<<
>>

КАЛОКАГАТИЯ


— (греч. kalos kai hagatos — красивый и хороший) — этико-эстетический идеал древнегре-ческой культуры, предполагающий гармонию телесного и душевного со-вершенств, вызревающую в смене поколений (в отличие от внезапной вспышки красоты, таланта или доб-родетели, взятых в отдельности); в философии Платона — идеал гар-монического сочетания физических и духовных способностей человека, естественно дополняемых его богат-ством и благородством души.
Человек — носитель К. — в истинном призвании своем должен был всецело стремиться к осуществлению кол-лективных чаяний полиса. Общест-венно-этическое измерение К. в ан-тичности трансформировалось в его этико-эстетический парафраз в границах классического философствования Европы Нового времени (гар-моничное воспитание, реализующееся в адекватном образе жизни). В ком-мунистической идеологии идеал все-сторонней (разносторонне) развитой личности — строителя коммунизма — редуцирует идеал К. применительно к индивиду, лишенному националь-ного и социально-стратификацион- ного своеобразия. (См. Гармония, Гилеморфизм.)
А. А. Грицанов КАЛЬВИН (Calvin) Жан (1509— 1564) — реформатор христианства. Судьба К. сложилась таким образом, что, будучи одним из многих в ряду деятелей и мыслителей реформации, он стал осевой фигурой Нового вре-мени: его биография, деятельность и литературное наследие стали от-правной точкой изменившейся евро-пейской цивилизации и культуры. Результаты реформаторской дея-тельности К. можно разложить на несколько составляющих: 1) реформа вероучения,2)институциализа- ция религии, 3) социальная органи-зация, 4) антропотехника. 1) Реформа вероучения. К. возрождал принцип евангелистов о непосредственности отношений Бога и человека, которые оформляются Новым Заветом без опосредования принадлежностью к народу, церкви или ученичеству. К. придерживался принципа, согласно которому душа каждого человека творится Богом заново, в отличие от идеи передачи части Божественной сущности Адаму с дальнейшим вос-приятием ее потомками при рожде-нии. Судьба каждой сотворенной души, по К., предопределяется Богом отдельно и абсолютно. Это представ-ление стало основой учения о предо-пределении, как одного из основных принципов кальвинизма, утверж-денного на нескольких церковных соборах уже после смерти К. Абсо-лютное предопределение противо-стоит абсолютизации свободы воли. Человек не волен изменить судьбу, спасти или погубить душу своими делами, добрыми и злыми. Судьба, спасение и осуждение души предо-пределены Богом для каждой сотво-ренной им души еще до рождения. Человеку остается только договорная, контрактная свобода. Бог принял свои обязательства перед каждым человеком в акте его творения и предопределения, человек принимает свои обязательства перед Богом и выполняет их. Содержание и смысл этого контракта человеку неизвестны, но Бог открывает их человеку в процессе жизни через знаки, каковыми выступают успехи и не-удачи человека. Кальвинист проживает жизнь, познавая через нее свое предопределение, прочитывая через нее свой контракт с Богом. Абсолют-ность предопределения и невозмож-ность человека повлиять на него не означают произвольности Божьего промысла. Контракт или завет человека с Богом базируется на Законе, который изложен в Ветхом и Новом Заветах Библии.
