<<
>>

Остальная часть финансового сектора

. —

Особых разъяснений по сберегательным учреждениям не требуется. Можно лишь еще раз указать, что (как и в случае с коммерческими банками) относительная неизменность показателя их задолженности ( в % ВВП ) связана в основном с развитием рынка ЦБОА.

Именно благодаря ему данные группы сумели переместить активы и обязательства со своих балансов в ССН. Что касается разряда "Прочее" (см. вышеуказанные рисунки), то в него входят кредитные объединения, компании по страхованию жизни, финансовые компании, ипотечные компании, инвестиционные трасты, брокеры и дилеры, финансирующие корпорации. Этот разряд

сравнительно мал (всего 14% ВВП). Кроме того, за последние двадцать лет он (в % ВВП) так и не вырос. Поэтому дальнейшие комментарии излишни.

Финансовый сектор: итоговые замечания. — За последние два десятилетия задолженность финансового сектора выросла гораздо быстрее по сравнению со всеми остальными секторами экономики. Сейчас его лидерами стали ипотечные пулы федерального значения, ПСГ и эмитенты ЦБОА, выросшие с невероятной скоростью.

Но прочность их положения нужно оценивать в контексте состояния всей экономики. В 2001 и 2002 годах уровень потребления оставался довольно прочным несмотря на экономический спад и резкое соскальзывание рыночного курса. По мнению многих наблюдателей, эта потребительская живучесть связана с непрерывным энергичным ростом кредитов (в форме ипотеки и потребительских кредитов), которые выдает финансовый сектор. Рост безработицы, замораживание зарплаты, разорение рынка акций, низкий (в историческом сравнении) уровень сбережений — все это говорит о том, что в последующие месяцы и годы финансовый сектор будет быстро утрачивать надежность своих активов. И этот процесс уже сейчас набирает силу. По мере его ускорения и сами кредиторы будут утрачивать репутацию надежных партнеров, а потому им станет все труднее выпускать собственные долговые инструменты.
В условиях всеобщего падения надежности кредитов зарубежные инвесторы будут неохотно предоставлять новые кредиты американскому финансовому сектору.

Личный сектор

Если за последние годы экономика США и была двигателем мирового экономического роста, то причина тому — американский потребитель-лихач за рулем этой машины.

В конце второго квартала 2002 года долг кредитного рынка в личном секторе достиг 7,9 трлн долл., то есть этот сектор стал самым крупным заемщиком после финансового. В процентах ВВП этот показатель быстро набрал высоту с 50% (в 1980 г.) до 77%, так что американский потребитель мощно подпитал мировую экономику.

Вследствие рекордно низких процентных ставок и безудержного напора кредиторов с их ссудами личный сектор продолжал наращивать и долги, и потребление. Но из-за дефляции экономического пузыря "Новая модель" кривая безработицы пошла вверх, сбив планку роста личных доходов до самого низкого уровня в истории нескольких поколений. Более того, крах американского рынка акций уничтожил с марта 2000 года 8 трлн долл. Соотношение между погашением потребительской задолженности и личным доходом за вычетом налогов быстро набирает новую пиковую высоту, а уровень личного банкротства уже достиг новой рекордной отметки. Не менее тревожная ситуация сложилась и с уровнем личных сбережений. В 2000 и 2001 годах он, на пике подъема, чуть не стал уровнем, так сказать, личных несбережений.

Подробнее эти вопросы уже рассматривались в главе 5, а потому теперь можно без дальнейшего анализа заключить: в американском личном секторе царит финансовая разруха. И при дальнейшем ослаблении экономики и рыночного курса это положение может лишь ухудшиться. Личному сектору остается только одно: меньше занимать и выплатить хотя бы часть имеющихся на сегодня долгов. Что касается зарубежных инвесторов, то они, наверняка, проявят благоразумие и будут осторожнее, принимая любые кредитные решения по этому сектору. Так что в ближайшие несколько лет этот сектор с его долгами вряд ли покажется им заманчивой инвестиционной перспективой (см.

рис. 6.16).

