<<
>>

Тема 17. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О МАТЕРИИ

Об этимологии термина "материя". — Субстратное понимание материи и его альтернативы. — Формирование представлений о материи в истории философии. — О методологии определения категории "материя".

— Материя как объективная реальность. — Определение понятия материи и его связь с принципом развития. Соотношение философского понимания материи и конкретно-научных представлений о ее строении и свойствах.

Когда мы объединяем различные предметы и вещи одним понятием "материя", мы отвлекаемся (абстрагируемся) от их существенных качественных различий . Нас не интересует ни их форма, ни особенности проявления и функционирования, для нас важно нечто иное. Но что? Возможно, ответ на этот вопрос подскажет значение термина "материя". В переводе с латыни это слово означает вещество. Но не пойдем ли мы по ложному пути, связывая с материей исключительно вещественное, телесное? Тогда что же такое электромагнитное и гравитационное поле, свет, нейтрино, микрочастица, материальны ли они или это плод нашей фантазии, воображения, продукт сознания? Каково предметное содержание категории материя? Вот вопрос, ответ на который многое разъяснит.

В древнегреческой философии активно использовалось этимологическое понимание материи, с материей связывали представление о первовеществе, из которого состояли все прочие вещи. Материя представала как субстрат всего возникающего. Как известно, у Фалеса — это вода, у Анаксимена — воздух, у Гераклита — огонь. Анализируя формирование представлений о материи в истории философии, сопоставим два комментария. Энгельс настоятельно указывает на "первоначальный стихийный материализм, который на первой стадии 200

своего развития весьма естественно считает само собой разумеющимся единство в бесконечном многообразии явлений природы и ищет его в чем-то определенно-телесном, в чем-то особенном, как Фалес в воде"27.

Ницше утверждает: "Начало греческой натурфилософии составляет вопрос о первопринципе, который может сделать понятным пестрое многообразие явлений.

Знаменитый ответ Фалеса — "вода есть материальная первооснова всех вещей,"— сколь бы странным он ни казался, содержит три основных философских требования, важность которых становилась все более и более ясной по мере дальнейшего развития. Требования эти заключались в том, что, во-первых, следует искать подобный единый первопринцип, во-вторых, что отвечать надо только рационально, т.е. без ссылок на миф, наконец, в- третьих, что материальная сторона этого мира должна играть решающую роль"28. Итак, в обоих случаях мы сталкиваемся с императивом монизма — искать единый первопринцип, с требованием мыслить рационально и с признанием материальности мира.

Среди плеяды древних философов выделяется Анаксимандр, для которого материя, или первовещество, — это не конкретное, чувственно данное тело, а некоторая неопределенная изменяющаяся сущность — апейрон. У атомистов материя приобретает вид дифференцированного субстрата. В атомистической теории Демокрита, Эпикура, Лукреция Кара материя как субстрат всех вещей предстает в виде совокупности атомов. Они различны по форме, величине, весу, но неделимы и неуничтожимы. Их разные конфигурации объясняют многообразие объектов.

Реставрируя древнегреческое учение о материи, можно встретиться с обилием родственных терминов. "Архе" — начало — соответствует латинскому аналогу "принципиум". "Стоихенон" — стихия или корень — соответствует латинскому "элементум". Но именно термин "хюле" (hyle), преобразовавшись в ходе исторического развития через латинский

201

аналог в "materia", дал название новой категории. Слово "хюле" первоначально обозначало "лес", "дерево ", т.е. то, что является топливом, строительным материалом. Это и побудило Аристотеля сделать понятие"хюле" одним из основных понятий своей философии. Однако для него материя (hyle) — это только всеобщая возможность предметного многообразия, форму и действительное существование которому придает активное духовное начало "морфе", или форма. Понятие "хюле" у Аристотеля тесно связано с понятием "морфе" ("morphe" или "eydos").

И хотя в онтологической концепции Аристотеля явно ощущается дуализм материи и формы, он никогда не приписывает "хюле" самостоятельной реальности — реально материя существует лишь в соединении с формой29.

Несколько особняком стоит учение о материи, которое можно реконструировать по платоновскому диалогу "Тимей". Во-первых, для понятия материи у Платона нет ни специального термина, ни более определенных разъяснений, чем указание на то, что это есть некий темный и трудный для понимания "вид". Во-вторых, его неизбывной функцией оказывается быть "восприемницей" и кормилицей всякого рождения. В каком- то смысле — это начало, но начало бесформенное. Так как начало, которому предстояло вобрать в себя все роды вещей, само должно было быть лишено каких-либо форм, как при изготовлении благовонных притираний прежде всего заботятся, чтобы жидкость, в которой должны растворяться благовония, по возможности не имела своего запаха... Подобно этому и начало, назначение которого состоит в том, чтобы во всем своем объеме хорошо воспринимать отпечатки всех вечно сущих вещей, само должно быть по природе своей чуждо каким бы то ни было формам"30.

А.Ф. Лосев был бесспорно прав, замечая: "Греки умели поразительным образом совмещать свой абсолютизм со скептицизмом"31. Знаменитое платоновское учение о материи — хоре как о не-сущем и чистой возможности бытия и становления

202

утрачивает свою прочную бытийственную основу. Понятие материи — хоры занимает всего лишь срединное место в триаде ум (демиург) — первичная чистая материя (вместилище и восприемница) — вторичная материя (материальные вещи)"31. Платон призывает отличать то, что всегда существует и никогда не становится, и то, что всегда становится и никогда не существует. Он считает, что сущность вещей, внутри которой они получают рождение и в которую возвращаются, погибая, можно назвать словом "то" или "это", тем самым сообщая им устойчивость и определенность" 32.

Истинно сущее не подлежит никакому изменению и превращению. Это совершенно тождественная, равная самой себе сущность, первообразец и предел становления. Ему принадлежит безусловное и неоспоримое первенство. Но это не материя. В диалоге "Государство" это единое выступает как беспредпосылочное начало. В диалоге "Парменид" оно интерпретируется как " сверхсущее одно", существующее как модель, как принцип идей, порождающий из себя иное. В диалоге "Филеб" всеобщее, одно, единое отождествляется с мировым умом,"который устраивает все достойное зрелище мирового порядка" и в мифологической форме иногда отождествляется с Зевсом.

Механизм становления бытия как мира материальных вещей, по Платону, состоит в том, что предельно точно сформулированный первообразец идеи изливается в материальную действительность, обязывая материю быть вместилищем, восприемницей и функцией идей. Представление о целесообразности всех процессов мира обосновывается коррелирующей взаимосвязью идей и вещей. Идея понимается как смысловая модель бесконечных чувственных проявлений вещей и как закон для всякого единичного.

Учение Платона о материи, которой отведена хотя и важная, но все-таки второстепенная роль, самым непосредственным образом обусловило аристотелевские размышления на эту тему. Однако Аристотель бьется над логическими трудностями

обоснования статуса этой всеобъемлющей "восприемницы" и "кормилицы". Если в чувственном мире вещи возникают, изменяются, перемещаются и гибнут, значит, должно существовать нечто такое, что все это позволяет, первооснова, которая заключает в себе множество возможностей, сочетает противоположности и превосходит все, что являет мир единичных, данных нам в опыте вещей. Следовательно, ей нельзя приписать некоего определенного качества, она не может быть связана ни с каким определением, кдадущим предел ее разнообразию. Она, способная принимать различные определения, и есть первооснова, т. е. материя, обусловливающая возможность и существование мира меняющихся, возникающих и исчезающих вещей. Материя в сочетании "хюле" и "морфе" оказывается необходимым универсальным началом всякого возникновения и изменения.

В средневековую философию аристотелевское представление о материи перешло в значительно преобразованном виде. Средневековые теологи использовали мыслительное наследие Аристотеля и, в частности, заимствовали его идею о "морфе" (форме). Ей был отдан приоритет, она стала рассматриваться как духовное начало. Такая интерпретация позволила провозгласить наличие чистых форм без материи — это боги, духи, ангелы, бессмертные человеческие души. Хотя полемика "отцов церкви" сохранила нам сведения о "еретиках", утверждающих, что материя существовала всегда, до сотворения мира, проблематика, связанная с изучением материальности мира, зашла в тупик.

Философы эпохи Возрождения, не являясь последовательными материалистами, были, однако, едины в оппозиции средневековому спекулятивному мышлению. Идея формы как самостоятельного активного начала исчезает, материя понимается как нечто, имеющее реальное, а не только потенциальное существование. Практика алхимических экспериментов, как это ни парадоксально, способствовала тому, что форму начали считать продуктом материи.

У философов Возрождения Бернардино Телезио, Франциска Патриция, Джордано Бруно осмысление понятия материи приобретает новое содержание. Идея сотворения материи отрицается, материя провозглашается вечной, движение понимается как результат действия природных сил. В уста Теофила — героя своих "Диалогов" Бруно вкладывает следующие слова: "...имеется первое начало вселенной, которое равным образом должно быть понято как такое, в котором уже не различаются больше материальное и формальное и о котором из уподобления ранее сказанному можно заключить, что оно есть абсолютная возможность и действительность"33.

В механистическом материализме Нового времени в основу определения материи кладется не понятие материала, а понятие главных и неизменных свойств, общих для всех материальных предметов. Философы Нового времени воспроизводят на новом уровне методологическую установку, реализованную в античности. Они рассуждают о материи с точки зрения единичного, особенного и непременно конкретно-чувственно данного, но не первовещества, а первопризнака. Они не столь наивны, как философы древности, и не провозглашают в качестве первоосновы и первопричины всего сущего воду, огонь или воздух. В период экспериментального развития всех наук в основу всего кладется ряд механических свойств: протяженность, непроницаемость, тяжесть, фигура.

Можно выделить ряд общих черт, характерных для античного и механистического понимания материи. Во-первых, материя обнаруживается путем нахождения первовещества или первопризнака. Во-вторых, в основе определения материи лежит критерий объективности, т.е. способность существовать вне и независимо от нас. В- третьих, материя противостоит отдельным вещам как нечто неизменное изменчивому. В- четвертых, в определении понятия материи реализуется установка на единичное и особенное.

Инновации состояли в том, что по ходу развития естественных наук в 17 — 18 вв. материя наделялась теми признаками, которые выявляли ученые в конкретных областях знаний. Например, в механике было выделено особое свойство макротел — масса. Оно и становится определяющим признаком материи, которая отождествляется с массой. В химии метод анализа приводит к определению химического элемента, и материя рассматривается как совокупность элементов, обладающих основным признаком, — весомостью. Ограниченность подобных представлений состояла в том, что все материальное мыслилось в виде особого вещества, а само вещество представлялось чисто механистически как то, что имеет размеры, массу, вес. Более того, происходило отождествление специально-научного и философского понимания материи. В философское понимание материи чисто индуктивным путем, путем простого обобщения включались идеи и положения частных наук.

Ошибочность такого подхода была очевидна. Однако спустя два века в 1924 г. Б. Рассел интерпретировал непроницаемость как фундаментальное свойство материи, вероятно, забыв о существовании электромагнитных и гравитационных полей. Спустя сорок лет американский томист Лайтен идентифицировал понятие материи с массой и энергией.

Сведение материи как таковой к одному из ее свойств — достаточно распространенный, но весьма ограниченный способ ее определения. В научном познании подобный прием породил так называемую установку на элементаризм, когда для того, чтобы понять явление, сложное необходимо было свести к простому, а целое к элементу.

Однако, ориентируясь на единичное или особенное — конкретное вещество или свойство, невозможно составить целостное представление о материи. О неспособности дать определение материи на этих основаниях с тревогой писал еще Вольтер: "Мы взвешиваем материю, измеряем ее, разлагаем на составные части, но если мы хотим сделать хоть шаг за пределы сих грубых действий, мы чувствуем собственное бессилие и

пропасть"34. Философы-материалисты ставили неразрешимую задачу — дать определение материи, препарируя ее самое, вне отношения ее к чему-то другому. Вместе с тем уже в 17 — 18 вв. было сформировано более широкое представление о материи. Наиболее удачные шаги в этом направлении принадлежат Бэкону, Гольбаху и Дидро . "По отношению к нам материя вообще есть все то, что воздействует на наши органы чувств", — писал Гольбах35. Ее нельзя отождествить с каким-либо одним первоначалом, мир гораздо разнообразнее, поэтому и определение материи должно быть предельно широким.

Во второй половине 19 в. исследованиями Фарадея и Максвелла были установлены законы изменения качественно новой, по сравнению с веществом, формы материи — электромагнитного поля. Законы электромагнитного поля оказались несводимыми к законам классической механики. В конце 19-го — начале 20 в. последовала целая серия открытий: радиоактивности, сложности химических атомов, изменяемости массы в зависимости от скорости движения тел, понята зависимость пространственно-временных свойств тел от скорости их движения. Эти открытия положили начало новейшей революции в естествознании. Но одновременно в физике возник кризис механистического понимания материи, механистической картины мира. В ситуации отождествления материи с атомом и в связи с последующим обнаружением его способности к распаду ряд физиков, в том числе и Э. Мах, и А.Пуанкаре (так называемые "физические идеалисты"), пришли к выводу об "исчезновении (аннигиляции) материи". Методологическая несостоятельность этого вывода заключалась в отождествлении материи как философской категории с учением о ее физическом строении.

Ситуацию, сложившуюся в философии и естествознании на рубеже двух веков, проанализировал Ленин в работе "Материализм и эмпириокритицизм". Суть его рекомендаций состояла в том, что следует идти не по пути отказа от понятия материи, а по пути включения в нее все новых и

новых обобщений естественнонаучных открытий. Любые физические представления о строении материи учитывают лишь момент особенного, так как касаются не всей действительности, но лишь отдельных ее сторон. Философское понятие материи охватывает собой всю предметную действительность и обладает признаком всеобщности. Оно обозначает всю объективную реальность без ограничений. Философское понимание материи, опирающееся на признак всеобщности, в принципе, не может устареть, поскольку выражает неизменную способность человека отражать внешний мир. Физические представления о свойствах, строении и видах материи непрестанно устаревают и изменяются. Отсюда должен последовать вывод о том, что исчезает не материя, а вчерашний предел нашего знания о ней, "электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна..."36.

С каким же методологическим инструментарием следует подходить к этой категории, как найти ее наиболее адекватную дефиницию? Что значит дать определение понятию? Можно следовать логике перечисления наиболее характерных свойств и признаков и создать дескриптивное (описательное) определение. Таких признаков можно отыскать множество, однако нет никакой гарантии, что каждый из них или их суммарная целостность воспроизведет глубинную сущность предмета. Примером такого описательного определения могут послужить слова Фейербаха о том, что Природа есть все то, что для человека представляется непосредственно-чувственно как основа и предмет его жизни. Природа есть свет, электричество, вода, воздух. Под словом "природа" не разумеют ничего более, ничего туманного, ничего мистического". Действительно, Фейербах "ярок, но не глубок".

Помимо дескриптивного (описательного) определения, включающего в себя веер свойств и характеристик, существуют и другие способы дефинирования. Наиболее частый способ — определение по типу род и видовое отличие. Здесь он мало приемлем. Ибо в рамках материализма материя не может

быть видовым отличием какой-то более обширной сущности, так как более широкого, более общего понятия не существует.

Субстанциональное определение материи указывает на ее несотворимость, неуничтожимость, на отсутствие внешней причины ее существования и изменения. Субстанциональное определение материи полагает ее как субстанцию всех изменений.

Атрибутивное определение материи отождествляет ее не с каким-либо субстратом, а с совокупностью атрибутов: пространством, временем, движением, качеством, количеством.

Примером генетически-контрастного определения могут служить суждения Руссо, который был уверен, что определить материю можно лишь путем противопоставления ее сознанию. Или тезис Г.В. Плеханова: "В противоположность "духу" "материей" называют

37

то, что, действуя на наши органы чувств, вызывает в нас те или другие ощущения" .

И, наконец, искомое определение с точки зрения всеобщего. Оно предполагает выявление категориальной значимости определяемого объекта. В этой связи слова Энгельса "материя как таковая — это "чистое создание мысли и абстракция"38 как бы подсказывают первую часть искомого определения. Материя — это категория... Далее, неисчерпаемость материи делает принципиально беспомощной попытку определить ее как таковую вне отношения к сознанию. То есть в определении должно присутствовать противопоставление материи тому, что ею не является. Этим требованиям отвечает ленинское обобщенное определение материи: "Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них"39.

Из приведенного определения становится ясно, что материя охватывает все бесконечное многообразие различных объектов и систем природы. Единственное ее "свойство" — быть объективной реальностью. Расшифровка последнего невозможна без 209

учета понятий "движение", "взаимодействие", "пространство", "время" и т.п. Иными словами, объективной реальностью обладает то, что в состоянии двигаться, способно к взаимодействию, чему присущи пространственно-временные характеристики, причинность.

Органы чувств человека могут воспринимать лишь ничтожную часть реально существующего. Но благодаря конструированию все более совершенных приборов человек расширяет границы познаваемого мира. Философское определение материи охватывает не только те объекты, которые ныне познаны, но и те, которые могут быть открыты в будущем. В этом его огромное методологическое значение.

<< | >>
Источник: Т.Г. Лешкевич. Философия. Вводный курс - Изд. 2-е, дополненное. 1998

Еще по теме Тема 17. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О МАТЕРИИ:

  1. Раздел пятый. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЕГО СОЗНАНИИ
  2. Тема 25. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ДВИЖЕНИЯ МАТЕРИИ
  3. Тема 9. ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  4. Тема 13. БЫТИЕ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА
  5. Тема 34. ТРАКТОВКА ЧЕЛОВЕКА В НАУЧНОЙ И ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИЯХ
  6. Тема 11. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ В ПОИСКАХ ПОДЛИННОЙ СУЩНОСТИ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ
  7. 4. ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ ВЫДАЮЩИХСЯ ГУМАНИСТОВ XVI ВЕКА
  8. 1. Предмет философии и специфика философского мышления.Основные содержательные аспекты философского знания и главные мировоззренческие направления в его развитии.
  9. Материя
  10. Материя
  11. МАТЕРИЯ
  12. Форма и материя
  13. МАТЕРИЯ и ФОРМА АТОМОВ
  14. возвращение в альма-матер
  15. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИА-ЛИЗМ
  16. МАТЕРИЯ (лат. materia - вещество
  17. Глава 4 МИСТЕРИИ ИЗ ТОНКОЙ МАТЕРИИ
  18. Глава XXI. Дух и материя, предел противоположности
  19. 1-Я СТОРОНА ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ –что является первичным: материя или сознание?
  20. 22. Бытие, материя, природа как определяющие онтологические категории.Их взаимосвязь и различие.