Помимо Закона как такового, в Библии содержится из-ложение общей части обязательств Бога перед каждым человеком и общих обязательств каждого человека перед Богом, — таким образом, чтение Библии становится жизненно важным для каждого. Поэтому ре-формация обычно начиналась в разных странах с перевода Библии на доступный каждому язык. На фран-цузский язык Библия была переведена Ж. Лефевром, а сам К. разработал тщательное пособие по чтению Библии "Наставление в христиан-ской вере". Вероучение К. сосредото-чено на Законе, на правилах веры, а не на теологических спекуляциях, не на схоластике и теософии ("софи-стике", как ее называл К.). Пробле-матика кальвинистской теологии со-средоточена на трактовке положений Закона, смысла и содержания мыслей и действий, регулируемых законом. Сам К. называл свою глав-ную книгу не "summa theologiae", a "summa pietatis" (сумма благочес-тия, пиетизма). Благочестие в большей степени занимало К., чем качества и атрибуты Бога в себе, познание воли Бога, согласно К., больше соот-ветствует человеческому разуму, чем онтологическое познание Бога. Пиетизм кальвинистов уступает томизму и всей католической теологии в спекулятивной рафинированности понятий, но не в логичности и формаль-ной строгости. 2) Институциалъ- ная реформа христианской религии. "Christianae religionis institutio" — таково первоначальное название главной книги К. Institutio можно переводить и как наставление (обра-зование, воспитание), и как установ-ление (собственно, институциализа- ция). К. и кальвинизм делают религию личным делом каждого человека, от этого религия не перестает быть социокультурным институтом, но приобретает иной смысл. Рядом с иными социокультурными институтами воздвигается автономный институт личности, на котором и базируется религия, в отличие от католицизма, который основывался на институтах средневекового общества (церковь, клир, монастыри, университеты). В кальвинизме нет клира, религиозная жизнь протекает в общинах свободно объединяющихся личностей, с выборностью лиц, которым община поручает отправление немного-численных обрядов и ритуалов. Вопросы вероучения и организации жизни общин решаются на собрани-ях и съездах-синодах представителей общин. К. отказывает в харизме католическим святым (и любым другим), в особых правах и авторитете церкви (включая и кальвинистские церкви). К. был первым реформатором религии, не пользовавшимся ха-ризмой как инструментом власти, будучи яркой харизматической лич-ностью и самым влиятельным человеком в Женеве. Харизма как фактор институциализации церкви и элемент особых полномочий клира уступает место призванию. Призвание, как человеческое, личностное выражение Божьего предопределения, определяет возможность человека организовывать свою жизнь, выбор религии, вступление и выход из общины. Призвание обеспечивает эмансипацию института личности от социальных институтов, от светской власти и церкви. На основе автоном-ного института личности, призвания и легитимизации, на основании призвания, религиозной свободы (свободы совести в отличии от свободы воли) формировался новый капиталистический порядок в регионах распрост-ранения кальвинизма (пиетисты
Швейцарии и Германии, пуритане Шотландии и Новой Англии, рефор-маты и гугеноты Франции и Нидер-ландов). 3) Реформа социальной организации. Общественная деятель-ность К. в Женеве стала образцом для организации социальной жизни кальвинистских общин. Женеву вре-мен К. трудно оценивать однозначно, поскольку и сам К., и граждане Женевы были людьми своего вре-мени, находившимися в состоянии фактической войны между новым и старым социальными порядками. При всей властности характера, личностной харизме и незыблемом ав-торитете К. смог избежать установ-ления в Женеве теократического правления. Основой социальной ор-ганизации города и государства ста-новилась воля церковных общин. Моральный ригоризм, пуританская строгость кальвинистких общин определяли их решения и действия. Часто общины оказывались не на высоте собственных принципов и диктовали коллективную волю личности, автономность и свобода воли которой ими декларировались. Но издержки коллективизма общины не должны маскировать правовую и этическую основу социальной ор-ганизации кальвинизма. Анафема — отлучение от церкви (что означало изгнание человека из общины), часто практиковавшееся в кальвинистских общинах, фактически ставило человека вне общинного права и морали. По нормам 17 в., анафема могла принимать жестокие формы, вплоть до сжигания на костре. Но и тогда эти действия не понимались как преследования за веру и убеждения, а как способ общинной са-мозащиты. Изначально присущий социальной организации кальви-нистских общин демократизм очень медленно модернизировался вместе с развитием коллективной общин-ной ментальности. Свобода совести, отделение церкви от государства, де- сакрализация светской и церковной власти, автономия личности и уважение прав человека одинаково присущи как первым кальвинистским общинам (включая Женеву 16 в.), так и современным европейским де-мократиям. Только форма проявления этих принципов определяется культурно-историческими условиями, ментальностью и сознанием ре-ализующих их людей. Аксиология демократии формальна, а ее этичес-кая оценка определяется нравствен-ным состоянием общины. 