<<
>>

БУРЖУАЗИЯ

(франц. bourgeoisie от позднелат. burgus — укрепленный город; англ. аналог — middle class — средний класс) — историко- социологическое понятие для обо-значения социальной категории на-селения, выступающей генератором и носителем общественных отноше-ний капиталистического типа (см.

Ка-питализм, Демократический капи-тализм). Становление Б. как особого социального слоя и ее превращение в господствующий класс созданного ею индустриального общества тради-ционно ассоциируется с экономическим развитием государств Западной Европы (первоначальное накопле-ние, рост городов, переход от цехо-вой организации ремесел к мануфак-туре и, далее, к крупному машинному производству). Особое значение для формирования Б. имела легитима-ция идеи свободного владения собст-венностью и ее неприкосновенности, вначале осуществляемая по инициа-тиве церковных структур: абсолютное право частного лица, группы лиц или корпорации индивидов свободно рас-поряжаться в первую очередь землей без каких-либо ограничений и условий (особенно со стороны государства) чрезвычайно усилила склонность людей к сбережениям, постепенно трансформируясь в практики пер-спективного инвестирования. Клас-сическая социально-структурная триада (духовенство, воины, кресть-янство), вошедшая в обиход к исходу "первого феодального периода" (датируемого интервалом 2—12 вв., по схеме Ле Гоффа), впоследствии модифицировалась в схему деления общества на духовенство, дворянст-во и третье сословие. (Последнее включало в себя лишь высший слой Б. — нотаблей: не только "все не-знатные", но и большинство буржуа оказывались вне данной классифика-ционной модели; такая неопределенность результировалась в конфликте между сторонниками завершения Ве-ликой Французской революции на эта-пе победы верхов третьего сословия и приверженцами идеи триумфа всего народа — всей Б.) Став экономи-чески господствующим классом в ходе осуществления промышленных революций, Б.
овладела (в различ-ных объемах) также и институтами политического влияния и власти. Коллективно разделяя преданность определенным убеждениям, отстаивая веру в определенные права инди-вида, провозглашая определенный стиль мышления, репрезентируя оп-ределенный образ жизни, осознав-шая самое себя как специфический общественный класс в 19 в. Б. оказалась в состоянии мобильно модерни-зировать собственную систему цен-ностей. Идеи конституционализма, индивидуализма и социализма, ин-тернационализма и национализма, культовой роли разума, трактовка государства как продукта общест-венного договора, принцип свободы торговли, требования отмены рабства и цензуры — были сформулированы представителями класса Б. Инновации в категориально-понятий-ных комплексах социально-гумани-тарных дисциплин эпохи господства Б. оказались также сопряжены с фор-мированием принципиально новых, "человекосоразмерных" языковых средств описания природы людей: такие понятия, как характер, сознание, эго, склонность, апатия, чувстви-тельность, подражание, благоразумие, зародились в западноевропейских язы-ках в 17—18 в. В перечне глобальных достижений духовности человечества, в первую очередь обеспечивающих перманентное развитие планетарного гуманизма, безусловное ведущее место занимают буржуазные ценности принципиального и пафосного отказа от социальных методик и техноло-гий, превращающих человека в элемент "мегамашины" (размещение между государством и индивидом за-щитного пояса институтов частной собственности) вкупе с переходящим от поколения к поколению механиз-мом государственного управления, позволяющим обществу реально и эф-фективно контролировать государство (на основе комбинации рынка, права правительства контролировать бизнес и действительно децентрали-зованной системы разделенных вла-стей). (См. также Пролетариат, Средний класс, Модернизации концепция.)

А. А. Грицанов

БУРИДАН — см. ЖАН БУРИДАН.

БУХАРИН Николай Иванович (1888—1938) — большевистский по-литический деятель, философ и со-циолог.

