<<
>>

10. ЭМПИРИСТИЧЕСКАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ ЛОККА, СООТНОШЕНИЕ В НЕЙ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ И ИДЕАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИИ.ЕГО СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Джон Локк (1632—1704) — ровесник Спинозы и почти на полтора десятилетия старше Лейбница, однако все его главные произведения появились в последнее десятилетие XVII в., когда Спинозы давно уже не было в живых, а Лейбниц переживал расцвет своего философского и научного гения.

Во многом это объяснялось особенностями английской истории второй половины XVII в. и жизнью самого философа, которая оказалась немаловажным событием этой истории.

Жизнь и произведения. Отец Локка, провинциальный адвокат, командовал одним из отрядов парламентской армии Кромвеля, сражавшейся против роялистов. Тем самым будущий философ фактически с детских лет оказался под сильным воздействием событий Английской буржуазной революции. В Оксфордском университете он учился в период диктатуры Кромвеля.

Уже в эти и особенно в последующие годы молодой Локк увлекся естественно-научным движением, вовлекавшим в Англии все больше передовых умов. Сам Локк более всего интересовался медициной, совершенствование кото-рой он стремился увязать с экспериментальным изучением человеческих заболеваний.

Особенно подружился Локк с Бойлем, одним из наиболее тонких английских экспериментаторов той эпохи, к тому же отнюдь не чуждым философских интересов. По-видимому, именно он возбудил интерес Локка к философии Гассенди и Декарта. Медицинские интересы Локка вылились у него в трактат «О медицинском искусстве» (1669). В 1668 г. философ стал членом Лондонского естественно-научного общества. Как ученый — он горячий сторонник описательного естествознания, к тому же, по-видимому, лишенный математических способностей.

Политика составляла другое направление деятельности Локка. В 1667 г. он стал домашним врачом и воспитателем сына графа Шефтсбери, лидера оппозиционной Карлу II и окружавшим его клерикалам партии вигов.

В дальнейшем и сам Локк некоторое время занимал значительные должности в высших правительственных учреждениях. Вместе с Шефтсбери, когда его отношения с королем и его правительством стали резко конфликтными, Локк последовал в эмиграцию. Несколько лет он пробыл во Франции, а с 1683 г. жил в Нидерландах, вплоть до «славной революции» 1688 г.

Как известно, эта революция была верхушечной, ха-рактеризовалась компромиссным соглашением между бур-жуазией и новым дворянством. Свергнув династию Стюартов, стремившихся к возрождению дореволюционного королевского абсолютизма, возведя на английский престол новую династию, «славная революция» сильно ограничила королевскую власть в пользу парламента.

Сразу после революции, в начале 1689 г., Локк вернулся на родину. И только теперь один за другим начали выходить его произведения (подавляющее их большинство было написано на английском языке и лишь совсем немногие — на латинском). Они были обдуманы, а в значительной части и написаны в годы эмиграции.

Главное философское произведение Локка — весьма объемистый «Опыт о человеческом разумении», писавшийся автором почти двадцать лет и опубликованный в Лондо- не в 1690 г. (затем при жизни автора вышли еще три издания, а также французский и латинский переводы). К этому произведению примыкает небольшой набросок «О пользовании разумением» (незаконченный, изданный лишь посмертно). Немало написано Локком на религиозные и религиозно-политические темы. Среди них «Письма о веротерпимости» (1685—1692), вызвавшие множество нападок со стороны клерикальных англиканских противников веротерпимости. Другое религиозно-философское произведение Локка — «Разумность христианства» (1695). Наиболее значительные социально-философские и политические идеи Локк сформулировал в «Двух трактатах о государственном правлении» (1690). В историю философии и общественной мысли он вошел и как крупный теоретик педагогики, автор «Некоторых мыслей о воспитании» (1693).

По замечанию Ф. Энгельса, «Локк был в религии, как и в политике, сыном классового компромисса 1688 года» [1, т.

37, с. 419], в чем мы и убедимся, когда при систематиче-ском обзоре его философского учения дойдем до рассмотрения этих вопросов.