4)Антро- потехнические последствия реформ К. Учение К. о человеке отчетливо оппонирует представлениям пред-шествовавших и современных К. гуманистов. К. и гуманисты по-разному трактовали идеал человека. Обожествление человека в гуманизме и декларацию свободы воли К. рассматривал как теологическую ошибку и ересь. Гипертрофированное стремление к достижениям, бес-предельность амбиций,самоволие подлежали осуждению. Самореали- зация человека помещалась в рамки божественного предопределения и личностного призвания. Идеал чело-века задавался скромностью, само-ограничением, трудолюбием и бе-режливостью. Семья и община были овнещненными инструментами ре-флексии и контроля самоопределения личности, а процедуры воспитания и образования должны были приводить к интериоризации этих внешних инструментов. В идеале предполагался высочайший само-контроль с опорой только на Библию, без внешней помощи общины. Как пример такого антропотехни- ческого идеала можно привести "Робинзона Крузо" Д. Дефо, где ху-дожественными средствами смоде-лирована антропотехника кальви-низма. Общественные и общинные качества и отношения сначала ими-тируются на индивидуальной жизни героя, затем воспроизводятся на ми-нимальной общине из двух человек, один из которых дикарь. Семья и об-щина для христианина с внутренним самоконтролем становятся самостоя-тельной ценностью или содержанием его личностного призвания, постепенно утрачивая функцию контроля над ним, как над членом общины. Траектория личностного развития разворачивается как генезис нравст-венного закона, сначала церковная община выступает носителем и хра-нителем нравственных норм, затем личность обнаруживает нравствен-ный закон в себе и становится критиком и контролером реализации нравственности в общинной и социальной жизни. В антропотехнике К. допускается, что можно жить в об-ществе и быть свободным от общест-ва, более того, такая свобода является идеалом личностного развития. От крайностей индивидуализма лич-ность уберегают обязательства перед Богом и ценности, составляющие со-держание личностного призвания. Достигая высочайшей степени авто- номизации личности и индивидуа-лизации, христианин по К. отнюдь не попадает в ситуацию гоббсовской "войны всех против всех", наоборот, в этом состоянии он постигает собст-венную ответственность за общество и его нравственное состояние. Ответ-ствен христианин не перед обществом и церковной общиной, а перед Богом, и ответствен, в том числе, за общество и церковную общину, за их соответствие Закону Божьему. О месте и роли кальвинизма в ста-новлении капиталистической системы общественных отношений и этики хорошо известно (Б. Франклин, М. Вебер), но можно обратить внимание и на то обстоятельство, что ни в одной кальвинистской стране не получили сколько-нибудь серьезного распространения марксизм и коммунизм, с их мощными антропотехни- ками, при высокой идеологической толерантности и веротерпимости кальвинистских обществ. В то же са-мое время, ни одна из стран, где рас-пространен кальвинизм, не стано-вится исключительно кальвинистской, веротерпимость сохранялась даже в созданных пуританами для самих себя колониях Новой Англии. Культуртрегерский и цивилизацион- ный потенциал личности, воспитанной в кальвинистской антропотехнике, до сих пор остаются непревзойденными по эффективности, независимо от качества культуры, которую эта личность несет на себе. Причем, в 20 в. это проявляется не столько в миссионерской деятельности каль-винистов, сколько в явлении гло-бальной "американизации" образа жизни, распространении института личности в культурах, где этот институт не мог сложиться самостоя-тельно. Изложение взглядов и учения К. в собственных сочинениях выглядит достаточно цельным и ма- лоизменяющимся. Основной труд "Наставление в христианской вере" создавался на протяжении всей жиз-ни, и даже сравнение различных прижизненных изданий дает мало материала специалистам для оценки эволюции взглядов К. Так же мало информативна в этом отношении и его биография. Хотя К. жил и действовал позже Лютера, влияние по-следнего на учение К. неочевидно. В большей степени просматривается влияние на К. учения Августина, апологетики и ранней патристики, вальденсов, Д. Уиклифа и других предшественников реформации. В учении К. трудно найти что-либо, что не встречается у других христи-анских авторов. К. — компилятор и систематизатор, но его ситема наполнила христианство и развитие европейской цивилизации новым смыслом и содержанием. (См. также Протестантизм, Протестантская эти-ка, Предопределение, Провиден-циализм.)
В. В. Мацкевич
КАЛЬКА — см. АНТИ-ЭДИП, РИ-ЗОМА, ТЕЛО БЕЗ ОРГАНОВ.
КАМПАНЕЛЛА (Campanella) Том- мазо(1568—1639) — итальянский философ, поэт, политический деятель. Ортодоксальный доминиканец (до пострига в монахи в 1582 — Джо- ванни Доменико). Стремился к ос-вобождению Италии от испанского гнета. В первом заключении пробыл 27 лет (свои сочинения писал, при-вязав карандаш к руке, вывернутой тюремщиками на дыбе). Освобожден в 1626, после повторного двухлетнего пребывания в тюрьме оправдан в 1629. Сторонник идеи папско-ка- толической единой монархии, которой должны подчиняться все на-циональные государства. Главный труд — "Город солнца" (1601—1602, опубликован в 1623), дополняемый утопией всемирной теократической монархии ("Монархия Мессии"), а также работами "Философия, до-казанная ощущениями" (1591) и "Поверженный атеизм" (1630). К. был убежден, что природа должна реконструироваться не по трудам
Аристотеля, а изучаться имманент-но. Отстаивал тезис "двойного от-кровения" — природы и Священного писания. Не принял учение Галилея о бесконечности Вселенной, допуская при этом существование множе-ства миров. Сохранение и поддержа-ние собственного бытия — высшая цель любого поведения. Гилозоизм К. постулировал, что всяким при-родным явлениям, вещам, стихиям неотъемлемо присуще стремление к самосохранению: "Все сущности испытывают всегда и повсюду лю-бовь к самим себе". К. отвергал мате-риалистический атомизм Демокрита, редуцировавший, по его мнению, качественную инакость к количест-венной. Целеполагание и целеосуще- ствление, предполагающие конечность мира, К. дополнил пониманием Бога как подлинной бесконечности. Главными "прималитетами" или первоначалами бытия, согласно К., выступают (в духе традиции неопла-тонизма) Мудрость, Мощь и Любовь. Воля людей целиком и полностью направлена на власть. Власть дости-гается благодаря знанию, которое и должно быть положено в основу всего воспитания. "Город солнца" — христианско-коммунистическая утопия К., совершенное государство, в котором господствуют философы- священники во главе с Метафизи-ком, воплощающим собой идеал ли-дера. Это — подчеркнуто социально однородное общество, исповедующее простую и рационализированную религию и ведущее "философский образ жизни общиной". В нем, согласно К., отсутствуют частная собствен-ность и семья, детей воспитывает го-сударство, всеобщий обязательный 4-часовой труд гарантирует изобилие. Начальствующих специалистов в городе — 40 человек (главные — Мощь, Мудрость и Любовь — соот-ветственно курирующие вопросы: военные; научные; питания, дето-рождения и воспитания). Помогают им более узкие специалисты: Грам-матик, Логик, Физик, Политик, Этик, Экономист, Астролог и т. д. Государственное устройство Города Солнца, согласно К., не исходило от Бога, а являло собой прямой результат деятельности человеческого разума. Иезуиты в период своего гос-подства в Парагвае (1688—1768), безуспешно пытаясь создать "Город солнца", тем не менее, сформули-ровали первую в мире концепцию "прав человека".
