<<
>>

ПРАКСЕОЛОГИЯ


(греч. praxis — действие) — философская концепция деятельности, имеющая в настоящее время статус программно-концепту-ального проекта; проект П. как специ-альной научной дисциплины, презен- тирующей общую теорию организации деятельности, предложен Котарбинь- ским.
Программа П. была призвана синтезировать идущие от нужд прак-тической деятельности разработки в области (научной) организации труда, интерпретируя в своем содержа-нии их общие схемы и принципы, разработанные в методологии и логике науки. Проект изначально мыслился как носящий метатеоретичес- кий и методологический характер, как общая "грамматика действия", упорядочивающая праксеологичес- кие отношения (по аналогии с общей грамматикой языка). Он предпола-гал три соотносимых уровня анализа: 1) типологии действий и построе-ния системы категорий (понятий),
разработки эффективных норма-тивных систем действия, позволя-ющих погружать рассматриваемую проблематику в конкретно-истори-ческие социокультурные контексты,
критику истории развития чело-веческих действий с точки зрения их технических достоинств и критику методов, применяющихся в этих действиях в настоящее время. Цент-ральное понятие П. — понятие метода, что способствует превращению ее самой в общую методологию. Котар- биньский неоднократно предприни-мал попытки придать П. дисциплинарный статус — прежде всего в работе "Трактат о хорошей работе" (первое издание — 1955, второе, с которого сделано большинство переводов, — 1958; первая версия работы погибла во время Варшавского восстания 1944), однако основное влияние на современное социально-философское знание П. оказала, скорее, своими теоретико-методологическими посылками, восприятием ее как особой об-ласти внефилософских междисциплинарных анализов. Показательно, что попытки дисциплинарной раз-работки П. привели к оригинальной концепции теории организации и управления Я. Зеленевского, но сняли ряд методологических проблем, заложенных в ее первоначальный проект основателем П. (аналогичные последствия имели попытки ее пере-истолкования с позиций кибернети-ки). Котарбиньский к вопросам П. обращался и в ряде других своих ра-бот: "Очерки о практике" (1913), "Понятие внешней возможности действия" (1923), "Об отношении
Праксеология 819
возможности действия" (1923), "Об отношении виновности" (1925), "Действие" (1934), "Из проблем общей теории борьбы" (1938), "О сущности и задачах общей методологии" (1938), "Принципы рациональной организации деятельности" (1946), "Праксеология" (1947) и др. С пропа-гандой и развитием идей П. во многом связан весь последний (послевоен-ный) период творчества Котарбинь- ского. Свою теорию он мыслил как синтез накопленных в истории знания праксеологических идей (буду-чи известным историком философии и логики, он сам же дал и разверну-тый анализ некоторых из них). Среди работ по организации труда, легших в основание П., Котарбиньский называл прежде всего идеи и работы Ф. У. Тейлора, Г. Форда, А. Файо- ля, С. Томпсона, Ж. Гостеле и др. Ссылался он и на польскую традицию "философии действия", прослеживаемую с середины 19 в. Основными же философскими основаниями П. являются, по Котарбиньскому, праг-матизм (в том числе и в версии инст-рументализма), "второй"позитивизм (прежде всего концепция всеобщей организационной науки — тектоло- гии — Богданова), марксизм; прак- сеологом Котарбиньский считал и Дж. Г. Мида, но отмечал, что мало знаком с его концепцией. Что каса-ется марксизма, то его влияние на П., как и на все творчество Котар- биньского, двойственно. Несомненно, марксизм импонировал ему акцен-тированием действенной, преобразу-ющей позиции по отношению к дей-ствительности, из марксизма в П. была заимствована сама идея прак-тического отношения к миру, но протрактована она была, скорее, в неомарксистском ключе. В этом от-ношении важно заметить, что среди праксеологических теорий Котарбиньский называет концепцию структуры событий Г. Петровича — одного из основных авторов югославского журнала "Праксис", разрабатывавшего свою версию неомарксизма. Кроме того, в условиях послевоен-ной Польши такая переинтерпретация идей Маркса в целом оппонировала его упрощенным практикуемым формам. Однако при всем многооб-разии возможных источников и па-раллелей праксеологических идей основополагающими для становле-ния П. стали интенции философской и логической доктрины самого Ко- тарбиньского (в частности, стремление смягчить номиналистическую ори-ентацию его концепции реизма). П. как общая методология рассматривает способы деятельности (в том числе и мыслительной) с точки зре-ния их практических свойств, т. е. в смысле их эффективности. Для того чтобы быть эффективной, деятель-ность должна являться результативной, продуктивной или плодотворной (т. е. достигать поставленной цели),
820 "Праксис"
"правильной" (точной,адекватной, т. е. максимально приближаться к задаваемому образцу — норме), "чистой" (т. е. максимально избегать не-предусмотренных последствий и не-нужных добавочных включений), "надежной" (приемы деятельности тем более надежны, чем больше объ-ективная возможность достижения этими приемами намеченного резуль-тата) и последовательной. Фактичес-ки основной критерий практической "успешности" действия — его целе-сообразность. Трактовка Котарбинь- ского оказывается, таким образом, близкой стратегии целерациональ- ного действия М. Вебера, однако, по Котарбиньскому, действие может быть оценено и как безразличное с точки зрения определенной цели, т. е. как нецелесообразное, но не как противоцелесообразное. Отсюда — акцентирование среди аспектов эф-фективности действия его "правиль-ности" ("неправильности"), подлежа-щей закреплению в вырабатываемых и закрепляемых в П. нормах, позво-ляющих согласовать плюральность реальных образцов деятелей с идеальным образцом (накапливаемого обыденного опыта и сознательно из-бираемых стратегий). В целом, согласно Котарбиньскому, действие тем более рационально, чем лучше оно приспособлено ко всей сумме на-личных обстоятельств. Однако это рациональность в вещественном смысле. Рациональность же должна быть понята и в методологическом смысле, который "мы имеем в виду тогда, когда признаем благоразумным или рациональным поведение данного индивидума, если он поступает соот-ветственно имеющимся у него зна-ниям, а под имеющимися знаниями мы здесь понимаем сумму всех тех информаций, которым, учитывая способ их обоснования, этот индивидуум должен приписать достаточную правдоподобность, чтобы поступить так, будто они были истинными (во всяком случае, до тех пор, пока не будет обосновано обратное)". Ирра-ционализм поступка в вещественном смысле прямо связан с характером привлекаемого для его осуществления знания (часто недостаточного для реализации какой-либо цели). Однако имеют место и парадоксальные случаи рациональной практической ошибки (которая суть производство импульса, не соответствующего цели, или, в крайнем случае — проти- воцелесообразного), равно как и случаи успешности действия вопреки его иррациональности (связанной с теоретической ошибкой, или ошибкой мышления — принятием ошибочного суждения). Отсюда требования "на-дежности" и последовательности, тесно связанные с оценками осторож-ности, смелости и рискованности по-ступка. В этой связи Котарбиньский вводит еще два важнейших для П. концепта: "виновник действия" и "техника борьбы". "Виновник" — тот, кто вызвал воздействие, сущест-венное и достаточное среди условий для данного изменения (иначе — тот и только тот, чье произвольное дей-ствие является причиной данного со-бытия). В этом смысле человек суть "виновник" не только преднамеренных следствий, но также и тех, которые он вызвал, не желая этого (но никогда не бывает "виновника" без произвольности — а не необходимости — самого действия). Однако в социальной жизни часто "виновником" одного и того же события является более чем одно лицо. В этих случаях "умышленное действие каждого из них является существенной состав-ной частью достаточного условия этого события". При