<<
>>

ВОЙНА


— экстремальное явление общественной жизни, организованная вооруженная борьба между го-сударствами, либо их коалициями (и соответственно вовлеченными на-родами), либо между социальными группами или же этносами общест-ва, выступающая продолжением их политики (а равно намерений полити-ческого характера) насильственными средствами при антагонистических (враждебных, непримиримых) отноше-ниях, крайнем их развитии, состоя-нии.
В. — специфический социальный конфликт, применение (указанными субъектами) вооруженного и любых используемых в этом качестве средств насилия как способа достижения по-литических целей и разрешения общественных противоречий политического характера; крайняя, экстремальная форма разрешения межгосударст-венных либо внутригосударственных политических противоречий. Инва-риантные, сущностные признаки В. позволяют рассматривать данный феномен объективно только приме-нительно к социуму, определенному уровню развития и конкретному характеру социально-политических отношений. Категориальное опреде-ление сущности явления В. исключает в научном оперировании различные "расширительные" интерпретации данного понятия, нередко применяемые на обыденном уровне и отстаиваемые некоторыми философствующими школами. В частности, распростране-ние его на техносферу (В. машин), би-осферу (борьба за существование в природе) и др., где понятие В. либо метафорируется, либо отождествля-ется с более широкими понятиями "борьбы" и "насилия", вследствие чего усматривается феномен В. не только у животных, но и у насеко-мых и во всем физическом универсуме как "факт природы", — такие подхо-ды встречают в науке серьезные возра-жения. С объективных позиций пе-реоцениваются также "избыточно" классовые (акцентированные фило-софской школой марксизма-лени- низма) аспекты определения сущно-сти В. — В. как вооруженное насилие в политических целях — объективная реальность, которую необхо-димо учитывать, анализировать и предвидеть пути его возможного ис-пользования. Как самостоятельная научная проблема В. активно изуча-ется с середины 20 в. отраслью со-временной политологии — военной политологией (фигурирующей в за-падной науке под названиями "поле- мология" (наука о В.), "вайленсо- логия" (наука о насилии)). Военная политология есть наука о роли военной силы во внешне- и внутриполити-ческих отношениях и ее использовании субъектами политики (власти) для отстаивания своих интересов. Всестороннее развитие новейших ком-плексных знаний о В. обеспечивается также соответствующими иссле-дованиями других наук. Предметом философских исследований феноме-на В. выступают проблемные вопро-сы: о сущности В. как общественном явлении и ее историческом генезисе; о месте В. в ряду цивилизационных явлений и ее роли в истории — влия-нии на социальное развитие; об ос-новных типах и видах В. различных исторических эпох; о глубинных за-кономерностях и тенденциях изме-нения сущности В.; о возможностях и условиях устранения В. из жизни общества и др. Специфическое со-держание В. — вооруженная борьба — исследуется совокупностью дисциплин, представляющих непо-средственно военную науку (теория военного искусства — стратегия, опе-ративное искусство, тактика, в кото-рых развиваются теоретические основы планирования, подготовки, ведения и всестороннего обеспечения военных действий соответствующего масшта-ба; теория военного строительства, исследующая вопросы состава и ор-ганизации, структуры и технического оснащения вооруженных сил в мирное и военное время, системы их отмобилизования, комплектования и развертывания, подготовки резер-вов, организации военной службы и другие вопросы; теория воинского обучения и воспитания, разрабаты-вающая формы и методы оперативной боевой подготовки, формирования необходимых боевых качеств личного состава, слаживания под-разделений, частей, соединений с целью обеспечения высокой боеспо-собности и боеготовности вооруженных сил как главного и решающего средства ведения В., а также ряд других специальных теорий — от-раслей общественных, естественных и технических наук, обеспечиваю-щих потребности военного дела).
Наряду с этим В. как сложное социально-политическое явление изучается в историческом (история В.), право-вом (военное право) и иных аспектах. В системе современных, активно раз-вивающихся философских знаний о В. превалирует, являясь широко признанной, концепция рассмотрения В. исключительно как феномена политической истории общества, как социально политического фак-тора. Генезис В. как социального фе-номена объективно рассматривается во взаимосвязи со становлением го-сударственности народов и появле-нием политики как специфического вида государственной (общественной) деятельности. Элементы В. вызревают в недрах древности и от-четливо обнаруживают себя на циви- лизационной ступени так называемой "военной демократии" периода разложения первобытнообщинного строя, отмеченной Морганом в рабо-
Война 175 те "Древнее общество" (1877) именно тогда "...война и организация для войны становятся... регулярными функциями народной жизни", являя "хозяйственный промысел" грабежа других племен, а позднее и соплемен-ников. На последующих этапах циви- лизационного развития В. обретает и другие конкретные функции (экспансии, карательную — подавле-ния, насильственного "переустроения мира" и др.), реализуемые как исторически необходимые. То есть В. — феномен, имеющий конкретно- исторические предпосылки, условия, реальные начало и пределы своего раз-вития, функции в общественной прак-тике, в цивилизационном процессе. В. и общество, а точнее, государство и В., политика и В. рождаются и эво-люционируют вместе, в объектив-ной, органичной взаимосвязи. Как социально-политическое явление, В. имеет исторически преходящий ха-рактер. Действительно, примерно 6000-летний период истории челове-чества (народов, перешедших к госу-дарственности), как констатирует наука, сопряжен с явлением В. (и все они входят в содержание полити-ки), которых произошло уже более 14,5 тыс. больших и малых, в том числе две мировые В. 20 в.; в их ходе и по их причине погибло, умерло от голода и эпидемий свыше 3,6 млрд человек, уничтожены неис-числимые и невосполнимые матери-альные и духовные ценности многих цивилизаций.Глубинными законо-мерностями генезиса и эволюции В. во взаимосвязи с политикой государств всецело определяются также объективная возможность устране-ния В. (альтернативной политикой) из общественной практики и неиз-бежность эпохального перехода народов к всемирной истории без В., открывающего совершенно невидан-ные цивилизационные перспекти-вы. Вызревание основополагающих научных идей о социально-полити-ческой природе В., ее исторически преходящем характере и условиях полного устранения ее из жизни об-щества находит свое отражение в многочисленных историко-философ- ских данных и получает дальнейшее принципиальное развитие в совре-менных исканиях общечеловеческим разумом конкретных путей ос-вобождения от кровавого Молоха. Взгляд на В. как на социальное зло формируется уже в глубокой древности. В ветхозаветной книге "Бытия", в древнегреческой мифологии, скан-динавской "Эдде", древнекитайском трактате "Дао дэ цзин" и других ис-точниках протест против В. облека-ется в форму мечтаний о безвозвратно минувшем "золотом веке", когда все люди были братья и не знали В. Стремление раскрыть природу В. свойственно общественной мысли начиная с рабовладельческой эпохи. Первые шаги в этом направлении осуществили древнекитайский полководец и мыслитель Сунь-цзы (6— 5 вв. до н. э.), древнеиндийский брахман Чанакья (4 в. до н. э.), древ-негреческий историк Фукидид(5— 4 вв. до н. э.), отмечавшие связь В. с состоянием жизни народов и госу-дарственными деяниями. Древнегре-ческие философы (Демокрит, Платон, Аристотель и др.) сделали значи-тельный шаг в анализе социальной природы В. Отмечая, что первобыт-ное состояние людей отличалось естественным господством грубой силы, категорически отрицаются присущность В. первобытному "ди-кому" обществу, а также суждения о В. как извечном, естественном со-стоянии общества. Столкновения древних мигрирующих племен или так называемые "древние В." дейст-вительно по сути своей не В., так как совершенно не представляют особой специфической деятельности племен. Демокрит одним из первых по-ставил вопрос о происхождении В. и попытался ответить на него. Генезис В., согласно его учению, обусловлен экономическими и социально-поли-тическими причинами, имущественным неравенством людей: как пра-вило, на этой почве между людьми возникают всевозможные раздоры и конфликты, и особенно часто они происходят в том государстве, где царит произвол и увеличивается бед-ность граждан. Среди причин В. и вну-тренних коллизий Сократ называл несовершенство человека; невозмож-ность людей разобраться в смысле добра и зла; нарушение законности в государстве по воле правителей. Платон в диалоге "Протагор" определяет В. как "часть искусства политичес-кого". Согласно "Государству" Пла-тона, понятия "В." и "раздор" различны не только как "столкновения между чужими" и "...между своими". В. рельефно выступает при этом прежде всего целью и одной из основ становления рабовладельческой го-сударственности, т. е. политическим законом ее развития. Поскольку численность рабов (в основном плененных) зависит от частоты В., кото-рые ведет государство, начинается "...беспрерывная война между всеми государствами" ("Законы"). В. ста-новится естественным состоянием общества, узаконенным способом приобретения рабов и захвата чужих территорий. Главенствующим принципом социального развития, по мысли Платона, является право сильного над слабым. Однако устро-ителю совершенного государства не следует устанавливать законы "ради военных действий", а, напротив, следует устанавливать "законы, касаю-щиеся войны, ради мира". И "среди распрей" должно, по Платону, "помнить о мире" ("Государство"). В ор-ганичной взаимосвязи с политикой и другими сторонами общественной жизни рассматривает В. также Ари-стотель ("Политика"), обращая внимание на основные стороны ее содер-жания, прежде всего цели, пресле-дуемые вооруженным насилием, и непосредственно вооруженную борьбу. Объективный научный факт — именно с обретением политического содержания В. приобрела развитые формы и вызвала к существованию собственные постоянно действую-щие, обеспечивающие ее социаль-ные институты (вооруженные силы). Сущностная связь между В. и политикой осмысливалась и в последую-щие века. Сложность понимания такого социального явления, как В., вводила, однако, в заблуждение не одно поколение мыслителей про-шлого. Высказать мысль о том, что В. — это не некое самостоятельное социальное явление, а вторичный, зависимый от политики феномен, удалось не многим. Философский вывод о сущности В. сделал в 19 в. немецкий военный теоретик К. фон Клаузевиц (1780—1831), сформули-ровав ее классическую формулу. В., писал он, "...есть не что иное, как продолжение государственной политики иными средствами"; В. — "...не только политический акт, но и под-линное орудие политики, продолже-ние политических отношений, про-ведение их другими средствами" ("О войне"). В историческом разви-тии общественной мысли в отноше-нии к В. примечательны следующие вехи. В период Римской империи возникает концепция космополитического PAX Romana — насильственно экспансируемого мира, поддерживаемого военным могуществом Рима. Не однажды в истории она служила идейным ориентиром формирования (и существования) посредством круп-номасштабных военных экспансий различных империй или так называ-емой "цивилизаций военного типа" (Спенсер), находя свое отражение в политике (великодержавности, ге-гемонизма, неоглобализма и т. п.) некоторых государств вплоть до со-временности. В развитии христиан- ско-теологических воззрений на В. принципиальными являются идеи о "греховности" В., несовместимости ее с учением Христа (Климент, Ориген, Тертуллиан), не исключающие, однако, признание принципа "свя-щенной" В. в защиту Веры и Отечества (концептуально обоснованного еще Августином и Фомой Аквин- ским). В 16—17 вв. гуманистами (Мор, Эразм Роттердамский, Рабле, Монтень, Гроций и др.), выступавшими с резким осуждением В. (феодаль-ной эпохи), впервые выдвигаются идеи ограничения разрушительного действия В. Примерно с 17 в. появля-ются гуманистические (еще весьма идеалистические по своему содер-жанию) проекты "вечного мира" (Э. Крюсе — 1623, Дж. Беллерс — 1710, Кант — 1795). Представителями общественной мысли 18 в. (Мон-тескье, Дидро, Руссо, Вольтер) В. критикуется как социальный пере-житок "варварской эпохи", осужда-ются военные завоевания и насилие, выдвигаются и отстаиваются идеи равноправия народов. С 19 в. в ан-тивоенную аргументацию активно включаются (Оуэн, Фурье, Маркс, Энгельс, Ленин) идеи переустройства общественной жизни на социали-стических и коммунистических на-чалах как условии закономерного устранения В. в новейшую эпоху человечества. Когда "трудящиеся классы" приобретут решающее влияние в государстве, как полагал в свое время Чернышевский, "исчезнет всякая возможность войн", грядет установление нового нравствен-ного мира. Глубокий нравственный анализ проблемы В., впервые подойдя к рассмотрению ее с позиций нравственно-культурных измерений, осуществил В. С. Соловьев. В., отме-чает он, не только социально-поли-тическое явление, но также, и даже главным образом, феномен духовно- культурной сферы жизни, острейшее проявление духовного конфликта различных культур; в тождественности истории человечества с исто-рией В. видится "хронический недуг человечества" ("Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории"). И причины В. и определяющие условия их устранения В. С. Соловьев связывал прежде