<<
>>

ГЛАВА XII. Способы регулирования бумажного обращения

Мы теперь достаточно подготовлены к рассмотрению различных способов обеспечения выпуска бумажных денег. Это один из труднейших вопросов финансовой науки. Держась чисто фактической почвы, мы, может быть, уясним себе этот вопрос, освободив его от внутренних противоречий.

Государство может либо взять выпуск условных денег в собственные руки, как оно это делает с чеканкой монет, либо предоставить его частным лицам или обществам под условием строгого контроля со стороны государства.

Ниже мы увидим, какая из этих двух систем выгоднее; а теперь рассмотрим те различные способы, коими регулируется выпуск бумажных денег, — все равно, государственных или частных, — и гарантируется исполнение обязательств.

1) Простой депозитный способ. Эмитент обязывается иметь у себя постоянный запас металлических денег или слитков, равноценный всей сумме непогашенных билетов. Выдача платежа по какому-либо билету вызывает уменьшение резерва.

2) Частичное покрытие. Вместо того, чтобы держать запас благородных металлов, равный всей сумме выпущенных билетов, эмитенту может быть дозволено покрыть определенную часть выпуска государственной рентой или другими вполне надежными бумагами.

3) Минимальное покрытие.

Эмитент обязан постоянно иметь у себя в металлических монетах или в слитках определенную минимальную сумму.

4) Пропорциональное покрытие. Резерв находится в определенном отношении к сумме выпущенных билетов, составляя треть или четверть ее.

5) Фиксированное максимальное покрытие. Выпускаемые билеты не должны превышать известного максимума; нарушение этого правила влечет за собой штраф.

6) Выпуск с эластичными пределами. Для выпускаемых билетов предписывается, как и в предыдущем случае, определенный максимум, но штраф за нарушение этого правила до того незначителен, что эмитент при известных обстоятельствах может скорее предпочесть уплатить штраф, чем ограничить выпуск.

7) Бумажное покрытие.

Резерв ценностей, который должен иметь у себя эмитент, может состоять не только из золота и серебра, но и из государственной ренты, государственных бумаг, акций и других ценных бумаг.

8) Покрытие реальным имуществом. Эмитенту предоставляется право иметь в качестве резерва для погашения своих обязательств не только бумаги, но и реальное имущество, как, например, дома, земли, корабли и пр.

9) Выпуск, ограниченный вексельным курсом. Крупный банк уполномочивается выпускать разменные билеты, но обязывается тотчас прекратить выпуск, лишь только вексельный курс окажется неблагоприятным для страны и, следовательно, выгодно будет вывозить металлические деньги за границу.

10) Вполне свободный выпуск. Выпуск билетов предоставляется свободному соперничеству частных лиц, с устранением всяких ограничений и предписаний, кроме относящихся ко всем вообще договорам и обязательствам.

11) Выпуск al pari . Бумажные деньги выпускаются в форме банковских билетов, но не размениваются на металлические. Так как, однако, пока существует лаж на золото, выпуск ограничен, то такие бумажные деньги могут сохранить одинаковую ценность с металлическими деньгами, которые они номинально изображают.

12) Бумажные деньги, применяемые к уплате податей. Неразменные бумажные деньги выпускаются в неограниченном количестве, но государство старается держать их al pari, обязываясь принимать их в уплату налогов наравне с металлическими.

13) Деньги с отсроченным разменом. Билеты выпускаются с обещанием разменять их в будущем, и момент обмена или определяется вполне точно, или ставится в зависимость от каких-либо событий.

14) Бумажные деньги в собственном смысле. Эмитенты бумажных денег совершенно свободны от исполнения своих обязательств, так что билеты остаются в обращении только в силу привычки, предписания правительства или отсутствия другого менового средства.

Хотя здесь перечислены 14 различных способов выпуска бумажных денег, однако время от времени

могут появляться и другие.

Существует бесчисленное множество средств, коими можно обеспечить исполнение обещания или сделать это исполнение ненужным; кроме того, перечисленные нами способы можно различным образом между собой комбинировать; так, например, можно установить, чтобы резерв состоял частью из металлических денег и частью из закладных свидетельств или реального имущества. Далее, банкиру может быть дано право выпустить билеты без всякого резерва на определенную сумму, с обязательством дальнейшие выпуски покрывать наличными деньгами. Мы зашли бы слишком далеко, если бы подробно останавливались на всех этих способах, их преимуществах и достоинствах и на том, как они в разные времена и в разных местах комбинировались между собой и выполнялись на практике. Ограничимся поэтому лишь кратким обзором этого обширного вопроса.

