<<
>>

МАТЕРИАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО МИРА


— базисный принцип материали-стического монизма, находящийся в неразрывной связи с другими его принципами: детерминизма, при-чинности, отражения и т. д. Фунди-рует собою классические системы материалистического монизма от ан-тичной натурфилософии до марксиз-ма.
Принцип М. Е. М. исходит из признания единства (общности) всех явлений мира (природных и соци-альных), отражаемых в человеческой психике и сознании. Противо- стоит как дуализму и плюрализму, так и идеалистическим версиям монизма. Семантически принцип М. Е. М. предполагает, во-первых, субстанцио-нальное его единство: субстанцией всех явлений и процессов мира пола-гается материя. Во-вторых, М. Е. М. понимается как атрибутивное его единство (какую бы его часть (вид, фрагмент) материи ни рассматривать, она, как и все другие части ма-терии, будет обладать полным набором известных свойств, называемых атрибутами). В-третьих, генетическое единство (какие бы ни были пе-ред нами виды (формы, фрагменты) материи, как бы они ни отличались друг от друга — все эти виды, как об этом свидетельствует наука, имеют общие истоки и корни). В-четвер- тых, номологическое единство мира: все в мире (как природные и соци-альные процессы, так и мир челове-ческого познания) подчиняется од-ним и тем же всеобщим законам. (См. также Монизм, Дуализм, Плю-рализм.)
Г. В.Беляев МАТЕРИЯ (лат. materia — вещество) — философская категория, которая в материалистической традиции (см. Материализм) обозначает суб-станцию, обладающую статусом пер-воначала (объективной реальностью) по отношению к сознанию (субъек-тивной реальности). Данное понятие включает в себя два основных смысла: 1) категориальный, выражаю-щий наиболее глубокую сущность мира (его объективное бытие); 2) не-категориальный, в пределах которого М. отождествляется со всем Уни-версумом. Историко-философский экскурс в генезис и развитие категории "М." осуществляется, как правило, путем анализа трех основных этапов ее эволюции, для которых ха-рактерна трактовка М. как: 1) вещи, 2) свойства, 3) отношения. Первый этап был связан с поиском некоторой конкретной, но всеобщей вещи, составляющей первооснову всех су-ществующих явлений. Впервые такую попытку постижения мира пред-приняли ионийские философы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен), которые тем самым внесли коренные изменения в мифологическую картину мира. Они пришли к знаменательному заключению, что за текучестью, из-менчивостью и многообразием мира стоит некое рациональное единство и порядок, поэтому задача состоит в том, чтобы обнаружить этот осно-вополагающий принцип, или начало — arche, которое правит природой и составляет ее суть. Роль такой первоосновы М. как субстанции выполнял тот или иной субстрат (лат. sub — под и stratum — слой) — то, что является материальной основой единства всех процессов и явлений): у Фалеса вода ("Все есть вода, и мир полон богов"), у Анаксимандра "алей-рон" (буквально "бесконечное"), у Ана- ксимена воздух. Каждое из первоначал указывает на вариативный ход рассуждений их авторов, стремящихся во многом обнаружить единое, но вместе с тем демонстрирующих разный уровень философствования. Так, позиции Фалеса и Анаксимена не выходят за пределы зримого мира, ибо и вода, и воздух — это суб-станции, в первую очередь близкие человеку в его повседневном опыте и широко распространенные в мире природы, хотя каждая из этих пер- восубстанций может в некотором смысле претендовать на статус мета-физической сущности, исходного и определяющего все принципы бытия.
