<<
>>

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ


(греч. episte- me — знание, logos — учение) — философе ко-методологическая дисцип-лина, в которой исследуется знание как таковое, его строение, структу-ра, функционирование и развитие. Традиционно отождествляется с теорией познания.
Однако в некласси-ческой философии может быть зафик-сирована тенденция к различению Э. и гносеологии, которое основано на исходных категориальных оппози-циях. Если гносеология разворачивает свои представления вокруг оп-позиции "субъект — объект", то для Э. базовой является оппозиция "объект — знание". Эпистемологи исхо-дят не из "гносеологического субъек-та", осуществляющего познание, а скорее из объективных структур самого знания. Основные эпистемологические проблемы: Как устроено знание? Каковы механизмы его объ-ективации и реализации в научно-те- оретической и практической деятель-ности? Какие бывают типы знаний? Каковы общие законы "жизни", изменения и развития знаний? При этом механизм сознания, участвующий в процессе познания, учитывается опо-средовано, через наличие в знании интенциональных связей (номина-ции, референции, значения и др.). Объект при этом может рассматриваться как элемент в структуре самого знания (идеальный объект) или
1266 Эразм Роттердамский
как материальная действительность отнесения знаний (реальность). Ис-торически, эпистемологические пред-ставления и проблематика возникают раньше гносеологических и склады-ваются уже в античности. Таковы, например, "идеи" Платона и предло-женная им референционная концеп-ция "истины", апории Зенона, тропы скептиков, логика Аристотеля. Античные представления о знании имели не столько описательный, сколько проблематизирующий и нор- мативно-методологический характер. Например, апории Зенона фиксиро-вали факт отнесения противоречивых знаний к одному и тому же объекту и задавали таким образом эпистемологическую проблему. Аристотель пытался снять накопившиеся про-блемы за счет нормировки научных рассуждений и введения общих прин-ципов организации знания. Это поз-волило в дальнейшем создать образцы систематической организации знания. "Начала" Евклида можно рас-сматривать не только как продукт обобщения и сведения геометрических знаний, но и как реализацию нормативных эпистемологических концепций Платона и Аристотеля. В средние века критическая и иссле-довательская составляющие Э. в большой степени сковываются и ограни-чиваются нормативным характером аристотелевской логики. Яркое вы-ражение средневековой Э. — схолас-тический спор "номиналистов" и "реалистов". Новые мотивы вносит Возрождение. Пробуждается интерес к опытному знанию, меняется представление о месте и назначении знания в общей картине мира. Николай Кузанский вводит представление о проблемах как "ученом незна-нии", т. е. знании о незнании, что формирует в перспективе новую эпи-стемологическую стратегию. С дру-гой стороны, философская рефлексия все больше обращается к субъекту и его познавательным способностям. В этой связи актуализируется введенное фактически уже Петром Абеляром понятие сознания как индивидуальной способности и действительности существования концептов. "Великое усовершенствование наук", провоз-глашенное Ф. Бэконом и развернув-шееся в 17—18 вв., порождает новую формацию знания — новоевропейскую науку.
Новая организация знания требовала критической рефлек-сии и теоретического оформления. Эпистемологические схемы антич-ности и средневековья не могли ре-шить этих задач. На их месте начинает складываться гносеологическая концепция познания, которая пере-организует философско-методологи- ческие представления о знании на основе субъект-объектных схем. До 20 в. Э. не имела собственных инсти-туциональных форм, а соответствующая ей проблематика развивалась в основном в логике (прежде всего в английской аналитической тради-ции) и в рамках гносеологии. Однако уже с конца 19 в. эпистемологичес-кая проблематика начинает эманси-пироваться от гносеологической. Ис-следователи (прежде всего логики) стремились уйти от субъективизма и психологизма, порождаемого сен-суалистическими и позитивистскими трактовками субъект-объектных схем. В 20 в. этот процесс приводит к оформлению новых философско- методологических направлений и под-ходов. Развиваются аналитические, операциональные, нормативные, стук- турно-функциональные приемы и методы исследования знания. В 1970-х Поппер дал онтологическое обос-нование эмансипации Э., выдвинув концепцию "третьего мира" (объек-тивного содержания знания) и "по-знания без познающего субъекта". Среди факторов, определяющих со-временное состояние эпистемологи-ческих исследований, необходимо отметить следующие: 1) отношение знания и объекта выходит за рамки чисто познавательных ситуаций. Складываются комплексные практи-ки, где, помимо познания, необходи-мо рассматривать функционирование знания в других типах деятельности: инженерии, проектировании, управ-лении, обучении; 2) классическое от-ношение "истинности" дополняется (а иногда и замещается) рядом других отношений: "непротиворечивости", "полноты", "интерпретируемости", "реализуемости" и др.; 3) типология знания становится все более разветв-ленной и дифференцированной: на-ряду с практико-методологическим, естественнонаучным, гуманитарным и инженерно-техническим знанием выделяются более частные его вари-анты; 4) особым предметом исследо-вания становится семиотическая структура знания; 5) помимо "знания", интенсивно исследуются и другие эпистемологические единицы (например, "языки"); 6) обозначился кризис сциентизма:научное знание перестает рассматриваться как ос-новная форма знания, все больший интерес вызывают когнитивные ком-плексы, связанные с различными историческими и духовными прак-тиками, выходящими за рамки тра-диционных представлений о рацио-нальности.