Прекрасный пример просто депозитного способа представляют старинные депозитные банки итальянских торговых республик, банки в Амстердаме и Гамбурге и лондонская гильдия золотых дел мастеров, поскольку последние ограничивались приемом денег на хранение. Билеты, выпущенные по этой системе, в сущности ничем не отличаются от складочных или закладочных свидетельств. Исполнение обязательства здесь обеспечивается постольку, поскольку это в состоянии сделать закон. Количество таких билетов будет всегда в полном соответствии с количеством имеющихся в наличности металлических денег; нечего опасаться, что они вытеснят металлические деньги,

так как на каждый находящийся в обращении билет имеется соответственное количество металла в подвалах или кассах эмитента.

Эта система не приносит больших выгод; они ограничиваются тем, что уменьшается стираемость монет и устраняются трата труда и риск, с которыми сопряжены перевозка и подсчет металлических денег. Общество теряет проценты на всю резервную сумму, и эта потеря составляет большую часть того, во что обществу обходится употребление менового средства с внутренней ценностью. Может случиться также, что в руках отдельных лиц монеты безопаснее, чем в банке; капитал, лежащий как будто бы без пользы, служит нередко большим искушением для монархов, как это было, например, с Карлом I в Англии.

Когда в 1795 году французы завоевали Голландию, то оказалось, что большей части наличных денег, которые должны были лежать в подвалах Амстердамского банка, в действительности не существовало, так как они были выданы без ведома вкладчиков Ост-Индскому обществу и городскому управлению. Во многих случаях правительство вынуждало банки предоставить в свое распоряжение их резервы, за что государство освобождало их от обязательства разменивать банкноты на наличные деньги.

С частичным покрытием организован был выпуск билетов Банка Англии на основании акта 1844 года. За каждый новый билет, выпущенный эмиссионным отделением Банка Англии, оно должно было положить 39,934 грамма золота. Общая сумма сложенного в подвалах банка золота была, однако, на 15 миллионов фунтов стерлингов меньше общей суммы выпущенных банкнот, и разница эта, оставаясь неизменной, покрывалась вполне надежными ценными бумагами, а также теми 11 миллионами, которые банк выдал в беспроцентную ссуду правительству. Такое устройство обеспечивает все выгоды простой депозитной системы, и в то же время общество выигрывает проценты на сумму не менее 445 000 фунтов стерлингов в год, в том числе правительство получает не менее 188 000. Договор, заключенный между правительством и банком, состоит в существенных чертах в том, что правительство берет у банка большую часть 15-миллионного резерва и за то разрешает ему употребить остаток для покрытия расходов по печатанию билетов и урегулированию их обращения.

Размен банковских билетов может быть гарантирован еще тем, что эмитент обязывается не спускать своего металлического резерва ниже определенной суммы. Предложить такого рода гарантию — все равно, что посоветовать кому-либо, во избежание нужды в деньгах, всегда оставлять в кармане рубль. То обстоятельство, что минимальная сумма должна всегда быть в подвалах налицо, делает ее до некоторой степени бесполезной, так как она не может быть употреблена на удовлетворение предъявителей билетов. Минимальный резерв может иметь смысл лишь в том случае, если законодательная власть или правительство оставляют за собой право приостановить действие закона в эпоху денежных кризисов, когда банки осаждаются требованиями денег.

Эмитенты оплачиваемых по предъявлению билетов могут обязаться держать резерв, находящийся

в известном отношении к выпущенным билетам, например, чтобы он составлял четверть всей их суммы. По этой или подобной системе был организован выпуск билетов в Соединенных Штатах. Это, без сомнения, лучше, чем полагаться на умеренность, осторожность и честность эмитента. Лишь только банкир заметит, что резерв дошел почти до узаконенного предела, он будет действовать с большей осторожностью, чтобы не нарушить закона. Если, вследствие неблагоприятных условий торговли и кредита, внезапно предъявлено будет большое количество банкнот, то запас узаконенных платежных средств будет уменьшаться быстрее, чем сумма обращающихся билетов, по той простой причине, что последняя с самого начала превышала резерв. Если, например, выпущено билетов на 10 000 долларов, а резерв составляет 40 000, то, по предъявлении билетов на 20 000 долларов, первая сумма упадет до 80 000, а вторая до 20 000; если по закону резерв должен составлять не меньше четверти суммы обязательств, то нужно приостановить размен билетов. С того момента, как резерв дошел до своего узаконенного минимума, банкир не может им больше пользоваться иначе, как только нарушив закон; тем не менее можно сказать, что закон бесполезен, за исключением того случая, когда он не соблюдается. На практике система эта сводится к способу минимального резерва, описанному выше. Именно тогда, когда банкир больше всего нуждается в деньгах, он не может затронуть своего резерва; вследствие этого во время денежного кризиса 1873 года в Соединенных Штатах произошел застой в обращении, давший себя

сильно чувствовать торговым людям. Этот способ имеет еще и то неудобство, что он мало или вовсе не устраняет побуждения к большим выпускам. Каждый вновь выпущенный билет представляет большей частью своей ценности бесплатное увеличение капитала банка и приносит проценты, пока билет этот остается в обращении.