Рис. 6.16. Обязательства кредитного рынка личного сектора: 7800 млрд долл. на 2002 г. (второй квартал)

Муниципальные ценные бумаги

Источник: "Отчет о движении капиталов" Совета ФРС; табл. L. 100.

Нефинансовый корпоративный сектор

Развитие событий в корпоративом секторе происходило почти так же, как и в личном: безоглядные займы и умопомрачительно

нерациональное размещение капитала. О долговом кризисе корпоративного сектора уже говорилось в предыдущей главе, поэтому здесь можно ограничиться лишь кратким обобщением фактов. Во втором квартале 2002 года задолженность достигла 7 трлн долл., или 68% ВВП (в 198 0 году она была 1,5 трлн, или 53%).

Обязательства корпоративного сектора включают в себя корпоративные облигации (54%), банковские ссуды (17%), прочие ссуды и авансы (14%); см. рис. 6.17. Впрочем, так следует из

Рис. 6.17. Нефинансовый коммерческий бизнес; обязательства кредитного рынка: 4866 млрд долл. на 2002 г. (второй квартал)

Коммерческие бумаги

Источник: "Отчет о движении капиталов" Совета ФРС; табл. L. 102.

его отчетов. Но можно ли им верить? Передние полосы газет из недели в неделю пестрят всевозможными разоблачениями и скандалами, связанными с махинациями в этом секторе. Поэтому есть все основания считать, что он сильно занизил предоставленные данные о задолженности. И наоборот: нет совершенно никаких оснований считать, что его стоит кредитовать и впредь. В первом квартале 2002 года американские коммерческие банки сократили коммерческие и промышленные ссуды на 78 млрд долл. (т.е. на 7,5%) по сравнению с предыдущим годом. Сейчас этот сектор одолевает полномасштабный кризис в форме "кредитной напряженки". И корпорации должны сейчас уменьшить свою задолженность. Многие из них будут просто обязаны сделать это по решению суда (по делам несостоятельных должников). В 1999, 2000 и 2001 годах зарубежные инвесторы приобрели американские корпоративные облигации на суммы в 161 млрд, 183 млрд и 231 млрд долл., соответственно.

В силу потерь, которыми грозили эти инвестиции, в ближайшие годы профицитные страны вряд ли выберут американские корпоративные облигации в качестве инвестиционного средства для рециклирования долларовых излишков.

Источник: "Международная финансовая статистика", ежегодник за 2001 г.

Как видно из рис. 6.18, во время последнего спада в начале 1990-х годов рост суммарной задолженности кредитного рынка

замедлился по мере того, как частные инвестиции также уменьшились, а темпы роста расходов на личное потребление и вовсе упали до черепашьего шага. Та же схема будет действовать и при нынешнем откате. Рост задолженности кредитного рынка не достигнет уровня, необходимого для реинвестиции долларовых излишков профицитных стран.

Правительство США

Из всех крупных секторов, которые производят долговые эмиссии для американских кредитных рынков, менее всего сверхкредитованием страдает американское правительство. Благодаря двум налоговым повышениям (в 1990-е годы) и быстрорастущим доходам от налогов на увеличение рыночной стоимости капитала (в бытность пузыря "Новая модель") федеральное правительство получило бюджетный профицит на 4 года подряд, начиная с 1998 года. (Правда, многие в правительстве не без оглядки письменно и под присягой поручились бы за точность указанных отчетных данных, если сопоставить их с отчислениями в систему соцобеспечения.) Эти финансовые излишки положили конец длинной череде дефицитных бюджетов, которые в период с 1980 по 1998 год увеличили госдолг правительства (на руках у населения) на 3,1 трлн долл. Благодаря излишкам госдолг (на руках у населения) в % ВВП понизился с 50% (в 1993 г.) до 33% (в начале 2002 г.). В абсолютном исчислении этот показатель, достигнув максимума в 3,8 трлн (в 1997 г.), опять пошел вниз, до уровня в 3,4 трлн (в 2001 г.).

