<<
>>

СУБЪЕКТ и ОБЪЕКТ


(лат. subjec- tus — лежащий внизу, находящийся в основе и objectum — предмет) — фундаментальные категории филосо-фии. С. — носитель субстанциальных свойств и характеристик, определя-ющих качественные особенности О.
Соответственно О. — то, что нахо-дится в зависимости от С. и лишено самостоятельной сущности. Поня-тия "С. и О." не стоит ассоциировать с производными от них категориями "субъективного" и "объективного". В данной связке более самодовлеющую природу имеет "объективное", в то время как О., напротив, втори-чен по сравнению с проецированными на него онтологическими, гносео-логическими или праксеологически- ми характеристиками С. Понятия С. и О. имели различную интерпретацию в историко-философской тради-ции. В античной философии понятие "С." преимущественно использовалось как одно из обозначений мате-риальной субстанции, субстрата, тогда как О. соотносился с конкрет-ным видимым предметом. Средневековая схоластика во многом воспро-извела античную трактовку С. и О., признав за С. онтологические пара-метры материальных вещей, а за О. — производные человеческие об-разы С. Своеобразная гносеологиза- ция С. осуществляется в философия Нового времени. Декартовское "мыслю, следовательно, существую" в ка-честве наиболее безусловного и досто-верного начала бытия провозгласило cogito, рациональное мышление. Именно разум выступает здесь в качестве гаранта внешней действи-тельности, ее сущностных характе-ристик и объективности. При этом О. задан через представление, в кон-тексте которого С. наделяется безус-ловными полномочиями "ставить перед собой" те феномены бытия, которые он считает безусловно истин-ными и которые могут выступать отправными точками для последующего философского или научного анализа. Особый онтологический и гносеологический статус С. в новоев-ропейской философии, тем не менее, был сопряжен с рядом парадоксов, обусловленных пониманием С. как конкретного, эмпирического начала. Если человеческий разум суб-станциален по отношению к эмпири-ческой действительности, а человек как носитель разума — всего лишь ее отдельный фрагмент, то где же ис-кать критерии его истинности? Если же разум, также как и сам человек, произволен от опыта, то каким образом можно объяснить его всеобщий характер и тождество познающей личности (единство С. и О. в само-сознании)? Попытку решения этих вопросов предпринял Кант, введя понятие "трансцендентального С.", воплощающего в себе чистые, вне- опытные формы познания и обуслов-ливающие содержание знания от-дельных эмпирических С. При этом трансцендентальный С. изначально задан как единство апперцепции (са-мосознание), где тождество С. и О. обусловливает одновременно и его творческие возможности в позна-нии, в общезначимость диктуемых им истин. Проблему С. и О. по-ново-му рассматривал Гегель, который показал их культурно-историческую динамику, их процессуальность и взаимозависимость в познавательной деятельности. Основной лейтмо-тив неклассической философии связан в акцентировкой творческого статуса С., детерминирующего соот-ветствующие структуры объективной действительности.
При этом С. выступает в качестве носителя сознания, познавательных способностей и творческой деятельности. В марк-сизме понятие С. предполагает прежде всего социально-исторического С. практической деятельности, которая опосредует его отношения с объ-ективной реальностью и в которой воплощается искомое тождество С. и О. Для феноменологической тради-ции С. выступает как "чистое сознание" в единстве его рефлексивных и дорефлексивных процессов, интен- циональные установки которого вносят индивидуальный смысл в бытие объектов. И, наконец, своеобразие С. познания в неклассической филосо-фии связано с представлением об его детерминированности целым рядом внерациональных и некогнитивных факторов (например, идеологии, языка, бессознательного и т. п.). Если неклассическая философия некото-рым образом абсолютизирует творчес-кие возможности С., то постклассика и постмодерн предпринимают свое-образную попытку теоретической ре-абилитации О. Провозглашая "смерть С.", постструктурализм характеризует его не столько как творца, сколько как комбинатора отдельных объек-тивных элементов, растворяющего себя в контексте их процессов и соеди-нений. (См. также Бинаризм, "Смерть субъекта", Тело, Ацентризм.)
