<<
>>

СИМВОЛ

(греч. symbolon — знак, опознавательная примета; symballo — соединяю, сталкиваю, сравниваю) — в широком смысле понятие, фикси-рующее способность материальных вещей, событий, чувственных образов выражать (в контексте социо-культурных аксиологических шкал) идеальные содержания, отличные от их непосредственного чувственно- телесного бытия. С. имеет знаковую природу, и ему присущи все свойства знака (см.). Однако,если, вслед за Гадамером, сущностью знака при-знать чистое указание, то сущность С.

оказывается большей, чем указа-ние на то, что не есть он сам. С. не есть только наименование какой- либо отдельной частности, он схва-тывает связь этой частности со мно-жеством других, подчиняя эту связь одному закону, единому принципу, подводя их к некоторой единой уни-версалии. С. — самостоятельное, об-ладающее собственной ценностью обнаружение реальности, в смысле и силе которой он, в отличие от знака, участвует. Объединяя различные планы реальности в единое целое, С. создает собственную многослойную структуру, смысловую перспективу, объяснение и понимание которой требует от интерпретатора работы с кодами различного уровня. Множе-ственность смыслов свидетельствует не о релятивизме, но о предрасположенности к открытости и диалогу с воспринимающим. Возможны различные трактовки понятий "С." и "символическое". В семиологии Пирса "символическое" понимается как осо-бое качество, отличающее С. от дру-гих средств выражения, изображе-ния и обозначения. Эта особенность С. представляется как частный случай знаковости и ее наивысшая степень; или, наоборот, наибольшая противоположность знаковости; напр., архетипы Юнга — это единственная опосредованная возможность прояв-ления бессознательных начал, которые никогда не могут быть выражены как нечто определенное. Символиче-ское — это глубинное измерение язы- ка, шифр, предпочитающий процесс производства значений коммуника-тивной функции; или — особый син-тез условной знаковости и непосред-ственной образности,в котором эти два полюса уравновешиваются и пре-образуются в новое качество (Белый, Аверинцев). "Символическое" пред-ставлено также как родовая категория, охватывающая все формы культурной деятельности человека — у Кассирера, Дж. Хосперса. Давая максимально широкое понятие С. — "чувственное воплощение идеального", — Касси- рер обозначает как символическое всякое восприятие реальности с помощью знаков, что позволяет ему си-стематизировать на основе единого принципа все многообразие культур-ных форм: язык, науку, искусство, религию и т. д., т. е. понять культуру как целое. В С. единство культуры достигается не в ее структуре и со-держаниях, но в принципе ее конст-руирования: каждая из символичес-ких форм представляет определенный способ восприятия, посредством которого конституируется своя особая сторона "действительного". Обращение к первому, семиотическому, толкованию С. характерно для соци-ологов, антропологов, логиков, искус-ствоведов и т. д. Предметом интереса здесь оказываются возможные типы разрешения внутреннего напряже-ния знака (между означающим и оз-начаемым), что по-разному реализу-ется как в отношении С. к субъекту и принятому им способу интерпретации, так и в отношении С. к сим-волизируемому объекту. Критерий различения в отношении референции: произвольность — непроизвольность значения С. Непроизвольность (мо-тивированность) основана на признании наличия общих свойств у С. и объекта, наподобие видимой формы с выраженным в ней содержани-ем, как если бы она была порождена им (иконическое выражение, антич-ность).
Отношение аналогии сохра-няется и при подчеркивании несо-впадения знакового выражения и значимого содержания (религиозное понятие С.). По отношению аналогии означающего и означаемого, мо-тивированности и неадекватности связи С. противопоставляется знаку, в котором отношение составляющих немотивированы и адекватны. Про-извольный (немотивированный) С. определяется как условный знак с чет-ко определенным значением, ничем иным, кроме конвенции, не связан-ный с этим знаком. Немотивированный С. уделяет особенное внимание означаемому, форма и денотат могут быть любыми. Конвенциальный С., таким образом, один из случаев отношения знака к объекту. В отношении С. к сознанию субъекта, в котором он вызывает понятие или представ-ление об объекте, анализируется связь между чувственными и мысленны-ми образами. Возможен, как и для объектов, естественный и конвенци- альный способы связи (символический интеракционизм). В частном, специальном смысле, выделяются С. того или иного типа: лингвистические (фонетический, лексический и грамматический коды), в которых определенной единице выражения соответствует