Но теперь, из-за экономического спада и обвала рынка акций, в стране снова бюджетный дефицит. Согласно прогнозам Административно- бюджетного управления, в 2002 году он должен составить 165 млрд, а в 2003 году — 109 млрд долл.

США. Однако, судя по развитию событий, прогноз на 2003 год оптимистичен до радужного. Ведь налоговые доходы будут значительно ниже ожидаемых ныне, т.к. экономика продолжает терять темпы развития, а рыночный курс — падать. При этом расходы обещают быть намного выше из-за дополнительных затрат на смягчение удара от спада. Не исключено даже, что к 2004 году бюджетный дефицит побьет свой прежний рекорд в 290 млрд долл. (установленный в 1992 г.) и двинется дальше.

Возможное спасение доллара на ближайший период — новое крупное предложение казначейских облигаций. Торговые партнеры США не упустят шанс инвестировать свои долларовые излишки в облигации, проявив безоговорочное доверие и поддержку американскому правительству.

Для инвестирования излишков профицитным странам нужно надежное инвестиционное средство с ежегодной финансовой емкостью около 500 млрд долл. США. Но велика ли перспектива найти такой гигантский надежный кредитный инструмент в рамках финасового, личного или нефинансового корпоративного сектора? Отнюдь нет — если учесть факторы, о которых говорилось в данной главе. Значит, с точки зрения профицитных стран, сейчас в США как нельзя более подходящий момент для крупного дефицитного бюджета.

Но тогда возникает вопрос: в какой мере и на сколько его хватит для удовлетворения потребности остальных стран в надежных долларовых активах?

В настоящее время доля зарубежных частных владельцев американских казначейских облигаций составляет 40% от общего выпущенного объема. В подобной крупной иностранной доле американское правительство, возможно, увидит угрозу для ценных бумаг. А вдруг эти страны по каким-либо экономическим или политическим причинам начнут активно сбывать казначейские облигации на рынок? Представляете себе, какой ажиотаж может подняться на финансовых рынках в США и во всем мире! Поэтому будет, пожалуй, оправданно предположить, что доля зарубежных владельцев казначейских облигаций вряд ли превысит 50% от общего числа.

Из сделанных предположений следует, что бюджетный дефицит в 500 млрд долл.

США смог бы обеспечить лишь половину нового предложения долларовых активов, необходимых торговым партнерам США. А это означает, что профицитным странам пришлось бы искать надежные инвестиционные точки в частном американском секторе, чтобы разместить там 1 трлн долл. на последующие четыре года. Если же они не готовы пойти на такой крупномасштабный риск, то доллар неминуемо рухнет от конвертирования долларовых излишков профицитных стран в прочие валюты.

Не исключены и иные варианты развития событий. Однако среди них трудно представить себе такой, где вполне реальная комбинация событий надолго укрепила бы доллар на его нынешнем уровне. Допустим, дефицит будет меньше 500 млрд долл. (что вполне реально). Но тогда профицитным странам придется искать в частном секторе точку для более крупного объема инвестиций, что и вовсе дело трудное. Не исключено также, что дефицит будет больше 500 млрд (например 800 млрд и даже выше). Но превышение подобных размеров означало бы наличие очень серьезного экономического спада и, как следствие, еще большее ограничение в выборе надежных инвестиционных точек частного сектора.

Наконец, в случае системного кризиса в банковском секторе или краха одного или нескольких крупных ПСГ произошел бы немедленный скачок в предложении казначейских облигаций, но при этом остальные подразделения кредитных рынков понесли бы гигантские потери.

Следовательно, судя по всему, в лучшем случае (т.е. при растущем бюджетном дефиците) остальные страны могут рассчитывать лишь на часть необходимых им надежных долларовых активов. Его рост облегчит давление на доллар. Но предложение гособлигаций может оказаться недостаточным как помеха для продажи долларов либо, наоборот, чересчур крупным и породить кризис в прочих секторах кредитных рынков. Временная передышка благодаря возросшему дефициту бюджета — вот на что может рассчитывать доллар в лучшем случае (если оценивать ситуацию реально), причем даже при самых благоприятных обстоятельствах.

Акции

В 20 00 году, при рыночной вершине, остальные страны приобрели американские корпоративные акции на сумму 19 4 млрд долл. США, а в 2002 году этот показатель составил 129 млрд. В период с марта 2 00 0 г. по середину июля 2 002 г. индекс S&P упал на 48%, нанеся удар как американским, так и зарубежным инвесторам (см. рис. 6.19) . Материальный ущерб от обвала американских рынков акций в этот период составил около 8 трлн долл.

Рис. 6.19. Промышленный индекс Доу-Джонса в 1970—2002 гг. (среднемесячные данные)

Источник: econmaqic.com.

Эти рынки нельзя считать надежным местом, куда профицитные страны могли бы в ближайшие годы вкладывать долларовые излишки. Для доказательства достаточно двух доводов.

Во-первых, рыночная капитализация

американских рынков акций упала с момента их пика (в начале 20 00 года) на 8 трлн долл. Теперь они не способны с прежней легкостью поглощать сотни миллиардов долларов зарубежных инвестиций.

Во-вторых, по историческим меркам курс акций остается сильно завышенным. В период с 1900 по 1990 год средний коэффициент соотношения "цена/доход" индекса S&P был в 15 с лишним раз меньше исторического уровня доходов. В середине 2002 года, после обвала в 48%, кратность соотношения с историческим уровнем доходов составила 30 раз. Так что в своих расчетах инвесторам лучше опираться на прогнозы, а не историческое прошлое компании, а потому учитывать уровень доходов в перспективе, а не в прошлом. Впрочем, если принять во внимание все новые скандальные разоблачения массового бухгалтерского мошенничества компаний с высокой былой репутацией, а также идущий экономический спад, то, похоже, дальнейший обвал доходов, как минимум, не менее вероятен, чем их скачок (см. рис. 6.20).

Источник: "Блумберг".

И как только расширение пузыря по благодатной восходящей спирали в рамках экономики сменится порочным движением по нисходящей спирали, доходы улетучатся в мгновение ока. Именно этот процесс стал во многом виновником 75%-ного падения японского рынка акций и 8 8%-ного обвала таиландского рынка акций после разрыва их экономических пузырей. С падением же индекса S&P лишь на 48%, а промышленного индекса Доу-Джонса — лишь на 30% (от их максимумов) курс американских акций остается завышенным. Не исключено, что они упадут гораздо ниже и потом годами будут оставаться внизу. Так что настоятельный совет профицитным странам: ищите иную точку для вложения излишков!

Рис. 6.21. Промышленный индекс Доу-Джонса в 1920—55 гг. (месячные цены закрытия)

Источник: economagic.com.

Кстати, при обвале американского рынка акций в 192 9 году он сначала упал на 8 8%, а уже потом дошел до минимума. До вершины же 19 2 9 года он снова поднялся лишь в 1954 году, то есть 25 лет спустя (см. рис. 6.21). Так что, скупая дешевое, не всегда разбогатеешь!

<< | >>
Источник: Ричард Дункан. КРИЗИС ДОЛЛАРА. 2008

Еще по теме Остальная часть финансового сектора:

  1. Глава 15. Налогообложение организаций финансового сектора экономики
  2. 5 2. Учет в банковском секторе и на финансовом рынке
  3. VI раздел. Особенности налогообложения финансового сектора экономики и некоммерческих организаций
  4. 6.2. Особенности взаимодействия реального и финансового секторов в переходной экономике России
  5. Г л а в а 1 Государственные финансы в системе финансовых отношений1.1 Государственный сектор экономики и его роль в развитии национального хозяйства
  6. ЧАСТЬ 1. История финансовых пирамид и денежных маний
  7. Глава 7. Государственный сектор
  8. ПРОГРАММИРОВАНИЕ БЮДЖЕТНОГО СЕКТОРА
  9. ПРОГРАММИРОВАНИЕ ДЕНЕЖНОГО СЕКТОРА
  10. ПРОГРАММИРОВАНИЕ ВНЕШНЕГО СЕКТОРА
  11. Бизнес сектора "В" — это лучшая цена