этом возможно два типа взаимодействия (коопера-ции) людей: положительная (сотруд-ничество) и отрицательная (борьба); более универсален второй тип взаи-модействия. Борьба — это "любое действие с участием, по крайней мере, двух субъектов (исходя из пред-посылки, что и коллектив может быть субъектом), где, по крайней мере, один из субъектов препятствует другому". Ее бЧлыпая "универсальность" связана с тем, что вынуждает учитывать действия "другой" стороны, т. е. включать в свою стратегию элементы сотрудничества, с одной стороны, и активизировать собствен-ный творческий потенциал — с другой. Котарбиньский предлагал даже проект разработки особой теории от-рицательной кооперации — агоноло- гию (греч. — "взаимная борьба"). Особенно важна в общем контексте проблематики П. актуализация твор-ческого (инновационного) потенциа-ла деятелей, так как в результате снимаются существовавшие ранее ограничения на конкретные (слишком рискованные до этого) действия и расширяется поле возможности субъектов, а в случае "борьбы" к ин-новационному преодолению "труд-ностей" принуждает сама ситуация взаимодействия. Однако движение в этом направлении приводит к "пара-доксам прогресса". Нарастают требо-вании к инструментальному и интел-лектуальному оснащению действия, оно качественно усложняется и тре-бует все более глубокого анализа отношений "виновности" для своей эф-фективной реализации. Теперь уже культура, вобравшая в себя предше-ствующие достижения, начинает продуцировать принудительные ситуации (и соответственно социальная активность все больше превращается в культурную активность). "Вес культуры возрастает вместе с накоп-лением ее элементов. Все больше при-ходится учиться, все больше нужно запоминать, чтобы быть на ее уровне, а тем более, если возникает желание продвинуться в этой области". Этот феномен Котарбиньский назы-вает "инициативной препарацией". Деятельность по систематическому усвоению уже накопленного дает преимущество перед творческим усилием, если последнее пренебрегает инициативной препарацией. "Груз" культурного наследия одновременно затрудняет "овладение целым", отсюда главное требование прогресса в современном обществе — "освобож-даться от потерявших значение элементов культуры". Еще одна возни-кающая по мере "инновационного накопления" проблема — рост опо-средующих инструментальных действий, не позволяющих непосредственно достигать формулируемых целей и требующих сложного коопе-рирования систем действий внутри все более расширяющегося социаль-ного целого. Тотальность начинает довлеть над индивидуальностью, возвращая ее к выполнению специа-лизированной частичной (пусть и на качественно ином уровне, чем это было, например, при конвейерной форме организации труда) функции. Соответственно, возникает "проблема границ специализации, оптимум которой не обязательно равен макси-мализму" и поиска новых технологий работы со знанием, новых механизмов его структурирования для рационализации действий в методо-логическом смысле слова (в этом контексте Котарбиньский дает раз-вернутые анализы целого ряда таких технологий:активизации,ав- тономизации, инструментализации, антиципации, интеграции, имманен- тизации, программатизации и т. д.). Таким образом, круг проблем, под-нимаемых Котарбиньским в связи с обсуждением проекта П., далеко выходит за рамки ее как возможной дисциплины, затрагивая основопо-лагающие темы постнеклассической науки и методологии как особого типа знания. (См. Котарбиньский.)
В. Л. Абушенко "
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ПРАКСЕОЛОГИЯ:

  1. ПРАКСЕОЛОГИЯ (греч. praxis - действие
  2. РАЦИОНАЛИЗМ (лат. rationalis - разумный, ratio - разум
  3. 2. Институционализм и неоклассическая экономическая теория
  4. АНТИЦИПАЦИЯ
  5. ПРАКТИКА
  6. ПРАКТИКА
  7. КОСМИЗМ (греч. kosmos - организованный мир, kosma - украшение
  8. КОСМОС
  9. АКСИОМЕТРИЯ
  10. ПЕДАГОГИКА
  11. МЫШЛЕНИЕ
  12. МЫШЛЕНИЕ
  13. Авторы статей
  14. СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ
  15. ЯЗЫК