Впервые арестован и сослан во время обучения на выпускном курсе экономического отделения юридического факультета Москов-ского университета (1911). После Октябрьского (1917) переворота — ответственный редактор централь-ного органа большевистской партии газеты "Правда" (1917—1929); член Политбюро ВКП(б) (1924—1929), академик АН СССР (1929), главный редактор газеты "Известия" (1935— 1937). Арестован в 1937. Расстрелян в 1938. Реабилитирован, восстановлен в звании действительного члена АН СССР (1988). Основные сочине-ния: "Политическая экономия рантье" (завершена в 1914, опубликована в 1919); "Классовая борьба и революция в России" (1917); "Азбука коммунизма" (в соавторстве с Е. А. Преображенским) (1919); "Эко-номика переходного периода" (1920); "Теория исторического материализма" (1921); "К постановке проблем теории исторического материализма" (1923); "О мировой революции, нашей стране, культуре и прочем (Ответ академику И. Павлову)" (1924); "Атака. Сборник теоретических ста-тей" (1924); "Ленин как марксист" (1924); "Судьбы русской интелли-генции" (1925); "Ленинизм и проблема культурной революции" (1928); "Политическое завещание Ленина" (1929); "Дарвинизм и марксизм" (1932); "Учение Маркса и его исто-рическое значение" (1933); неопуб-ликованная рукопись "Философские арабески" (1937) и др. В ранней работе Б. "Политическая экономия рантье" марксистские по духу приемы критики австрийского экономи-ческого маргинализма (Бем-Баверк, Менгер, Визер) дополнялись социо-логическим анализом их творчества. Согласно Б., их воззрения являлись идеологией буржуа, уже выброшенного из производственного процесса, решающие экономические интересы которого лежали в сфере потребле-ния, — идеологией рантье. Переве-денная на многие языки эта книга имела редкий успех для сочинений ортодоксально-марксистского харак-тера. Анализируя "колоссальную экономическую мощь" современного империалистического государства, Б. постулировал появление закон-ченного типа "современного импери-алистического разбойничьего госу-дарства", "железной организации", которая "охватывает своими цепкими загребистыми лапами живое тело общества".
По Б., это — "Новый Ле-виафан, перед которым фантазия Томаса Гоббса кажется детской игруш-кой...". Отсюда следовали, согласно Б., глобальный размах и беспреце-дентная жестокость первой мировой войны между империалистическими государствами. В работах начала 1920-х Б. обосновывал необходимость в обществе с общественным разделением труда "определенного равновесия" всей системы; поиск за-кона этого равновесия и есть, по Б., основная проблема теоретической экономии. Оправдывая в "Азбуке коммунизма" революционное насилие, Б. утверждал, что трудовая повинность, бывшая при государственном капитализме "закабалением рабочих масс", сейчас приобретает характер "трудовой самоорганизации масс". Сила и принуждение поз-воляют преодолевать последствия гражданской войны, выковывая "настоящее равновесие из равнове-сия нарушенного". По мнению Б., "пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстре-лов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки комму-нистического человечества из чело-веческого материала капиталистической эпохи...". При этом, опасаясь бюрократизации советского общест-ва, Б. писал, что это — "большая опасность для пролетариата. Не для того он разрушал старое чиновничье государство, чтобы оно выросло снизу". В работе "Теория исторического материализма", имевшей в офици-альном английском переводе (Нью- Йорк, 1925) подзаголовок "Система социологии", Б., в частности, отста-ивал идею о том, что "исторический материализм не является ни полити-ческой экономией, ни историей. Он являет собой общее учение об обществе и законах его развития, т. е. социологию". (В 1962 известный аме-риканский социолог С. Липсет, со-глашаясь с высказанной Сорокиным в начале 1920-х позитивной оценкой этого труда, отметил, что эта "книга представляет собой искуснейшую попытку видного марксиста принять во внимание сложившиеся тогда ос-новные понятия социологической теории и социологических исследо-ваний".) Развивая Марксов тезис о сути взаимосвязи базиса и надст-ройки, Б. подчеркивал не только существование разнокачественных компонентов последней, но и ту ко-лоссальную значимость, которую имеют в общественной жизни психо-логия, идеология, нравственность и обычаи. По Б., диалектика и общест-венные изменения объяснимы теорией равновесия: все категории социального или материального порядка нахо-дятся в состоянии движения, которое проистекает из противоречий внутри данной системы. Любая же система стремится (аналогично адаптации в биологии) к достижению равнове-сия. Источник движения Б. усмат-ривал не в "саморазвитии", а в борьбе сил. Триаду Гегеля "тезис — антитезис — синтез" Б. пытался заместить схемой "первоначальное равнове-сие — нарушенное равновесие — восстановленное равновесие на но-вой основе". В обществе, по мнению Б., равновесие осуществляется между такими его элементами, как вещи, люди и идеи. Стремясь отстоять ортодоксальный экономический де-терминизм монистического типа, Б. писал: "Производительные силы оп-ределяют общественное развитие потому, что они выражают собой со-отношение между обществом и сре-дой... А соотношение между средой и системой есть величина, определяющая в конечном счете движение любой системы". Описывая всемогу-щую, единственную, всеобъемлющую организацию милитаристского государственного капитализма, в границах которого "централизация ста-новится централизацией казармы, неизбежно усиление среди верхов самой гнусной военщины, скотской муштровки пролетариата, кровавых репрессий", Б. своими словами пред-

