<<
>>

КИТАЙСКАЯ ЛОГИКА


— представ-ления о нормах мышления, способах аргументации и формах выражения идей, имевших место в Древнем Ки-тае и значительно отличавшихся от европейских. Первыми в истории китайской философии понятийны-ми истолкованиями мира и места человека в нем были гадательные тексты (15—10 вв.
до н. э.), "Книга песен" (9—6 вв. до н. э.), "Книга пе-ремен" (12 — 6 вв. до н. э.). Китайская философия обходилась без развитой онтологии и логики, в науке преобладала интуиция. Истина рас-сматривалась не как абстрактный принцип, а как нечто практическое и непременно этическое. Истоки ло-гики в Древнем Китае связывают с периодом Чуньцю и Чжаньго (722—221 до н. э.). Именно в этот период — эпоху "воюющих государств", создается ситуация, известная как "соперничество ста школ". Развитие философии разворачивается по шести основным направлени-ям — школа инь и ян, школа конфу-цианцев, школа моистов, школа имен, школа легистов (законников), даосизм, между представителями которых начинаются философские дискуссии. Более или менее целост-ная логическая концепция создавалась усилиями школы имён и спорных рассуждений (минцзя), школы легистов (фацзя), конфуцианской школы (жуцзя) и особенно школы поздних моистов (моцзя). Логика Древнего Китая, исходившая "из практических требований риторики (способы ведения спора) и познава-тельного аспекта дискуссии... не смогла выработать строгих представлений о формах умозаключений и отделить их от теории познания" (Пань Ши- мо). Недостаточное развитие математики, отсутствие развитой дедукции, историческая ограниченность периода плюралистической мысли и превращение со времен Сюнь-цзы конфуцианства в авторитарную систему не способствовали развитию абстрактного мышления. Логические знания, возникшие в китайской философской традиции, не имеют характера теории доказательства, логического следования. Они пред-ставляют собой учение о взаимосвя-зи и взаимопорождении понятий, не вполне отличаемых от имен (зна-ков). Кроме того, на логических знаниях Древнего Китая лежит печать мантической (гадательной) традиции, что делает их туманными и нео- пределенными. Логические теории Древнего Китая исходили из двух основных, по оценке их авторов, по-нятий — "мин" (имя) и "цы" (пред-ложение, высказывание). Развитие логики было тесно связано с изучением проблем лингвистики. Непо-средственная связь логической и языковой проблематики не давала возможности обнаружить различие между логической природой "мин" и "цы" и их языковыми свойствами. Исследовались также проблемы именования (установления отношений имен к обозначаемому), сущности понятий,изучались вопросы об искусстве спора (дискуссии). Первым китайским логиком в точном смысле этого слова считается Хо Ши, в другой транскрипции, Хуэй Ши (ок. 350— 260 до н. э.), ученый доциньской эпохи. Он, как и другие представите-ли школы имен, ориентировался на решение проблем языкового выражения действительности. Проблему наименования Хо Ши интерпретировал как процесс отражения характера предмета, происходящего при сравнении его с другими предметами, и отмечал неадекватность чувст-венно воспринимаемых внешних свойств сущности предмета. Хо Ши известен как автор ряда апорий, похожих на логические парадоксы древнегреческого философа Зенона Элейского.
Свои аргументы, зафик-сировавшие непостижимые проти-воречия в понимании движения, времени и пространства, Хо Ши раз-вивал независимо от Зенона. Китайскому логику приписывают десять парадоксальных предложений, самым интересным из которых является следующее: "наибольшее не имеет внешней границы, а наименьшее лишено предела внутри себя". Категории "наибольшее" и "наименьшее" ("минимум") Хо Ши интерпретирует в онтологическом аспекте, имея в виду невозможность пространственной локализации ни абсолютного максимума, ни абсолютного минимума. Гунсунь Лун (ок. 325—250 до н. э.) был современником Хо Ши. Он исследовал природу логической связки в предложении. Методологической основой анализа была концепция, близкая древнегреческому плато-низму. Это дало возможность Гунсунь Луну считать высказывание "Белая лошадь есть лошадь" ложным, поскольку связка "есть" в нем отождествляет два признака ("белизна" и "лошадность" в субъекте высказывания) с одним признаком из той же группы признаков ("ло- шадностью" в предикате высказыва-ния). Он приводит аналогичный, по его мнению, пример ложного арифметического равенства: a+b=b ("белизна" + "лошадность" = "ло-шадность"). Такого рода аналогия стала возможной для Гунсунь Луна вследствие того, что "белизна", по его мнению, существовала отдельно, "лошадь" как форма "белой лошади" до соединения с белым цветом также существовала отдельно. На этом ос-новании он делал вывод, что "белая лошадь не есть лошадь". Гунсунь Лун создал учение о признаках-указателях ("чжи"), под которыми понимал цвет, форму и др. качества предметов, выражаемые в виде мыс-лимых или произносимых человеком знаков. Вскрывая антиномичность в содержании знаков, он признает трудности в установлении границ для признаков-указателей. Анализируя процесс получения нового знания, Гунсунь Лун считал приоритетными "выводы на основании примера" ("юань"). Он "состоит в использовании одной вещи для объяснения другой вещи". В современном понимании это традуктивный способ вывода, или умозаключение по аналогии. Гунсунь Луну принадлежит ряд па-радоксов, например, "летящая стрела временами не находится ни в движении, ни в покое", "если каждый день отнимать половину от палки длиной в одно чи, то этот процесс нельзя закончить и через 10 тысяч поколений" и др. Логика в Древнем Китае находилась под сильным влиянием различных политических доктрин и морально-этических концепций. В основе логико-гносеологической проблематики, исследуемой в школах конфуцианцев и моистов, оказалось конфуцианское требование "исправления имен", которое коррелирует с понятиями "правый", "пра-вильный", "правда". Теоретический смысл и практическое руководство этого требования афористически выражено в изречении Конфуция: "Государь должен быть государем, сановник — сановником, отец — отцом, сын — сыном". Социальный смысл этой конфуцианской програм-мы заключается в том, чтобы отношения между реальностью, или делом, и именем, словом, соответствовали традициям, сохраняющим общепри-нятый смысл программ действия, нравственных состояний и идеалов людей, их предназначения и т. д. Человек, занимающий некоторое со-циальное положение, должен вести себя соответствующим этому положению образом. В нарушении этого требования конфуцианцы видели причину всех беспорядков в обществе. Изначальное понятие"порядок" как норма конкретных отношений, действий, прав и обязанностей поднимается до уровня образцовой идеи "правильности имен". Теория "ис-правления имен" была принята и школой легистов. Апологетами логических идей Гунсунь Луна стали во второй половине 3 — начале 2 в. до н. э. представители философской школы моистов, созданной Мо Цзы, или, в другой транскрипции, Мо Ди (ок. 490—403 до н. э.). Поздние мон-еты обобщили достижения своих предшественников и создали трак-тат "Гунсунь Лун-цзы", а также пер-вый в истории китайской логики эн-циклопедический трактат "Мобянь" ("Рассуждения Мо Цзы"). Они раз-рабатывали следующую логическую проблематику, определившую осо-бенности логики Древнего Китая пе-риода ранний Цинь: 1) теория мин (имени); 2) теория "цы" (высказыва-ний); 3) теория "шо" (рассуждения) и "бянь" (спора); 4) изложение основных законов мышления. Монеты классифицировали имена по степени абстрактности на общие (например, "вещь"), родовые (например, "лошадь") и частные (например, "клич"). Грамматическая интерпретация данной классификации есть деление соответственно на универсальные, общие нарицательные и частные на-рицательные имена. Особо выделялся класс имен собственных. Операция приписывания имен предметам (проблема наименования) рассмат-ривалась монетами как один из важнейших компонентов процесса по-знания. Отношение наименования характеризовалось как связь обозна-чающего (имени) и обозначаемого. Моистская семиотическая характе-ристика знака как материального носителя имени трехаспектна и имеет определенные параллели в совре-менной концепции Морриса. Согласно монетам, отношение наимено-вания предполагает три измерения: 1) "безотносительное обозначение", т. е. отношение имени к имени (на-пример: "мяукающий, как кошка"), что соответствует синтаксическому измерению в современной концепции; 2) "субъектное обозначение", т. е. отношение имени к его денотату (например: "кошка мяукает"), что соответствует семантическому из-мерению в современном понимании; 3) "объектное обозначение", т. е. имя рассматривается в отношении к его пользователю как средство для передачи информации адресату, что соответствует прагматическому из-мерению в современном толковании семиозиса (процесса функционирования знака). Исследуя проблему именования, монеты указывали на бессмысленность употребления несравнимых понятий. Абсурдно, по их мнению, спрашивать: "Чего боль-ше — ума или зерна?", "Что длиннее — дерево или ночь?". Исследуя проблемы эристики, поздние монеты различали семь методов ведения спора. Первый метод сводится к со-поставлению ("би") двух предметов, один из которых используется для объяснения другого, т. е. к аналогии примеров. Второй метод предусмат-ривает сравнение ("моу") элементов структуры двух высказываний, или аналогию понятий. Третий метод, рекомендуемый монетами в качестве эристического приема, — это рас-пространение ("сяо") признаков, присущих классу предметов, инди-видуальным предметам, т. е. вывод из общего. Данный метод близок к аристотелевскому силлогизму. Четвертый метод предполагает "опору на мнения противника" и выявление противоречий в аргументах оппонента. Последние три метода, скорее, рекомендации, определяющие пределы допустимого: разрешается не высказываться обоснованно, т. е. говорить о возможном; можно приводить еще не полностью доказанные доводы, т. е. рассуждать предположительно; подражать противнику, принимая за образец его тезисы и аргументы. После периода ранней Цинь логические концепции перестали разрабатываться. В 6 в. добуддийский период в развитии ки-тайской логики сменился периодом первой импортации буддийской логики индийским миссионером Пара- мартхой и второй импортацией в 7 в. китайским паломником Сюань Цзя- ном. Но только "второе проникнове-ние буддийской логики в Китай не осталось без последствий", выразив-шееся в появлении значительного количества комментариев на учебник Шанкарасвамина, ученика Диг-наги (см. Китайская философия, Индийская логика).
С. В. Воробьёва
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме КИТАЙСКАЯ ЛОГИКА:

  1. КИТАЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  2. КИТАЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  3. Китайский синдром
  4. Модальная логика
  5. ЛОГИКА
  6. Логика
  7. МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
  8. Современная логика
  9. ком-бинаторная логика
  10. ЛОГИКА
  11. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
  12. Преступление логики
  13. ЛОГИКА АРИСТОТЕЛЯ И ЕГО УЧЕНИЕ О МЕТОДЕ
  14. Две логики мышления
  15. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА