<<
>>

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

— фило-софская дисциплина, предметом которой является процесс возникновения и развития философского знания. И. Ф. представляет собой теоретическую реконструкцию, интерпретацию и критическое осмысление этого знания, выявление внутренней связи и взаимообусловленности его составляющих, представленных раз-личными философскими течениями, школами и направлениями, а также выявление их социокультурной обус-ловленности.

Будучи специфическим способом философского исследова-ния, имеющим дело с проблемами, не входящими непосредственно в кор-пус идей философии как таковой, И. Ф. и соответствующие исследования впервые возникают еще в антич-ности, представляя собой критический анализ идей предшествующих философов, органически вплетенный в контекст изложений собственных взглядов и идей. Первыми наиболее глубокими описаниями в русле И. Ф. следует считать произведения Аристотеля, оставившего нам широкую панораму взглядов своих соотечественников. Вслед за ним интересные попытки осмысления философских учений античности представляют собой работы таких мыслителей-скеп- тиков, как Диоген Лаэртий и Секст Эмпирик. Будучи замечательными памятниками литературы тех лет, сочинения этих авторов не являются в то же время хронологически последовательным, а тем более систематическим изложением И. Ф. Так, книга Диогена Лаэртия "О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов" оказывается перегруженной множеством не относящихся к делу биографий, античными анекдотами и многочисленными от-клонениями от основной темы. Однако, несмотря на все это, она погру-жает читателя в реалии античной жизни и быта, знакомит с разнооб-разными и яркими личностями, четко передавая саму атмосферу и дух тогдашнего стиля философствования. В эпоху средневековья исследования в области И. Ф. становятся частью комментаторской и интерпретационной работы с текстом, в процессе которой реконструировались основные идеи философов-предшествен-ников, главным образом Отцов Церкви, а позднее — трудов Платона, Аристотеля и др., в полемике с которыми выдвигались порой и до-статочно оригинальные положения.
В строгом смысле слова собственно историко-философские сочинения появляются значительно позже с це-лью реализовать потребность в соот-ветствующей литературе для тех систематических учебных курсов, которые постепенно начинают читать в большинстве западноевропейских университетов. Однако и они отличались излишней описательнос- тью и не представляли собой, строго говоря, систематически-целостного, концептуального рассмотрения историко-философского процесса. Принято полагать, что существеннейшей точкой роста историко-философско- го знания стало появление гегелев-ских "Лекций по истории философии", ознаменовавших становление И. Ф. как конституированной теоретической дисциплины. Для понимания гегелевской И. Ф. важное значение имеет его программа построения всей системы философии. Согласно Гегелю, вне такой системы невозможно вообще подлинное постижение исторического движения философии к "форме науки", поступательное ее движение к той цели, когда она могла бы стать не любовью к знанию, а "действительным знанием". Вне такого рода системы, в которой И. Ф. становится логически завершающей ее частью, философская мысль, согласно Гегелю, предстает лишь как внешняя история мнений, галерея нелепиц и заблуждений. Именно таким образом она и постигалась до сих пор, т. е. историографически. Гегель считал, что И. Ф. — есть дело самой философии; только путем изучения ее истории можно "быть введенным в самое эту науку". И. Ф. — это история восхождения мысли к самой себе и тем самым нахождение самой себя, а поскольку философия есть движение духа к самосознанию, его саморазвитие к абсолютному знанию, постольку философия и И. Ф. для Гегеля ока-зываются тождественными. Именно поэтому И. Ф. и становится возможной только как теория, которая не включает в свое содержание и состав личность, индивидуальные черты того или иного мыслителя. К числу главных идей концепции Гегеля можно отнести следующие: 1) историко-философский процесс он рассматривает как закономерное, по-ступательное развитие, в котором все философские системы оказываются необходимым внутренним образом связаны между собой, так как каждая из них являет собой изобра-жение особенной ступени в процессе развития абсолютного духа, последовательно осуществляющего себя в его движении к абсолютной истине; 2) каждую философскую систему Гегель рассматривает как самосознание исторически конкретной эпохи;

существует, таким образом, непо-средственная связь между философией и историческими условиями, государством, культурой, искусством и т.

