<<
>>

Идеи как непосредственный материал знания

Из ощущения и рефлексии человек черпает весь материал своего познания. Сам этот материал складывается из так называемых простых идей — наиболее ясных элементов нашего знания.

Трактовка Локком великого платоновского термина «идея» , вошедшего во все европейские философские языки, весьма показательна для отмеченного выше нарастания гносеологической проблематики, особенно в философии нового времени. У самого Платона идея (эйдос) имела, конечно, гносеологическое содержание, ибо выражала самые различные общие понятия, но в результате их постоянной абсолютизации, о которой речь шла выше, онтологическая трактовка идей как самосущих реальностей значительно преобладала над гносеологическим — всегда более относительным — содержанием.

Такая трактовка идей — как вневещных и вечно неизменных — даже усилилась в средневековой теологизировапной философии (в схоластическом реализме, преобладавшем в ней). Интенсивное взаимодействие философии с научным знанием, продолжавшим специализироваться в рассматриваемую эпоху, наполняло слово «идея» все более конкретным и изменчивым гносеологическим содержанием. К этому в значительной мере и сводилась борьба против схоластического реализма философов-новаторов XVII в. Гносеологический подход к идее выражался уже у Декарта в том, что она рассматривалась как непосредственный объект знания.- Правда, Декарт отнюдь не противопоставлял идеи их онто-логическому содержанию в силу того принципа панлогизма, о котором шла речь выше.

Гносеологическое содержание идеи еще интенсивнее представлено у Локка, для которого идея «обозначает все, что является объектом мышления» [262, т. I, с. 75]. Отме-j ченное выше смешение гносеологического и психологиче-ского аспектов весьма характерно для локковского эмпири- стического гносеологизма. Автор «Опыта...» называл идеей не только абстрактные понятия, но и ощущения и даже образы фантазии. Усиление гносеологического содержания в идее выражалось при этом в его убеждении в том, что непосредственно нам даны только идеи, а не сами вещи, которые за ними, конечно, скрываются, но до которых не так-то просто дойти. Это положение гносеологии Локка заключало в себе возможности как материалистической, так и идеалистической трактовки.

Первичные и вторичные качества. Различение внешнего и внутреннего опыта углубляло гносеологию Локка. Мы убеждаемся в этом при рассмотрении весьма важного различения идей первичных качеств, с одной стороны, и идей вторичных качеств — с другой.

Сама по себе эта первостепенная проблема отношения субъекта к объекту поставлена в античности Демокритом. Его учение о подлинном бытии, состоящем из различных атомов и их комбинаций, познаваемых не столько чувственно, сколько умственно, стало очень большим этапом в преодолении так называемого наивного реализма, уверенного, что реальность такова, какой она представляется человеческим чувствам. В средневековой философии это достижение античной мысли (к тому же тогда материалистическое) было утрачено. Качественное истолкование реальности вылилось в гносеологических представлениях этой философии (в особенности у Аквината) в концепцию так называемых интенциональных специй — чувственных и умопостигаемых образов, точных копий качеств внешнего мира, достигающих нашего сознания. Эта в принципе наивно- реалистическая концепция, подвергнутая основательной критике уже в позднем номинализме (Оккам и др.), стала совершенно неприемлемой в философии нового времени, ориентированной на повое естествознание, математическое и механическое содержание которого находилось в острейшем противоречии с наивным реализмом обыденного сознания. Отсюда рассмотренное выше воззрение Галилея, в принципе восстановившее учение Демокрита об объективных и субъективных качествах.

Углубляя это воззрение (и продолжая критику схоластических интенциональных копий), Декарт, Гоббс и Спиноза резко противопоставляли объективную реальность, которая лишь умопостигаема, и многообразный мир чувственной качественности, являющейся чем-то более или менее иллюзорным.

