", или противочлена, т. е. субъекта и объекта ("без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта"). Общее поня-тие, под которое, согласно А., можно подвести все сущее и которое не может быть подведено ни под какое другое более общее понятие, это "ощущение". В картине мира понятию ощущения А. отводил ключевую роль. Учение А. о "принципиальной координации" не смогло войти в теоретическое основание естественных наук того времени, поскольку не признавало независимого существо-вания объективной реальности, а также излагалось (как и вся философия А.) избыточно тяжеловесным и запутанным языком. Мах предлагал даже создать специальный толковый словарь философии А.
А. А. Грицанов
АВЕРИНЦЕВ Сергей Сергеевич (р. 1937) — российский культуро-лог, философ, литературовед. Доктор филологических наук. Зав. отделением Института истории мировой культуры при МГУ (с 1991). Член- корреспондент АН СССР (ныне РАН)
, действительный член РАЕН, член Европейской академии (1991), член Всемирной академии культуры (1992). Почетный доктор церковных наук Восточного института (Рим). Лауреат Государственной премии СССР по науке (1990) за статьи в книге "Мифы народов мира". Основные философско-культурологические сочинения: «Греческая "литература" и ближневосточная "словесность"» (1971), "Плутарх и античная биография" (1973), "Порядок космоса и порядок истории в мировоззрении раннего средневековья" (1975), "Славянское слово и традиция эллинизма" (1976), "Поэтика ранневизантийской литературы" (1977), "Классическая гре-ческая философия как явление историко-литературного ряда" (1979), "Бахтин. Смех. Христианская куль-тура" (1988), "Византия и Русь: два типа духовности" (статья первая — "Наследие Священной державы", статья вторая — "Закон и милость")
, "Два рождения европейского рационализма" (1989), "Системность символов в поэзии Вячеслава Иванова" (1989), «"Морфология культу-ры" Освальда Шпенглера» (1991), "Культура и религия" (1991), "Христианство и культура в Европе"(1992) и др. Глубокий знаток истории культуры (в частности, мифологии, религии, философии, словесности и культурной символики), А. создает многоуровневую концептуальную модель взаимопроникновения древнегреческой и ближневосточной культур, транс-формации эллинистической куль-туры в христианскую, оформления христианства как результата синтеза различных культурных традиций и модификации византийской культуры в западноевропейскую и восточноевропейскую параллели. Апп- лицировав сформулированную А. оценку задач историка ранневизантийской литературы на его философское творчество, можно сказать, что он занимает исключительную иссле-довательскую "позицию у самого истока устойчивых канонов словесного искусства". Это позволило А., с од-ной стороны, зафиксировать и объ-яснить с историко-генетической точки зрения многие характеризующие европейскую культуру феномены (теизм, рационализм, закон, смех, специфику символизма и поэтики), с другой — выявить общие морфоло-гические параметры культуры, тонкие механизмы ее динамики. Благодаря переводческой деятельности А. в русскоязычный философский оборот были введены многие тексты патристики (Псевдо-Дионисий Ареопагит, Амвросий Медиоланский), ранне- византийской философии (Михаил Пселл, Иоанн Итол), транзитивной римско-средневековой культуры (Ве- нанций Фортунат), мыслителей раннего средневековья (Григорий Великий, Иоанн Скот Эриугена), религиозно-фи- лософской литературы и религиозной мистической поэзии 10—12 вв. (Петр Дамиани, Марбод Реннский, Ан- сельм Кентерберийский, Випон, Ту- отилон Санкт-Галленский, Герман Расслабленный, Хильдегарда Бин- генская, Хильдеберт Лаварденский, Бернард Морланский, Адам Сен- Викторский), а также ряд каролингских гимнов и песен вагантов. А. также сыграл значительную роль в сохранении классического стиля русской словесности в условиях культурного доминирования так называемого "новояза". Комментарий А. к работе над словом Хайдеггера и Фло-ренского может быть отнесен и к стилистике самого А., который "восстанавливает стершийся изначальный смысл" понятий (причем искомой является "отнюдь не временная, не историческая, не генетическая, но смысловая "изначальность", — такое начало, которого, если угодно, никогда не было, но которое всегда есть, есть как "первоначало", как "principium")" — как в плане погружения читателя в самую глубь культурной традиции (утраченный исток), так и в плане предельно значимой для культуры постмодерна устремленности в будущее (исток как цель).
М. А. Можейко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме АВАТАРА:

  1. СИНТОИЗМ (япон. "синто" - путь, учение богов
  2. ИНДУИЗМ
  3. КРИШНА
  4. СИНТОИЗМ
  5. ТРОИЦА
  6. АБСУРД
  7. Закон Паркинсона
  8. ТРОИЦА
  9. Авторы статей
  10. МАЙТРЕЙЯ - (санскр. Maitreya, пали Metteyya - связанный дружбой
  11. КРИШНА (древнеинд. Krsna, Krshna, букв, "черный", "темный", "темно-синий"
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ
  13. Авторы статей
  14. МАЙМОНИД