Е. В, Хомич СУВОРОВ Виктор (настоящее имя — Резун Владимир Богданович) (р. 1950) — русский историк, мыслитель и писа-тель. Окончил Харьковское танковое училище. Офицер Советской Армии, позже капитан ГРУ. Осознанно (1978) перешел на Запад. Основные сочинения: "Аквариум", "Освободитель" (1981), "Ледокол" (1968—1981), "День- М" (1968—1993), "Контроль" (1981), "Последняя республика: почему Советский Союз проиграл Вторую ми-ровую войну" (1995), "Выбор" (1997), "Очищение" (1997—1998), "Само-убийство" (2000) и др. Историко-ли-тературное творчество С. изначально центрировано на задаче системного преодоления большевистски-советского исторического и идеологического дискурсов. В контексте фунди-рования С. собственных исследований не столько цитированием закрытых документов, сколько детальнейшим системным анализом открытых ме-муарных материалов и опубликованных исторических комментариев, его правомерно рассматривать в ка-честве основателя принципиально нового метода исторического позна-ния — ретроспективно-логической реконструкции. Достоинством этого подхода, основанного на достижениях психоистории, социальной логики, контент-анализа, программ интер-претации текстов, etc, справедливо полагать возможность адекватного анализа течения исторического про-цесса в условиях безвозвратной (осу-ществленной осмысленно и целена-правленно) ликвидации большинства значимых архивных документов. (Вариант: их принципиальной недо-стижимости для исследователя. — А. Г., О. Г.) Высокая степень полемической защищенности концепции С. (полемика с рядом публикаций о "мифах" "Ледокола" и "Дня-М", написанных ангажированными профессиональными журналистами) в значительной степени обусловлена организацией соответствующих текстов в форме мысленного полилога, субъектами которого одновременно выступают Автор, его теоретические оппоненты, независимые эксперты, а также "озвученные" фрагменты исторической реальности во всей ее противоречивости, неоднозначности и многомерности. Итогом мышления и сопряженного с ним историко- литературного творчества С. к концу 20 ст. выступили: 1) корректное описание сценария обоюдо-осознанного разворачивания и разрешения гло-бального конфликта между коммунизмом и фашизмом (центральная идея — тезис о готовности СССР к опережающей планетарной агрессии с целью реализации задач "мировой революции"); 2) перспективная ин-терпретация истории СССР как закономерного следствия изначального противоречия между "государствен-никами" во главе со Сталиным и группы международных террористов — большевиков-космополитов (в частности, Ленина — Троцкого — Бухарина); 3) опровержение ряда значимых мифологем советской истории (уничтожение армии в 1937, неготовность СССР ко Второй мировой войне, роль Хрущева как ниспро-вергателя режима культа личности и т. п.). В контексте существования взаимоисключающих оценок исторического творчества С. выглядит не подлежащим сомнению то, что даже в рамках истолкования его моделей в статусе определенных интеллектуальных гипотез, этот аналитический метод правомерно считать единственным перспективно возможным для исследования эволюции тотали-тарных общественных систем коммунистического типа.
А. А. Грицанов, О. А. Грицанов
СУДЗИЛОВСКИЙ (Руссель) Николай Константинович (1850—1930) — белорусский мыслитель, публицист, этнограф, энтомолог, химик, биолог, первый и последний энциклопе-дист 20 в. Владел 8 европейскими, китайским и японским языками. Первый президент Сената Гавайских островов (1900). Член Американского общества генетиков, ряда научных обществ Японии и Китая. Как врач С. известен работами в области хирургии, методов лечения туберкулеза, теории глазных болезней. Как географ С. открыл ряд островов цен-тральной части Тихого океана. Его географические описания Гавайев и Филиппин, опубликованные в 1890-х, вошли в хрестоматии и учебники для школ и вузов. Как мыслитель и политический деятель С. прошел сложную творческую эволюцию. Юношей он придерживался позиций нигилизма, который составил впоследствии значимый элемент народнической идеологии. Литературный кружок, созданный студентом С., пропагандировал социалистический идеал, усматривая пути его реализации в нравственном совершенствовании человека (1870). Пытаясь прак-тически его осуществить, С. создал общину, построенную на этих принципах (Киевская община). В 1873 С. с группой единомышленников (В. Де- богорий-Мокриевич, В. Донецкий) отправляется в Цюрих с целью орга-низовать поездку в Северную Америку для создания там коммун. Знакомится с идеями Бакунина и Лавровым, полностью их не разделяя. Отсутст-вие средств вынудило группу вернуться в Россию. С. продолжает учебу на медицинском факультете Киевского университета, затем активно включается в политические дискуссии и практические акции народников ("хождение в народ", "Киевская община"). После процесса против участников "хождения в народ" (1877—1878) С. нелегально покидает Россию и отправляется в Лон-дон, где знакомится с функционерами Первого Интернационала (Марксом, Энгельсом, В. Врублевским, Лавровым). Затем он уезжает на Балканы, заканчивает образование в Буха-рестском университете и организовывает "книжную экспедицию".