д. Именно они и определяют ее основное содержание и значение; но исторические условия меняются — значит меняется и философия, к которой, следовательно, надо подходить исторически; 3) философские системы прошлого, однако, не опровергаются и не предаются забвению; их принципы, освобожденные от свойственной им исторической огра-ниченности, усваиваются последующими учениями, сохраняя рациональные моменты предшествующих учений, более глубоко и обстоятельно раскрывая абсолютное. Развитие, таким образом, осуществляется на основе преемственности. Считая философию (и И. Ф.) постоянно развива-ющейся системой, Гегель обращает вектор этого развития исключительно в прошлое, не распространяя принцип развития на свою собственную систему взглядов, рассматрива-емую им в качестве заключительного звена мировой цепи, вобравшей в себя все моменты философской истины, ранее выступавшие обособленно и даже находясь в противоречии друг к другу. И. Ф. в собственном смысле слова Гегель начинает лишь с Запада, где, по его словам, впервые "взошла свобода самосознания", ис-ключая, таким образом, мысль Востока из этого процесса развития. Но и в самой западной его ветви акцентируются главным образом две ее "эпохи" — греческая и германская. Судьба послегегелевской философии определялась по преимуществу тем, что гегельянство постепенно сдавало одну задругой свои позиции. Однако в области историко-философских исследований идеи Гегеля оказались наиболее притягательными и потому более долговечными. Обозначенные им перспективы по превращению этой науки в единую, цельную и строгую систему знаний, позволили сохранить доминирующее положе-ние его концепции вплоть до начета 20 в. С середины 19 в. и до начала последующего столетия гегелевская идея о необходимости и разумности преемственной смены философских систем, а также его мысль о прогрессивном развитии философской мысли, постигающей истину в своей собственной истории, сыграли большую роль в реальном становлении И. Ф.; более того, они способствовали широ-кому распространению в академических кругах интереса к историко-фи-лософским исследованиям. Труды Фейербаха, Э. Эрдмана, Э. Целлера, Фишера, Ф. Ланге, Виндельбанда и др. являют собой пример чрезвычайно интенсивной работы в данной отрасли философского знания. Многие мыслители того времени были убеждены в том, что этот исторический интерес должен быть объяснен не в последнюю очередь и той ситуацией, которая сложилась в развитии философии последней трети 19 в. Так, по словам Виндельбанда, это была тупиковая ситуация, в которой от философии остались только ее история и историческая ценность. Гос-подство позитивизма, вульгарного материализма, психологизма и т. п. выдвинуло на первый план лишь "историческое изучение человеческого духа". К последней трети 19 в. И. Ф. постепенно превращается в специальный, самостоятельный раздел философии, претендующий на роль особого теоретического введения в разработку философских проблем. Все это требовало критического пе-реосмысления множества новых ис-торических и другого рода фактов и факторов, оказывающих влияние на формирование философских уче-ний; отказа от исключительно спе-кулятивного конструирования И. Ф.; произвольного истолкования тех или иных философских течений с целью достижения целостности умозрительной концепции. Не отвергая в целом ряд основополагающих гегелевских принципов, его ученики — Эрдман, Целлер и Фишер — концентрируют свои усилия на освоении новой фак-тологии, пытаясь максимально стро-го в композиционном отношении расположить этот богатый материал, не забывая при этом отчетливо выяв-лять и общие тенденции развития философии. Наиболее интересных результатов на этом пути добились Целлер и Фишер, опубликовавшие фундаментальные труды по истории как древней, так и новой философии, на которых воспитывалось несколь-ко поколений европейских филосо-фов. В конце 19 — начале 20 вв. вы-ходит в свет ряд фундаментальных работ Виндельбанда, двухтомная "История философии" которого явилась оригинальным освещением процесса развития философской мысли от Декарта до Гербарта. Уделив наибольшее внимание становле-нию философской мысли в эпоху Нового времени, Виндельбанд показал глубокую связь этого процесса с ду-ховно-культурным развитием обще-ства; выявил взаимоотношения и взаимовлияния между самыми раз-личными областями человеческой культуры. Таким образом, филосо-фия перестала казаться умозрительной, спекулятивной и оторванной от жизни, демонстрируя свою тесную связь с наукой и искусством, религией и политикой и др. сферами обще-ственной жизни. Помимо "Истории древней философии" им был подго-товлен еще и общий курс истории философии, охватывающий все ее эпохи и периоды, озаглавленный "Учебник истории философии" (1912). В этой работе он резко изменил свой обычный метод исторического изложе-ния философского процесса, отказав-шись от преимущественно хронологического описания и использования обилия биографических данных, ак-центировав культурологический под-ход к рассмотрению И. Ф. Последняя предстала здесь в качестве единого, целостного процесса, обусловленно- го сверхэмпирическими, общезначащими ценностями; процесса, в ходе которого европейское человечество запечатлело в научных понятиях "свое миросозерцание и миропонимание". Будучи глубоко концепту-альным изложением историко-фило-софского процесса, представленного с точки зрения его основных проблем и понятий, теоретическая мо-дель Виндельбанда не игнорировала и фактической.