Предмет философии. Его можно уяснить только в связи с предшествующей философской традицией в Англии и на континенте и со все усиливающейся социальной и гносеологической ролью опытно-экспериментального познания. Мы неоднократно констатировали выше, что неприятие традиционного схоластического авторитаризма, отвержение присущей ей умозрительности, стремление к приобретению практически эффективных знаний рождали у наиболее активных философов все углублявшийся интерес к идеям сенсуализма и эмпиризма. Бэкон, Гоббс, Гассенди, продолжив соответствующую линию ренессапсных философов, были здесь непосредственными предшественниками Локка. Автор «Опыта о человеческом разумении» довел линию сенсуализма до наивысшего ее выражения и трансформировал ее в доктрину эмпиризма, принципиально противопоставив ее позиции рационализма. Отношение Локка к его ближайшим английским предшественникам — Бэкону и Гоббсу — сформулировано Марксом. «Гоббс систематизировал Бэкона, но не дал более детального обоснования его основному принципу — происхождению знаний и идей из мира чувств». Это сделал именно Локк [1, т. 2, с. 143].

Здесь подмечена главная особенность философской доктрины Локка — смещение ее проблематики прежде все- го в сторону гносеологии. Нарастание гносеологической проблематики — одна из закономерностей историко-философского процесса. В рассматриваемую эпоху интенсивного научного прогресса, как неоднократно подчеркивалось, резко возросла роль методологических идей, оттеснявших традиционные логические приемы и ориентированных на различные науки.

Изменение человека, его индивидуальных интересов, возрастание его личностного сознания (самосознания) — важнейший стимулятор того, что мы назвали выше нарастанием гносеологической проблематики в истории философии. В традиционных обществах, древних и средневековых, с присущей им вековой устойчивостью социальных отношений и форм и в общем невысоким уровнем индивидуально-личностного сознания, в философских учениях преобладали онтологические представления и построения.

Принципы, сформулированные в них, трактуются как постоянные и даже неизменные основания самого бытия. Гносеологические идеи, обобщая взаимодействие философии с научным знанием, вместе с тем отражают и уровень личностного сознания. Его огромный прогресс — тогда ужо в буржуазной форме — мы неоднократно констатировали в ренессансной философии. Дальнейшее углубление этого прогресса в условиях еще более зрелого буржуазного общества в Англии выразилось в философии Локка в выдвижении гносеологии на первый план.

Один из важнейших аспектов сформулированной Лок- ком гносеологизации философии состоит в том, что он больше, чем другие философы-новаторы, указал на необходимость сужения и специализации знания как важнейшую предпосылку его эффективности. Отвергая схоластическое «всезнание», в действительности оказывающееся псевдознанием, автор трактата «О пользовании разумением» решительно заявил (§7), что «никто не обязан знать все» [262, т. I, с. 204]. В первую очередь, указал он до того в своем «Опыте...» [I, I, 6], надо «знать не все, а то, что важно для нашего поведения» [там же, с. 74]. Практическая задача, следовательно, важнее собственно теоретической. Выше мы видели, что Галилей противопоставлял экстенсивному знанию интенсивное, видел в этом противопоставлении путь к повышению достоверности последнего. Но у Галилея такая достоверность означала главным образом математизацию знання, у Локка же — его постоянную ориентацию на опыт.

В начале своего главного труда Локк подчеркнул труд- ность поставленной им гносеологической задачи, ибо «разумение, подобно глазу, дает нам возможность видеть и воспринимать все остальные вещи, не воспринимая самого себя: необходимы искусство и труд, чтобы поставить его на некотором отдалении и сделать его своим собственным объектом» [там же, с. 71 ]. Отсюда дальнейшая конкретизация этой общей гносеологической программы, а именно «исследование происхождения, достоверности и объема человеческого познания вместе с основаниями и степенями веры, мнений и убежденности».

Сужение познавательной задачи, ее максимальное приближение к интересам человека исходит из убеждения, что «знание своих познавательных способностей предохраняет нас от скептицизма и умственной бездеятельности». Бэконовский лозунг «знание — сила», повернутый в сторону природы, теперь направляется в глубины человека.

Так обосновывает Локк гносеологическую установку своей философии. Рассмотрим теперь более конкретное ее содержание.

Опытное происхождение всякого знания и критика врожденности идей, понятий и норм. Свою концепцию знания Локк основывает на главном принципе сенсуализма, неоднократно приводившемся выше,— «нет ничего в уме, чего прежде не было бы в ощущении». Он продолжает и углубляет здесь ту линию сенсуализма, которую до него проводил Гассенди. Та же линия была определяющей и для Гоббса, который, однако, в отличие от Гассенди находился под сильным воздействием математического знания. Локк же был ближе к Гассенди.

Непреклонное следование приведенной формуле сенсуализма выразилось у Локка в обстоятельной и систематической критике весьма влиятельных и распространенных представлений о врожденности идей, об априорности, внеопытности по крайней мере основных наших знаний.

Обычно считается, что главный философский адресат этой локковской критики — картезианская концепция врожденности идей. Но это верно лишь отчасти. В действительности в процессе этой своей критики автор «Опыта о человеческом разумении» ее конкретных и философских объектов не называет (впрочем, кроме имени Герберта Чербери, учившего о врожденности основных моральных принципов). Конечно, гносеологическое учение Декарта при этом подразумевалось, но, по всей вероятности, не менее его Локк имел в виду своих современников и соотече- ственников — кембриджских платоников, принципиально придерживавшихся представлений о врожденности знаний, восходивших к идеалистическому основоположнику этой фундаментальной гносеологической позиции — Платону, при этом развивавших их в более прямолинейной и грубой форме, чем Декарт.

Не излишне упомянуть, что многочисленные схоластические концепции, представлявшие суррогаты платонизма и аристотелизма, нередко ориентировались также на некритические представления обыденного мышления.

Для преодоления этих весьма живучих представлений о врожденности знаний автор «Опыта...» выдвигает радикальный принцип — «указать путь, каким мы приходим ко всякому знанию, достаточно длн доказательства того, что оно не врожденно» [там же, с. 75]. Раскрытие этого пути Локк осуществляет в основном на материале психологическом и генетическом. Он обращается к фактам детской психологии и психологии людей, у которых так или иначе отсутствует психическая норма. Использует он и ставшие к тому времени известными факты психологии «диких» народов, живших в недавно открытых землях. Философско- гносеологическая концепция Локка в очень большой мере ориентирована на психологические материалы.

Результат такого анализа знания — отрицание всех принципов, представляющихся полностью всеобщими,— математических, логических, метафизических. Таким не является, например, математический принцип «целое больше части». Его опытное происхождение было показано уже Гассенди. Локк подчеркнул в свою очередь относительность понятий «целое» и «часть».

Нельзя считать врожденными даже логические законы тождества и противоречия, которые, казалось бы, имеют абсолютное основание для такого признания. Между тем ни детям, ни идиотам, да и множеству необразованных людей эти принципы неведомы. А раз нет их полностью всеобщего, так сказать, автоматического действия, нельзя, по Локку, считать их врожденными. Все без исключения общие принципы только кажутся нам таковыми, в действи-тельности же за ними скрывается опыт, более или менее бессознательно накапливаемый. Поэтому «идеи и понятия так же мало рождаются вместе с нами, как искусства и науки» [там же, с. 124].

Эти гносеологические идеи Локка в принципе материалистичны и верны. Правда, он с необходимостью руководствовался при их обосновании фактами индивидуальной психологии. Философ не располагал еще фактами развития социальной психологии, которые раскрыли бы роль обще-ственно-исторической практики в формировании математических и логических понятий.

Критика врожденности теоретических, логических понятий дополнена в «Опыте о человеческом разумении» аналогичной критикой «практических»,т.е. нравственных, понятий. Доказать отсутствие врожденности по отношению к этим понятиям еще легче, по мнению его автора, чем понятий теоретических, вследствие огромной пестроты, неустойчивости и противоречивости моральных представлений у различных народов, а иногда и у одного и того же народа в разное время.