Судзнловскнй 1033
В Болгарии С. вместе с X. Ботевым принимает активное участие в орга-низации крестьянских восстаний. Анализируя причины поражения восстания, С. приходит к выводу, что бакунинский тезис о готовности народа к социалистической революции не только не приложим к России 1870-х, но и в принципе неверен. 1870—1880-е — новый этап творчес-кой эволюции и практической дея-тельности С., связанный с Румынией. Народническая идеология, состав-ляющая основу его мировоззрения, претерпевает существенную транс-формацию. По мнению С., социаль-ная революция — это революция народная, а народу не могут быть навязаны революционные идеи, революция наступает тогда, когда налицо определенная совокупность мате-риальных и нравственных условий, а искусственное подталкивание си-туации может привести лишь к от-срочке революции и гибели передовых деятелей (как это случилось в Болгарии). (По мнению С., "...если общество хочет сохранить способность к историческому обществу и прогрессу, ему нужно ориентировать психическую конституцию своих членов на нормы поведения в границах демократии и свободного выбора".) В 1877 С. защитил докторскую диссертацию об антисептическом методе лечения в хирургии. На док-торском дипломе впервые появилась двойная фамилия (С.-Руссель). Это было вызвано тем, что Россия включилась в войну против Турции и по территории Румынии проходили русские войска, а он по-прежнему находился в списке особо опасных государственных преступников под № 10. С. активно сочетал врачебную практику с революционной деятельностью. За лечение раненых С. был награжден золотой медалью, а за политические идеи — выслан в про-винцию (1879). За организацию гражданских похорон румынского революционера Зубку-Кодряна С. высылают в Яссы, где он вступает в социалистический кружок и становится идеологом и одним из редакторов социалистической газеты "Бессарабия". 18 марта 1881 в Галаце отмечался день Парижской коммуны с митингами, за организацию этих мероприятий С. был арестован и приговорен к высылке в Турцию. С. с женой и с П. Аксельродом удалось сбежать в Париж. С. разъез-жает по Европе, сочетая научные исследования с революционной дея-тельностью, работает в группе "Освобождение труда", но полностью с народничеством не порывает. 1883 — год потерь для С.: жена с дочерьми возвращаются в Россию, умирает го-рячо любимый отец, родное имение разорено, революционное движение в Европе затухает. С. впадает в сильную депрессию, из которой он выхо-дит только после переезда в США.