Способ максимального покрытия, по которому одному или нескольким банкам разрешается выпуск билетов на определенную сумму, но никак не больше, нисколько не противоречит принципам политической экономии. Таким путем не только сберегаются проценты на известную часть средств обращения, но и создаются удобные и не стирающиеся деньги. При огромном выпуске билеты вытесняют только часть металлических денег. Могут возразить, что ограничение произвольно и что наличных средств обращения быть может недостаточно; но ведь публике предоставляется полная свобода — употреблять металлические деньги вместо бумажных. Ограничение касается не всей массы циркулирующих денег, а лишь части ее — бумажных денег, и если оно уменьшает сбережение процентов, которое имело бы место при неограниченном выпуске билетов, то эта потеря возмещается тем, что устраняется опасность, которой всегда сопровождается воображаемый излишек золота. Образчик этой системы представляют те 170 английских банков, которые еще пользуются правом выпускать билеты. По предложению Роберта Пиля было постановлено парламентским актом 1844 года, что банкам этим, какой бы у них ни был резерв, разрешается

впредь выпускать столько билетов, сколько они в среднем выпускали в последние 12 недель до 27 апреля. Если же какой-либо банк переступит эту границу, то он уплачивает денежный штраф, равный среднему месячному излишку.

По способу эластичных пределов организован выпуск банковских билетов в Германии. Имперский банк, а также государственные и частные банки, удовлетворяющие известным требованиям закона, имеют право выпуска билетов без обеспечения золотым резервом на сумму 385 миллионов марок. Сверх этой нормы они могут выпускать билеты лишь под условием обеспечения равноценным количеством золота; это, следовательно, не что иное, как частичное покрытие выпуска. Но, с другой стороны, закон разрешает в некоторых случаях переступить дозволенный предел, с тем, чтобы за все выпущенные сверх нормы билеты был уплачен налог в размере 5 процентов. Таким путем публика гарантирована от слишком большого выпуска билетов, но зато и выгоды, вытекающие из всякого выпуска, сделались проблематичными. Эта система, однако, все же лучше английской. В Германии закон устанавливает разные нормы выпуска соответственно обстоятельствам, т.е. делает норму эластичной и, таким образом, предотвращает опасность денежных кризисов.

Для обеспечения размена правительство может обязать эмиссионные банки держать у себя в качестве резерва определенное количество государственных бумаг или надежных торговых векселей. При таком условии представляется невозможным, чтобы билеты

в конце концов не были разменены. Но не нужно забывать, что банковский билет заключает в себе обязательство выдать по предъявлению известное количество золота или узаконенного металлического платежного средства, а «разменять билет в конце концов» не то же самое, что оплатить его немедленно. При бумажном резерве возможность крупных платежей зависит от продажи ценных бумаг за металлические деньги; но дело в том, что билеты предъявляются к размену как раз тогда, когда ощущается недостаток в металлических деньгах. Конечно, за государственные бумаги и надежные векселя можно во всякое время получить наличные деньги, так что банк с таким бумажным резервом всегда обладает платежеспособностью. Но лекарство опаснее для общества, чем сама болезнь, которую оно должно исцелить: внезапная продажа резерва по какой угодно низкой цене может вызвать такое потрясение денежного рынка, которое причинит больше вреда, чем прекращение размена билетов. Свободный размен предполагает соответственный запас золота и серебра, и раз в стране нет достаточного количества благородных металлов, то запас этот не может быть возмещен ни какими бы то ни было бумагами, ни обязательством уплатить к определенному сроку.

