<<
>>

НОМАДОЛОГИЯ


(от nomad — кочевник) — 1) в собственном (узком) смысле — модельная концепция, предложенная Делёзом и Гваттари; исходные идеи номадологического проекта впервые были высказаны Делёзом в работе "Логика смысла" (1969); окончательную свою форму-лировку концепция Н.
обретает в сов-местных работах Делёза и Гваттари (прежде всего 2-й т. "Капитализма и шизофрении"); сводное изложение идей номадологического проекта дано в англоязычном издании "Noma- dology" (N. Y.: Semiotex, 1986); 2) в широком смысле — фундамен-тальная для постмодернизма установка на отказ от характерных для классической метафизики презумп-ций, а именно: а) презумпции жестко структурной организации бытия; б) полагания пространства в качестве дискретно дифференцированного посредством семантически и ак- сиологически определяющих точек (прежде всего центра); в) понимания детерминизма как принудительной каузальности (причинения); г) выде-ления фундаментальных оппозиций внешнего — внутреннего, прошло-го — будущего и т. п.; д) полагания смысла в качестве имманентного миру (объекту) и раскрывающегося субъекту в когнитивных процеду-рах. Связывая этот способ мирообъ- яснения с традицией западной классики, постмодернизм постулирует содержательную исчерпанность его интерпретационного потенциала, выдвигая на смену ему номадологичес- кую модель мировидения. С точки зрения Делёза и Гваттари, современ-ность демонстрирует отчетливо вы-раженную "потребность в номадизме". В противоположность метафизической традиции, Н. задает видение мира, опирающееся на радикально альтернативные презумпции: а) рас-смотрение предметности в качестве аструктурной; б) трактовка прост-ранства как децентрированного и от-крытого для плюральной территори- зации; в) новое понимание детерми-низма, основанное на идее принци-пиальной случайности сингулярного события; г) снятие самой возможности выделения оппозиций внешнего и внутреннего, прошлого и будущего и т. п.; д) придание феномену смысла проблематичного статуса. Нома- дологический проект фундирован отказом от презумпции константной гештальтной организации бытия, и это находит свое выражение в кон- ституировании постмодернизмом взамен традиционной категории "структуры" понятия "ризомы", фиксирующего принципиально аст- руктурный и нелинейный способ ор-ганизации целостности, оставляю-щий возможность для имманентной подвижности и, соответственно, реа-лизации ее креативного потенциала самоконфигурирования (см. Ризо- ма). В отличие от фундаментальной для классической европейской культуры метафоры "корня" как предпо-лагающего жестко фиксированную конфигурацию и генетическую (осевую) структуру, культура постмо-дерна, по оценке Делёза и Гваттари, фундирована метафорой "корешка", т. е. "корневища-луковицы" как "скрытого стебля", который может прорасти в каком угодно направле-нии, или сети "корневых волосков", потенциально возможные перепле-тения которых невозможно предус-мотреть. Ризома принципиально про-цессуальна: она "не начинается и не завершается. Она всегда в середине..." (Делёз, Гваттари). Бытие номадичес- кой среды реализуется в последо-вательно сменяющихся виртуаль-ных структурах: по словам Делёза и Гваттари, "оса и орхидея образуют ризому, будучи гетерогенными...
Подлинное становление, превраще-ние осы в орхидею, превращение орхидеи в осу... оба вида становления следуют друг за другом и сменяют друг друга". Артикулированные в духе Н. идеи могут быть обнаруже-ны не только у Делёза и Гваттари. Так, по Р. Барту, процессуальность письма не результируется в тексте финальным образом: "писать", в этом смысле, по оценке Р. Барта, "непере-ходный глагол". Аналогична "струк-турная невозможность закрыть... сеть, фиксировать ее плетение" у Деррида. Это позволяет заключить, что эксплицитно выраженные Н. пре-зумпции являются базисными для философии постмодернизма в целом. Номадологический проект предпо-лагает в этом контексте и принципи-ально новое понимание организации пространства. Используя типичные для соответствующих культур игры как выражающие характерные для этих культур способы членения про-странства, Делёз и Гваттари про-тивопоставляют шахматы, с одной стороны, и игру кочевников (го) — с другой. Шахматы предполагают кодирование пространства (органи- зацию четко очерченного поля иг-ральной доски в качестве "системы мест") и жесткую определенность со-ответствий между константно значи-мыми фигурами и их возможными позициями — точками размещения в замкнутом пространстве. В проти-воположность этому, го предполагает внекодовую территориализацию и детерриториализацию пространства, т. е. рассеивание качественно не-диф- ференцированных фишек на незамк-нутой поверхности (броски камешков на песке придают в каждый момент времени ситуативное значение фигурам и ситуативную определен-ность конфигурации пространства). Такое рассеяние есть номадическое распределение сингулярностей, кото-рые "обладают подвижностью, имма-нентной способностью самовоссоединения", радикально отличающейся "от фиксированных и оседлых распре-делений". Пространственная среда предстает как "недифференцирован-ная": "мир, кишащий номадически- ми (кочевыми)... сингулярностями" (Делёз). Топологически это означает, что в рамках номадического проекта организация пространства артикули-рована радикально нетрадиционно. Прежде всего это касается его