<<
>>

ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ


(лат. prede- terminatio — предопределять) — понятие теологической традиции, фиксирующее феномен детермини-рованности поведения человека божеством. Основой для различного смыслового наполнения этого термина в разных религиозных системах служат отличия в характере божества этих систем.
Так, П. может граничить с фатализмом, согласно которому события происходят в результате действия слепой, неразумной силы, которую невозможно познать вследствие ее нерациональности и которой невозможно противостоять вследст-вие ее бесцельности. Абстрактная, неличностная сила такого типа пред-полагает отсутствие морали как таковой. Рок не оставляет места для выбора, реализации свободы. Концепция П. может основываться и на том, что у божества есть свой план, цель сделать миропорядок совершен-ным. Все его действия рациональны, они обусловлены трансцендентной для человека причиной. Более того, предопределяющий Бог обладает нравственными, личностными качествами — такими, как любовь, милосердие, святость и др. При определенном понимании П. у индивида остается свобода действий, за которые он сам несет ответственность. Последняя точка зрения в большей мере харак-терна для христианской религиозной философии. Согласно христианской теологической системе, от поведения индивида на земле зависит его судьба в вечности, и если Бог предопределяет поступки человека на земле, значит, он определяет, получит ли человек в вечности спасение или осуждение. Очевидно, что здесь про- блема соотношения фактора свободной воли индивида и действия благодати Бога приобретает первостепенную значимость. В первые столетия существования христианской церкви теория П. была разработана слабо. Отцы ранней церкви вскользь упоминали о П., но какой бы то ни было строгой концепции по данному вопросу ими создано не было. В це-лом они воспринимали П. как предвидение Богом дел человека, на основании чего Бог определяет их будущую судьбу. Никаких логических выводов из этого предположения не существовало вплоть до 5 в. (когда между Августином и Пелаги- ем разгорелся спор по данному вопросу). Первое из положений теологической системы Пелагия заключается в том, что человек приходит в этот мир, обладая волей, в которой нет предрасположенности к злу. Грехопадение Адама не оказывает никакого прямого действия на способность каждого человека поступать добро-детельно, поскольку каждый индивидуум непосредственно создан Богом и поэтому не наследует от Адама ни зла, ни склонности к злу. По Пелагию, Бог не считает нас ответст-венными за грехи праотца, Бог ни на кого не оказывает никакого прямого воздействия, побуждающего выби-рать добро. Нет никакой внутренней работы Бога, воздействующей на ду-шу. Он не выбирает никаких определенных людей для придания им святости. Благодать доступна всем и каждому. Продвижение человека в святости определяется только его заслугами, а П. Бога в отношении людей основывается только на предвидении Богом того, какова будет их жизнь. В ответ на эту точку зрения Августин разработал специальную теорию о П. Он подчеркивал серьезность греха Адама и всю вину за него возлагал исключительно на волевое решение самого Адама. Поскольку в Адаме было представлено все чело-вечество, то все оно согрешило вместе с ним.