Бухарин 145 сказал появление того, что впослед-ствии стало именоваться тоталитарным государством. В размышлениях 1915 он ассоциировал перспективу несоциалистической нерыночной экономики со складыванием первой в истории особой экономической формы. Это — "не капитализм, так как исчезло бы производство товаров; но еще менее это был бы социализм, так как сохранилось бы (и даже бы углубилось) господство одного класса над другим. Подобная экономиче-ская структура напоминала бы более всего замкнутое рабовладельческое хозяйство при отсутствии рынка ра-бов". (Позже, в 1930-е, Б. подверг резкой критике "этатизм и цезаризм" нацистской Германии. Он ус-матривал корни таких социальных явлений в "идее насилия, как посто-янного фактора воздействия власти на общество, на человеческую лич-ность", в "реальной пропасти между кучкой господствующих эксплуата-торов и массой эксплуатируемых". Результатом становится складыва-ние в качестве основания режима "обезличенной массы, со слепой дис-циплиной, с культом иезуитского послушания, с подавлением интел-лектуальных функций". По мнению Б., фашизм создал всесильное "то-тальное государство", которое обез-личивает все и вся, кроме начальства и "высшего начальства". Обезличи-вание масс прямо пропорционально здесь восхвалению "фюрера". Так подавляющее большинство народа превращается в функционеров госу-дарства, скованных вторгающейся во все области жизни дисциплиной. Все доминируется тремя этическими нормами: преданностью "нации" или "государству", "верностью фюреру" и "казарменным духом".) Можно лишь гадать, в какой степени Б. относил эти характеристики к реа-лиям и перспективам сталинского СССР. В центре внимания теоретиче-ских исканий Б. (как истинно боль-шевистского политического лидера) находились проблемы насильственного социалистического переустройства российского общества и в первую очередь целенаправленной трансфор-мации самодеятельного населения (особенно остатков интеллигенции) в сословие покорных власти "новых людей", осознанно разделяющих провозглашаемые властью идеалы. Разочарование в ряде тенденций эволюции советского общества 1930-х результировалось у Б. попытками обоснования дополнения Марксовой философии некоей социологией мышления в качестве введения к ней, а также постулированием социалис-тического гуманизма как "идейной оси" времени и антитезы "фашист-скому скотству". При этом в духе со-пряженной традиции Б. рассматри-вал философскую мысль з СССР как нечто тождественное "правильной" партийной идеологии и исполняю- щую в этом контексте партийно- школярские цели и задачи. Анализ профессионального уровня текстов Б. вкупе с его пониманием ряда философских проблем (культура и фашизм, Марксова концепция взаимосвязи теории и практики, деятель- ностный характер субъект-объектных отношений, вопросы абстрактного и конкретного, нетрадиционное пони-мание свободы) свидетельствуют о том, что его социально-философское и социологическое творчество, бе-зусловно, явилось в СССР (после уничтожения практически всей про-фессиональной философской тради-ции) одной из наиболее значимых версий послеоктябрьской общест-венной мысли. (См. также Больше-визм, Сталин.)

А. А. Грицанов

"

<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме БУРЖУАЗИЯ:

  1. МЕРКАНТЕЛИЗМ
  2. СОВРЕМЕННЫЙ МОНЕТАРИЗМ
  3. ТЕОРИЯ ВОСПРОИЗВОДСТВА ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОДУКТА В «КАПИТАЛЕ» К. Маркса
  4. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ СОЦИАЛИСТОВ - УТОПИСТОВ
  5. 1. Предмет и содержание истории политических и правовых учений
  6. 54. Манифест об усовершенствовании государственного порядка 17 октября 1905 г. Основные государственные законы 1906 г
  7. 24. Либерализм во Франции и Англии первой половины XIX в. Утилитаризм И. Бентама
  8. 28. Концепция позитивной политики О. Конта
  9. ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО
  10. 1.1. Совет народных комиссаров РСФСР Декрет о печати от 28 октября 1917 года