<<
>>

СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

— один из наиболее развитых и детально (от метатеории до эмпирических исследований) раз-работанных подходов в социогума- нитарном знании 20 в., задающий принципы исследования социокуль-турных явлений и процессов (на уровнях общества, социума и культуры, личности, любого социального "объекта" — группы, общности, ин-ститута, организации) как системно- организованной структурной цело-стности, в которой каждый элемент имеет определенное функциональное значение (функцию внутри этой целостности).

Соотносится со струк-турным подходом (структурализмом), имеет с ним общие "генетичес-кие" корни и теорётико-методологи- ческие основания. В середине 20 в. структурный и функциональный анализы были переосмыслены в рам-ках "объединяющего" их системного подхода как два различных аспекта системного анализа, т. е. исследова-ния систем как целостных единств, и две взаимодополняющие и взаимо-проникающие друг в друга (пересе-кающиеся) стратегии их исследо-вания. Это дало основания универ-сализировать функциональный и структурный подходы как воплоща-ющие всеобщие принципы любого научного познания, однако реле-вантной им областью остается все же социогуманитарное знание. При этом если структурный анализ в различных своих версиях активно проникал в гуманитарное знание (а во многом и зарождался в нем) — прежде всего в лингвистике и литерату-роведении, то собственно С.-Ф. А. и возник, и локализовался прежде всего в социальном знании (главным образом, в социологии и британо- американской антропологии). В социологии структурный подход акценти-рует аспект социальной структуры (целостность взаимосвязанных эле-ментов, процессы воспроизводства), а функциональный — аспект социальной организации (принципы соотнесе-ния и функционирования элементов) социума, общества как системы в целом. Центральным для С.-Ф. А. яв-ляется понятие функции, которая рассматривается в нем в двух аспектах: 1) как "назначение" ("роль") "одного" из элементов некоторой це-лостности по отношению к "другому" или к целостности (системе) в целом; 2) как такая зависимость в рамках данной целостности (системы), при которой изменения "одного" оказываются производными (функ-цией) от изменений "другого" (на уровне прикладных и (или) статис-тических анализов эта зависимость описывается через взаимоотношения зависимой и независимой пере-менных). В этом (втором) случае вво-дится понятие функциональных (функционально-организационных) связей (отношений, зависимостей) в ряду причинных, структурных, ге-нетических связей внутри системы (а также между системами, системой и средой). Соответственно выделя-ются и процессы функционирования (поддержания организации-органи-зованности, порядка)наряду с про-цессами производства (ресурсов), воспроизводства (структуры), в сово-купности обеспечивающие стабильное существование системы (целост-ности) и соотносимые с процессами ее изменения и развития (как в ре-зультате "естественной" эволюции, так и вследствие специально пред-принимаемых ("искусственных") уси-лий. В своем развитии С.-Ф. А. прошел ряд этапов становления и представлен несколькими основными версиями:

предысторию С.-Ф. А. связывают с идеями органицизма в социологии, прежде всего с именем Спенсера;

основы С.-Ф. А., его исходные ме-тодологические принципы заложил Дюркгейм и его школа; 3) так назы-ваемый "ранний" функционализм представлен Британской школой ан-тропологии (прежде всего Радклиф- Брауном и Малиновским); 4) собственно классический американский структурный функционализм стал формироваться с 1930-х под влиянием круга идей Сорокина (прежде всего Парсонсом); в это же время кон-ституируются методологически близкие ему статусно-ролевые теории личности; 5) в конце 1940-х основные идеи С.-Ф.

А. были переинтер-претированы в терминах системного подхода; 6) 1950—1960-е — время доминирования С.-Ф. А. в социологии в виде двух его основных версий: функционального императивизма Парсонса и функционального струк-турализма Мертона; в это же время происходит экспансия методологии С.-Ф. А. далеко за пределы социологии и антропологии, она начинает трактоваться не только как "подлинно" социологическая, но и как обще-научная методология (например, Хоманс рассматривал ее как новый язык описания в социогуманитар- ном знании, а Гемпель трактовал ее как широкую исследовательскую программу); основное оппонирование С.-Ф. А. встретил в это время со стороны социологии конфликта (Ко- зер, Дарендорф) и "критической теории" Франкфуртской школы; 7) со второй половины 1960-х нарастает критика С.-Ф. А. с разных теорети-ко-методологических позиций как внутри социологии (в меньшей мере — в антропологии), так и в об-щенаучной методологии. Особенно характерно в этом отношении воз-никновение различных версий "аль-тернативной" и "радикальной" соци-ологии (Миллс, Гоулднер, социология контркультуры, "новые левые"), а прежде всего усиление тенденций к конституированию методологических разработок внутри так называемой "гуманистической перспекти-вы" (концепция конструирования реальности Бергера и Лукмана, эт- нометодология, когнитивная социо-логия и т. д.); условно этот период можно назвать "фальсификацион- ным" по отношению к версиям клас-сического С.-Ф. А.; 8) в эти же годы (с середины 1960-х) происходит кар-динальное переосмысление основ С.-Ф. А. с позиций социологии социальных изменений (Турен, П. Штомп- ка и др.), что привело к замене системно-организационных моделей описания социума системно-процес- суальными, влиятельными в 1970— 1980-е не только внутри социологи-ческого знания, но и пытавшимися предложить новую методологию со-циального познания в целом; потен-циально возможность "процессуального" прочтения функционализма была предзадана еще в интегральной социологии Сорокина и в теории социального действия Парсонса; 9)в постклассической перспективе (особенно с 1980-х) установки С.- Ф. А. оказались в целом "сняты" в различных версиях постструктура- листски ориентированной социологии (Фуко, Бурдье, Гидденс и др.), методологического индивидуализма (Р. Будон), теории коммуникативного действия (Хабермас), поздней фи-лософской антропологии (в этом отношении показательна творческая эволюция X. Шельски); наиболее же адекватно ряд принципиальных по-ложений С.-Ф. А. воплотился в пер-спективе постклассической социологии в концепции референции Лумана, которую иногда трактуют как особую разновидность функционализма; однако если в теоретических дис-курсах С.-Ф. А. (во всяком случае в своем классическом виде) утратил к настоящему времени сколь-нибудь заметное влияние, то прикладная методология, разработанная в его рамках, продолжает занимать доми-нирующие позиции в конкретных эмпирически ориентированных со-циологических исследованиях (ус-пешно конкурируя с методами каче-ственного анализа и методическими разработками, конституированными в традиции этнометодологии и близких ей направлений). В историко-со- циологической ретроспективе, вос-станавливая определенные "линии" преемственности (точнее — наследо-вания), можно с достаточным на то основанием утверждать, что "линия С.-Ф. А." является в социологии фактически дисциплинообразующей. Она охватывает (в неэксплицитном виде) весь период классической со-циологии (от Спенсера до Дюркгейма), эсплицитно — весь период некласси-ческой социологии (от Радклиф-Бра- уна и Малиновского через Сорокина к Парсонсу и Мертону), а частично "проникает" и в постклассический период ее развития (системо-процес- суальные модели, концепция Лумана).