А. А. Грицанов
КАМЮ (Camus) Альбер (1913— 1960) — французский философ, публицист, писатель, драматург. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1957). Основные философские и ли-тературно-философские работы: "Миф о Сизифе" (1941), повесть "Посто-ронний" (1942), "Письма к немецкому другу" (1943—1944), роман "Чу- ма" (1947), эссе "Бунтующий человек" (1951), повесть "Падение" (1956), "Шведские речи" (1958) и др. Философ экзистенциальной ориентации. Особенности онтологии, гносеоло-гии, философии истории, философии искусства определены постанов-кой и решением центральной для К. проблемы: философского оправдания стоического, бунтарского сознания, противопоставленного "безрассудному молчанию мира". Творчество К. — безостановочный философский поиск, который целенаправляется страстным переживанием за Человека, оказавшегося жертвой, свидетелем и соучастником трагического надлома времени и истории в 20 в. К. по-казывает, что жизнь в обезбоженном мире с необходимостью ведет к обо- жению человека, истории и нигилизму ницшеанского толка. К. в "Мифе о Сизифе" стремится ответить на вопрос: как, в чем найти надежду на позитивное бытие в мире, в котором религиозная надежда умерла? Постулируя изначальное мироощущение человека как абсурд, К. исследует его как характеристику человечес-кого "бытия-в-мире", отчужденного и неразумного. Одновременно он ха-рактеризует абсурд как границу осо-знанности и ясности понимания бытия. Совмещение онтологического и гносеологического смыслов осуще-ствляется в переживании мира че-ловеком, выпавшем из обыденного течения жизни или истории. Осуще-ствившееся видение абсурдности бытия означает видение им своего че-ловеческого удела. Мужественная честность перед собой, героическая готовность к борьбе, трезвость оценки непосредственного опыта К. проти-вопоставляет самоубийству и "фило-софскому самоубийству"(религии, мифосознанию, утопиям и т. п.) как вариантам ухода жизни и мысли от устрашающе-трезвого видения аб-сурдности существования. Мысль К. эволюционирует от провозглашения тотального бунта против всех богов, который выбирает абсурдный человек ("Миф о Сизифе") к представле-нию о том, что сохранить духовный мир человека и человечества с помо-щью нигилистической морали и философии невозможно (пьеса "Кали-гула"). От состояния "все дозволено", ограниченного субъективным требо-ванием полноты самоутверждения, — к пониманию угрозы самой культуре и цивилизации со стороны человека, утратившего шкалу ценностей. К. показывает, что абсурдный, бес-смысленный мир без Бога порождает героев (совесть, дух, мужество) и тиранов (ложь, насилие, цинизм), с не-обходимостью требуя оценки бунта как состояния морального сознания, с одной стороны, и переосмысления "мира" как культурно-историческо- го процесса — с другой. Недостаточность нравственной, социальной, ис-торической оправданности "бунта против всех" преодолеваются К. в процессе переосмысления его конст-руктивно-деструктивных возможно-стей, в поиске критериев направленности бунтарского сознания человека в определении меры абсурдности мира. В романе "Чума" К. переходит к коллективной морали и стремлению обрести утерянное в трагедии "изгнания" (чумы) единство, радость общения. Мир обретает смысл, который открывается только через осмыслен-ный, направленный на изживание абсурдности мира, бунт. Онтологиза- ция бунта как целостной установки человеческой деятельности позволи-ли К. трактовать его в качестве инст-румента, с помощью которого мир (историческая действительность, жизнь) теряет разрозненную бес-связность и обретает разумную цело-стность. В "Бунтующем человеке" в анализе метафизического (фило-софского) и политического бунта К. движется от морального-нравствен- ной к социально-исторической обус-ловленности трансформаций бунту-ющего в абсурдном мире человека. К. обнажает условия перехода бунта как отказа от бессмысленности и же-стокости в тиранию как примирение с жестокостью. Именно слияние фи-лософского (метафизического) и по-литического бунтов ведет от челове-ческой солидарности, поиска общих смысложизненных ориентиров к аб-солютизму, всезнанию, провиденциализму, террору. В России такая трансформация была предподготов- лена, согласно К., так называемой "немецкой идеологией", "злыми ге-ниями Европы" — Гегелем, Марксом и Ницше, создателями современной 20 в. формы государственного ниги-лизма. Государственная идеология, опирающаяся на государственный террор, ликвидирующая свободу и миллионы жизней, исходит из реляти-вистского отношения к трансцен-дентным ценностям и абсолютизации прогрессистского доверия к истории. К. предостерегал как мыслителей от пророческой позиции в мире, где идея способна трансформировать ткань истории, так и народы, которые делают эти пророчества идеологией своего бунта. К. находит ограниче-ния бунта в самом человеке, вышедшем из страданий и вынесшем из них бунт и солидарность. Такой человек знает о своих правах, выражает в бунте свое человеческое измерение и сознание неустранимости трагизма человеческого существо-вания. Протест против человечес-кого удела всегда обречен на частичное поражение, но он так же необходим человеку, как собствен-ный труд — Сизифу. Искусство для К. служит средством спасения от ни-гилизма. Оно не делает человека сча-стливым, но человек становится свободным, освобождаясь от иллюзий прогресса, обращаясь к собствен-ной натуре, вглядываясь в несовер-шенство мира. Анализ искусства у К. движется от искусства как эс-тетического бегства от реальности к утверждению эстетики природы и идеалов всеобщности человечес-кого общения.
И. А. Медведева КАНЕТТИ (Canetti) Элиас (1905— 1994) — австрийский писатель. В 1938 в связи с аншлюсом Австрии уехал в Париж, затем в Лондон. Доктор философии университета в Вене. Основные сочинения: "Масса и власть" (1960), романы "Ослепление" и "Ау-тодафе". Лауреат Нобелевской премии по литературе (1981). Не являясь философом-профессионалом, К. сформулировал ряд оригинальных идей в области социальной философии и философской антропологии, творчески и глубоко развивая соот-ветствующую традицию Ницше — Лебона — Фрейда — Ортеги-и-Гасета. Согласно К., "смерть стала естест-венной в последние пару тысяч лет нашей истории... В предыстории у всех народов смерть... воспринималась как нечто настолько неестест-венное, что каждая смерть считалась убийством". По К., смерть — идеология и центральный инструмент власти. Именно страх смерти, стремление к выживанию придают динамику системе "масса — власть". Подлинная власть не может не основываться на массовых убийствах. Не история губит массы людей, их губит антигу-манная власть. И, по К., только она. В трактате "Масса и власть" К. по-казал роль и значение массовых процессов в развитии государств, в формировании мировых религий, вскрыл природу деспотической власти как в традиционных, так и в тоталитарных ее вариантах. По К., исходный пункт для конституирования "массы" — преодоление страха перед прикосновением другого. Человек дистанцируется от ближних и дальних при помощи различных наборов статусных различий и раз-нообразных социальных иерархий. Масса ликвидирует все дистанции, это — целостное существо, подчиняющееся определенным алгоритмам существования. Масса — живых или мертвых — актуальная основа вся-кой власти. Два аффекта — страх прикосновения и радость слияния с окружающими — граничные ипостаси жизни людей. Опираясь на феноменологическое описание элементарного опыта "пребывания в массе", К. показал различные состояния и динамику массы, проанализировал ее функции, пространственные фор-мы и временные ритмы ее существования. В свою очередь, феноменологическое описание элементарного переживания власти позволило К. прийти к важным выводам относи-тельно "технологий"и"механики" власти, проявляющейся как на уровне элементарных межличностных взаимодействий, так и в инстуцио- нализированных структурах власти. Как предположил К., феномены власти и массы изначально связаны друг с другом, природа же этой связи и конкретные формы ее реализации сохраняются неизменными практи-чески на всем протяжении человече-ской истории: паранойя и власть — два аналогичных способа реализации единой тенденции любой человеческой особи. Результатом исследования оказалась своего рода политическая "антропология власти", из которой следует, что человечество обречено на бесконечное воспроизведение сце-нариев деспотизма. Однако, по мнению К., существует положительная альтернатива, в рамках которой угроза гибели человечества в ядерной войне делает бессмысленными по-пытки реализации изначальных властных импульсов и ведет к выработке новых форм взаимоотношений власти и массы.
А. А. Грицанов
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме КАЛОКАГАТИЯ:

  1. КАЛОКАГАТИЯ - (греч. kalos kai hagatos - красивый и хороший
  2. СОКРАТ (ок. 470-399 до н.э.
  3. СОЗНАТЕЛЬНОЕ
  4. Авторы статей
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ОБРАЗОВАНИЕ
  7. ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКАЯ ШКОЛА
  8. Авторы статей
  9. ГАРМОНИЯ
  10. § 3. Субъекты финансового права