В то же время попытка теорети-ческого построения мира на подобной субстратной основе встретила серьезные трудности, поэтому Ана-ксимандр предложил на роль основы бытия некое бескачественное нача-ло, способное выступить строительным материалом для мысленного проектирования Вселенной. Этим понятием Анаксимандр уводил мысль от зримых феноменов к более эле-ментарной и недоступной прямому восприятию субстанции, чья природа хотя и была более неопределенной по сравнению с привычными суб-станциями эмпирической реальнос-ти, зато потенциальной была ближе к философской категории. В резуль-тате ионийские философы расширили контекст мифологического понимания за счет включения в него безличных и концептуальных объяснений, базирующихся на наблюдениях за природными явлениями. Таким об-разом, учение о стихиях явилось первой натурфилософской стратеги-ей определения первоначала (arche) мира, которое представлялось не-дифференцированным и неструктурированным. В рамках субстанционального подхода новой стратегией интерпретации устройства Вселен-ной стал атомизм как учение об осо-бенном строении М. Эта концепция развивалась через учение Анаксаго-ра о качественно различных гомео- мериях к представлению Левкиппа и Демокрита, согласно которым мир состоит из несотворенных И НЄИЗМЄН" ных материальных атомов — единой субстанции, где число их бесконечно. В отличие от недифференцирован-ных стихий, атомы уже рассматриваются как дифференцированные, различающиеся между собой коли-чественными характеристиками — величиной, формой, весом и простран-ственным расположением в пустоте. Позднее его учение развивалось Эпи-куром и Лукрецием. Атомистическая версия строения материального мира развивалась на основе выявления общего в нем. В результате атомы стали тем рациональным средством, с помощью которого можно познать механизм Вселенной. Рациональный смысл вещного понимания М. усмат-ривается: во-первых, в том, что су-ществование природного мира в самом деле связано с наличием некоторых всеобщих первоначал (естественно, обладающих не абсолютным, а отно-сительным характером), бесконечные комбинации которых составляют не-исчерпаемое множество наблюдае-мых объектов. Так, органическая химия выявила четыре органогенных элемента — (С) углерод, Н (водород), О (кислород) и N (азот), выступив-шие аналогами четырех "корней" Эмпедокла (огонь, воздух, вода, зем-ля); во-вторых, в вещном подходе, несмотря на его нефилософский ха-рактер, видели большое мировоз-зренческое и методологическое значение, ибо он ориентировал человека на реальный поиск и изучение первичных элементарных структур, су-ществующих в самой природе, а не в иллюзорном мире абсолютных идей. Второй этап становления кате-гории М. связывают с эпохой Нового времени, периодом зарождения классической науки, цель которой состояла в том, чтобы дать истинную картину природы как таковой путем выявления очевидных, наглядных, вытекающих из опыта принципов бытия. Для познающего разума этого времени объекты природы пред-ставлялись в качестве малых систем как своеобразные механические уст-ройства. Такие системы состояли из относительно небольшого количест-ва элементов и характеризовались силовыми взаимодействиями и жестко детерминированными связями. В результате вещь стала представ-ляться как относительно устойчивое тело, перемещающееся в простран-стве с течением времени, поведение которого можно предсказать, зная его начальные условия (т. е. коорди-наты и силы, действующие на тело). Таким образом, наука Нового времени качественно не изменила субстан-ционального представления о М., она его лишь несколько углубила, ибо М., равную субстанции, наделила атрибутивными свойствами, ко-торые были выявлены в ходе науч-ных исследований. В данном случае всеобщая сущность вещей видится не столько в наличии у них единого субстрата, сколько некоторых атри-бутивных свойств — массы, протя-женности, непроницаемости и т. д. Реальным же носителем этих атри-бутов выступает та или иная структура первовещества ("начало", "эле-менты": "корпускулы", "атомы" и т. п.). В этот период было вырабо-тано представление о М., которая может быть количественно определена как масса. Такое понятие М. об-наруживается в работах у Галилея и в "Математических началах нату-ральной философии" Ньютона, где излагаются основы первой научной теории природы. Таким образом, особое механическое свойство макротел — масса — становится опреде-ляющим признаком М. В связи с этим особое значение