А. Ю. Бабайцев
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ, Дез- идерий (настоящее имя Герхард Гер- хардс) (1469—1536) — писатель-гуманист позднего Возрождения, ученый, богослов, знаток античной культуры. Родился в Роттердаме в семье бюргера. Рано лишившись родителей, провел юность в монастыре. Его исклю-чительную одаренность заметили знатные покровители, благодаря которым он получил прекрасное образо-вание. По происхождению голландец, жил во Франции, Англии, Италии, Германии, Швейцарии и считал себя принадлежащим ко всему "христи-анскому миру" в целом. Автор мно-гочисленных произведений. Писал на латыни. Осуществил первопечатное издание греческого оригинала Нового Завета с подробным коммен-тарием (1517) и сделал собственный его латинский перевод (1519), в котором были устранены ошибки Вульгаты — перевода Библии на латинский язык, выполненного Иеронимом в 384—405. Э. Р. разработал систему нового богословия ("Метод истинно-го богословия", 1519), назвав его "философией Христа". Обходя собст-венно богословские проблемы, которые считал несущественными для жизни человека, Э. Р. сосредоточил свое внимание на выполнении людь-ми нравственных библейских предпи-саний. Резко осуждал обмирщение церкви, культ реликвий. Нетерпим был к фанатизму и самоунижению человека перед Богом. В трактате "О свободе воли" (1524) осудил Лютера, которого вначале поддерживал, за его догмат о несвободе воли, назвав последний бесчеловечным. Э. Р. рассматривал возрождение ан-тичных наук и искусств как необхо-димую потребность для "истинного" христианства. Самым известным из трудов Э. Р. до сих пор остается "Похвала глупости" (1509), в котором он остроумно и едко высмеивал общест-венные пороки своего времени, ли-цемерие, невежество, критиковал христианское вероучение и схолас-тику, таинство причащения и цели-бат духовенства, отрицал троичность божества, выступил против фанатиз-ма и насилия, национальной ограни-ченности и религиозной розни. Э. Р. оказал большое влияние на гуманис-тическую традицию во всей Европе.
А. А. Круглое ЭРЕНБЕРГ (Ehrenberg) Ганс (1883— 1958) — немецкий философ, христи-анский теолог, священник, публицист, принадлежащий к традиции диалогического принципа. Родился в еврейской семье, связанной родст-венными узами с семьей Розенцвей-га, приходящегося Э. двоюродным братом. Родной брат Э., Рудольф, был известным биологом, также не чуждым философских интересов. После завершения юридического об-разования Э. в течение одного года служил в армии, а выйдя в запас, по-святил себя изучению философии и психологии в Гейдельбергском уни-верситете. На этот период его духовного развития приходится также возникновение интереса к теологи-ческой (христианской) проблематике, и в 1909 он принимает крещение, а в политике присоединяется к социал-демократии. С 1910 Э. — приват- доцент философии в Гейдельберге. Первая мировая война стимулировала его движение в сторону теологи- зирующей философии. После войны Э. возобновляет преподавание в Гей-дельбергском университете, участ-вует в политической деятельности, активно выступает как публицист. Э. был одним из деятельных участников кружка историков, филосо- фов, теологов, правоведов, сложив-шегося вокруг издательства "Пат- мос" в Вюрцбурге. В кружок входили К. Барт, Л. Вайсмантель, В. Пихт, Розенцвейг, Розеншток-Хюсси, Р. Эрен- берг (брат Э.) и другие. В этот период возникает интерес Э. к русской культуре и философии, и он был одним из первых западных философов, позна-комивших своих коллег с русской религиозной философией. Дружес-кие отношения связывали его с эми-грировавшими из России Бердяевым и С. Булгаковым. В период