Это означает, что все люди начинают жизнь в испорченном состоянии, главная составляющая которого — невозможность не грешить. Согласно Августину, без благодати невозможно ни сделать добро, ни из-бежать греха. Это не значит, что человек не свободен, но все стоящие перед ним возможности греховны по своей природе. Он способен выбирать, какой грех совершить, но не более. Благодать же возвращает человеку полную свободу, возможность не грешить и делать добро. Бог работает с волей людей таким образом, что они свободно выбирают доб-ро. Будучи всеведущим, Бог знает, при каких именно условиях человек выберет то, чего Бог желает, и действует таким образом, чтобы создать эти условия. Такая аргументация и подводит Августина к его концепции П. Если человек делает добро лишь в том случае, когда Бог направляет к этому его волю, если он неизбежно делает добро, если Бог того желает, то выбор человека в пользу добра полностью обусловлен желанием Бога. В этом случае все сводится к решению Бога предоставить благодать одним и не предоставить другим. Этот выбор Бога предвечен, он не основывается на предвидении Им того, что сделает человек. Нельзя ответить, на каком основании Бог предопределяет одних к спасению, а других к осуждению, но это не дает права обвинять Бога в несправедливости, поскольку справедливым решением было бы осуждение Богом всех. Аргументация Августина привела к осуждению пелагианства на Эфесском Соборе в 431. Однако в возобладавших после этого взглядах можно проследить тенденцию к синтезу концепций Пелагия и Августина, что позволяет говорить о возникновении нового полупелагианского представления о П., суть которой в том, что спасение человека реали-зуется Богом и человеком совместно. На Втором Оранжском Соборе 529 была подтверждена неспособность человека самостоятельно достичь спасения, но этот Собор не настаивал на абсолютном П., т. е. на представлении, согласно которому Бог предо-пределил, кому именно предназначено быть спасенным, а следовательно, спасение полностью определяется благодатью и никак не зависит от действий человека. Такая умеренная форма августинианства преобладала в течение нескольких веков. В частности, существовала доктрина двойного П., согласно которой П. в равной мере относится к избранным и к обреченным на вечную гибель. Одной из самых интересных точек зрения в контексте этих полемик была та, которой придерживался Эриу- гена. Он отверг мысль о том, будто П. Божье основано на предвидении действий человека. Идея эта была довольно распространенным способом решения видимого противоречия между Божественным П. и свободой человека. Но Эуригена утверждал, что Бог, будучи вечным, ничего не воспринимает как прошлое или как будущее. Он видит всех нас, и притом всех сразу вместе. Поскольку Бог находится вне времени, понятие "предвидение" к нему не относится. В период с 11 по 13 вв. позицию Августина отстаивали некоторые выдающиеся богословы. Ая сельм Кентерберий-ский приспосабливал эту позицию к теории о свободной воле, утверждая, что человек, который может посту-пать хорошо и правильно, свободнее того, кто совершает грех. Последний, по сути, есть раб греха. Петр Ломбардский придерживался сходных взглядов. Фома Аквинский в этих вопросах был сторонником августи- новской точки зрения, считая, что Бог желает, чтобы одни люди были спасены, а другие нет. Он проводил различия между общей волей Божьей ко всеобщему спасению и Его особой волей, выражающейся в том, что одни становятся избранными, а другие отвергнутыми. С этого времени вплоть до Реформации католическое богословие в целом склонялось к пе- лагианству. Первым среди реформаторов к учению о П. вернулся Лютер. Спор с Эразмом Роттердамским от-носительно свободы воли человека заставил его написать трактат "Рабство воли", где он недвусмысленно подчеркивает неспособность человека выбрать между добром и злом. Окончательная разработка вопросов, связанных с П., принадлежит Кальвину, который показал, что исследование вопроса о П. не является чисто академическим занятием, а имеет практическое значение. Хотя Кальвин не соглашается с утверждением У. Цвингли, что грех стал необходимым, чтобы должным образом про-явилась слава Божья, он тем не менее настаивал на том, что Бог одних избрал для спасения, а других отверг, но во всем этом остался абсо-лютно праведным и непорочным. Преемник Кальвина — Т. Беза не только