<<
>>

МЫШЛЕНИЕ


— категория, обозна-чающая процессуальность функцио-нирования сознания (познавательную деятельность) — традиционный пред-мет философствования, присутствующий в его структуре с момента возник-новения философии как таковой.
Уже у одного из последних досократиков — Анаксагора — категория с близким семантическим содержанием — нус — выступает как первоначало мирового порядка. Анаксагоровская категория больше не встречается в истории философии, но этим было положено начало традиции представлять М. как субстанцию, какими бы терминами оно в дальнейшем ни именовалось: логос, софия, чистый разум и т. д. Идея субстанциональности М. была органична для "физики" досократов- ского периода греческой философии, затем менялись формы представления субстанции М. в метафизических системах. Наиболее популярными были системы, разделившие мир на умопостигаемый и нравственный (Платон) или как состоящий из двух субстанций (М. и материя) у Декарта, как вариант — два модуса одной субстанции у Спинозы. Аристотель впервые обратился к М. не с метафи-зической установкой, а с техничес-кой. Имея дело с софистикой и с раз-витым М. платоновской философии, Аристотель предпринял попытку формализации М. через нормировку и задание системы правил. Так был сформирован корпус "Органона" с "Аналитиками", "Топикой" и "Мета-физикой". После Аристотеля появи-лась возможность говорить о правиль-ном М., о правильном и неправильном в самом М. До "Аналитик" и "Мета-физики" можно было объявлять пра-вильным или неправильным только результат мысли или вывод, проти-вопоставляя другой результат или вывод. В античной математике был принят методологический принцип доказательства, а сами аристотелевские "Аналитики" были положены в основание нормативной формаль-ной логики. Техническое отношение к М. находило выражение в изобре-тениях новых форм доказательств, в построении иных, неаристотелевских логик. Например: новые науки Галилея, "Новый Органон" Ф. Бэкона, метод Декарта, критика Канта, логики (индуктивная, диалектическая, математическая, содержатель- но-генетическая) 19 и 20 вв. В Вюрц- бургской школе под руководством О. Кюльпе была поставлена задача представить М. как объект исследо-вания. Принятие такой задачи по-требовало феноменального присутст-вия М. в деятельностной ситуации исследования. Исследователь должен встретиться с М. "здесь и те-перь", уметь отличить М. от не-М. Так появился третий тип отношения к М. и соответственно третье М. — Dasein-M., или присутствующее "здесь-и-теперь"-М. При всем разно-образии подходов к М.и трактовок его можно выделить три типа М., данного в М., о нем: 1. Онтологическое М.: М. есть особая субстанция, мир, пространство. Такое М. являет-ся объектом философской спекуля-ции. 2. Процессуальное М.: М. есть особая деятельность, которая подлежит нормировке и организации. Такое М. требует к себе технического отношения, является объектом фор-мализации, проектирования или мо-делирования. 3. Dasein-M.: М. есть феномен, который либо присутствует, либо отсутствует в ситуации, поэтому может быть органолептически или аппаратурно обнаружен и за-фиксирован. Такое М. становится объектом исследования. 1. Пробле-матика онтологического М. часто оказывалась в центре философских дискуссий между школами, подходами и в периоды смены философ-ских или научных парадигм.
Гегель
Мышление 665 попытался подвести своеобразный итог этим дискуссиям через построе-ние системы идеализма, обеспечивающей единство логики, онтологии и теории познания, что затем стало основным принципом марксизма. В ретроспективном плане подведе-ния итогов у Гегеля не получилось, поскольку все свелось к утверждению метафизического монизма бытия и М., а эта идея была исчерпана Спинозой. Но в перспективном плане гегелевский ход был очень про-дуктивным. Единство логики, онто-логии и теории познания могло быть обеспечено через" построение этих трех философских дисциплин на об-щих методологических принципах. Общие методологические принципы в начале 19 в. могла предоставить только наука. Тогда должны были стать наукой и логика, и онтология, и теория познания. Метод науки, сформулированный методологами Нового времени Ф. Бэконом, Г. Га-лилеем и Р. Декартом, был несораз-мерен такой задаче. Эта задача, неза-висимо от того, кто и как ее принимал и понимал, стала вызовом европей-скому М. Были предложены различ-ные варианты ответа на этот вызов. Гегельянское направление в филосо-фии сосредоточилось на теоретико- спекулятивных сторонах решения этой задачи. Методологи конкретных наук пошли по пути "онаучивания" философии, сциентизм и позитивизм стали интеллектуальной модой. Марк-сизм и неокантианство разрабатывали общие и частные методологии. Все эти усилия в совокупности со-здали сложную и плюралистическую интеллектуальную ситуацию 20 в. Логика, онтология и теория познания так и не стали науками, но их содержание, предметы и методы ко-ренным образом изменились. Появи-лось много разных логик, целостный и единый мир был заменен мирами, скорее возможными, чем актуаль-ными, с соответствующими им онто- логиями. Сами онтологии перестали быть продуктами спекулятивной де-ятельности чистого М., а начали вы-ступать как результат феноменологической редукции, представали продуктами интенционального сознания. Теории познания стали состав-ными частями методологических подходов и даже частных методологий. Объекты и предметы конкрет-ных исследований и наук стали трактоваться в 20 в. не как объекты природы, а как организованности М., а само М. — выступать как цент-ральный момент познавательной де-ятельности (Хайдеггер, Манхейм, Поппер и др.). 2. Процессуальное М. Вплоть до 20 в. М. представлялось философам гомогенным и гомо-морфным процессом. Поэтому всегда предпринимались попытки либо ис-кусственно выработать единые его правила, либо установить законы процесса М. и на их основе опреде- лить для него нормы. Нормировкой правильного М. занималась логика, в основе которой лежала силлогис-тика Аристотеля, совершенствовав-шаяся и формализуемая многими поколениями античных и средневе-ковых логиков. Идеалом для форма-лизации норм М. могли выступать математика (Раймонд Луллий, Лейбниц) или грамматика (логика Пор- Рояля). На пути математической фор-мализации М. встречались важные открытия и изобретения, ставшие целыми направлениями или новыми областями математики (аналитическая геометрия, дифференциальное исчисление, булева алгебра и мате-матическая логика). Давно замечен-ная связь и взаимозависимость языка и М., схожесть логических и грамматических конструкций наво-дили на идею о том, что исследование законов языка может способст-вовать установлению законов М. Разработка этой идеи была плодо-творной как для лингвистики, так и для методологии. Именно благода-ря этим параллельным исследованиям культура обогатилась такими об-ластями знания, как семантика и семиотика. Языковое М. станови-лось объектом внимания многих на-правлений в философии и методологических подходов (аналитическая философия,структурализм,герме-невтика). Процесс М. становится до-ступным для анализа и исследования, когда его удается представить в виде дискурса, зафиксированного в текстах. Неоднократно классические тексты пытались анализировать и пре-парировать как дискурс. При анализе классических текстов часто обна-руживается присутствие в дискурсе нелогических или паралогических элементов, отмечается нелинейность, гетерогенность и гетероморфность "остановленного" М. Если при рас-смотрении паралогичности, гетеро-генности и нелинейности процесса М. делается акцент на продуктивности его, подчеркивается творческий характер М., то исследовательский и спекулятивный интерес смещается с самого процесса М. на процессы творчества и творения, интуиции, воображения (интуитивизм Бергсона, имагинативный абсолют Голо- совкера). Отсутствие средств и методов анализа полиморфных систем, нелинейных процессов, с одной стороны, и установка на нормативность в исследовании процесса М., с дру-гой стороны, приводили к невоз-можности сформулировать на основе классических текстов законы и правила М., поэтому сами классические