нацизма Э. попал в концлагерь, откуда был освобожден при содействии экуме-нических кругов, и с 1939 по 1947 (год возвращения в Германию), вместе с семьей жил в Англии. Основные сочинения Э.: "Трагедия и Крест" (1919, т. 1: "Трагедия под Олим-пом"; т. 2: "Трагедия под Крестом"), "Восточное христианство: Докумен-ты" (т. 1—2, 1923—1925, в соавтор-стве с Н. Бубновым); "Ученые споры: Три книги о немецком идеализме" (т. 1: "Фихте, или Логика: Экспози-ция", 1923; т. 2: "Шеллинг, или Ме-тафизика: Конфликт", 1924; Гегель, или Этика: Катастрофа", 1925) и др. Кроме того, Э. был издателем "Фило-софии будущего" Фейербаха (1922) и автором программной вводной статьи к этой книге. В Фейербахе Э. видит не только критика религии и идеализма, но и первооткрывателя диалогического принципа. До Фей-ербаха, считает Э., философия имела дело только с субъектом и объектом, тогда как "Философия будущего" открывает феномен "Ты". Фейербах, убежден Э., — это отнюдь не плоский просветитель и атеист, он действи-тельно открывает философии новые горизонты. Но Фейербах — мысли-тель послегегелевской эпохи, а потому его идеи скрыты от того, кто не прошел через школу Гегеля. Более того, только после Гегеля возможна философия диалога между "Я" и "Ты". Подчеркивая в мышлении Фейербаха скрытые измерения, Э. навлек на себя гнев некоторых ортодоксов и в Германии, и за ее пределами, и вызвал обвинения в иррационалисти- ческом толковании концепций "великого материалиста". Тем не менее, Э. сумел впоследствии довольно детально развить свои предварительные идеи в "Ученых спорах", особый акцент сделав на проблеме языка и на осмыслении его роли в межче-ловеческих отношениях. Именно идеализм с его абсолютизацией мы-шления как речи, не нуждающейся в другом слушателе, кроме самого мыслителя, обвиняется им в забве-нии диалогического характера чело-веческого языка. Главным умением логика считается у Э. способность говорить. Главным умением метафи-зика объявляется способность раз-мышлять. Философ будущего будет объединять в себе эти два умения, и тот, кто обладает ими обоими, призван к настоящей философии. Но тот, кто наделен лишь одним умением, должен объединиться с другим человеком, который предоставит ему недостающее. Поэтому, чтобы войти в будущее, нужно открыться навстречу драматургии беседы. Идеализму, как разновидности монолога, путь в будущее закрыт. Э. подчерки-вает, что современное ему мышление поражено болезнью, и излечение состоит в превращении его в "речевое мышление", т. е. в мышление, учи-тывающее и реализующее диалоги-ческую сущность языка. Э. обвинял немцев в утрате веры и считал са-мым религиозным народом Европы русских. В "Восточном христианстве" были, в частности, впервые опублико-ваны переведенные на немецкий язык разделы "Столпа и утверждения истины" Флоренского, что оказало на немецкую теологию значительное, но до сих пор не исследованное в де-талях влияние. Вместе с тем, Э. стал одним из первых западных мыслите-лей, увидевших важность идей рус-ской религиозной философии для со-временной ему Европы. Несмотря на некоторую идеализацию русского менталитета, Э., бесспорно, возбудил интерес Запада к православной духовной традиции, способствуя началу диалога культур. Велики заслуги Э. и перед экуменическим движени-ем, которое не в последнюю очередь благодаря ему проявляет все боль-ший интерес к принципам "филосо-фии диалога". В историко-философ- ском отношении личность и идеи Э. интересны, прежде всего, в свете за-дачи исследования генезиса диало-гического принципа, создания типологии его разновидностей, а также анализа его культурного и социально-политического контекста.