приобретает вес как признак материальности те-ла, поскольку масса проявляется в виде веса. Отсюда и сформулированный впоследствии М. В. Ломоносо- вым и Лавуазье закон сохранения М. как закон сохранения массы, или веса, тел. В свою очередь Д. И. Менде-леев в "Основах химии" выдвигает понятие вещества с его признаком весомости как тождественное категории М.: "Вещество или М. есть то, что, наполняя пространство, имеет вес, т. е. представляет массы, то — из чего состоят тела природы и с чем совершаются движения и явления природы". Таким образом, для вто-рого этапа характерно то, что,- во- первых, М. интерпретируется в границах механистического мышления как первичная субстанция, первоос-нова вещей; во-вторых, она опреде-ляется прежде всего "сама по себе" вне ее отношения к сознанию; в-третьих, понятие М.обозначает только природный мир, а социальный оста-ется за скобками данного понима-ния. Вместе с тем и новоевропейская цивилизация была насыщена раз-нообразными взглядами, которые пытались преодолеть телесность как определяющий признак М. В ре-зультате это приводило к выходу за границы традиционного понимания М., в том случае, когда, например, Локк или Гольбах определяли М. на основе фиксации отношения субъекта и объекта. Подготовительным этапом новой трактовки катего-рии М. может рассматриваться концепция марксизма, формирующаяся как рационалистическая теория, которая ассимилировала диалектический метод Гегеля, и как философская программа для метатеоретического обеспечения дисциплинарного есте-ствознания (результат научной революции первой половины 19 в.). По-этому Маркс и Энгельс подвергают ревизии концепцию первоматерии, указывая на ее конкретно-научный, а не философский смысл; трактуют М. уже как философскую абстрак-цию; определяют статус М. в рамках основного вопроса философии (об от-ношении мышления к бытию); вводят практику как критерий познания и образованияпонятий. В условиях фундаментальной революции в есте-ствознании конца 19 — начала 20 в., радикально меняющей представления человека о мироздании и его уст-ройстве, вводится представление о М. как о том, "что, действуя на наши органы чувств, вызывает в нас те или другие ощущения" (Плеханов). Согласно позиции Ленина, М. — это философская категория, которая обозначает лишь единственное все-общее свойство вещей и явлений — быть объективной реальностью; данное понятие может быть определено не иначе как только через отношение М. к сознанию: понятие М. "не означает гносеологически ничего ино-го, кроме как: объективная реаль-ность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им". В рамках современной философии проблема М. уходит на второй план; лишь некоторые философы и в большей степени естество-испытатели продолжают использо-вать в своей деятельности понимание М. как субстратной первоосновы вещей, т. е. вещества. Современная философия ориентирована на построе-ние принципиально новых онтоло- гий (см. Онтология, Материализм).
А. В. Барковская
MAX (Mach) Эрнст (1838—1916) — австрийский физик и философ. Окончил Венский университет (1860). С 1861 приват-доцент Венского уни-верситета. Профессор физики уни-верситета в Граце (1864 —1867). Профессор физики (с 1867) и ректор (с 1879) Пражского (с 1882 — Не-мецкого в Праге) университета. Про-фессор философии Венского универ-ситета (1895—1901). Автор книг "Принцип сохранения работы, история и корень его" (1871), "Механика. Историко-критический очерк ее развития" (1883), "Анализ ощущений и отношение физического к психи-ческому" (1886), "Принципы учения о теплоте" (1896), "Научно-популяр- ные лекции" (1896), "Познание и заблуждение" (1905), "Культура и механика" (1915) и др. Полагая не-обходимым для современного ему научного познания жестко отграни-читься от спекулятивной метафизи-ки, М. находил соответствующие подходы в неокантианстве. "Критика чистого разума", — отмечал М., — изгнала в царство теней ложные идеи старой метафизики." Соб-ственную задачу М. усматривал в аналогичной процедуре по отноше-нию к старой механике. По мнению М., наука суть попытка экономного об-ращения с опытом. "Задача науки — искать константу в естественных явлениях, способ их связи и взаимо-зависимости. Ясное и полное научное описание делает бесполезным повторный опыт, экономит тем са-мым на мышлении. При выявленной взаимозависимости двух феноменов, наблюдение одного делает ненужным наблюдение другого, опреде-ленного первым. Также и в описании может быть сэкономлен труд