<<
>>

Бог как целостность бесконечного и динамичного мира.


Сравнение мира с машиной отнюдь еще не означает у Кузанца механистического истолкования природы, и оно остается органистическим. Ссылаясь на Платона [см. там же, 166, 176], автор «Ученого незнания» уподобляет земной мир животному организму, где камни — кости, реки — жилы, растения — волосы, а животные — насекомые.
Однако платоновско-неоплатоническую мировую душу, прошедшую через всю историю пантеистического органициз- ма, Кузанец отождествлял с богом. Главная онтологическая функция бога с позиции мистического пантеизма состоит в выражении единства, проявляющегося в бесконечно пестром многообразии конечных вещей, представляющих лишь тусклый отблеск абсолюта, находящегося вне их. С позиции же натуралистического пантеизма бог-абсолют только выявляет прочное единство, коренящееся в глубинах тех же вещей. В «Ученом незнании» неоднократно указано на «удивительное единство вещей» [Ц, 5, 120]. Одно из важнейших его проявлений — взаимовлияние, связывающее Землю, Луну, Солнце, как и все другие планеты и даже весьма отдаленные звезды [см. там же, 168].
Зафиксировав выше основную гносеологическую фун-кцию понятия бога, мы можем теперь констатировать его главную функцию в сфере собственно онтологической, при истолковании бытия как такового. Такой функцией следует признать проблему единства, целостности мира, олицетворяемых понятием бога, или противопоставляемого миру (в теистическом варианте), или погруженного в него (в пантеистическом варианте). У Кузанца данная проблема выступает и как проблема потенциально бесконечного и одновременно единого, целостного мира. Пантеистический «сокрытый бог», который повсюду и нигде, раскрывается в этой связи как непрерывно проявляющаяся, но постоянно ускользающая целостность мира, универсума. Максимально простое единство как атрибут бога — в сущности абсолютизированное единство универсума, вынесенное за его пределы. Вместе с тем в духе натуралистического панте- изма бог как конечная цель всего сущего провозглашается единственной простейшей основой всего универсума [см.: Ученое незнание, I, 23, 72]. Единство предшествует инако- сти [см. там же, II, 3, 107, 113], ибо связь «проще и раньше всякого разделения» [О предположениях, I, 6, 22]. Если «движение любовпой связи» единит все вещи, образуя из них универсум [Ученое незнание, II, 10, 154], то внутри мира «в земных вещах скрыты причины будущего, как жатва в посеве» [там же, 151].
Креационистская идея, которой Кузанец отдавал солидную дань, вместе с тем на почве его пантеизма трансформировалась в проблему генезиса универсума как ограниченного, конкретного максимума из совершенно неограниченного и единого абсолютного максимума. Ветхозаветное однократное творение на почве пантеизма Николая отступило перед неоплатонической идеей эманации вневременного, «вечного порождения», неограниченным ограниченного, единым множественного. Бог, будучи неограниченной возможностью всего сущего и абсолютным единством, содержит в себе в «свернутом» виде все бесконечное многообразие природного и человеческого мира. Его порождение представляет собой как бы «развертывание» (explicatio) единства во множественность, простоты в сложность.
Здесь перед нами объективно-идеалистическая идея «развития», восходившая к тому же неоплатонизму,— от абстрактно-простого к конкретно-сложному, которые трак-товались не как отражение каких-то процессов, а как абсолютная действительность. При этом проявлялась и мистическая сторона пантеизма Кузанца. Поскольку бог находится не только в начале, но и в конце всего сущего, возвращение к нему бесконечно сложного многообразия мира представляет собой как бы его «свертывание» (сот- plicatio). Однако при всем идеализме и даже мистицизме видения мира Николаем оно довольно резко отличается от схоластическо-креационистского своим динамизмом, напоминающим античные натурфилософские построения.
Мысль об универсальной связи в природе дополнялась — пускай и весьма скромной — мыслью о действи-тельном развитии, по крайней мере в органической природе (интересно, что слово explicatio иногда заменяется словом evolutio) [см., напр., Об уме, 119]. Так, в темноте растительной жизни скрывается жизнь интеллектуальная [см.: О предположениях, II, 10, 123]. Вегетативная сила в растительном мире, ощущающая в животном, и интеллектуаль- ная сила в человеческом связаны в силу единой субстанциональной способности [см.: Об игре в шар, 38 — 41]. Следовательно, человек — органический элемент в доктрине Николая из Кузы.
<< | >>
Источник: Соколов В. В.. Европейская философия XV —XVII веков: Учеб. пособие для филос. фак-тов ун-тов.. 1984

Еще по теме Бог как целостность бесконечного и динамичного мира.:

  1. 5.1. Изменение как целостная проблема
  2. почему бесконечное кажется существующим не только в возможности, но и как [нечто] отдельное
  3. 2. Бытие как материальная реальность и единство мира
  4. Мягкое право и правосудие как ответ на вызов информационного мира
  5. ЦЕЛОСТНОСТЬ
  6. 46. Аналитика внутреннего мира человека:проблема счастья, смысл жизни, проблема смерти и бессмертия.Творческая жизнедеятельность как выражение личностного начала.
  7. Категории целостности
  8. 14. ПРИНЦИП ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВ
  9. 24. Пространство и время. Пространство и время как всеобщие формы существования материи. Принцип единства мира.
  10. БЕСКОНЕЧНОЕ
  11. § 5. Целое и часть. Антиномии целостности
  12. Биккинин И. А., Блинников С. А., Пудовочкин Ю. Е.. Обеспечение территориальной целостности и неприкосновенности Российского государства, 2004
  13. БЕСКОНЕЧНОЕ