Сенсуалистическая критика морального априоризма иногда приводит Локка к выводам утилитаристского характера. «Добродетель по большей части одобряют не потому, что она врожденна, а потому, что она полезна» [там же, с. 96]. Гоббс, несмотря на весь свой сенсуализм, был убежден в существовании немногочисленных априорных моральных аксиом, названных им «естественными законами» и сводящихся к наиболее моральному правилу, зафиксированному в Евангелии,— «поступать с другими так, как желательно, чтобы другие поступали с тобою». Но Локк считает, что «этот великий принцип нравственности ...более восхваляется, чем соблюдается» [там же, с. 97]. Следовательно, отрицая врожденность, всякую до- и внео- пытность моральных принципов, автор «Опыта...» признает их только относительными. Ведь даже совестью люди наделены далеко не всегда.

В своем отвержении врожденности идей Локк не останавливается и перед тем, чтобы — опять по примеру Гассенди — отрицать врожденность идеи бога. Он указывает на атеистов, отрицающих всякое существование бога, и даже на целые народы (притом не только на недавно открытые и нецивилизованные), не имеющие идеи бога. Со-вершенно очевидно, что Локк имел в виду монотеистическую идею единого и единственного бога как актуально- бесконечного абсолюта. В качестве последовательного сенсуалиста и эмпириста автор «Опыта» отрицает внео- пытную данность такой идеи, которая Спинозе представлялась солнцем всякой истинности. По убеждению же Локка, если падает врожденность этой верховной божественной идеи, то это означает крушение мысли и о всякой иной врожденности. Отрицание, таким образом, врожденности идеи бога сопровождается признанием ее происхождения совершенно иным, не интуитивным, а опытным путем. Его мы коснемся ниже.

Социальный аспект локковского опровержения врожденности идей, знаний состоит в выявлении авторитаризма, в силу которого лица, добившиеся каких-то значительных знаний и внушившие многим другим, что эти их знания являются врожденными, получают власть над их умами. Здесь Локк как идеолог раннебуржуазного общества стремится к разрушению еще сохранявшихся в Англии (и тем более в других, более восточных европейских странах) устоев традиционно-феодального общества, философским обоснованием которых оставалась схоластика. Отсюда понятно, что критика автором «Опыта...» [I, 4, 26] врожденности знаний, разрушая слепое доверие к якобы незыблемым идеям и положениям, повышала роль личного начала как наиболее эффективного двигателя и носителя знаний. «В науке каждый имеет столько, сколько он действительно знает и понимает, а то, чему он только верит, что принимает па слово, это только обрывки...» [262, т. 1, с. 126].

<< | >>
Источник: Соколов В. В.. Европейская философия XV —XVII веков: Учеб. пособие для филос. фак-тов ун-тов.. 1984

Еще по теме 10. ЭМПИРИСТИЧЕСКАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ ЛОККА, СООТНОШЕНИЕ В НЕЙ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ И ИДЕАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИИ.ЕГО СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ:

  1. 4. НОМИНАЛИСТИЧЕСКО-ЭМПИРИСТИЧЕСКАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ, МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ, ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ГОББСА
  2. 3. РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ, ИДЕАЛИСТИЧЕСКАЯ И ДУАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТАФИЗИКА И МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ФИЗИКА ДЕКАРТА
  3. 9. ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКАЯ НАУКА, РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ, ИДЕАЛИСТИЧЕСКАЯ И ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТАФИЗИКА ЛЕЙБНИЦА
  4. 12. Философия марксизма, основные этапы ее развития и виднейшие представители. Основные положения материалистического понимания истории.Общественный прогресс и его критерии.
  5. Социально-философские и общественно-политические идеи Локка
  6. 17. Философия русской радикальной демократии 50-60 гг. (Н.Г. Чернышевский, Д. Писарев).Народничество в России, его социально-философские позиции.
  7. Проблема опыта. Соотношение теологиии философии
  8. 1.5. Семейное право в системе права Российской Федерации и его соотношение с гражданским законодательством
  9. 5. Характеристика философии эпохи возрождения.Социально-исторические и научные предпосылки ее становления.Антропоцентризм и гуманизм в философии возрождения.
  10. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ
  11. Идеи Локка в последующей философской мысли
  12. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ
  13. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ
  14. Социальная философия: экономика и политика
  15. 1. Социальные и гносеологические основания немецкой философии
  16. 4 . Социально-политическая философия Возрождения
  17. Социальная философия и идеал справедливого общества.