придерживался учения Кальвина о двойном П., но и без колебаний утверждал, что Бог решил не-которых людей послать в ад, что он побуждает их грешить. Он был убежден, что, несмотря на отсутствие каких-либо специальных указаний на этот счет в Библии, можно определить логический приоритет и последовательность Божьих решений. Он считал, что решение спасти одних и осудить других логически пред-шествует решению сотворить людей. Из этого следует, что Бог творит некоторых для того, чтобы впоследст-вии осудить. Это учение со временем стало рассматриваться многими как официальная позиция кальвинизма. Такой подход Т. Безы вызвал очередную волну споров, особенно в Ни-дерландах в конце 16 — начале 17 в., в результате чего Я. Арминию, популярному в Амстердаме богослову, было поручено разобраться в этом вопросе. Вскоре он выработал свою точку зрения, которая заключается в следующем. Первое абсолютное решение Бога в отношении спасения человека заключалось не в том, чтобы предназначить одних людей к спасению, а других к осуждению, а в том, чтобы сделать Сына, Иисуса Христа, спасителем человеческого рода. Вторым решением Бог постановил, что всякий, кто покается и уверует, будет спасен. Кроме того, Бог даровал всем людям достаточную благодать, чтобы дать им возможность уверовать. Они свободны и по своей воле веруют или не веру-ют. Бог не верует за нас и не заставляет нас верить. Наконец, Бог предопределил к спасению тех, кто, как он предвидел, уверует. В 18 в. популяризатором арминианства стал Дж. Весли. Он пошел еще дальше Я. Арминия, выдвинув на первый план идею предваряющей или всеобщей благодати, которую Бог дарует всем и которая составляет основу всего человеческого добра. Эта предваряющая благодать дает также любому человеку возможность от-кликнуться на предложение спасения в Христе. Из множества теорий, предлагавшихся в качестве альтернативы двум классическим точкам зрения, наиболее интересной выглядит разработанная в XX в. концепция К. Барта. Изложение своего уче-ния о П. он начинает с критики традиционной кальвинистской точки зрения, согласно которой Бог предвечно определил окончатель-ным и абсолютным образом, кому суждено быть спасенным, а кому погибнуть. Эту точку зрения К. Барт считает неправильным истолкованием Библии, основанным на метафи-зическом убеждении, что отношение Бога к миру статично: одни предвеч-но избраны, другие предвечно отвергнуты, и изменить этого нельзя. С точки зрения К. Барта, формулировать учение о П. надо в свете Божьего откровения и искупления. К. Барт указывает на неразрывную связь между положением Христа в центре Божьей деятельности во времени и вечным П. этой деятельности в божественном избрании. Если это так, то воля Божья заключалась в том, чтобы избрать, а не отвергнуть людей. В вопросе о том, кто был избран Богом, К. Барт отстаивает те же христологические взгляды. На место статического решения К. Барт ставит личность Христа. Основное по-ложение его концепции П. заключается в том, что предвечная воля Божья — избрание Иисуса Христа. Не надо искать проявления воли Божьей вне той работы, которую он выполнил в истории через Христа. В рамках традиционной точки зрения воля Божья понимается как не-изменное решение, принятое предвечно; Бог вынужден осуществлять эту волю во времени. К. Барт выдвигает более динамичное представле-ние: подобно царю, Бог волен вносить коррективы в Свое решение; неизменный элемент заключается не в вечном выборе одних и осуждении других, а в том, что Бог в своем триединстве постоянен и верен в любви. (См. также Провиденциализм, Бог, Библия.)
А. В. Вязовская
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ:

  1. ФАТАЛИЗМ (лат. fatalis - роковой, предопределенный судьбой)
  2. Бог и мир. Божественное Предопределение иррациональность действительности
  3. ФАТАЛИЗМ
  4. СУДЬБА
  5. 12.2. Планы видов расчета
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. МУ ТАЗИ ЛИТЫ — представители раннемусульманской теологии
  8. 11.7. Создание плана счетов
  9. 11.2. Планы счетов
  10. ТЕОДИЦЕЯ
  11. ЭРОС (греч. eros - любовь
  12. ЭРОС
  13. Вознекновение теологии мусульманства.
  14. 20.1. Сущ-ность и классификация налогов
  15. ПРОВИДЕНЦИАЛИЗМ
  16. Человек и познание
  17. 5.13. Планы видов характеристик
  18. ФАТАЛИЗМ (от лат fatalis — роковой, fatum — рок, судьба
  19. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР