<<
>>

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ


— в узком (строгом) смысле — социологическая концепция Шюца и его последователей, основан-ная на переинтерпретации и развитии идей понимающей социологии М. Вебера с позиций социологизиро- ванной версии феноменологии позднего Гуссерля; в широком смысле теоретико-методологическая ориен-тация в "неклассической" социологии 20 в., эксплицировавшая социологический потенциал философской феноменологии для осмысления социального мира в его сугубо человеческом бытии — с позиций практически действующих, конституирующих себя и себя-в-мире индивидов. В этом отношении Ф. С. следует общим ус-тановкам понимающей социологии и вписывается как особая редакция в "гуманистическую альтернативу" в социологическом знании в целом. В качестве самостоятельных версий Ф. С. могут быть рассмотрены, с одной стороны, этнометодология Г. Гарфинкеля и близкий ей проект когнитивной социологии А. Сикуре- ла, а с другой, — феноменологический вариант социологии знания Бергера и Лукмана. В этих версиях заметно влияние идей философской антропологии, в частности — Шелера, а также символического интеракцио- низма (прежде всего Дж. Г. Мида). Линию экзистенциальной феноменологии Мерло-Понти продолжил в американской социологии Э. А. Ти- риакьян. Исходная посылка Ф. С. задает ее оппонирование структурно- функциональной социологии: индивид не является пленником социальной структуры, социальная реальность постоянно воссоздается нами, зависима от нашего сознания и наших ее интерпретаций. Соответственно, в фокус внимания социологии должна попасть человеческая субъективность. Однако взгляд на нее с позиции внешнего наблюдателя как минимум не-продуктивен, не позволяет "пробиться" к ее истокам. Следовательно, необходимо погружение в мир, в котором живет человек, т. е. в мир жизни или жизненный мир. Только в этом случае можно дать адекватное толкование, понять принципы кон-струирования (конституирования) мира и переистолковать, т. е. изменить его, что требует выхода на исходные основания всякого возможного опыта-знания и требует, следовательно, освобождения нас от предвзятости видения, налагаемого реальной историей и культурой, в которой мы (некритически) социа-лизированы. Тем самым необходим выход на уровень изначального коллективно разделяемого опыта, далее "не разложимого", воспринимаемого как данность. А это взгляд на мир как пред-данное, в котором только что-то и возможно, в том числе и какое-либо знание, которое само вырастает из этого мира феноменов (того, что наличествует в сознании непо-средственно, ясно и очевидно, не будучи связано с логикой умозаключений). Таким образом, социальные феномены пред-задаются сознанием, его содержанием и способами пред-ставленности в нем. Сознание всегда интенционально, оно всегда — о чем-то, всегда вплетено в мир, однако судить о чем-либо находящемся вне сознания (о мире объектов), мы не имеем никаких оснований. Следовательно, любая адекватная своему предмету социологическая стратегия должна: 1) исходить из "взятия в скобки" вопроса о существовании мира объектов вне сознания; 2) провести феноменологическую редукцию, т. е. освободиться от "предвзятостей" видения и обнаружить исходное значимое для всякого субъекта, разделяемое им (но не независимое от него); 3) зафиксировать естественную установку (естественное, "незатемненное" наработанными условностями и абстракциями непосредственное отношение к миру), которая возможна только в жизненном мире (мире повседневности — отсюда более поздние версии "социологии повседневности"); 4) дать анализ-реконструкцию возможных согласований-пониманий, достигаемых субъектами в интерсубъективном взаимодействии-общении и выявить основополагающие принципы и механизмы конституирования (кон-струирования) при этом социокультурного мира.