А. И. Пигалев
ЭРИКСОН (Erikson) Эрик (1902— 1994) — американский психолог, социолог и психоаналитик. Основатель психоистории и автор психосоциальной теории жизненного цикла человека. Профессор Гарвардского уни-верситета (1960). Детство и юность провел в Германии. Увлекался жи-вописью. В Вене работал преподава-телем рисования в детской школе А. Фрейд. Под влиянием идей Фрей-да и А. Фрейд стал одним из первых профессиональных детских психо-аналитиков и видным представителем эгопсихологии. В 1933 получил диплом Венского психоаналитического общества. В 1933 эмигрировал в США. Работал в Психологическом институте Гарвардского университета, где выполнил работы по игровому анализу. В 1937 перешел в Йельский университет. Осуществил исследова-ние жизни и психики индейцев племен сиу и юроков. В годы второй ми-ровой войны исследовал психологию подводников и выполнил ряд других работ по заданию Пентагона. Опуб-ликовал аналитическую статью о роли образа Гитлера для немецкой молодежи. После войны занимался пси-хологией и психотерапией детского и юношеского возраста. Преподавал в университетах. В 1950 опублико-
Эриксон 1267
вал психологический бестселлер "Детство и общество". Осуществил пере-смотр некоторых установок класси-ческого психоанализа. Подчеркнул биосоциальную природу и адаптив-ный характер душевной деятельности и поведения человека, интегра- тивным качеством которого считал психосексуальную идентичность. Создал учение об идентичности. По-казал, что изменение социокультурных условий порождает необходимость утраты прежней и формирования новой идентичности человека. По мысли Э., чувство глубокого (базисного) доверия, конституирующееся на ос-новании опыта первого года жизни ребенка, правомерно полагать пси-хологическим фундаментом всей жизни человека. (Как отмечал Э., "я полагаю, что матери формируют чувство доверия у своих детей благодаря такому обращению, которое по своей сути состоит из чуткой заботы об индивидуальных потребностях ре-бенка и отчетливого ощущения того, что она сама — тот человек, которому можно доверять, в том понимании слова "доверие", которое существует в данной культуре применительно к данному стилю жизни. Благодаря этому у ребенка закладывается основа для чувства "все хорошо"; для по-явления чувства тождества; для ста-новления тем, кем он станет согласно надеждам других",) Именно доверие — неотрефлексированное ощущение узнаваемости,стабильности, сходства переживаний, возникаю-щее при непосредственном контакте матери и дитя, — формирует, по мысли Э., базисную установку, обус-ловливающую отношение индивида как к самому себе, так и к окружаю-щему миру. Чувство подлинного доверия к самому себе наряду с ощуще-нием расположенности к себе других людей являют собой, по мнению Э., предпосылку и основание "виталь-ной" (действительно здоровой) личности. Согласно Э., "доверие включает в себя не только то, что некто научается надеяться, полагаться на тех, кто извне обеспечивает его жизнь, но и доверие к самому себе, веру в способность своих собственных органов справляться с побуждениями. Такой человек способен чувство-вать себя настолько полным доверия, что обеспечивающие его жизнь окружающие не должны постоянно стоять при нем на часах". Такое пси-хическое обретение или новообразование Э. именовал понятием "надежда". Сдвиг же во внутреннем балансе "доверие — недоверие" в сторону последнего (например, в ситуации гос- питализма — см. Госпитализм) ре- зультируется, по Э., в нарастании болезненного отчуждения и самоот-чуждения человека — в острую депрессию у младенцев и паранойю у взрослых. Э. разработал концепцию и периодизацию эпигенетического развития личности через восемь кри- зисных альтернативных фаз решения возрастных и ситуативных "задач развития". Исследовал сексуальную этиологию кризисов развития человека. Показал автотерапевтический характер поиска и обретения психосо-циальной идентичности. Разработал концепции "диффузии идентичности" и "психического моратория". Создал новые психотерапевтические методы, отчасти направленные на преодоле-ние синдрома массовой "патологии идентичности". Подчеркивал роль психических и личностных факто-ров в развитии общества. Исследовал взаимосвязь социальных потрясе-ний (войн, революций и т. д.) и массовых неврозов. Развивал идеи об "исторической актуальности". В 1958 опубликовал книгу "Молодой Лютер", ставшую первым серьезным опытом применения психоисторического метода и датой рождения созданной им психоистории. В дальнейшем развивал психоисторические идеи в книге "Истина Ганди" (1969) и ряде других работ. Исследовал современное "трав-матическое видение мира", проблемы социальной этики, этнологии, различных массовых движений и пр. Оказал влияние на развитие совре-менных гуманитарных и социальных наук.
В. И. Овчаренко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме ЭПИСТЕМОЛОГИЯ:

  1. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ (греч. episteme - знание, logos - учение)
  2. ГНОСЕОЛОГИЯ
  3. 2-Я СТОРОНА ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ – вопрос о познаваемости мира.
  4. СИНЕРГЕТИКА
  5. ОПРЕДМЕЧИВАНИЕ и РАСПРЕДМЕЧИВАНИЕ
  6. ОПРЕДМЕЧИВАНИЕ и РАСПРЕДМЕЧИВАНИЕ
  7. Идея движения по уровням познания
  8. ПЕТРОВ Михаил Константинович (1924-1987
  9. 2. Определение задачи (ГБ
  10. ВАРТОФСКИЙ (Wartofski) Маркс (р. 1928
  11. ЛОГИКА
  12. ПОНИМАНИЕ
  13. ФЕМИНИЗМ (лат. femina - женщина
  14. ПОНИМАНИЕ
  15. ФЕМИНИЗМ