Она наиболее адекватно воплотила в себе конституирующий для социологии(см. Социология) принцип социологизма, впервые отчетливо артикулированный Дюркгеймом, и в этом отношении иные теоретико- методологические версии социологии могут быть осмыслены как в раз-ном отношении и с разной степенью последовательности оппонирующие ей (вплоть до наиболее радикального противостояния ей, задаваемого "линией" понимающей, а затем и фе-номенологической социологии). Это положение сохранялось вплоть до перехода социологии в постклассическую фазу ее развития. Более того, теоретико-методологические кризисы, которые переживала эта "линия" развития социологии воспринималась как изнутри, так и вне социологии как кризис социологии как таковой, вплоть до постановки под вопрос самой возможности ее кон-ституирования как отдельной научной дисциплинарности (кризис класси-ческой позитивистско-дюркгеймов- ски ориентированной социологии в 1920-х; кризис собственно С.-Ф. А. в конце 1960-х — 1970-е, которая воспринималась как неоклассика в рамках неклассической социологии). При этом социологизм в целом и С.-Ф. А., в частности, в историко-со- циологической ретроспективе вос-принимаются как дискурсы "стаби-лизационного", а не "кризисного" сознания. О роли и "весе" С.-Ф. А. в истории социологической мысли свидетельствует и то, что он стал чуть ли не основным "мальчиком для битья" в постклассической пер-спективе со стороны современных социологически ориентированных дискурсов (будучи в этом качестве мифологизирован наряду с "позити-визмом" и "натурализмом" и встроен в единый с ними ряд, презентиру- ющий то, как не должна строиться современная теоретическая социоло-гия). Здесь собственно содержательный анализ С.-Ф. А. отходит на второй план и в "пылу" полемики часто забывается, что и для современных теоретических дискурсов С.-Ф. А. (при его расширительном понимании как "звена в цепи" "линии" социоло-гизма) является "родовым пятном" в смысле конституирования основных концептов социологических дискурсов как таковых, что можно обнаружить именно (и только) в со-держательных анализах. В этом слу-чае обнаруживается, что "ведущаяся уже в течение века дискуссия по поводу функционализма уходит корнями в неявный органицизм, сопут-ствовавший этой концептуальной перспективе. Количество неявных организационных допущений зависело лишь от того, чья схема подвер-галась рассмотрению" (Дж. Тернер). Согласно Тернеру, из органицизма С.-Ф. А. наследовал представления об обществе как: 1) органической са-морегулирующейся системе, стремя-щейся к гомеостазису и равновесию; 2) аналогичной организму самообес-печивающейся системе, обладающей определенными базисными потреб-ностями и нуждами, без удовлетво-рения которых невозможно его вы-живание, сохранение гомеостазиса или равновесия; 3) целостности, пре-бывающей в состоянии постепенного (и непрерывного) наращивания своей сложности и дифференциации своих частей (и функций); 4) состо-ящем из взаимозависимых частей, когда изменения в одной части вле-кут за собой изменения в других час-тях. Эти теоретические допущения Спенсера были переинтерпретирова-ны Дюркгеймом в духе социального реализма о приоритете целого над его частями и дополнены тезисом о "нормальных" и "патологических" (аномических) состояниях целостно- стей с точки зрения их "функциональных потребностей", что предполагает введение допущения о наличии точек равновесия в системах, вокруг которых и осуществляется их нормальное функционирование. (Согласно С.-Ф. А., "объясняя социальный феномен, мы должны отличать порождающую его причину от вы-полняемой им функции".) Тезис функционализма был дополнен Дюрк-геймом тезисом социологизма, тре-бовавшим объяснять социальное, исходя из самого социального (по типу функциональных зависимостей), не прибегая к "внешним" причинам (и к редукции социального к психо-логическому или индивидуальному), а также концепцией органичес- кой и механистической солидарности (вводящей представление о раз-ных типах самих функциональных связей). Лидером функционального анализа в антропологии явился Радклиф-Браун, стремившийся преодо-леть телеологизм предшествовавших анализов смещением их акцентов на аспект структурности общества (он ввел сам термин "социальная струк-тура"). Функциональные отношения трактовались им как направленные на поддержание необходимой мини-мальной интеграции частей общества, обеспечение отношений солидар-ности внутри целостностей (тезис функциональной совместимости эле-ментов в системе или же постулат универсальной функциональности). Жизнь общества ("социальной сис-темы", замененной в его более поздних работах понятием "культура") в ее динамике трактовалась Радклиф- Брауном как результат взаимосоотнесения взаимодействий индивидов (уровень "социальной структуры") и взаимодействий деятельностей (уро-вень "социальной организации"), порождающий импульс к развитию общества (как смене им своего типа). Другой основоположник Британ-ской антропологической школы — Малиновский — ввел в оборот сам термин "функционализм" и сместил фокус анализа с собственно социума на культуру. Сама культура при этом трактовалась как собрание ар-тефактов (продуктов деятельности) и организующих социальную жизнь традиций (предписывающих адап-тивные нормативные образцы поведения), формирующих индивидов и позволяющих группам поддержи-вать интегрированность и преемст-венность, т. е. целостность общест-венной жизни. По сути, работы Дюркгейма, Радклиф-Брауна и Ма-линовского обозначили основные рамки и перспективы (видения и их горизонты) всего функционализма 20 в., акцентировав проблематику поддержания равновесия в устойчи-вых системах (и задав, тем самым, "дискурс стабилизационного сознания"). Однако классический амери-канский С.-Ф. А. не может быть адекватно понят без еще одной "прививки", сделанной Сорокиным, детально проанализировавшим в их соотнесенности и конституирующей роли по отношению к обществу три его системообразующие составляю-щие, — социум и личность, соотно-симые "внутри" определенной культу-ры (хотя впервые в своем различении они были проанализированы все же Малиновским), презентирующей ту или иную суперсистему ("чувствен-ную", "умозрительную" или "идеа-листическую"), находящуюся в оп-ределенной фазе своего развития (но всегда соотносящую в себе в кон-кретном единстве язык, этику, религию, искусство и науку). Однако если Сорокин в своем проекте интег- ративной социологии двигался в сторону культур-социологии ("объективно" выводившей за рамку социоло-гизма и неоклассической социологии вообще), то Парсонс, исходивший из аналогичных методологических ус-тановок и не без влияния первого, акцентировав аспект социальности, собственно и оформил неоклассический дискурс С.-Ф. А. Парсонс в своем функциональном императивизме исходил из того, что любая система имеет две оси ориентации: 1) ось различения внутреннего-внешнего (акцентирование либо своих собст-венных проблем, либо событий окру-жающей среды); 2) ось различения инструментального-консумматорно- го (акцентирование либо сиюминут-ных "средств", либо долгосрочных ("самодостаточных") потребностей- целей). Ориентация по этим осям порождает адаптацию и целедостиже- ние (ориентация "вовне"), интегра-цию и регуляцию как поддержание образца взаимодействия (ориента-ция "вовнутрь") как функциональные императивы, характеризующие любые системы на любых уровнях их существования, как и их подсистемы, специализирующиеся на обеспече-нии одной из этих четырех функций и имеющие также свои собственные императивы. Социум (социальная система) может быть охарактеризован как система функционально вза-имосвязанных переменных, исходно задающихся на уровне потребностей личности (система личности) и обес-печиваемых нормативно-ценностной системой культуры, обеспечивающей акторов средствами и техно-логиями поддержания социального порядка, т. е. поддержания равнове-сия, устойчивости и консенсуса внутри общества в целом и на каждом уровне и в каждой подсистеме его ор-ганизации. Непосредственными ме-ханизмами усвоения норм и интер- нализации ценностей выступают стабилизирующие целостности всех типов, способы социализации и со-циального контроля, легитимированные в организации деятельности и в институционализации социальных процессов. Любая система есть устойчивый комплекс повторяю-щихся и взаимосвязанных действий, а анализ любого процесса должен проводиться, соответственно, как часть исследования некоторой системы с "сохраняющимися границами". Социальный нормативный порядок есть, следовательно, результирующая тенденций любых целостностей к самосохранению (через поддержа-ние собственной структуры по опре-деленным образцам действия, независимо от колебаний в отношениях системы со внешней средой) и к сохранению границы и постоянства по отношению к внешней среде (сохранение гомеостазиса), поддерживаемых в системности социального действия. Последнее развертывается между личностью и социальной системой в пространстве (поле выбора) между организмически генетически предзаданным и символическими образцами культуры; оно понимается как открытая система, реализующая четыре системные потребности: адап-тацию, целеполагание, интеграцию и регуляцию — латентное поддержание образца. "Поле выбора" для действу-ющего актора задается как много-мерно простроенное по координатам:

универсализм — партикуляризм,

эмоциональность — нейтральность,

достижение — предписывание,

диффузность — специфичность, но закрепляемое в своей неизменнос-ти во времени как "сеть позиций" — "ролевых статусов". Каждому из последних предписывается опре-деленное ожидаемое поведение по культурой закрепленным, обеспе-ченным системой санкций, легити-мированным нормативным образ-цам. В результате С.-Ф. А. должны быть: 1) получена разветвленная и сложносоподчиненная типология связей частей и элементов друг с другом и с целым, 2) прописаны возможные и допустимые (в смысле сохранения стабильности) состояния социальной системы (системы систем) в целом, 3) определены репертуарные наборы функций (подлежащих реа-лизации через системы действий), 4) осуществлен вывод полученных результатов на уровень исследова-ния переменных в конкретных ис-следованиях. На методологической уровне основная проблематика С.- Ф. А. была осознана как изучение отношений между классом структур и классом функций. Она конкрети-зировалась, в свою очередь, в проблемы функциональной необходимости и функциональных альтернатив дей-ствия. Понятие функциональной не-обходимости исходит из представления о том, что возможно определить минимум функциональных требова-ний, которым должна удовлетворять система (общество), чтобы стабильно функционировать в"нормативном" режиме. Понятие функциональных альтернатив, введенное Мертоном (в иных версиях — функциональные эквиваленты, функциональные суб-ституты, функциональные аналоги), схватывает "поле" возможных вариантов исполнения действия при данном наборе структурных элементов. В этом контексте Мертон различил функциональные потребности и структурные альтернативы, которые могут удовлетворить эти потребнос-ти, и снял требование однозначного соответствия функций структурной единице, в целом смещая при этом проблематику С.-Ф. А. в область ис-следования социальной структуры и ее влияния (через структурные ре- гулятивы) на социальное действие (отсюда и определение его концепции как функционального структу-рализма). Полное"функциональное единство", с его точки зрения, — не-достижимый ни в одной системе идеал, так как в ней всегда присутствует диссонирующее ей начало, которое он обозначил через понятие дис-функции (то, что функционально для одной части системы, может быть дисфункционально для другой, и наоборот). В этом же ключе Мертон подверг критике тезис об "универ-сальности функционализма", показывая, что в реальности каждый образец в системе не является ис-ключительно функциональным, а есть, скорее, институциализированное вы-ражение достигнутого в деятельности функционально-дисфункционально- го баланса. Еще одно важное уточнение классического функционализма, осуществленное Мертоном, — введение разграничения "явных" и "ла-тентных" функций (последние суть неинтенциональные и неосознаваемые социальными акторами объек-тивные для системы следствия их действий). Внося эти изменения в С.-Ф. А., Мертон стремился, с одной стороны, "снять" критику в адрес классического функционализма, а с другой — вывести его на уровень теории среднего уровня, позволяю-щей непосредственно выходить на анализ эмпирических фактов. "Ла-тентно" Мертон задал дополнительный импульс уже обозначившейся тенденции к переинтерпретации тео- ретико-методологических основ С.- Ф. А. в терминах системно-процес-суальных моделей (предполагающих в том числе и "втягивание" внутрь себя абсорбированной проблематики социологии конфликта; сам Мертон "вернул" в традицию С.-Ф. А. специ-фически им переинтерпретирован-ное понятие аномии, изгнанное из него под воздействием установки на "интегративно-равновесный" харак-тер социальной системы и общества в целом). Таким образом, уже в позд-них версиях самого С.-Ф. А. намети-лась тенденция к интеграции его с другими парадигмальными разра-ботками в постклассической пер-спективе социологии (в этом смысле примечательно замечание Мертона о том, что любой социолог в опреде-ленной мере структурный функцио-налист, коль скоро он социолог). Однако, с другой стороны, в этой же перспективе была осознана вся па-губность "замыкания" дисципли-нарного дискурса на одну, пусть и "детально" простроенную, теорети-ко-методологическую парадигмаль- ность (другой пример такого "замы-кания" — марксистская ориентация советской социологии). Тем не менее, в истории социологической мыс-ли С.-Ф. А. остается примером чуть ли не единственной эффективной раз-работки универсалистски-экспанси- онистски (по отношению к другим социально-дисциплинарным дискурсам) ориентированной методологии, возникшей на собственном теорети-ческом основании (более того, при последовательном оппонировании философскому знанию). (См. также Структура, Функция, Социология, Социальная роль, Парсонс, Мертон.)

В. Л. Абушенко СУАРЕС (Suarez) Франсиско (1548— 1617) — испанский мыслитель, пред-ставитель поздней схоластики в ис-тории средневековой философии и теологии. В 1564 становится членом ордена иезуитов и получает образо-вание в иезуитской коллегии. Изучает философию. Позже — богослов-ские дисциплины в университете г. Саламанка. Читал курсы лекций в испанских университетах. Под дав-лением местных властей был вы-нужден уехать в Рим. Там С. высоко оценили и предоставили право чи-тать лекции в знаменитой Римской коллегии. С 1597 С. заведует ка-федрой теологии в Коимбрском уни-верситете. Главное философское сочинение С.: "Метафизические рас-суждения" (1597). С. переосмыслил многие положения философии Фомы Аквинского. Он несколько видо-изменяет его в двух центральных моментах: вслед за Уильямом Ок- камом упраздняет различия между сущностью и существованием, а также делает вывод, что неправильно считать, будто вещь состоит из ма-терии и формы ("эйдос"). Вещь, со-гласно С., не есть ни материя, ни форма, она первична по отношению к ним. После С. многие философы отказались от гилеморфизма. Другим важным вопросом для С. высту-пила проблема соотношения свобод-ной воли у человека и божественного предвидения. По мнению С., Бог все предвидит, но все же окончательный выбор остается за человеком. Это по сей день остается доктриной католи-ческой Церкви. С. оказал большое влияние на богословие, оставшись во многих вопросах большим авторитетом для идеологии и мировоззрения Ватикана.

И. А. Нестерович

<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ:

  1. 2.2. Диаграммы структурного системного анализа
  2. Функционально-стоимостной анализ
  3. структурная лингвистики
  4. СТРУКТУРНЫЕ УРОВНИ ОР-ГАНИЗАЦИИ ПРИРОДЫ
  5. § 2. Системность. Уровни структурной организации
  6. ТЕМА 2. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ, ПРОПОРЦИИ И СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ
  7. Лекция 18. Группа и ее структурная организация
  8. 8.4. СТРУКТУРНЫЕ ТРЕНДЫ В РАЗВИТИИ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ
  9. II. СТРУКТУРНО-ЛОГИЧЕСКИЕ СХЕМЫ, ГРАФИКИ, ФОРМУЛЫ
  10. 7.3. Структурная диверсификация народного хозяйства — основа экономического роста
  11. 8. Образец трудового договора с руководителем структурного подразделения организации, предприятия
  12. 7.2. Экономическая и функциональные стратегии
  13. 54. СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ РФ, ЕЕ ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ
  14. СОСТАВЛЯЮЩИЕ АНА-ЛИЗА БАЛАНСА. СТРУКТУРНЫЕ ЦИФРЫ И ГРУП-ПИРОВКА ИМУЩЕСТВА И КАПИТАЛА
  15. 2.5. СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИЙ «СТРУКТУРА ПРОИЗВОДСТВА» И «ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ПРОПОРЦИИ». МЕТОДЫ ОЦЕНКИ СТРУКТУРНЫХ СДВИГОВ В ЭКОНОМИКЕ
  16. Появление функциональных систем
  17. 1.3. Функциональная структура МИС и информационные потоки
  18. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ГРАМОТ-НОСТЬ
  19. 2. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ
  20. Глава 11. Функциональная калькуляция себестоимости