<<
>>

НЕОПРАГМАТИЗМ


— ретроспек-тивная философская интерпретация прагматизма (см. Прагматизм), кон-цептуальное оформление которой ("аналитический Н.") традиционно связывается с творчеством Рорти. Переосмысливая историко-философ- ский статус аналитической программы (см.
Аналитическая философия) в современной западной философии, Рорти отметил, что именно историчес-ки обусловленные трансформации языка (см. Трансформация языка) позволяют человеку с достаточной степенью эффективности взаимодей-ствовать с окружающей действительностью. Поскольку любой отдельно взятый тип языка являет собой ре-зультат случайной фиксации некоторых характеристик конкретного исторического времени, постольку обычно в обществе параллельно со-существуют различные типы дис-курсов (см. Дискурс). По мысли Рорти, хотя "прагматизм" — "слово туманное, неопределенное и пере-груженное значениями", было бы несправедливо полагать, что "все ценное из прагматизма было либо сохранено в аналитической филосо-фии, либо приспособлено к ее по-требностям". С точки зрения Рорти, одна из ведущих разновидностей аналитической программы — логи-ческий позитивизм — являл собой не что иное как версию эпистемо- логически ориентированного нео-кантианства (см. Неокантианство). И аналитической, и "континентальной" программам философской рефлексии присуща платоновская стратегия постулирования принци-пиально новых объектов для того, чтобы привилегированным предло-жениям было чему соответствовать вкупе с кантовской стратегией поиска внеисторических принципов, обусловливающих сущность знания, рациональности и морали. Но, в отличие от "аналитически ориентиро-ванного" Пирса, — отмечает Рорти, — уверенного как в том, что "философия дает нам универсаль-ный, всеохватывающий и не зависящий от истории контекст, в котором каждый род дискурсии имеет собственное место и ранг", так и в том, что "эпистемология и семантика могут его (этот контекст. — И. Б., А. Г.) обнаружить", Джемс и Дьюи стре-мились акцентированно преодолеть подобное идейное наследие Канта. Отличие же, с другой стороны, позиций Джемса и Дьюи от иных мысли-телей, которые аналогичным образом отвергли этот кантовский тезис (в первую очередь Ницше и Хайдеггера), заключается, по Рорти, в следующем: представители классичес-кого прагматизма (за рамки которого необходимо выводить Пирса) не совершали непростительной ошибки, состоявшей в противопоставлении себя научному сообществу светских интеллектуалов, для которых главным нравственным ориентиром было естествознание и которые осознали себя в таковом качестве еще в эпоху Просвещения. Согласно Рорти, "пи-сания Джемса и Дьюи никогда не покидал дух социальной надежды... Джемс и Дьюи призывали сделать нашу новую цивилизацию свобод-ной, отказавшись от понятия "оснований" нашей культуры, нравствен-ной жизни,политики, религиозных верований, от "философских основ". Они настаивали на отказе от не-вротического картезианского поиска очевидности, который был, видимо, одним из следствий шока, вызванного новой галилеевской космологией, от поиска "вечных духовных ценностей" — этакой реакции на Дарвина — и, наконец, от стремления академической философии создать трибунал чистого разума, — что как раз и было неокантианским ответом на гегелевский историцизм.