стороны дела, акку-мулируя множество реальных ис-торических данных, органически укладывающихся в общую канву философского развития. Традиции рационалистических идеалистических концепций И. Ф. в первой трети 20 в. были продолжены Н. Гартма- ном, попытавшимся спасти целост-ное видение философии путем устра-нения наиболее одиозных "приемов панлогизирования, приводящих к мистификации реальных процессов". В итоге он осуществил своеобразный синтез гегельянства с кантианством и неокантианством в русле идей раз-работанной им "критической онто-логии", представив И. Ф. как про-грессирующий ряд человеческих решений системы вечных философ-ских проблем. При этом единство ис-торико-философского процесса виделось ему в общности проблем для философии как таковой. Наряду с об-разцами академического историко- философского анализа в философии 20 в. можно встретить и варианты весьма нетрадиционных истолкований мысли прошлого, отличающихся к тому же достаточно радикальными обобщениями. Речь идет об отказе от простого выявления интенций того или иного мыслителя и подчинении историко-философской работы про-блемной интерпретации. В западной же И. Ф. принципиально новый поворот исследованиям был задан в конце 19 — начале 20 вв. Большое влияние на этот принципиально но-вый тип отношения к традиции про-шлого оказал еще в конце 19 в. Дильтей, утверждавший, что И. Ф. следует вообще понимать как своего рода анархию философских систем, в основе которых лежит исключи-тельно индивидуальное мироощущение, воспроизводящее неизбежное для любой исторической эпохи чувство жизни — иррациональное, им-пульсивное, глубоко субъективное и потому в принципе несовместимое с какой-либо логикой или законо-мерностью. У Дильтея, в неоканти-анстве, в феноменологии Гуссерля и др. возникает историко-философ- ский анализ новой формы, когда все оценки предшествующей философ-ской традиции оказываются опреде-лены предпосылками, принятыми "новейшей" философской мыслью. В этом же направлении формируется и модель И. Ф. Хайдеггера, призы-вающего "продуманно прислушаться к традиции, не замыкаясь в про- шлом, а думая о современности". Ис-следования по И. Ф. Хайдеггера ока-зываются органически подчинены его главной философской задаче — прояснению вопроса о Бытии, которое, как он считал, было предано забвению всей предшествующей ме-тафизической традицией Запада, отодвинувшей его в своих истолко-ваниях сущего на второй план, по-этому любое обращение мыслителя к этой традиции ставит своей целью отнюдь не попытку ее ретрансляции или реконструкции, а поиск доступа к самому Бытию, того, что скрывает за собой эта традиция. Стремясь преодолеть сложившийся веками в Западной Европе метафизический способ мышления, выявить единую логику Бытия, постоянно высту-павшего в образе сущего, Хайдеггер ставит на первый план всех своих ис-следований экспликацию онтологической проблематики. Таким образом, вся его историко-философская работа может быть понята исключи-тельно при условии соотнесения ее с общими целями и задачами его фи-лософствования. Вслед за Хайдегге- ром новейшая западная философия демонстрирует программную воль-ность и свободу в обращении с ис-торико-философским материалом, стремление дистанцироваться в своем интеллектуальном развитии от самих основ классического фило-софствования. Единственное, что связывает новейших философов с традицией — это то, что мыслители прошлого становятся темой их соб-ственных интеллектуальных изысков (Деррида, Делёз и др., напри-мер, создают ряд вымышленных имен с целью показать отсутствие в И. Ф. вечных или "сквозных" тем и, более того, фиксированного мета- словаря, которые обеспечивали бы единое логическое пространство для философского дискурса). Господст-вующей здесь становится идея, согласно которой все философские учения являются исключительно оригинальными системами, непод-властными какому бы то ни было ис-торическому развитию и потому представляющими собой независи-мые друг от друга вневременные духовные ценности. Отсюда аутен-тичное содержание каждого учения являет собой неповторимую творчес-кую индивидуальность его автора, своего рода способ его самоутверждения. Тем самым обосновывается плюрализм в интерпретации истори-ко-философского процесса и устра-няется то возможное общефилософское пространство, в котором могли бы быть соотносимы позиции раз-личных мыслителей, ставится под сомнение как наличие "вечных" вопросов в И. Ф., так и сама возмож-ность осмысленного диалога между философами.

Т. Г. Румянцева

<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ:

  1. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  2. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  3. Раздел II. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  4. ГЛАВА IX. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  5. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  6. Общая библиография по истории философии
  7. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  8. 5. Философия в истории Российского государства
  9. 1. Феномен человека в истории философии
  10. СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ - ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
  11. Наследие Паскаля в последующей истории философии.
  12. О гносеологических функциях понятия бога в истории философии
  13. 12. Философия марксизма, основные этапы ее развития и виднейшие представители. Основные положения материалистического понимания истории.Общественный прогресс и его критерии.
  14. 10. Абсолютный идеализм Гегеля. Система и метод философии Гегеля.История как процесс саморазвития «абсолютного духа».