<<
>>

Проблема опыта


Неоднократно цитированная выше главная формула сенсуализма, отвергающая всякую врожденность до- и внеопытных идей, закономерно приводит Локка к утверждению, согласно которому человеческая душа в самом начале своей жизни представляет то, что издревле именовалось латинским выражением tabula rasa — «белая бумага без всяких знаков и идей» [там же, с.
128]. Жизненный опыт, заполняющий такой «лист» все новыми и новыми письменами, Локк называет внешним опытом (sensation). В нем выражено воздействие внешних по отношению к человеку вещей и обстоятельств на его органы чувств. Фундаментальный гносеологический термин «сенсуализм» применим главным образом — если не исключительно — к этой важнейшей разновидности опыта. Именно таким классическим сенсуализмом был сенсуализм Эпикура.
Но история философии с тех времен до эпохи Локка проделала двухтысячелетний путь. В процессе его, особенно со времен зарождения христианской (можно сказать, религиозно-монотеистической вообще) философии, накопилось множество наблюдений и идей относительно внутреннего, духовного мира человека. Но обычно эти идеи были идеалистическими и даже мистическими, ибо трактовали жизнь человеческого духа как некую самосущую сферу, связанную не с внешним миром, а с богом. В картезианской гносеологии, как мы видели, в самопознании человеческой разумной души то, что принято именовать латинским словом «интроспекция», было неотделимо от ее центрального гносеологического тезиса «я мыслю», решение которого оказалось вполне идеалистическим.
В своем философском учении, обращенном прежде всего к человеку, к субъекту, Локк, разумеется, не мог пройти мимо человеческого мышления, человеческого сознания и его внутренней специфики. Ближайшим философским стимулом стали для него на этом пути прежде всего, по всей вероятности, произведения Декарта. Но его полностью идеалистическое решение проблемы человеческого мышления, не отделимое от убеждения во врожденности наиболее важных гносеологических идей, было неприемлемо для Локка. Английский философ стремился трактовать и внутренний, познавательный мир человека как некий глубинный опыт, не просто переживаемый, но и познаваемый, понимаемый. Поэтому он и именовал его внутренним чувством, или размышлением (reflexion).
Две эти разновидности опыта объясняют, по Локку, происхождение и функционирование всех наших идей. Идеи внешнего опыта мы получаем посредством зрения, слуха, осязания и других органов чувств. Но люди имеют идеи не только о свойствах предметов внешнего мира, они могут иметь их и «о своей собственной деятельности внутри себя» [там же, с. 129], в особенности о своих психических состояниях — чувстве радости, печали, гордости и т. п. Эту деятельность человеческого ума автор «Опыта...» и называет размышлением, рефлексией.
Следует здесь уточнить характеристику гносеологической концепции Локка. Обычно в нашей литературе к ней (но, конечно, не только по отношению к ней) применяют латиноязычный термин сенсуализм или грекоязычный термин эмпиризм, которые, как правило, отождествляются в данном контексте.
Между тем такое отождествление некорректно. Называть локковскую гносеологию сенсуалистической мы имеем право, поскольку он говорит прежде, всего о роли внешнего опыта, без которого никакое познание невозможно. Поскольку же автор «Опыта...» подчеркнул значение и внутреннего опыта, находящегося в сложном взаимодействии с опытом внешним, его позицию более правильно определять как эмпиристическую. Следует ,при этом иметь в виду отличие преимущественно методологического эмпиризма Бэкона, ориентированного на познание внешнего мира, и гносеологического эмпиризма Локка, направленного главным образом на самого человека, в особенности когда речь идет о такой сложной деятельности его ума, как «восприятие, мышление, сомнение, вера, рассуждение, познание, желание» [там же].
В деятельности внутреннего опыта собственно познавательные процессы неотделимы от волевых и эмоциональных — одно из главных выражений отмеченного выше психологизма гносеологии Локка.
Соотношение двух разновидностей опыта у английского философа таит в себе значительную трудность, ибо здесь оказалась подвергнутой серьезному испытанию исходная материалистическая позиция Локка.
Она проявляется в том, что внешнему опыту всегда принадлежит хронологическое первенство. Без этого опыта невозможна жизнь любого человека, ибо в детстве преобладает именно внешний опыт, оказывающий решающее воздействие на формирующуюся психику. Да и у взрослого человека внутренний опыт, требующий в отличие от внешнего все большего внимания, может проявляться довольно поздно (в крайних, патологических случаях он не проявляется вообще), а главное, он возникает в той или иной зависимости от опыта внешнего.
Вместе с тем не следует и преувеличивать такой зависимости, ибо внутренний опыт представляет устойчивую и даже самосущую сферу, которая в принципе способна функционировать независимо от внешнего, что весьма часто и происходит. Наметившуюся здесь у автора «Опыта...» идеалистическую тенденцию следует признать совершенно закономерной, учитывая его индивидуально- психологический подход к человеческому сознанию и не-возможность в ту эпоху его исторического и коллективистского объяснения.
Особенности внутреннего опыта объясняют и такое весьма важное свойство человеческого сознания, как нали-чие в нем определенных задатков, в сущности, независимых от внешнего опыта. Следует различать, согласно Локку, отсутствие врожденных идей как внеопытного знания и наличие вместе с тем определенной способности, предрасположенности к той или иной деятельности.
«Среди людей одинакового воспитания,— констатируется в трактате «О пользовании разумом» (§ 2),— суще-ствует большое неравенство способностей» [262, т. II, с. 188]. Без такой существенной поправки в концепции души как «чистой доски» Локк не смог бы стать теоретиком педагогики. Но хотя различия между людьми, определяемые неравенством их способностей, как подчеркнуто в по- следнем произведении, практически непреодолимы, в деле самого воспитания как приобретения знаний и навыков решающую роль все же играет практический опыт, который и доводит духовные силы человека до их наибольшего совершенства. «Только практика,— подчеркнуто в том же трактате,— совершенствует наш ум так же, как и тело» [там же, с. 201]. Успех воспитания, таким образом, выявляет гармоничное сочетание внутреннего и внешнего опыта.
<< | >>
Источник: Соколов В. В.. Европейская философия XV —XVII веков: Учеб. пособие для филос. фак-тов ун-тов.. 1984
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Проблема опыта:

  1. Проблема опыта. Соотношение теологиии философии
  2. Беседа 13. кривая опыта
  3. 2. Анализ практического опыта управления государственным долгом
  4. ЗАКОН ОПЫТА КЭША ШРИ
  5. МНЕНИЕ, ЧТО «РЕШЕНИЕ ИХ ПРОБЛЕМЫ – ИХ ПРОБЛЕМА
  6. 46. Аналитика внутреннего мира человека:проблема счастья, смысл жизни, проблема смерти и бессмертия.Творческая жизнедеятельность как выражение личностного начала.
  7. ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА
  8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ
  9. Часть VI. Другие проблемы
  10. ПРОБЛЕМА
  11. Молодая семья и ее проблемы
  12. 12.2. Проблема отчуждения