В 1887 С. открывает частное лечебное заведение, становится вице-пре- зидентом Греко-русско-славянского общества, участвует в работе русского общества самообразования (преобразованное в 1890 в Русское социал- демократическое общество). Активно занимается публицистикой: "В океанской деревне", "Письмо из Америки", "О роли православной церкви в России", "Письма с Сандвичевых островов", "Как жить на Гавайских островах?" и др. Революционер не на словах, а на деле — С. первым развенчал колонизаторскую политику США на Гавайских островах и стал настоящим защитником гавайского народа. С. создает партию "гомруле- ров" и в 1890 избирается сенатором от канаков (коренные жители Гавайев), а в 1891 становится президентом Гавайской республики. Началось время бурных реформ, тревог, интриг и предательств, которые он пе-реживал очень болезненно. Когда в очередной раз его сторонники (канаки), получив взятки, проголосовали против его законопроекта, который мог бы улучшить жизнь самим канакам, С. не выдержал и подал в отставку. В мае 1905 С. обращается к генеральному японскому консулу с просьбой дать ему рекомендацию для поездки в Японию для посещения лагерей русских пленных, просьба была удовлетворена. В Японии С. занимается активной пропагандой среди солдат, сочетая это с их лечением. Организовал отправ-ку группы русских военнопленных в Россию и написал для них специальную брошюру "В плену. Сборник на память о войне и плене", которая представляла собой программу борьбы за социальное и национальное освобождение. В апреле 1906 в Нага-саки было создано "Восточно-азиатское отделение русской революционной партии" и газета "Воля", за два года работы в этой газете С. написал более 50 статей. Происходило размежевание революционно-демо-кратических сил, которое С. не мог осознать и принять: он попытался объединить все революционные силы в своей партии "Союз помощи народному освобождению", попытка провалилась. С. отошел от практиче-ской революционной деятельности в 1908: сужается и его публицистическая деятельность, стали сказываться разочарования, годы и болезни. С. публикует следующие труды: "Мысли вслух" (1910), "Восток и За-пад" (1916), "Откровенные слова" (1917, Февральскую революцию С. воспринял восторженно, а октябрьский большевистский переворот ка-тегорически отверг как "зигзаг истории" — данная работа направлена против последнего), "Немецкая культура в России", "Два века немецкой культуры в России". После гражданской войны взгляды С. на социалистическую революцию изменились, он заявляет об этом в прессе, в результате вынужден уехать в Китай. В Китае С. создает в 1921 "Комитет помощи голодающим России" — первый в Азии. В сентябре 1923 С. получает документы о назначении ему персональной пенсии как ветерану революции — это единственное признание заслуг, которое оказал ему советский режим. 30 марта 1930 С. умирает от воспаления легких. Р. Тагор называл его самым интересным славянским писателем 20 в. На родине С., в Беларуси, исследо-ванию его жизни и творчества была посвящена монографическая работа М. И. Иосько; был издан ряд исследований за рубежом (в частности, двухтомное издание на японском языке).
Т. К. Кандричина, Н. А. Кандричин
СУДЗУКИ (Suzuki) Дайсецу (1870— 1966) — японский философ. Один из ведущих специалистов по дзен-буд- дизму. Профессор философии уни-верситета Отани в Киото. Член Японской академии наук. В молодости был мирским учеником буддизма в Энгакукее, большом монастыре Камакуры. После получения образо-вания преподавал в университетах Японии. В 1936 в качестве препода-вателя по обмену посетил Велико-британию, где начал чтение лекций о буддизме. В дальнейшем читал такие лекции и курсы лекций в различных университетах Европы и Америки. Исследовал, популяризировал и пропагандировал немонастырский дзен-буддизм. Стремился к "наведе-нию мостов" между западной и восточной философией и психологией. Заинтересовал идеями дзен-буддиз- ма Юнга (написавшего предисловие к одной из книг С.), Хорни, Фромма и др. После личного знакомства с Хорни и Фроммом в 1940-х на семинарах по дзен-буддизму в Колумбийском университете Нью-Йорка поддерживал с ними профессиональные отношения. В 1951 в целях лучшего знакомства с дзен-буддизмом Хорни посетила Японию, а Фромм в 1957 организовал в своем доме в Куерна- ваке специальный семинар по дзен- буддизму и психоанализу, ориентированный на изучение их внутреннего родства и возможностей взаимодополнения. Материалы этого семинара, проходившего под руководством С. и Фромма, впоследствии были положены в основу их совместной книги "Дзен-буддизм и психоанализ" (1960, в соавторстве с Р. Де Мартино). Автор книг "Эссе о дзен- буддизме" (1927), "Дзен-буддизм и его влияние на японскую культуру" (1938) и др.
В. И. Овчаренко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме СУБЪЕКТ и ОБЪЕКТ:

  1. СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ
  2. СУБЪЕКТ и ОБЪЕКТ
  3. 1. Субъект и объект познания
  4. Субъект и объект познания
  5. 47. Объекты и субъекты водных отношений
  6. 56. СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  7. 39. Объекты и субъекты охраны земель
  8. 20. Субъекты и объекты смежных прав
  9. 89. Субъекты и объекты валютных отношений
  10. 1.3. Субъекты и объекты оценочной деятельности
  11. Объект и субъект ипотечного кредитования
  12. 12. Объект, содержание и субъекты банковских правоотношений
  13. 6.2. Объекты и субъекты МЭО в условиях рынка
  14. Лекция 29. Взаимодействие субъекта и объекта управления