<<
>>

УАЙТ (White) Лесли Элвин


(1900— 1975) — американский антрополог, один из лидеров неоэволюционизма. Изучал историю, политические науки, философию, социологию, психологию и культурную антрополо-гию в университетах Луизианы и Чикаго, Колумбийском университете.
Докторская диссертация по ант-ропологии (1927) основывалась на полевых материалах, собранных У. на Юго-Западе США. В 1930—1970 У. преподавал в Мичиганском уни-верситете. Созданный им факультет антропологии признается одним из лучших в мире. Президент Амери-канской Антропологической Ассо-циации (1964). Основные сочинения: "Энергия и эволюция культуры" (1945, 1947), "Эволюция культуры" (1959), "Эволюция культуры и аме-риканская школа исторической этнологии" (1932) и др. Свою известность У. приобрел на рубеже 1950—1960-х, благодаря критике господствовавших в то время в США антиэволюционистских настроений, выработан-ных Боасом и его последователями. У. приложил немало усилий для реа-билитации эволюционистов 19 в., особенно Моргана. У. предложил собственную оригинальную концепцию эволюции культуры. Культурное развитие, в отличие от природного, по У., антиэнтропийно и состоит в постоянном увеличении объема ис-пользуемой человеком энергии. Это положение впоследствии получило наименование "закон У.". Полемизируя с критиками эволюционизма, У. утверждал, что ранжирование культур возможно по таким объек-тивным параметрам, как степень утилизации энергии, а также — дифференциации и специализации социальных институтов. У. видел в технологии наиболее мощный на-бор стимулов развития социального прогресса общества. Последнее он предлагал рассматривать как обще-ственный способ оперирования тех-нологическими процессами. Этот подход У. получил наименование "культурного материализма". У., бе-зусловно, испытал большое влияние со стороны марксизма. Однако У. не может быть целиком к нему при-числен, о чем свидетельствует доста-точно жесткая марксистская критика его концепций, включавшая обвинение в "технологическом детерминиз-ме". Одновременно с реабилитацией эволюционизма не меньшее место в научной деятельности У. занимало исследование феномена культуры. У., в частности, предлагал сформи-ровать для этого самостоятельную науку — культурологию и, судя по всему, был пионером в употреблении этого термина в Америке. Задачей культурологии, по У., должно было стать объяснение культуры, исходя из нее самой, вне связи с психологией. У. отвергал существование свободы воли и полагал, что человеческое поведение жестко детерминировано. Культура является наиболее мощным фактором, влияющим на личность. То, что индивидуум считает свободой выбора, по мнению У., может быть куда более реалистично ин-терпретировано антропологом как результат взаимодействия культур-ных доминант. Последние настолько глубоко укоренены в сознании личности, что обычно не осознаются как некая самостоятельная сила. Особое внимание У. уделял роли символов в формировании феномена культуры. По У., корни культуры состоят в способности человека произвольно придавать вещам такое значение, которое им самим по себе не присуще.
А сама эта способность составляет уникальную особенность человека, отличающую его от животного мира. Помимо антропологии, У. ин-тересовался философией науки. Он полагал, что наука есть унифициро-ванный способ изучения природы, получивший различные названия (например, физика, биология, ант-ропология) в зависимости от объекта изучения. По У., каждая наука мо-
Уайтхед 1105
жет рассматривать объект изучения исторически, функционально и эво- люционно. При этом все эти три под-хода взаимодополняемы и не проти-воречат один другому. У. предлагал оригинальную концепцию эволюции научного знания, согласно которой познание мира начинается с исследования объектов, наиболее отдаленных от человеческого поведения (например,с астрономии), и постепенно смещается в сторону его изучения (культурология).
П. В. Терешкович
УАЙТХЕД (Whitehead) Альфред Норт (1861 — 1947) — британский философ, математик, логик, методолог. Учился и в первый период свое-го творчества работал в Кембридже. Был известен как ученый, вместе с Расселом (его учеником) разрабаты-вал проблемы символической логики, дал логический анализ оснований математики. Увлекшись работами кардинала Ньюмена (1801 —1890), пережил в 1890-х кризис религиозных воззрений, пытаясь сделать выбор между англиканством и като-лицизмом. До 40 лет философской проблематикой специально не зани-мался. Первые работы философского характера были написаны в русле неореализма. В 1910 переехал в Лондон, где стал деканом в Лондонском университете. Был преподавателем городского Академического совета по образованию, затем профессором Имперского колледжа науки и тех-ники в Кенсингтоне. Начало второго этапа его философской эволюции (третий этап творческой биографии) приблизительно совпадает с его переездом в США по приглашению фи-лософского факультета Гарвардского университета (1924), где он проработал до выхода в отставку в 76 лет (по-следняя лекция была прочитана У. в 80-летнем возрасте). Философскую доктрину У. этого периода определить однозначно достаточно сложно. Сам он говорил о необходимости разработки спекулятивной (умозри-тельной) философии (метафизики), в которой усматриваются мотивы платонизма, а также аристотелизма. В целом же речь шла о рациональном обосновании науки в ряду других воз-можных систем знания (искусство, религия, философия). У. акцентиро-вал в своем позднем творчестве, отмеченном многовекторностью инте-ресов и многообразием обсуждаемых тем, несколько ключевых идей, по которым его философию обозначают как "философию организма" ("орга- ницизм"), как "клеточную теорию актуальности", как "философию процесса" ("философию становления") и т. д. Несмотря на многоплановость философских построений У., смену тем и доминант, о его творчестве можно говорить как о целостном явлении, в котором многие поздние идеи обнаруживаются или предвос- хищаются в более ранних работах, часто даже "дофилософского" перио-да. В 1960-е отмечают "уайтхедов- ский ренессанс" в американской, а затем и европейской философии и методологии знания. Известна вер-сия объединения взглядов У. с "кри-тической онтологией" Н. Гартмана (Г. Вайн). В последнее время актив-но осваивается и развивается круг его идей и следствий из них, имею-щих отношение к частным философским и социальным дисциплинам (прежде к эстетике и социологии — его версия социального символизма, в частности). Основные работы: "Трактат об универсальной алгебре" (1898), "О математических понятиях материального мира" (1906), "Principia mathematica" (т. 1—3, 1910—1913, совместно с Расселом), "Организация мышления" (1917, при переиздании получила новое назва-ние: "Цели образования"), "Иссле-дование оснований естествознания" (1919), "Понятие природы" (1920), "Принцип относительности" (1922), "Наука и современный мир" (1925), "Религия в процессе развития" (1926), "Символизм, его значение и действие" (1927), "Функция разума" (1929), "Процесс и реальность" (1929), "При-ключения идей" (1933), "Способы мышления" (1938 — последняя книга) и др. Творчество У. изначально задано осознанием несоответствия привычной, господствовавшей в науке несколько веков онтологической схемы и скрывающейся за ней субъ- ектно-предикатной логики реалиям науки (прежде всего физики и математики рубежа веков). Это породило программу критического пересмотра и перестройки исходных понятий науки по двум основаниям: приближения их к "действительному опыту" на основе последовательного про-ведения принципа философского монизма (через критику как матери- алистически-позитивистского меха-ницизма, так и гегельянской философии тождества бытия и сознания). Системообразующими принципами у У. выступают тезисы о том, что действительность всегда есть ее ста-новление ("принцип процесса"), а всякая объективность есть возможность для становления ("принцип от-носительности"), требующие преоб-разования представлений о реально-сти, сложившихся в философии и нашедших отражение в классической физике. Последние исходят из идеи "простой локализации" объекта "здесь и теперь" качества в прост-ранственном субстрате, непосредст-венно данном через органы чувств. Но это не есть реальный опыт и реальное знание объекта. Дополнительный фактор их искажения — язык, позволяющий скрывать беспорядоч-ность и бессвязность данных, из которых исходит наука. Это относится как к естественному языку, так и языку математики, уводящим от "затемненности" и противоречивости выражаемого в них содержания (к тому же сам язык не анализиро-вался как "тело мысли"). Язык, будучи неразрывно связан с развитием практически необходимых абстракций, упрощает и деформирует отоб-ражаемую реальность, приводит при неотрефлектированном использова-нии к гипостазированию абстракций, понимаемых как выражение данных опыта, т. е. к "подмене конкретнос-ти". Это приводит к обоснованию "пустой реальности" ("круглый шар", картезианская доктрина "протяжен-ной вещи") и "бифуркации" (раздво-ению) природы ("зеленый лист", сен- суалистская концепция первичных и вторичных качеств). Природа же едина в своем становлении. Но раз-вертывание этого постулата требует предварительной критики языка и его адекватного концептуального по-нимания. У. предлагает и разраба-тывает в этом качестве символичес-кую концепцию языка. Он исходит из того, что одни компоненты чело-веческого опыта (символы) вызывают мысли, эмоции, привычки и т. д. относительно других компонентов опыта (значения символов). Отношение символа и значения задается в символическом (языковом) отношении, не подчиняющемся каузальным зависимостям, обратимом (символ и значение могут меняться местами), определяемом коммуницирующими субъектами на основе чувственного восприятия. Последнее задает сим-волическое отношение через взаимо-действие (сопряжение) двух своих модусов: модуса каузальной обус-ловленности (первичный опыт тела) и модуса презентативной непосред-ственности (вторичный опыт расчле-ненных чувственных данных). Таким образом, истина — это соотношение видимости (чувственного восприя-тия) и реальности (мотив Брэдли). Она такая их корреляция (символи-ческая, не связанная отношениями причинности), при которой восприятие видимости ведет к восприятию реальности и проливает свет на ре-альность, что должно быть адекватно "схвачено" в языке. Тогда объективные данные в познавательном акте — это пропозиция как идеаль-ный принцип, чистая форма или структура. Субъективная форма про-позиции — истинное или ложное суждение, но она же выражает и оп-ределенный интерес, служит формой выражения эмоции. Следовательно, пропозиция — это синтез актуальных явлений, взятых в абстракции, и "вечных объектов". Абстракция, по У., — не свободное изобретение человеческого духа, а выражение оп-ределенных черт действительности (по методу экстенсивной абстракции), за ней "скрывается" объект, но локализованный не в абсолютном пространстве (классическая онтоло-гическая картина мира), а в "событии" как пространственно-времен-ном происшествии. Объект связан с событием особым отношением "ситуации", которое предполагает включение объекта в событие, благодаря чему последнее приобретает качест-венную определенность. Объекты даны непосредственному наблюдению, представимы в "перцептуальном знании", но выражают в событиях инвариантное ("вечное"). У. строит иерархию объектов: от чувственных, перцептуальных к физическим, научным. Изменчивы ситуации, включающие объекты в события, сами же объекты неизменны. Тем самым субъект в разной мере лишь распоз-нает объект в его самостоятельном бытии, но не конструирует его в "то-тальности" ситуации, в которой из-менение одного влечет изменение всего остального. В итоге и реализуются исходные для У. принципы становления — возможность превращается в действительность. Но они требуют дополнения "реформированным субъективистским принципом" — становление есть становление субъ-ективного единства, вбирающего в себя объективную данность, "стяги-вающуюся в единство опыта". Со-гласно У., это акты "претензии", т. е. "схватывания". Как только этот процесс заканчивается, событие те-ряет свое субъективное единство, действительность становится воз-можностью, данностью для нового становления. Таким образом, под-линная действительность проявляется в процессе самостановления, в ходе формирования опыта субъектов. Становление опыта есть одно-временно и формирование субъекта и объекта познания — нет субъекта и объекта самих по себе, есть объект, становящийся субъектом, и объек-тивирующийся субъект. Вместо док-трины "простой локализации" У. предлагает "доктрину объективного бессмертия". События атомарны, собственная жизнь "действительных происшествий" эфемерна, они воз-никают и исчезают. Следовательно, нет непрерывности становления, но есть становление непрерывности, обеспечиваемое "вечными объектами", переходящими из одного субъектив-ного единства в другое и создающими структурную определенность, отоб-ражаемую наукой. Неизменность "вечных объектов" обеспечивается Богом, импульсирующим, по У., и возникновение каждого нового со-бытия. Однако Бог выступает лишь как соавтор событий, а не их творец. Действующая причина — изначально присущая мирозданию творческая энергия ("креативность"), выра-жающаяся в актах "схватывания" (прегензии). "Креативность есть акту-ализация потенциальности, а процесс актуализации — это и есть событие опыта". По У., "процесс творчества является формой единства универсума". Таким образом, пространствен- но-временный континуум формируется в процессах становления и не является априорной предпосылкой познания. Совокупности событий об-наруживают "социальный порядок" на основе общих элементов формы в конкретных "схватываниях", фор-мирования интерсубъективного про-странства и создания условий для воспроизводства сложившегося "со-общества". "Скрепляющей рамкой" выступают также и ценности (блага). В аксиологии У. рассматривает ценности как идеалы ("вечные объекты" божественной природы), при-обретающие свое значение в отношении к миру фактов, получающих завершение, воплощаясь в "актуаль-ных сущностях", что превращает ценность во внутреннюю реальность явления,связанную не только с че-ловеческим деянием. В переживае-мом опыте проецируются друг на друга мир деятельности (множества конечных событий) и мир ценности (единство скоординированности раз-личных возможностей). Рассмотрен-ный сам по себе, каждый из этих ми-ров является абстракцией. В итоге, согласно У., разум в мире должен проявлять себя не только "прагмати-чески" (как средство целесообразной практической деятельности), но и "спекулятивно", исходить из "неза-интересованного любопытства", поз-воляющего "прорваться" к подлинной реальности: поставить пределы умо-зрению означает предать будущее". Систематизируя само накопленное знание, мы способны раздвигать границы собственных возможностей, выходить в область идей, рожден-ных силой воображения. Необходимо преодолеть "цивилизационную" усталость Европы, потерявшей импульс к обретению нового, противо-поставив ей "героизм разума", воз-можный в результате синтеза науки и философии, обоснования картины новой онтологической реальности. Наука имеет заложенные к этому синтезу интенции, но сама не способна его осуществить. Отсюда необхо-димость метафизики,"спекулятив-ной" философии, которая должна дать интерпретацию каждому элементу опыта, объяснить значение аб-стракций, установить связи между концептами посредством выявления их подлинного эмпирического содер-жания, выработать систему общих идей, т. е. завершить усилия разума постигнуть природу Вселенной. Наука невозможна без философского мышления, как бы она ни противи-лась этому. По У., "философия мистична", "но цель философии — раци-онализировать мистицизм", в чем она сродни поэзии в их общей ориен-тации на предельные смыслы ци-вилизации (отождествляемой У. с культурой).
В. JI. Абушенко
УЗНАДЗЕ Дмитрий (1887—1950) — грузинский философ и психолог. Доктор философии (1909), профессор. Академик Академии наук Гру-зинской ССР (1941). Окончил философский факультет Лейпцигского университета (1909) и историко-фи- лологический факультет Харьков-ского университета (1913). Принимал участие в создании Тбилисского университета (1918). Организатор отделения психологии, кафедры пси-хологии и лаборатории эксперимен-тальной психологии при ней. В 1918— 1950 заведовал кафедрой психологии Тбилисского университета, в 1933— 1942 — кафедрой психологии Кутаисского педагогического института. Организатор и директор (1941—1950) Института психологии Академии наук Грузии. В 1920-х разработал основы общепсихологического учения об ус-тановке (термин введен в научный оборот немецким психологом Л. Лан- ге в 1888), которое отчасти противо-поставлялось психоаналитической концепции бессознательного психи-ческого. Трактовал установку как своеобразное целостное бессозна-тельное целеустремленное состояние субъекта, предшествующее деятель-ности. Установил наличие нескольких видов установок и осуществил изучение их свойств и условий фор-мирования. Создал свою научную школу (И. Бжалава, А. Прангишвили и др.). Автор книг "Анри Бергсон" (1920), "Общая психология" (1940), "Экспериментальные основы психологии установки" (1949), "Основные положения теории установки" (1961), "Психологические исследования" (1966) и других работ по различным проблемам философии и психологии.
В. И. Овчаренко
УИЛЬЯМ ОККАМ (Ockham, Occam) (ок. 1285—1349) — английский философ, логик и теолог, монах-фран- цисканец. Философские трактаты, сочинения по логике и комментарии к "Сентенциям" Петра Ломбардско-го были написаны им в так называемый "оксфордский период"; "Сумма логики" — в Авиньоне; политические трактаты — в последнее десятилетие его жизни в Мюнхене. Проти-воречивые интерпретации У. О. как видного представителя схоластичес-кой традиции, с одной стороны, и как ее разрушителя — с другой, обусловлены тем, что в его учении обрели свою логическую завершен-ность почти все основные проблемы схоластики. Так, У. О. уделил вни-мание разработке концепции "двух истин": сфера разума и область веры должны быть разграничены. Теоло-гические истины (их источником является Священное писание), по У. О., невозможно доказать с помощью философских аргументов, и наоборот — научные истины не зависят от богословия, ибо они опираются на разум и опыт, а не на веру. Иррацио- нализация теологии осуществляется У. О. на основе критики схоласти-ческого реализма. С точки зрения У. О., существование Бога как бесконечной актуальности недоказуемо вне теологии, так же, как и сущест-вование общих идей всего сущего в Божественном уме (например, идея сотворения мира, которая должна была существовать в уме Бога до самого сотворения, — это исходное допущение universale ante rem, но только в области теологии). Сфера
Уильям Окнам 1107 же человеческого познания всегда имеет дело с единичными вещами и следует принципу universale post rem (по мнению У. О., если общего нет в Божественном уме, то нет его и в ве-щах). Однако столь радикально ра-циональные допущения получают у У. О. не менее радикальные мистические выводы: очевидная недоказуемость религиозных догматов — с точки зрения человеческого разума — только укрепляет веру, поэтому "научить Богу" может только Откровение. По-следовательное стремление У. О. отде-лить разум от веры, а логику и теорию познания от метафизики и теол'огии обеспечивают рациональный характер и логическую обоснованность его номинализма. Спор об универсалиях выходит за рамки теологии, а вместо умозрительно-онтологической картины мира ранних номиналистов (Абеляр, Росцелин) У. О. предлагает аналитически-гносеологическую ее трактовку. Прежде всего У. О. раз-личает две разновидности знания (что вытекает из различия между ду-шой чувствующей и душой разумной): интуитивное знание (notitia intuitiva), основанное на внешнем восприятии единичных вещей и его переживании, и абстрактное знание (notitia abstractiva), которое можно непосредственно постичь в уме (и в этом смысле оно также интуитивное), его сущностной характеристикой является способность отвлекаться от единичных вещей (существующих или несуществующих). В любом слу-чае абстрактное познание всегда базируется на познании интуитивном — в таком ключе интерпретируется знаменитая "бритва Оккама", выражающая позитивистский принцип экономии мышления. В обобщенной формулировке — "Сущностей не следует умножать без необходи-мости" — этот принцип постулирует приоритетность понятий, выводимых из интуитивного познания. Эм-пирический пафос учения У. О. ба-зируется на признании У. О. реально существующими только единичных вещей. Однако вещи познаются с помощью понятий, или терминов, образование которых обусловлено потенцией — устремлением челове-ческой души на предмет познания. Термин — это простейший элемент знания, всегда выражаемый словом. У. О. рассматривает "естественные" понятия, относящиеся к самим ве-щам, — "термины первой интенции", и искусственные, условные понятия, которые имеют значение, относимое не к одной конкретной вещи, а ко многим вещам, отношениям между ними, — "термины второй интенции". Наука имеет дело с ве-щами и поэтому пользуется терминами как орудиями знания. "Термины второй интенции"становятся объектом рефлексии в логике, кото-рую интересуют значения слов (фор-ма), а не физические состояния ве- щей (содержание терминов). Универсалии же представляют собой понятия о понятиях, ибо они ут-верждают нечто о многих других терминах и не могут обозначать вещи. Универсалии есть просто знаки вещей и являются результатом деятельности разума. У. О. использовал даже особое понятие "суппозиция", которое выражало замещающую, знаковую функцию термина. Учение У. О. о понятиях ("терминизм")отличается высокой степенью абстракции, и оно существенно повлияло на развитие логики и семиотики. Неза-висимость мышления У. О. прояви-лась не только в его философских и логических идеях, но также и прежде всего в его политических трактатах, открытой полемике с Папой, в критике любых авторитетов. Он примыкал к радикальному крылу францисканского ордена ("спириту- алы") и отстаивал идеал евангельской бедности, выступал против пре-тензий Папы на светскую власть, за приоритет мнения общины самих верующих (consilium sapientium) перед авторитетом Папы в вопросах веры, предлагал вполне "демократи-ческую" систему избрания Вселенского собора. Не случайно Климент VI называл У. О. "ересиархом, князем еретиков". Этико-социальная доктрина У. О. представляла собой индивидуалистическую концепцию общества и морали человека. У. О. полагал, что благо всего общества не означает блага его членов — отдельных индивидов. В 14—17 вв. сочинения У. О. были хорошо известны: Ре-формация использовала идеи У. О. в борьбе с католической церковью, на него ссылался Лютер, его труды по логике и философии оказали вли-яние на Ф. Бэкона, Локка, Юма. Распространение идей У. О. в сред-невековых университетах Европы способствовало оформлению такого направления, как терминизм ("ок- камизм").
А. Р. Усманова
"
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме УАЙТ (White) Лесли Элвин:

  1. Библиографический список
  2. Глава 8. РАЗВОД ПРОТИВ НЕСЧАСТЛИВОГО БРАКА
  3. Andrew McManus Andrew McManus Presents
  4. Пишите, затем переписывайте, снова и снова
  5. ТОТАЛИТАРИЗМ (от лат. totalitas — весь, целый, полный, все-общий).
  6. ТУРЕН (Touraine) Ален (р. 1925
  7. ОПИСАНИЕ, дескрипция (англ. description - описание
  8. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
  9. Литература
  10. 2. The Subject and Scope of the Program
  11. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТ-ВО
  12. Peter Switzer Switzer Group
  13. Благодарности
  14. Наркобизнес в США
  15. ОПЕРАЦИОНАЛЬНОЕ ОПРЕДЕ-ЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ
  16. Кто что говорит
  17. Источники на английском языке
  18. Краткий словарь терминов
  19. Новые дизайнеры
  20. СОЦИОЛОГИЯ