Таким образом, проект Ф. С. начинается с точки, на которой останавливается философская фено-менология или с которой она начинает движение к трансцендентальной установке — поиску "чистого" сознания, интенциональных структур, трансцендентальной субъективности (мира как он возникает, становится и существует для нас) посредством трансцендентальной редукции (вторичной феноменологической ре-дукции). В этой точке Ф. С. как бы оборачивает движение, ставя своей задачей описание смыслового строения социального мира, развертывая его из первичных фундирующих интенций как организацию социальной реальности практически дейст-вующими субъектами, исходящими из первично данных, "разделяемых всеми" значений. По сути Ф. С. — это нетрансцендентальная конститутивная феноменология естественной установки. В этом случае ее исход-ная задача заключается в том, чтобы показать, каким образом возможен изначальный коллективно разделяе-мый опыт, снимающий тотальную субъективность видения и задающий общность восприятия и понимания мира у множества индивидов; это не что иное, как проблема возможности интерсубъективного понимания или (шире) проблема интерсубъ-ективности как конституирующего социум начала. Исходной для кон-ституирования интерсубъективного пространства в Ф. С. оказывается ситуация "лицом-к-лицу". В ней каждый из участников взаимодействия исходит из двух допущений: 1) признания обоюдности перспектив и 2) признания их смысловой конгруэнтности (релевантности). Обоюдность перспектив предполагает принципи-альную взаимозаменяемость моей и иной ("Другого") перспектив — встав на место "Другого", заняв его "здесь", "Я" увижу вещи так же, как и он (и наоборот). Второе допущение исходит из моей веры в то, что "Другой" при определенных обстоятельствах будет оценивать эти обстоя-тельства так же, как и "Я", и будет выбирать для достижения конкрет-ной цели такие же средства. Фактически это ход к типизациям (впечатлений, людей, событий, ситуаций), воспринимаемым как знание "каждого" (т. е. знание объективирован-ное и анонимное), апплицируемое на каждый уникальный случай. Так, мы понимаем и интерпретируем "Другого", хотя и приблизительно, но всегда лучше, чем самих себя. Свое "Я" возможно зафиксировать лишь в рефлексивном повороте к самому себе, а предметом рефлексии всегда является уже "бывшее", отстраненное от "здесь-и-теперь", т. е. мне не дано мое собственное действие в его актуальном настоящем. Зато "Другой" дан мне непосредственно "здесь-и-сейчас". С другой сто-роны, "Другой" также не видит себя "здесь-и-сейчас", но способен непосредственно увидеть меня. Следовательно, можно говорить о некоторой непосредственной одновременности "Мы" в силу пересечения потоков нашего сознания "здесь-и-сейчас". И это не требует от нас никакой рефлексии. Единственно, что от нас требуется — это некоторое знакомство с "биографическими ситуациями" друг друга. В противном случае "Мы- отношения" заменяются на "Они-от- ношения" современников, когда поведение другого истолковывается только исходя из типической модели. "Мы-отношения" и "Они-отно- шения" задают рамку возможного структурирования — организации реальности, т. е. ее конституирова- ния в разных ситуациях взаимодействия-общения через вычленение и фиксацию значений новых переживаний. При этом последние вклю-чаются в целое "наличного запаса знаний", интерпретируются по оп-ределенным схемам (типизациям), объективируемым в культуре. Тем самым Ф. С. может интерпретиро-ваться как одна из версий социологии культуры (культур-социологии) и в этом отношении ее дальнейшее развертывание переносится в область выявления контекстов значений, к которым относит свое действие (знак) сам действующий индивид, что до-полняется, как правило, выявлением его мотивов. Эта линия наиболее полно нашла свое воплощение в рамках общей "понимающей" ориентации в социологии и в этнометодологии. Однако Ф. С. может быть одновременно переинтерпретирована и как версия социологии знания, если акцент будет перенесен на процессы вторичных типизаций, ведущих к конституированию автономных областей специализированного(прежде всего — научного) знания. Эта линия наиболее полно воплотилась в феноменологической концепции знания П. Бергера и Лукмана. (См. Понимающая социология, Шюц, Бер-гер П., Лукман, Социология знания.)
В. Л.Абушенко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ:

  1. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ
  2. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ
  3. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ
  4. Феноменологическое направление фило-софии
  5. Основными правилами концептуального мышления, связанными с воплощением феноменологической идеи, являются следующие
  6. ПОНИМАЮЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
  7. СОЦИОЛОГИЯ
  8. ПОНИМАЮЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
  9. СОЦИОЛОГИЯ
  10. СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ
  11. СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