Канти-анский проект обоснования знания и культуры посредством включения этого знания в постоянную внеисто- рическую матрицу Джемс и Дьюи считали реакционным. Они считали идеализацию Кантом Ньютона, а Спенсером Дарвина такой же глупостью, как идеализация Платоном Пифагора или Фомой Аквинским —
Аристотеля". Как отмечал Рорти, в контексте исторических судеб прагматизма в 20 в. правомерно за-фиксировать следующие его харак-теристики: 1) анти-эссенциалист- ский подход к понятиям "истина", "знание", "язык", "мораль" и т. п. По Джемсу, истинное суть то, что "хорошо в качестве мнения", говорить об истине как о "соответствии реальности" — бесполезно. Поиск сущности у истины — следствие той презумпции, что сущностью обладают знание, или рациональность, или исследование, или отношения между мыслью и ее объектом. По мысли же Джемса, особой области сущностей нет, как не может быть особого целостного эпистемологического подхода, фундирующего ис-следование как таковое, — следо-вательно, в принципе некорректно использовать свое знание сущностей так, чтобы осуществлять критику точек зрения, которые полагаются ложными, и указывать направление движения к иным истинам. Словарь созерцания, наблюдения, теории пе-рестает нам служить как раз тогда, когда приходится иметь дело именно с теорией, а не с наблюдением; с про-граммированием, а не с вводом дан-ных. Когда созерцающий разум, отделенный от чувственных впечат-лений данного момента, принимает более широкую точку зрения, его де-ятельность связывается с решением того, что надо делать, а не с решением относительно того, какое именно представление точнее; 2) тезис, со-гласно которому нет никакого эпи-стемологического различия между истиной о том, что должно быть, и истиной о том, что есть, нет мета-физической разницы между фактами и ценностями, так же как нет ни-какого методологического различия между моралью и наукой. Ошибочна сама эпистемологическая традиция, направленная к поиску сущностей науки и сводящая рациональность к правилам. В рамках прагматизма же принцип любого исследования (научного или морального) сводим к мысленному взвешиванию, касаю-щемуся относительной значимости разнообразных конкретных альтер-натив. Различение разума и желания, разума и склонности, разума и воли есть результат трактовки разума как специфического (особо про-светленного) зрения; Дьюи именовал это "созерцательной (наблюдательной) теорией познания"; 3) идея, в соответствии с которой не существует никаких ограничений (кроме коммуникативных отношений суть замечаний коллег-исследователей) в исследовании чего бы то ни было, —- нет глобальных принуждений, фундированных природой объектов как таковых, самих по себе, или природой языка и разума. Предпо-ложение о том, что точка зрения, преодолевшая все возможные на наличный момент возражения, тем не менее способна оказаться ложной, — в принципе бессмысленно (Пирс).
Ибо не существует метода, позволя-ющего узнать, когда достигается сама истина, а когда она всего лишь ближе к нам, нежели прежде. Признание случайной природы исходных пунктов рассуждений исследователя лишает людей "метафизического комфорта" (Ницше), но при этом ставит их в зависимость от "наших собратьев, как единственных источ-ников, которыми мы руководствуемся" (Рорти). Судьбоносное отличие (нео)прагматизма от представителей "Великого метафизического Отказа" (Ницше, Хайдеггер и др.) в истории философии, по убеждению Рорти, и заключается в том, что "наше са-моотождествление с нашим сообще-ством — с нашим обществом, с нашей политической традицией, с нашим интеллектуальным наследием — становится интенсивнее, когда мы рассматриваем это сообщество скорее как наше, чем как природное, скорее как сотворенное, чем как преднайденное, как одно среди мно-гих, которое люди могут создать... речь идет о нашей лояльности по от-ношению к другим человеческим су-ществам, выступающим вместе против тьмы, а не о нашей надежде на правильное постижение вещей". (При этом Рорти призывает жестко различать прагматизм как установку по отношению к философским теориям и прагматизм как установку по отношению к реальным теориям: метафилософский релятивизм Джемса и Дьюи, совершенно справедливо убежденных в том, что нет никакого "извнеположенного" способа осуще-ствить выбор между несопоставимыми философскими теориями типа