Столь резкое противопоставление субъективного и объективного, производимое с позиций одностороннего рационализма, было неприемлемо для более последовательных сенсуалистов и эмпиристов. Выше мы видели, что Гассенди, восстанавливая учения античных атомистов, трактовал подлинную реальность более качественно — особенно по сравнению с Декартом (да и Галилеем),— до известной степени сглаживая противоположность между объективным и субъективным. По этому же пути, по уже более основательно, пошел и Локк.

Вместе со своим другом Бойлем он закрепил за этой важнейшей гносеологической проблемой наименование «первичных» и «вторичных» качеств. Первичные качества — это неотъемлемые ни при каких обстоятельствах свойства всех без исключения тел: протяженность, форма, движение или покой и число. К этим совершенно объективным свойствам тел, признаваемым и всеми рационалистами, Локк прибавлял плотность (непроницаемость).

Тем самым он вслед за Гассенди и Бойлем возвращался к воззрениям античного атомизма, превращая материю не в такую абстрактно-геометрическую субстанцию, какой она представлялась Декарту и другим рационалистам. Вторичные качества — это всегда изменчивые, возникающие и исчезающие свойства, всегда доводимые до нашего сознания органами наших чувств: цвета — глазами, звуки — ушами, запахи — обонянием, вкусы — органами рта.

Соотношение двух этих принципиально различных групп качеств автор «Опыта...» (II, 8, 14) выразил в следующих словах: «Идеи первичных качеств суть сходства, вторичных — нет... То, что является сладким, голубым или теплым в идее, то в самих телах ...есть только известный объем, форма, движение незаметных частиц» [там же, с. 157]. Здесь Локк утверждает, таким образом, что вторичные качества — отнюдь не иллюзия субъекта. Хотя реальность их субъективна, существует только в человеке, но она порождена отнюдь не деятельностью только самих его органов чувств — это оставалось еще выяснить последующей физиологии,— а такой их деятельностью, в основе которой лежат первичные качества в их определенном сочетании и расположении. Такова так называемая диспо- зиционная концепция (dispositio—этот термин встречается у Бойля) вторичных качеств, увязывающая субъективный мир с объективным. Такая увязка предполагала и учет весьма частых изменений отношений субъекта и объекта в различных ситуациях.

Другое отличие эмпиристического решения данной проблемы от рационалистического связано с объяснением познаваемости первичных качеств. Для рационалистов они только умопостигаемы. Для Локка же вторичные качества связаны с какой-то одной разновидностью чувств: цвет — со зрением, звук — со слухом и т. д. Первичные же качества те, которые постигаются более чем одним чувством. Пространственность, например, констатируется не только зрением, но и осязанием. Это и свидетельствует о значительно большей объективности первичных качеств.

<< | >>
Источник: Соколов В. В.. Европейская философия XV —XVII веков: Учеб. пособие для филос. фак-тов ун-тов.. 1984

Еще по теме Идеи как непосредственный материал знания:

  1. 50. ВЫБОРЫ И РЕФЕРЕНДУМ В РФ КАК ФОРМА НЕПОСРЕДСТВЕННОГО 1 НАРОДОВЛАСТИЯ
  2. Виды знания и эмпиристическая попытка объяснения достоверного знания
  3. Глава 4. Философия как вид знания
  4. 27. Проблемы истинного знания в философии. Истина, заблуждение, ложь.Критерии истинного знания. Характеристика практики и ее роль в познании.
  5. МЕТОДИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ
  6. Порядок изложения материала
  7. Пантеизм и материали
  8. КОМПОЗИЦИЯ СЦЕНАРНОГО МАТЕРИАЛА
  9. НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ И ОПОСРЕДСТВОВАННОЕ
  10. НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ
  11. Отпуск материала со склада
  12. Предложите материал на эксклюзивной основе
  13. Непосредственно движущее
  14. ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ НУМИЗМАТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА
  15. Правила изъятия и направления материала на лабораторное исследование
  16. 2.2. Меры обеспечения, непосредственно ограничивающие личные свободы
  17. ГЛАВА IV. Какими качествами должен обладать материал, из которого приготовляются деньги