тексты объявлялись нормой и стано-вились каноном (или "Органоном" в случаях с Аристотелем и Ф. Бэконом) правильного М. В разное время канонизировались тексты Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского. Од-ним из последних прецедентов такой канонизации был "Капитал" Марк-са, а выведение из "Капитала" мето-да М., предпринятое Зиновьевым, стало одной из последних попыток избежать канонизации образцового текста. Так поставленная задача в очередной раз не была решена, но ре-зультатами этой попытки стали: раз-работка основ содержательно-гене-тической логики, диалектическая логика в версии Ильенкова, интел- лектика И. Ладенко и СМД (систем- но-мыследеятельная) методология. Интенциональность М., направленность процесса М. на объект и фено-менальный мир позволяли многим философам делать заключения о па-раллелизме бытия и М., о взаимоото-бражении их в разных версиях. Эпи- феноменальная версия предлагает просто игнорировать М. как эпифе-номен и заниматься только объект-ными коррелятами мысли. Антиподом ее выступает солиптическая версия, утверждающая обратное. Это экзо-тические версии, и встречаются они в истории философии достаточно редко, хотя распространены в бытовых и профессиональных мировоз-зрениях и в эзотерических учениях. Шире распространена сенсуалистическая версия, согласно которой законы М. могут строиться как пре-ломление законов мира объектов. Сам процесс М. рассматривается по этой версии как ассоциирование пер-вичных идей (Локк), которые являются продуктами чувственного опыта, отражением объектов внешнего мира. Разработка этой версии начи-нается с методологии Ф. Бэкона и продолжается в направлениях: пси-хологизм в логике и гносеологии, позитивизм в научном методе, ассо- цианизм и бихевиоризм в психоло-гии. В русле этой версии строилась и "теория отражения", принятая в диалектическом материализме (в ча-стности, Т. Павлов). Наиболее по-следовательно логико-метододогиче- ская разработка идей сенсуализма была проделана Миллем в его системе индуктивной логики. Отдельная линия в исследовании процессов М. проводилась в психологии, которая претендовала не на нормировку М., а на выявление закономерностей реально протекающего процесса. До полемики Вундта с Вюрцбургской школой (1905) считалось, что М. не может исследоваться методами научной психологии, поскольку ре-флексия и интроспекция "убивают" процесс М., а исследователю доступны только знаки осуществленного М., что уже выходит за пределы предмета психологии. Современные психологические школы имеют не-сомненные достижения в исследовании феноменальной стороны процесса М. (О. Кюльпе, М. Вертхаймер, К. Дункер, Л. Выготский, Ж. Пиаже, когнитивная психология и геш- тальтизм). 3. Попытки исследовать М. не по следам, знакам и результа-там, а в актуальном существовании были предприняты в Вюрцбургской школе учениками О. Кюльпе (К. Бю- лер, Н. Ах и др.). Паралельно разра-батывались теоретические представ-ления о ситуации (социология, пси-хология), об организации (тектоло- гия Богданова, кибернетика, теория систем), о труде и деятельности (пси-хотехника, праксеология), об игре, о знаках и языках (структурализм, се-миотика), о диалоге (М. Бубер, М. Бахтин). Предметная и дисциплинарная организация науки, философии и ев-ропейского М. в целом оказалась ус-таревшей перед лицом задач исследо-вания М. Требовались новые формы сборки и конфигурирования облас-тей знания и методов из разных пред-метов. Продолжение исследований в рамках одного предмета (напри-мер, психологии, логики или кибер-нетики) вели к очевидному редукци-онизму. Не подвергавшиеся ранее критике представления о спонтанности и естественности М., об его ин-дивидуальном характере, о локали-зации его в сознании или в психике перестали быть адекватными постав-ленным проблемам. Стало понятно, что М. должно быть специально ор-ганизовано как трансперсональный процесс в деятельности, диалоге (по-лилоге) или в игре. Предпринимались разные попытки организации М. без преодоления редукционизма (синектика, брейнсторминг, ТРИЗ), разрабатывались большие програм-мы для решения конкретных задач, в которых М. организовывалось (или улавливалось)косвенным способом (например, Манхэттенский проект, Римский клуб, Тэвистокские сессии, Кремниевая долина). Прямая про-грамма, синтезирующая знания и подходы разных предметов и дисциплин под задачу исследования М., была сформулирована в 1950-х в Москов-ском методологическом кружке (Щед-ровицкий, Н. Алексеев) в процессе разработки содержательно-генетической логики (Зиновьев, Щедровицкий, Б. Грушин, Мамардашвили). С конца 1970-х программа разра-батывается как системомыследея- тельностная методология (СМД-ме- тодология) на базе онтологических и организационных представлений о мыследеятельности.
Б. В. Мацкевич
МЭМФОРД (Mumford) Льюис (1895— 1990) — американский философ и социолог. Представитель негативного технологического детерминизма. В своих многочисленных работах по социальным проблемам техники, ур-банизации, истории и теории искусст-ва, архитектуры, морали, религии, культуры в целом Основные сочине-ния: "История утопий" (1922), "Техника и цивилизация" (1934), "Искусство и техника" (1952), "Превращения человека" (1956), "Город в истории" (1966), "Миф о машине" (1967—1970), "Интерпретации и прогнозы" (1973) и др. М. выступает против чрезмер-ной технизации общества, приводя-щей к порабощению человека техни-кой. Отвергает как неверную точку зрения, которая придает центральное место и направляющую функ- цию в человеческом развитии орудиям труда. Не меньшую, а гораздо большую роль в развитии человека и общества, считает М., играют ста-тические компоненты техники, сво-еобразные контейнеры различных типов, начиная от хижин, корзин и ловушек и вплоть до гигантских хи-мических реторт, атомных реакто-ров, каналов и городов. Еще более важное значение М. придает проис-ходящим в процессе развития общества видоизменениям лингвистических и иных символов, различным культурным формам, переменам в социальной организации и эстетиче-ским замыслам, их художественным воплощениям. Во взаимодействии орудий труда и культуры, представ-ляющей собой совокупность сим-волических форм, производство все новых и новых символов обгоняет производство орудий труда, способ-ствуя развитию более ярко выражен-ных технических способностей, а потому играет более важную роль, чем утилитарное использование орудий труда. В работе "Техника и цивили-зация" М. подчеркивал, что техника своим развитием обязана мифу, иг-ре, фантазии, различным формам ритуала, песни, танца, занимающим в жизни человеческих сообществ (от примитивных до самых высокоразвитых) более важное место, чем ути-литарный ручной или оснащенный техникой труд. С его точки зрения, контроль над психосоциальной средой на основе выработки общей сим-волической культуры в развитии общества был более существенным, значительно предшествовал и опережал производимый при помощи ору-дийной техники контроль человека над внешней средой. При таком подходе приоритетное значение при-дается возникновению языка как коллективного продукта и средства умственной концентрации древнего человека. Ибо только тогда, когда знание и опыт могли быть накопле-ны в символических формах и пере-даваться при помощи произнесенного слова от поколения к поколением, утверждал М., стало возможным со-хранять каждое новое культурное приобретение от разрушения тече-нием времени или с исчезновением предшествующего поколения. М. утверждал, что человек является су-ществом, главным образом "исполь-зующим ум", производящим символы, что и соответствует определению homo sapiens, основой развития которого с самого начала было создание важных типов символического выражения, а не более эффективных орудий труда. Однако технократическое представление о человеке как производителе орудий и их исполь- зователе привело в конце концов, считает М., к тому, что инициатива и главная роль от работника, кото-рый управлял машиной, перешла к машине, управляющей работни-ком. Эта антигуманная тенденция использования техники находит свое концентрированное воплощение, по мнению М., в бездушной и без-личной Мегамашине, т. е. предельно рационализированной,технократи-ческой социальной организации, по-строенной на жестком принципе еди-ноначалия. (См. Мегамашина.)
Е. М. Бабосов
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме МЫШЛЕНИЕ:

  1. НОЭЗИС и НОЭМА (греч. noesis - мышление, noema - акт мышления
  2. МЫШЛЕНИЕ
  3. Мышление
  4. Возможности «подъема мышления
  5. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  6. Глава 2НОВОЕ УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  7. МЫШЛЕНИЕ
  8. Две логики мышления
  9. § 2. Абстрактное мышление
  10. Свидетельства концептуального мышления