благодаря методам, позволяющим описывать один раз и кратчайшим путем наибольшее количество фак-тов... Всякая наука имеет целью за-менить, т. е. сэкономить, опыт, мысленно репродуцируя и предвосхищая факты... И язык как средство общения есть инструмент экономии." В границах процедуры описания огромного количества различных опытов посредством одной краткой формулы с широкой областью при-менения наука минимизирует для человека шанс оказаться в абсолют-но нетривиальной ситуации. Наука "срывает волшебный покров с вещей", разрушая наши иллюзии: все незнакомое и необычное, по мысли М., оказывается в итоге всего лишь частным случаем хорошо знакомого способа связи между данными опыта. Вне такого сценария, был убежден М., "руководство жизнью" (Беркли) неосуществимо. Познание у М. — всего лишь процесс прогрессивной адаптации человека к среде. "Наука возникает всегда как процесс адап-тации идей к определенной сфере опыта. Результаты процесса — эле-менты мышления, способные пред-ставить эту сферу как целое. Результа-ты, естественно, получаются разные, в зависимости от типа и широты опытной сферы. Если опытный сектор расширяется или объединяются до того разобщенные сф^ры, элементы привычного мышления показы-вают свою недостаточность, чтобы представить более широкую сферу. В борьбе между приобретенной при-вычкой и адаптивным усилием возникают проблемы, исчезающие после завершенной адаптации и через некоторое время возникающие вновь- Наибольшая часть концептуальной адаптации состоялась бессознательно и невольно, ведомая сенсорными фактами. Эта адаптация стала доста-точно широкой и соответствует большей части представляемых фактов. Если мы встречаемся с фактом, значимо контрастирующим с обычным ходом нашего мышления, и не мо-жем непосредственно ощутить его определяющий фактор (повод для новой дифференциации), тс! возни-кает проблема. Новое, непривычное, удивительное действует как стимул, притягивая к себе внимание. Прак-тические мотивы, интеллектуальный дискомфорт вызывают желание избавиться от противоречия, и это ведет к новой концептуальной адап-тации. Так возникает интенциональ- ная понятийная адаптация, т. е. ис-следование." Источником проблем М. полагал "разногласие между мыслями и фактами или разногла-сие между мыслями". В таком контексте М. и проводит критическую линию по отношению к механике начала 20 в. Он полагает, что, хотя в качестве математической модели атомистическая теория и пригодна для оптимизации эмпирических ис-следований, признание за атомами реального существования заводит ученого в дебри метафизических спекуляций. По версии М., абсолют-ные пространство и время (пережит-ки средневекового миропонимания и "концептуальные чудовища") вкупе с причинностью и атомизмом должны быть элиминированы из научного знания: бессмысленно рассуждать о пространственном и временном положении тела безотносительно к какому-либо другому телу. (Именно этот посыл М. оказал заметное воз-действие на идеи А. Эйнштейна и ло-гических позитивистов.) Природа не содержит "причин" и "следствий", в ней все просто "случается" — и это может быть зафиксировано форму-лами функциональных взаимоотношений. Согласно модели М., "остается один тип устойчивости — связь (или отношение). Ни субстанция, ни материя не могут быть чем-то бе-зусловно устойчивым. То, что мы на- зываем материей, есть определенная регулярная связь элементов (ощуще-ний). Ощущения человека, так же как ощущения разных людей, обычно взаимным образом зависимы. В этом состоит материя". М. (и это впоследствии оказалось весьма ин-тересной постановкой проблемы) жестко критиковал физиков за их чрезмерную приверженность к дока-зательству (в духе платоновско-кар- тезианских трактовок). Такой выбор идеала ("строгость") был, по мнению М.; "ложным и ошибочным". Науч-ную гипотезу (по обозначению М., "новое правило") вовсе не обязатель-но искусственным образом дедуци-ровать из так называемых "перво- принципов"; вполне достаточно того, что она выдерживает соответствующую проверку. По мысли М., "глав-ная роль гипотезы — вести к новым наблюдениям и новым исследованиям, способным подтвердить, опроверг-нуть или изменить наши построе-ния... гипотезы суть усовершенствование инстинктивного мышления, в них можно найти все звенья цепочки... Короче, значение гипотезы — в расширении нашего опыта". Как подчеркивал М., "если в течение приемлемого периода времени гипотеза достаточно часто подвергалась прямой проверке, то наука должна признать