видения в качестве плоскости. Согласно номадологическому видению, именно "поверхность — это местополо-жение смысла: знаки остаются бес-смысленными до тех пор, пока они не входят в поверхностную органи-зацию". Элиминация идеи корня приводит Н. к отказу от идеи глубины: "сингулярности, или потенциа-лы, блуждают по поверхности". Со-ответственно, "истинное рождение, возникновение подлинно нового слу-чается именно на поверхности" — в отличие от преформистской реализации исходного и, следовательно, принципиально не нового проекта — например, развития организма, который "всегда сосредоточен во внутреннем пространстве и распространяется во внешнее... ассимилируя и вопло-щаясь" (Делёз). Для подобных организму систем характерно наличие генетической (эволюционной) оси как линейного вектора развития: "генетическая ось — как объектив-ное стержневое единство, из которого выходят последующие стадии; глубинная структура подобия". В про-тивоположность этому, "ризома ан- тигенеалогична" (Делёз, Гваттари): она "осуществляется в другом измерении — преобразовательном и субъ-ективном", т. е. принципиально не осевом, не линейном, и "не подчиня-ется никакой структурной или по-рождающей модели", "чуждается самой мысли о генетической оси как глубинной структуре" (Делёз, Гват-тари). Поверхность выступает как зона взаимодействия системы и внешней по отношению к ней среды: как пишет Делёз, "мембраны... приводят в соприкосновение внутреннее и внешнее пространство" (см. Плоскость, Поверхность). В Н. взаимодействие со средой выступает условием прост-ранственного конфигурирования ризомы: "Мембраны... удерживают по-лярности... Кожа обладает неким жизненным и собственно поверхно-стным потенциалом энергии" (Делёз). По оценке Делёза и Гваттари, "оседлая" (западная) культура, в отличие от кочевой, основана на пони-мании движения по осевому вектору, для которого топологически внешнее выступает аксиологически внешним, коим можно без семанти-ческих потерь пренебречь, — в отли-чие от номадического понимания движения как дисперсного рассеива-ния, имманентно осуществляющего интеграцию внешнего: "Мы пишем историю... с точки зрения человека, ведущего оседлый образ жизни... История никогда не понимала кочевников, книга никогда не понимала внешнее". Важнейшей презумпцией Н. является презумпция программ-ного ацентризма: пространство прин-ципиально лишено того, что могло бы претендовать на статус центра (в терминологии Делёза и Гватта-ри — "Генерала"). Интерпретация ризомы в качестве децентрирован- ной среды оборачивается ее трак-товкой как обладающей креативным потенциалом самоорганизации: "Ри-зома может быть разорвана, изломана... перестроиться на другую ли-нию" (Делёз, Гваттари). Источником трансформаций выступает в данном случае не причинение извне, но им-манентная нон-финальность систе-мы, которая "ни стабильная, ни не стабильная, а скорее, "метастабильна" и "наделена потенциальной энергией" (Делёз). Таким образом, понятие "метастабильности" в Н. типологически соответствует понятию "неустойчивости" в современном естествознании, фиксирующему процессуальность бы-тия системы и ее креативный потен-циал самоорганизации, варьирования пространственных конфигураций (например, в синергетике). Ни один из плюральных вариантов опреде-ленности ризомы не может быть аксиологически выделен как пред-почтительный (автохтонный в онто-логическом или правильный в ин-терпретационном смыслах): "Любая точка ризомы может и должна быть связана со всякой другой" (Делёз, Гваттари). Объективация этих воз-можностей образует подвижную картину самоорганизации ризомы, кон-ституируя между ее составляющими ("сингулярностями") временно акту-альные соотношения — "плато" (Делёз, Гваттари). Сингулярности не только "способны к самовоссоединению", но пребывание в поле "номадо- логического распределения" заставляет их "коммуницировать между собой" (Делёз), при непременном условии взаимодействия с внешней по отно-шению к ризоме средой (плоскость как зона соприкосновения). Кон-кретным инспирирующим толчком (поводом) формирования плато выступает в Н. так называемый "пара-доксальный элемент", практически воплощающий собой случайность как таковую, он же задает своего рода точки версификации в процессе са-моорганизации ризоморфных сред, заставляя сингулярности "резониро-вать, коммуницировать и разветвляться" (Делёз). Соответственно, сущест-венным моментом процессуальности ризомы является принципиальная непредсказуемость ее будущих состояний: "парадоксальный элемент" потому и парадоксален, что он выходит за границы знания (доксы), очерчи-вающей проективно рассматриваемое пространство трансформаций. По оценке Делёза и Гваттари, "это множественность... но мы пока не знаем, что она влечет за собой, ког-да... обретет субстантивный характер". (См. также Ацентризм.)
М. А. Можейко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме НОМАДОЛОГИЯ:

  1. СТРУКТУРА
  2. НОНСЕЛЕКЦИИ ПРИНЦИП
  3. БЕСОВСКАЯ ТЕКСТУРА
  4. ПОСТМЕТАФИЗИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  5. ПОВЕДЕНИЕ
  6. ИГРА СТРУКТУРЫ
  7. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ ОЗНАЧАЕМОЕ
  8. КОНЦЕПТ
  9. ЭДИПОВ КОМПЛЕКС
  10. ТЕКСТ-УДОВОЛЬСТВИЕ
  11. ЭКСПЕРИМЕНТАЦИЯ
  12. СМЕРТЬ БОГА
  13. ХАОСМОС
  14. НЕЛИНЕЙНЫХ ДИНАМИК ТЕОРИЯ
  15. НЕВОЗМОЖНОСТЬ
  16. ЛОГОТОМИЯ
  17. ДЕЗИНФОРМАЦИЯ