всего с нравственно- духовной сферой жизни людей. Развитие этих идей продолжили затем в начале 20 в. Бердяев, Е. Н. Трубецкой и др. В 20 в. человечество, пере-жившее две мировые войны, угрозу ядерного апокалипсиса и сотни ло-кальных военных конфликтов, про-возглашает высочайшей значимости идеи: В. не может быть более продол-жением политики насильственными вооруженными средствами, самоис-ключающими как оружие массового уничтожения (ядерное, химическое, биологическое, лучевое и др.), так и в принципе применение таковых средств, угрожающих гибелью всей цивилизации; актуальной практиче-ской задачей мирового сообщества становится созидание ненасильственного мира. Наличие оружия массового уничтожения опровергает не-зыблемость вывода ортодоксального клаузевиционизма о сущности В., поскольку совершенно очевидно, что такое оружие нельзя ни ограничить, ни контролировать таким образом, чтобы его можно было использовать для достижения какой-либо полити-ческой цели. Формируется и утверж-дается теория "неоклаузевициониз- ма", сущность которой заключается в обосновании доктрины достиже-ния превосходства над противником через неприменение силы и оружия. Современные процессы "демилитаризации" общественного сознания выдвигают и постоянно генерируют целую систему идей (и концепций) относительно причин, сущности, со-циального характера современных войн и военных конфликтов, влияния на них бурных политических процессов, происходящих в боль-шинстве государств и регионов ми- pa. Широко известны имена филосо-фов, политологов, специалистов по этим проблемам, таких, как: Ю. Гал- тунг, Д. Бенерджи, Боулдинг, Ч. Мос- кос, В. Шеелен, Б. Фликенштейн, А. Раппопорт, Г. Хаген, Дж. Эбер- ли, С. Благоволин, Б. Каневский, А. Лилов, Е. Рыбкин и др. Общеиз-вестна роль в разработке философс-кой проблематики В. европейских и американских исследовательских центров. Среди них: Королевский институт международных отноше-ний (Великобритания), Институт об-щественных отношений при Бундесвере (Германия), Центр российского и евроазиатских исследований Мон- террейского института (США), Центр по контролю над вооружениями (Ка-нада), Центр оборонной информации (США), Российская ассоциация "Армия и общество" и др. Решение проблемы "мир или выживание" аме-риканский ученый А. Клод видит, например, в правильной постановке вопроса "силового менеджмента" в масштабе всего мира. Он исходит из того, что сила не может быть лик-видирована, так как человеческие группы будут всегда в состоянии причинять друг другу ущерб, в чем мы убеждаемся на протяжении всего человеческого существования. Если на данном этапе развития люди не в состоянии уничтожить разруши-тельные силы, то необходимо тогда стремиться к повсеместному управ-лению ими, "разумно" увязывая их (Ф. Дайсон) с дипломатией и мораль-ными проблемами. Согласно концепции американского социолога Ч. Мос- коса, по мере эволюции современных государств от "общества готовности к В." к "обществу сдерживания В." и от него к "обществу отрицания В." соответственно изменится статус и функции вооруженных сил (Москос Ч. "Вооруженные силы в "обществе отрицания войны"). После Второй мировой войны широкое распрост-ранение получили идеи ненасиль-ственной борьбы в политических процессах современности. Эти идеи, возникшие еще в средние века в Ев-ропе, акцентированные Л. Н. Тол-стым в философии "непротивления злу насилием", развитые в трудах Эмерсона, Торо и др., наиболее глубокое продолжение получили в философии "гандизма" М. Ганди. Активно руководствуются ими па-цифистское движение, отвергающее любые В., а также творцы нового ми-ра, основываемого на принципах ненасилия (см. Ненасилия философия и этика). Однако философская фор-мула сущности В., данная Клаузеви-цем, отнюдь не утратила своего на-учного и практического значения. В целом, хотя и получив ряд истол-кований в новейших научных интер-претациях, она принимается всеми в качестве исходного положения фи-лософского, политологического и иного анализа В. Уже полтора столетия признано, что данная формула наиболее полно характеризует сущ-ность В. в ее связи с политикой. Она, как в фокусе, собирает все важней-шие связи и отношения процесса В.; к этому "фокусу" ведут глубинные корни, питающие В., их вызревание в недрах социально-экономической жизни. Дело в том, что все политиче-ские интересы, которые реализуются в процессе В., продиктованы более глубокими экономическими и социально-классовыми интересами. Сама политика выступает лишь кон-центрированным выражением всех этих интересов. Отсюда идут все последующие связи, определяющие смысл развязывания, ход, развитие В. Любая из В., осуществляемых в настоящее время в так называемых "горячих точках" планеты, является продолжением политики тех или иных государств, народов и наций, со всей очевидностью выражающей прежде всего их материально-эконо-мические и другие определяющие интересы (объективная глубинная причинность войн по историческим и современным данным). Методоло-гически значимым для формирования отношения к В. либо военному конфликту (в широком смысле обо-значает любые военные коллизии, в том числе и мировые войны, в узком — ступень, предшествующую высшей стадии конфронтации — войне) является их социально-поли-тическая оценка. Она объемлет оп-ределение "статуса" В. (конфликта, военной акции) в переживаемый ис-торический период, ее направленности (прогрессивности или реакционности) по ее социально-политическому характеру. Определение социально- политического характера В. — ко-ренной вопрос оценки ее сути. По социально-политическому характеру В. классифицируют на справедли-вые (любая В. в защиту, оборони-тельная или отечественная, а также национально-освободительная), не-справедливые (любые агрессии и ко-лониальные захваты), несправед-ливые со стороны всех вооруженно конфликтующих участников. В на-стоящее время мировое сообщество полагает необходимым руководствоваться в оценке социально-полити-ческого характера В. не только критерием национальных интересов, но вместе с тем и критерием соответ-ствия В. нормам международного права. Сами виды и формы примене-ния военной силы разнообразны. По конкретным основаниям В. клас-сифицируют на внутренние (граж-данские или вооруженные конфлик-ты немеждународного характера), внешние (межгосударственные, ко-алиционные или международные вооруженные конфликты), их предтечи или последствия — военные конфликты и другие виды примене-ния военного насилия (интервенции, акции, демонстрации силы, "кара-тельные" меры, военные перевороты). В. могут быть глобальные и локаль-ные (ограниченные, региональные военные конфликты различной степени интенсивности). Апологетике В. со стороны милитаристски наст- роенных сил, традиционно опираю-щихся на идеи о "вечности" и фа-тальности В. (Протагор, Горгий, Шпенглер, Ницше, Фрейд и др.), о позитивной роли В. как некоей "целительной силы" в жизни государств и народов (Гегель), своеобраз-ной "гигиены мира" (Маринетти), устраняющей растущую "перенасе-ленность" планеты (Мальтус), в том числе "неполноценными расами" (Гитлер), и обеспечивающей геопо-литически необходимое "жизненное пространство" более цивилизованным народам (Р. Челлен, Ф. Ратцель, К. Хаусхофер, Н. Спикмен), о значении В. как фактора ускорения прогресса и неизбежности цивилизаци- онных В. (С. Хангтингтон), — всей этой "философии милитаризма и В." разумом человечества противопос-тавляются подлинно жизнеутверждающие философские идеи мира, формирования общими усилиями государств всеобъемлющей системы международной безопасности на принципах ненасилия. Отвергается логика страшных энтимем: "хочешь мира — готовься к В."; "вооруженный мир — самая надежная гарантия бе-зопасности"; "ядерное оружие — гарант мира, силы и суверенитета как больших, так и малых государств", "необходимо каждому государству иметь такую собственную безопас-ность, которая бы подрывала безо-пасность другого государства"; "си-ловое наказание противника" и т. п. Утверждаются альтернативные принципы: осмысление ядерных реалий, факторов целостности и взаимосвя-занности мира; отказ от угрозы военной силой и применения ее; ува-жение суверенитета и суверенного равенства государств, невмешательство во внутренние дела друг друга; разрешение споров (преодоление ан-тагонистических отношений) ис-ключительно мирными средствами; предотвращение экспансий срывом преступных планов соперничающих государств по переделу мира, пре-дотвращение эскалации начавшихся военных конфликтов; гуманизм и мирное сосуществование, развитие сотрудничества государств, общее решение глобальных проблем. Су-ществует и действует ряд договоров межгосударственного гуманитарного права (МГП), запрещающих при-менение некоторых видов оружия и методов ведения В. К ним относят-ся: Гаагские Конвенции, 1907; Же-невская Конвенция о защите граж-данского населения во время В. от 12 августа 1949; Гаагская Конвенция о защите культурных ценностей во время вооруженного конфликта (1954); Конвенция о запрещении бактериологического(биологического) оружия (1972); Конвенция о запрещении военного или любого враждебного использования средств воздействия на природную среду (1976); Конвенция о запрещении или ограничении применения некото-рых видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрез-мерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (1980); Конвенция о запрещении производ-ства, хранения и накопления запасов химического оружия и его унич-тожении (1993) и др. Мир уже давно перешел ту грань, за которой В. стала неприемлемым орудием политики (см. также Информационная война, Экстремальная ситуация).
Н. П. Баранов
ВОЛАН (Волян) Андрей (1530— 1610) — политический деятель Великого княжества Литовского, идеолог реформации, философ и правовед. Учился в университетах Франкфур- та-на-Одере и Кенигсберга. Как по-лемист выступал как против католи-ческих теологов, главным образом иезуитов, так и против радикальных реформаторов — социниан. Его рабо-ты, направленные против иезуитов, были переизданы в Германии и Фран-ции. В. — автор сочинений "О поли-тической или гражданской свободе" (1572), "Размышления над посланием божественного апостола Павла к эфесцам" (1592), "О счастливой жизни, или наивысшем человечес-ком благе" (1596), "О государе и его личных добродетелях" (1608) и др. В. развивал учение о естественном происхождении общества, государ-ства и права, склонялся к мысли о том, что в истории решающую роль играет субъективная деятельность людей, а не божественное провиде-ние. В сочинении "О государе и его личных добродетелях" на основе добродетелей античной этики, пере-осмысленных с позиций реформированного христианства и ренессансного гуманизма, создал образ идеального человека и гражданина. В. исходил из идеи об определяющем влиянии морали на социально-политические институты общества.
Э. К. Дорошевич, В. JI. Абушенко
ВОЛОШИНОВ Валентин Николае-вич (1895—1936) — российский философ, поэт и музыкант. Окончил Двенадцатую Петербургскую городскую гимназию (1913). В 1913—1917 учился на юридическом факультете Петроградского университета. Оста-вил учебу из-за материальных трудно-стей. В 1918 работал председателем Исполкома сотрудников Петроградского окружного народного суда и заведующим канцелярией уголовно-го отдела. В 1919—1922 работал в Невеле, Витебске и др., где занимал различные административные долж-ности и преподавал музыку, историю литературы и драматургии, эстетику и пр. Исследовал философ-ские проблемы психоанализа и языка. Сотрудничал с М. М. Бахтиным, которому, согласно весьма дискусси-онной, но распространенной версии, полностью или частично приписываются основные прижизненные публи-кации В. В 1922 вернулся в Петроград и продолжил обучение в университете на факультете общественных наук. Специализировался по этнологии и лингвистике. После окончания университета (1924) работал на научных должностях и был аспиран-том Института сравнительной исто-рии литератур и языков Запада и Востока (ИЛЯЗВ). В должности доцента и профессора преподавал гу-манитарные дисциплины в педаго-гическом институте им. Герцена и других вузах Ленинграда. В статье "По ту сторону социального. О фрей-дизме" (1925) и главным образом в книге "Фрейдизм. Критический очерк" (1927) дал подробное и квалифицированное изложение основных пси-хоаналитических идей. Автор работ по проблемам поэтики, философии и истории музыки, лингвистики, в том числе "Марксизм и философия языка. Основные проблемы социоло-гического метода в науке о языке" (1929) и др.
В. И. Овчаренко
ВОЛЬТЕР (Voltaire), настоящее имя — Франсуа Мари Аруэ (Arouet) (1694—1778) — французский фило-соф, писатель, историк, представитель французского Просвещения. Историограф Людовика XV во второй половине 1740-х. Избран в Академию наук Франции (1746). Произве-дения В. в полном издании Моланда (1878—1885) составляют 52 тома. Основные философские сочинения: "Философские письма" (1727—1733), "Метафизический трактат" (1734, издан посмертно), "Основания фило-софии Ньютона" (1736—1738), "Век Людовика XIV" (1751), "Микроме- гас" (1752), "Опыт о нравах и духе народов и об основных фактах истории от Карла Великого до Людовика XIII" (1756), "Сократ" (1759), "История Российской империи в цар-ствование Петра Великого" (1759— 1763), "Карманный философский словарь" (1764), "Несведущий фи-лософ" (1766) и др. В. предложил новое доказательство бытия Бога, которое утверждалось им аксиома-тически, исходя из одной возможно-сти логического обобщения понятия человеческой сущности: "Я сущест-вую, а следовательно, нечто сущест-вует вечно". По мнению В., эта исти-на сходна с первыми положениями арифметики и геометрии, — являясь очевидной, она не может оказаться заключением какой-либо цепочки логических выводов. Мыслителей, отрицающих существование Бога, В. обвинял в механицизме. Так, опро-вержение бытия Бога сводилось ими к тому, что все в природе происходит исключительно в соответствии с за-конами математики. Современная эпистемология такую позицию называет установкой на аддитивность. В результате применения подобной установки сама собой отпадает необ-ходимость обращения к суперадди-тивным причинам, которые не могут быть описаны математическими законами. К таким причинам принад-лежат "Бог" и "конечная причина". Механицисты отбрасывают возмож-ность супераддитивного обобщения человеческой сущности, подчерки-вая непротиворечивость проведения принципиального отказа от идей типа "конечных причин". Однако, по возражению В., это опровержение относится только к полаганию воз-можности несуществования Бога и никак не касается доказательства невозможности существования Бога. Бытие Бога все же мыслимо, а значит, возможно. Отсюда — Бог скорее существует, чем не существует. Про-тивоположность двух установок(на аддитивность и супераддитивность) вынуждает признать лишь немысли- мость ясным образом суммы божест-венных качеств. Установить и об-судить атрибуты Бога человек не в состоянии. Будучи бытием конечным, он не в силах постичь природу божественного бытия. Отталкиваясь от этого тезиса, В. развернул фило-софскую критику теологии: "Мне свойственно всего лишь человечес-кое мышление, теологи принимают божественные решения". Разделяя позиции сенсуализма Локка и на-турфилософии Ньютона, В. называл теологией всякую внеопытную мета-физику. На этом основании В. отвер-гал учение Декарта о вечной душе и врожденных идеях как своеобраз-ную теологию. Таким образом В. упрекал как механицистов, так и теологов. Первых — за односторонний редукционизм всех природных явлений к математическим законам. Вторых — за некритическое учение (наподобие теории о божественных атрибутах). Подлинная философия, по В., должна быть автономна от механицизма и от теологии. По ут-верждению В., метафизические рас-суждения заключают в себе некоторую долю вероятности. Философия строит лишь правдоподобные ги-потезы, выполняя эвристическую функцию, и не должна претендовать на точное знание. В. однозначно кор-релирует теологию и политическую борьбу. Теологи "питают честолюбивые чаяния главарей сект, но кончается это обычно тем, что они стремятся стать во главе партий". Эффективность отношений господст-ва предполагает "фанатизм народа", поэтому каждая "партия" имеет оп-ределенную религию. Теология преследует частные корпоративные ин-тересы и не выходит на уровень интересов общества в целом. Подлинная же мера добра и зла — благо общества, следовательно, мораль не может быть связана с "теологическим мнением". Общество в целом нуждается не во многих теологических религиях враждующих "пар-тий", а скорее в одной естественной (государственной) религии, которая представляет собой философскую веру в Бога (деизм). Если теологическая религия — "мать фанатизма, гражданских раздоров, враг рода че-ловеческого", то религия государст-венная — основа порядка и законода-тель общественной морали. Мировая история видится В. высшим судом человеческих мнений. Поскольку все действия людей основываются на каких-то убеждениях, борьба мнений выступает в форме движущего фактора исторического процесса. Именно поэтому история народа ока-зывается неотделимой от его культуры, нравов и обычаев. В. категорически отвергает идеи провиденциализма. По его мнению: а) далеко не все в ис-тории может складываться к лучшему; б) исторический процесс являет собой не более чем хаос единичных событий, где каждое событие вызвано определенными причинами, но во взаимодействии этих причин невоз-можно уловить какую-либо зако-номерность. Вместо теологического способа рассмотрения истории В. предлагает иной — философский. В связи с этим он ввел в научный оборот термин "философия истории". Просветительская деятельность В. затронула все основные культурные феномены своего времени, включая религию, государство и историю.
А. Н. Шуман
ВОЛЬФ (Wolff) Христиан (1679— 1754) — немецкий мыслитель, философ и математик, с именем которого связано начало Просвещения в не-мецкой философии, основатель первой философской школы в Германии, популяризатор идей Лейбница, подвижник внесения широких знаний в народ. Творческую деятель-ность В. начал с теологии, затем пе-решел к философии и математике. С 1706 становится профессором в г. Халле, где читал лекции по всем разделам философии и исключительно на немецком языке, что в те вре-мена было большой редкостью (не случайно считается, что именно В. положил начало немецкоязычной сис-теме философских понятий). В Халле В. основал первый немецкий научный журнал. По сравнению с протестантскими богословами тогдашней Германии В. был свободомыслящим мыслителем и поборником идей ра-ционализма, что повлекло на него гнев прусского короля Фридриха Вильгельма, который выслал В. из Пруссии. В. переезжает в Кассель, становится первым философом Мар- бургского университета, где его лекции посещал М. В. Ломоносов, изби-рается членом академий Лондона, Парижа, Стокгольма, приглашается вице-президентом в Российскую Академию наук. Находясь под влия-нием идей Декарта, Спинозы, отчасти Локка и главным образом Лейбница, В. всю жизнь с невероятным педантизмом разрабатывал всеобъ-емлющую систему философии. (Главное произведение В. — "Логика, или Разумные мысли о силах челове-ческого рассудка", 1712.) По форме изложения своей системы В. следовал "Этике" Спинозы, излагая свою дедукцию в строго геометрической форме: одна за другой здесь следуют аксиомы, теоремы, схоллии, корол- ларии и т. п. Выработанная В. фило-софская система была первой в Германии. Она охватывала, по сути, все отрасли знания того времени: как те-оретического, так и практического. Все компоненты собственной теоре-тической системы В. пытался рацио-нально обосновать, классифицировать, дефинировать и дедуцировать, заслужив тем самым авторитет родо-начальника "духа научной основа-тельности в немецкой философии" (Кант), однако эта основательность давалась ценой самого несносного педантизма. Систематизация В. идей Лейбница обернулась "плоским тео- логизмом", в результате чего многие интересные идеи Лейбница оказались заменены упрощенными ме-тафизическими схемами, вульгари-зировавшими саму лейбницевскую постановку вопросов. В результате философия Лейбница в интерпретациях В. лишилась многих эвристи-ческих наработок. В частности, свою телеологию Лейбниц пытался совме-стить с идеей механической причин-ности, которая носила у него глубоко имманентный характер; в варианте же В. телеология предстала как поиск внешних целей, главной и последней среди которых провозглашалась по-лезность всех вещей человеку, который, в свою очередь, мыслился В. как предназначенный Богом для того, чтобы почитать его как творца всех вещей. Всю свою философию В. разделил на теоретическую и прак-тическую части, дав тем самым впервые четкое различие между теорети-ческим и эмпирическим знанием. В свою очередь, его теоретическая философия, будучи наукой о всех возможных предметах, насколько они "возможны", и исследующей их взаимосвязи, причины и основания, распадается на логику и метафизи-ку. Будучи рациональной теоретической наукой, метафизика, по В., состоит из онтологии, космологии, психологии и естественной теоло-гии. В состав практических наук В. внес этику, экономику, естественное право и политику. Наиболее разра-ботанной в его системе явилась онтология, в которой более всего чувство-валось влияние Лейбница, а также Декарта. Следуя в целом основным идеям своего немецкого предшест-венника в области космологии, В. тем не менее отказался от его мона-дологии и внес некоторые изменения в его учение о "предустановленной гармонии", отдавая предпочтение декартовскому психофизическому дуализму и механицизму. В области этики и политики В. был сторонни-ком естественной морали и теории естественного права. Центральное место во всей системе В. занимала его естественная теология, или учение о Боге. Ибо только Бог является самостоятельным и необходимым существом, все остальные, согласно В., — лишь его творения, не облада-
Волюнтаризм 179
ющие такой самостоятельностью. Конечной целью философии и стано-вится выяснение этого первичного основания всех вещей. Несмотря на ряд присущих ей методологических недостатков, философия В. оказала существенное влияние на развитие теоретической мысли в Германии, став чуть ли не единственным руко-водством по изучению университетских философских курсов вплоть до возникновения философского учения Канта, назвавшего своего пред-шественника "величайшим из всех догматических философов".
Т. Г. Румянцева
<< | >>
Источник: А. А. Грицанов. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001

Еще по теме ВОЙНА:

  1. ВОЙНА
  2. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  4. ВОЙНА ЗА ТАЛАНТЫ
  5. 3. Война в королевстве кривых зеркал
  6. БЛИЦКРИГ (нем. «Blitzkrieg» - «Молниеносная война»
  7. ГЛАВА XI. ЗА КРЕПОСТНОЙ СТЕНОЙ — ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НЕТОКРАТОВ И ВИРТУАЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ
  8. 79. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ
  9. Жизнь человека ценна сама по себе
  10. Часть 2