определенная единица содержания; риторические, постро-енные на коннотативных, а не на де-нотативных, как в первом случае, связях, что предполагает большую свободу и независимость кодов, уча-ствующих в интерпретации. Тогда, по определению Лотмана, представ-ление о С. связано с идеей некоторого содержания, которое, в свою оче-редь, служит планом выражения для другого, как правило, культурно более ценного содержания. Поэтому С. должны признаваться "коннота- торы", т. е. все средства иносказа-ния, составляющие предмет риторики. Многозначность задает понятие С. в герменевтике: для Рикёра С. является всякая структура значения, где один смысл, прямой, первичный, буквальный, означает одновре-менно и другой смысл, косвенный, вторичный, иносказательный, который может быть понят лишь через первый. Этот круг выражений с двойным смыслом составляет герме-невтическое поле, в связи с чем и понятие интерпретации расширяется также, как и понятие С. Интерпре-тация, в данном контексте, — это ра-бота мышления, которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным смыслом, в раскрытии уровней значения, заключенных в буквальном значении, или иначе — интерпретация имеет место там, где есть многосложный смысл и именно в интерпретации обнаруживается мно-жественность смыслов. Многоуров-невая структура С. последовательно увеличивает дистанцию между озна-чающим и означаемым, задавая тем самым основные функции С.: экс-прессивную, репрезентативную и смысловую, посредством которых реализуется его роль в культуре. Не-посредственное выражение — это пре-зентация некоего объекта восприятию субъекта, восприятие непосредственно связано с "наличностью" ("Prasenz") и временным "настоящим" осовре-мениванием. Всякая презентация возможна "в" и "благодаря" репрезен-тации представления одного в другом и посредством другого. Функция представления С. (по Гадамеру) — это не просто указание на то, чего сейчас нет в ситуации, скорее С. позволяет выявиться наличию того, что в основе своей наличествует посто-янно: С. замещает, репрезентируя. Это означает, что он позволяет чему- то непосредственно быть в наличии. Свою функцию замещения он вы-полняет исключительно благодаря своему существованию и самопоказу, но от себя ничего о символизируемом не высказывает: "там, где оно, его уже нет". С. не только замещает, но и обозначает: функция обозначе-ния связана не с чувственной данно-стью, но саму эту данность он задает как совокупность возможных реакций, возможных каузальных отношений, определенных посредством общих правил: объект представляет собой устойчивую совокупность ноэ- тически ноэматических (см. Ноэзис и Ноэма) познавательных актов, ко-торые являются источником семан-тически идентичных смыслов в отношении к определенным действиям, т. е. означивается не столько единичный факт, сколько процесс мышления, способ его реализации — этим задаются различные формы мышления. Понятие С. как конструктивного принципа возможных проявлений отдельной единичности или как общей направленности объединен-ных в "единораздельную цельность" различных или противостоящих друг другу единичностей было развито Лосевым. В С. достигается "субстан-циональное тождество бесконечного ряда вещей, охваченных одной моделью", т. е. Лосев определяет С., исходя из его структуры, как встречу означающего и означаемого, в кото-рой отождествляется то, что по своему непосредственному содержанию не имеет ничего общего между со-бою — символизирующее и символи-зируемое. Существом тождества, следовательно, оказывается различие: Лосев говорит об отсутствии у С. непосредственной связи и содержа-тельного тождества с символизируемым, так что в существо С. не входит похожесть. Тем самым он возвраща-ется к аристотелевской и религиозной трактовке С., создавшей универ-сальную формулу "нераздельности и неслиянности", т. е. к первона-чальному греческому значению С. как указания на безусловно другое, не на подобное (эстетико-романтиче- ская трактовка С.), а на то целое, ко-торого С. недостает. Таким образом, для С. необходимо существование оппозиции, члены которой противо-положны и только вместе составля-ют целое, и именно поэтому являющиеся С. друг друга.

С. А Радионова

<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме СИМВОЛ:

  1. СИМВОЛ
  2. Символы
  3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗНАКОВ И СИМВОЛОВ
  4. Символы успеха
  5. Символ зла
  6. 70. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СИМВОЛЫ РФ
  7. § 12. Государственные символы и столица
  8. СИМВОЛ ВЕРЫ
  9. 45. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СИМВОЛЫ И ПРАВОВОЙ СТАТУС СТОЛИЦЫ РОССИИ
  10. СИМВОЛ ВЕРЫ (слав. эквивалент лат. credo