платоновской или кантианской, отнюдь не соотносим с "релятивиз-мом" как "таким взглядом на вещи, при котором всякое убеждение в чем-либо — или даже в чем угодно — столь же приемлемо, как и всякое другое".) Одновременно, по мысли Рорти, в известном смысле открытой остается проблема внешне иррацио- налистического посыла философского прагматизма: "мы находимся в привилегированном положении просто благодаря тому, что мы — это мы... Что, если "мы" здесь — это Оруэллово государство? Когда тираны используют ленинский леденящий душу смысл термина "объективный" для того, чтобы представить свое вранье как "объективную истину", что помешает им цитировать Пирса в защиту Ленина" (см.: вышеотме- ченная идея Пирса о "точке зрения, преодолевшей все возражения". — И. Б., А. Г.). Безусловно, тезис об ис-тине как результате общения приложим лишь к "неизвращенным" (Хабермас) условиям такового общения. Критерием же подобной "неиз-вращенности", по мысли Рорти — М. Уильямса, может выступать лишь употребление "наших" критериев значимости, "если мы суть те, кто читает и осмысливает Платона, Ньютона, Канта, Маркса, Дарвина, Фрейда, Дьюи и т. д.". Как подчер-кивает Рорти, «мильтоновская "сво-бодная и открытая встреча", в которой истина должна восторжествовать, сама должна быть описана скорее в терминах примеров, чем принци-пов, — она похожа больше на базарную площадь в Афинах, чем на заседание кабинета Соединенного Королевства, больше на двадцатый, чем на двенадцатый, век... Прагматик должен поостеречься повторять за Пирсом, что истине суждена победа. Он не должен говорить даже, что истина победит. Все, что он может, — это сказать вместе с Гегелем, что истина и справедливость нахо-дятся в русле последовательных ста-дий европейской мысли». Джемс подчеркивал: "Если бы жизнь не была настоящей борьбой, успех кото-рой состоит в том, что нечто постоянно приобретается для мира, она была бы не лучше, чем игра в любитель-ском спектакле, с которого, по крайней мере, всегда можно уйти... жизнь "ощущается" как борьба". В контексте печально знаменитого трагизмом собственных последствий тезиса Маркса о том, что задача со-стоит в том, чтобы не столько объяснять, сколько изменить мир, особо изысканным видится идея Рорти, согласно которой "мы можем чтить Джемса и Дьюи за то, что смогли дать нам лишь очень немногие философы — за намек (выделено нами. — И. Б., А. Г.) на то, как мы можем изменить нашу жизнь". Именно гео-политическая активность англо-аме-риканского блока в 20 в. позволила предотвратить планетарное торжест-во тоталитаризма (ср. с "парадиг- мальным атлантизмом" Рорти. — И. Б., А. Г.).
И. А. Белоус, А. А. Грицанов
НЕОПСИХОАНАЛИЗ (греч. neos — новый и психоанализ) — 1) психоана-литически ориентированное направление в психологии и психотерапии, направленное на синтез различных областей психоанализа в целях ком-плексного объяснения неврозов (в том числе динамического взаимодействия влечения и вытеснения) и их со-временной терапии. Как направление глубинной психологии сформиро-вался в 1950-х на основе идей и теорий Шульц-Генке и его последователей, активно исследовавших проблемы психиатрии (главным образом шизо-френии) и психоаналитической те-'' рапии. Наибольшее распространение получил в Германии; 2) иногда понятие "Н." используется для об-щего обозначения различных новых и новейших течений в психоанализе, преимущественно ориентированных на исследование различных аспектов психотерапевтических проблем.
В. И. Овчаренко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме НЕОПРАГМАТИЗМ:

  1. БХАГАВАД-ГИТА" (Бхагавадгита
  2. РОМАНТИЗМ
  3. Авторы статей
  4. БЫТИЕ
  5. § 3. Субъекты финансового права
  6. § 4. Защита прав субъектов финансового права
  7. § 5. Гарантии защиты и восстановления нарушенных прав субъектов финансового права
  8. § 5. Финансовое право и финансовая политика государства
  9. Глава 4. Финансово-правовые нормы и финансовые правоотношения
  10. § 1. Общая характеристика и виды финансово-правовых норм
  11. § 2. Финансовые правоотношения: понятие, особенности и классификация
  12. § 3. Система финансового права
  13. § 4. Источники финансового права
  14. § 2. Принципы финансового права
  15. Глава 3. Финансовое право Российской Федерации как отрасль российского права
  16. § 1. Понятие, предмет и методы финансового права