совершенно излишним любое другое доказательство", — ут-верждал М. В основании явлений, по М., располагаются ощущения, факты чувственного мира, сопря-женные с соответствующими настро-ениями и чувствами. Природа, о которой рассуждает наука, согласно мысли М., и не "вещь в себе" и не истинная объективная данность. "Мир, — писал М., — не заключается в таинственных сущностях, которые, также загадочно действуя одна на другую, порождают доступные нам ощущения. Цвета, звуки, прост-ранство, время и т. п. связаны между собой, как по-разному связаны чувства и волевая предрасположен-ность. Из столь пестрой ткани выде-ляется то, что относительно стабиль-нее и продолжительнее, вследствие чего отпечатано в памяти и выражено в словах. Так относительно устой-чивые комплексы,функционально распределенные в пространстве и во времени, именно поэтому обретают специфические имена и обозначаются как тела (Кбгрег). Но эти комплексы непродолжительны и неабсо-лютны... Относительно устойчивым представляется комплекс воспоми-наний, чувственных предпочтений, связанных с определенным телом (Leib), который можно обозначить как Я." Именно комплексы неразло-жимых элементов(например, цвет и форма) и ощущений, согласно М., конституируют тела, а не наоборот. Отвергая как декартовский дуа-лизм, так и претензии субстанции (как метафизической сущности) на действительное существование, М. трактовал "элементы" как не при-надлежащие ни к сфере психического, ни к сфере физического. Ощуще-ние, по схеме М., суть глобальный факт, форма приспособления живого организма к окружающей среде; настройка слуха и зрения, а в целом — итог эволюции видов. Как отмечал М., "становится понятным феномен памяти... которая выше индивида. Психология спенсеровского и дарви-новского типа, вдохновленная эво-люционной теорией, но основанная на частных позитивных исследова-ниях, обещает результаты более бо-гатые, чем все предыдущие спекуля-ции... Вещь, тело, материя суть не что иное, как связь элементов, цветов, звуков и т. п., не что иное, как так называемые знаки (Merkmale)". Заменяя "ощущения" элементами, М. стремился преодолеть интенцию мышления, согласно которой состав-ляющие фактов создаются сознанием. "Элементы" призваны осуществить переход от физического к психичес-кому в рамках единой системы знания. Базовые категории современной науки (атом, абсолютное пространство, время, причинность, масса, сила и т. п.) М. интерпретировал как метки комплексов ощущений, находящихся в функциональной взаимосвязи и фундированных биологическими потребностями. Осуществил ряд важ-ных физических исследований в об-ласти механики,акустики, оптики и др. Широкая известность имени М. в границах советского философ-ского ликбеза была обусловлена су-щественным воздействием его идей на ментальность российской социал- демократии начала 20 в., за чем вос-последовала скандальная критика Ленина в издании парафилософско- го порядка — книге "Материализм и эмпириокритицизм". На эти обвинения М. отвечал следующим образом: "В моих словах просто отражены общепринятые мнения, и если я превратился в идеалиста и берклиан- ца, то в этих грехах вряд ли повинен".
А. А. Грицанов "
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме МАТЕРИАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО МИРА:

  1. МАТЕРИАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО МИРА
  2. 2. Бытие как материальная реальность и единство мира
  3. 24. Пространство и время. Пространство и время как всеобщие формы существования материи. Принцип единства мира.
  4. МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ - обязанность возместить материальный ущерб
  5. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО АППЕРЦЕПЦИИ
  6. Единство исторического и логического
  7. ТЕОЛОГИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО АППЕРЦЕПЦИИ
  8. Хозяйство как единство двух сфер
  9. 3. Биологическое и социальное в человеке и их единство
  10. 2.1. НЕМНОГО О ЕДИНСТВЕ ПОТЕНЦИАЛОВ
  11. О единстве понятия и теории
  12. ЗАКОН ЕДИНСТВА И БОРЬБЫ ПРОТИВОПОЛОЖ-НОСТЕЙ
  13. Тема 6. О единстве человека и природы
  14. §1.1. Единство умысла на совершение преступления
  15. § 6. Принцип единства налоговой системы России
  16. 9.4. О ДУХОВНЫХ ЭФФЕКТАХ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВАИ МАТЕРИАЛЬНЫХ ЭФФЕКТАХ ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  17. Генезис мира
  18. НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА