<<
>>

УКРАДЕННЫЙ ОБЪЕКТ


" — па- радигмальная фигура постмодер-нистской философии, фундированная радикальным отказом от традицион-ного типа философствования в се-мантическом пространстве субъект- объектной оппозиции и от мышления в рамках соответствующего катего-риального строя.
Понятие "У. О." введено П. Ван ден Хевелем в контексте анализа приемов художест-венного творчества авторов постмо-дернистского направления (узкое или собственное значение термина "У. О."), однако с течением времени обрело более общий статус (широкий смысл термина "У. О."). В контексте постмодернистской чувствительности (см. Постмодернистская чувствитель-ность) постмодернизмом переосмыс-лен такой прием художественной техники, как культивируемое в свое время модернизмом (см. Модернизм) использование в коллажных композициях готовых предметов, жанровое начало которому было положено поздним футуризмом (см. Футуризм) и дадаизмом (см. Дадаизм): тяготение футуризма к "деланью вещей" ("Памятник бутылке" У. Боччони, "металлоконструкции" Прамполини и др.), постфутуристское направление "новой реальности" (от звукового моделирования различных реальностей — типа "концерта большого города" Л. Руссоло — до "космичес-ких" моделей новых миров); в да-даизме — объемные аппликации на дереве и картоне Г. Арпа, "мерцы" К. Швиттерса, представляющие собой композиции из обрывков тряпья, трамвайных билетов, пучков волос, обломков детских игрушек и дамских корсетов и т. п. По оценке М. Дюшана, "живопись кончилась. Кто может сделать лучше, чем сделан этот винт! Скажи, ты можешь так сделать?". Позднее, в модернист-ском неоконструктивизме обрисо-ванная художественная технология обрела программный статус: "я привлекаю внимание к абстрактным свойствам банальных вещей" (Р. Лих-тенштейн); "художественную ценность можно найти в любом предмете, даже в отбросах на улице" (А. Соломон) и т. п. Художественная практика неоконструктивизма развивает заложенное футуризмом и дадаизмом художественное направление "ready made" (начиная от эпатажно известного экспонирования М. Дю- шаном "Сушилки для бутылок" и "Писсуара"): смятые авто Дж. Чем- берлена, композиции Дж. Дайна "Лопата", "Кухня" и др., знамени-тые "Банки из-под кофе" и "Три фла-га" Дж. Джонса, "шелкография" Р. Раушенберга как синтезирующая в единой композиции не только фрагменты фотографий, акварелей, технических чертежей, масляной жи-вописи, афиш, рентгенограмм и т. п., но и внедренные на холст бытовые предметы: часы, мешки для овощей и др. ("Подарок Аполлону", "Картина времени", "Исследователь" и др.). В рамках "авангарда новой волны" оформляется жанр "аккумуляции" как композиции готовых предметов (ср. с ready made): "Кофейники" у Ф. Армана, живые "Лошади" в Римской галерее Я. Коупеллиса и т. п. Аналогично "серийное искусство" или "искусство ABC" ("Пласт очень острых гвоздей" В. де Мариа, "12 стальных пластин" и "144 куска свинца" К. Андре; "кинетика гвоздей" Г. Юке- ра в контексте "кинетического искусства" и др.). В современной культуре постмодерна акценты смещаются таким образом, что указанные технологии могут быть обозначены не как "искусство готового объекта", но как "искусство готового текста". Так, например, современное литературное направление, фундированное методом "найденных предметов" ("found objects"), жанрово изоморфное тра-диционным аккомодации и инстал-ляции, и текстовых практик "новых романистов", культивирует включение в текст повествования своего рода "ready texts" (политические лозунги, афиши, рекламные слоганы, надписи на стенах, медицинские рецепты и т.
п.) — в контексте общей установки постмодернизма на интер-текстуальность (см. Интертексту-альность): "элементы повседневной речи интегрируются в поэтическом дискурсе, устное смешивается с пись-менным, привычное с необычным, коллективный код с кодом индиви-дуальным" (П. ван ден Хевель). По-добным образом, по оценке П. ван ден Хевеля, реализует себя "протест художника против псевдоистины, против тавтологии доксы". Заимст-вованный текст, обретающий новый смысл и новую жизнь в новом автор-ском контексте, и обозначается П. ван ден Хевелем как "У. О.". В контексте парадигмальных презумпций философии постмодернизма эволю-ция понятия "У. О." приводит к су-щественному расширению его содер-жания и фундаментализации его статуса. Разрушение субъект-объ- ектной оппозиции в контексте пост-модернистского типа философствования (см. Бинаризм) далеко не исчерпывается ее распадом, — оно гораздо глубже и предполагает утрату статуса возможности для всех компонентов этой оппозиции, т. е. фундаментальное расщепление оп-ределенности как субъекта ("Я") в любых версиях его интерпретации (ино-, поли- и, наконец, бес-субъект- ность "непознаваемого субъекта" эпохи постмодерна — см. "Смерть субъекта"), так и объекта (предметности как таковой). (Согласно позиции Рорти, собственно, само конституи-рование в философии Декарта понятия "познающего субъекта", понятого как "зеркало природы", и имело своим следствием и конституирование идеи объекта в традиционной для классической философии его ин-терпретации — см. Субъект и объект, "Зеркало природы".) Базовая для постмодернизма критика ре-ференциальной концепции знака (см. "Пустой знак") и отказ от самой идеи возможности внетекстового оз-начаемого (см. Трансцендентальное означаемое) приводит к тому, что по-нятие "объект" в классическом его понимании в принципе не может быть конституировано в контексте постмодернистского типа философ-ствования (см. Онтология, Метафизика отсутствия). По оценке Р. Барта, постмодернизм в зачине каждого (даже — в ретроспективе — класси-ческого) текста усматривает предпо-лагаемое "слово Esto (пусть, например, предположим... )". Текстуально-семи- отическая артикуляция любой пред-метности, по определению Т. Д'ана, "стирает онтологические границы" не только между адресатом и адресантом знакового акта, но и между сообщением и так называемым "со-держанием сообщения", т. е. факти-чески — между объектом и высказы- ванием о нем. — В постмодернистской системе отсчета единственно (и пре-дельной) версией объективности является, по формулировке Кристевой, "проблематичный процессуальный объект", который "существует в экономии дискурса". — Соответственно, любая попытка конституирования объекта как такового может иметь своим результатом лишь симуляцию (ом. Симуляция) внезнакового феномена. Однако в условиях тотальной симуляции апелляция к так называ-емому "объекту" есть не что иное, как, в свою очередь, псевдоистина: объект не может конституироваться иначе, нежели "У. О.": и если исходный смысл этого термина у П. ван ден Хевеля предполагал "похищение" объекта у квазитекстовой реальности (как, например, заимст-вование французскими "новыми ро-манистами" того, что ван ден Хевель называет "высказываниями, тира-жируемыми массовой культурой"), то в настоящее время "У. О." понимается как заимствованный у той ре-альности, которая сама не имеет ино-го, помимо заемного, одалживаемого ей сознанием, бытия: "смысл, кото-рый читатель извлекает из текста, зависит от его собственного вообра-жения" (П. ван ден Хевель).
М. А. Можейко
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме УКРАДЕННЫЙ ОБЪЕКТ:

  1. 10. Объекты права интеллектуальной собственности в системе объектов гражданских прав
  2. 52. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ НА ОБЪЕКТАХ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ, НА ВЗРЫВООПАСНЫХ ОБЪЕКТАХ, ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ
  3. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИИ: ИХ ПОНЯТИЕ И ВИДЫ. ВЕЩИ КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКО- ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИИ
  4. 5.4. Объекты
  5. 8.1. Объекты
  6. 7.4. Объекты
  7. 9.2. Объекты
  8. Дополнительные объекты
  9. СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ
  10. СУБЪЕКТ и ОБЪЕКТ
  11. Объекты за балансом
  12. Будущие объекты
  13. Объекты
  14. 2.5Дерево объектов конфигурации
  15. Контрарные объекты
  16. 2.10. Окно редактирования объекта
  17. 1. Субъект и объект познания
  18. 8.3. Продажа объектов незавершенного строительства
  19. 6. Объекты права природопользования