Часто утверждали, что для обеспечения размена билетов нет необходимости ограничиваться только золотом, что резерв может состоять и из земель, домов, и недвижимого имущества вообще. На этом был основан известный план Джона Ло. В своем знаменитом сочинении «Рассуждение о деньгах и торговле с

проектом, касающимся снабжения народа деньгами», напечатанном в 1705 году, он предлагает назначить комиссию для печатания билетов, которые «принимались бы для платежей везде, где их предлагают», т.е. служили бы узаконенным платежным средством. Он излагает разные способы, которыми такие билеты могут быть обеспечены землей; по его мнению, проще всего распределить их за обычный процент между поземельными собственниками с таким расчетом, чтобы сумма билетов составляла половину или 0,66(две трети) стоимости земель. Падение цены билетов он думает предотвратить тем, что все цены будут выражены в серебре. Ассигнации французского правительства времен революции представляли собой известные участки земель, конфискованных у духовенства. Государственные кассы должны были выдавать за них наличные деньги, если бы земли скупались; но так как цена земли не была установлена и, следовательно, не существовало определенного отношения между ценностью земли и ценностью бумаг, то даже наличность громадных пространств земли не могла помешать постепенному падению цены ассигнаций до 0.005 их первоначальной ценности. Такой же характер имели билеты, выпущенные Фридрихом Великим для пополнения своей истощенной войнами казны; но они приносили проценты. Земля, без сомнения, представляет одно из лучших обеспечений долга, если деньги даны на долгий срок. Но так как в случае внезапной нужды в деньгах землю труднее всего обратить в деньги, а банковские билеты по существу своему подлежат размену во всякое время, то ясно, что резерв

из недвижимого имущества еще менее целесообразен, чем из билетов государственного казначейства или надежных государственных фондов. В защиту бумажных денег, основанных на ипотечном резерве, приводят обыкновенно тот довод, что таким путем значительно увеличивается количество орудий обращения, а с тем вместе и народное богатство. Нетрудно, однако, доказать, что увеличение количества циркулирующих денег повлечет за собой их обесценение. В самом деле, для данной ступени развития торговли и промышленности необходимо определенное количество циркулирующих денег, и если бы банковские билеты действительно разменивались на известное количество земли или каких-либо других материальных предметов, то в конце концов был бы, без сомнения, предъявлен к размену весь излишек билетов, превышающий действительную потребность в них. Допустить же, что меновое средство какой-либо страны действительно может подобным образом обмениваться на землю, очевидно, было бы нелепо.

В начале текущего столетия банкиры склонялись к тому мнению, что бумажные деньги необходимо регулировать соответственно состоянию в данный момент иностранного вексельного курса, притом так, чтобы выпуск бумажных денег ограничивался всякий раз, как низкий курс и вывоз звонкой монеты возвестят падение бумажных денег. Регулировать соответственно вексельному курсу, конечно, лучше, чем не регулировать вовсе; но если бы даже и удалось привести в исполнение это средство, то получились бы те же результаты, как при депозитном способе.

В Англии и Америке существует экономическая школа, считающая целесообразным разрешить всякому выпускать такое количество разменных билетов, какое только может разойтись. Она называет это свободной банковской системой. При свободном выпуске бумажных денег закон, правда, обязывает банки разменивать выпущенные ими билеты, но им вместе с тем предоставляется право держать у себя такой резерв звонкой монеты, какой они сами считают нужным. С абстрактной точки зрения можно, конечно, ожидать, что выпущенные по этой системе билеты будут размениваться; но ввиду сильных колебаний торгового оборота, которые с каждым днем становятся не реже, а чаще и интенсивнее, банки периодически осаждаются требованиями размена билетов, и опыт показал, что всегда найдется несколько банков, которые слишком верят в свою звезду и ведут свои дела не с такой осторожностью, чтобы быть в состоянии исполнять свои обязательства и в периоды кризисов.

Когда выпуск неразменных бумажных денег находится всецело в руках правительства, то можно избежать многих темных сторон этой системы, приостанавливая дальнейший выпуск или изымая из обращения часть старых денег всякий раз, когда цена золота в сравнении с бумажками становится выше pari (номинала). Пока неразменные билеты стоят на такой же высоте, как изображаемые ими золотые монеты, они так же хороши, как разменные. Со времени последней войны этот принцип применялся французским банком с полным успехом, как видно из того, что, несмотря на политические и финансовые злоключения Франции, неразменные билеты никогда не спускались ниже pari более чем на 1/2 или 1 процент. За этим единственным исключением, едва ли можно указать много таких случаев, когда неразменные бумажные деньги не претерпевали значительного обесценения. Во время прекращения платежей звонкой монетой в Англии лаж на золото дошел до 25 процентов, что, однако, не помешало Фоксу, Ванситарту и другим выдающимся людям того времени смеяться над теми, кто утверждал, что бумажные деньги обесценены. Это показывает, что в денежных вопросах не должно полагаться на суждения отдельных лиц.

Правительства нередко пытались поддерживать ценность бумажных денег al pari, объявив, что они принимаются в уплату податей, и сделав их, таким образом, единственным платежным средством для таких целей. Когда русское правительство выпустило ассигнации, оно и само принимало их по определенному курсу вместо медных монет и даже требовало, чтобы при платежах в государственную кассу, по крайней мере, двадцатая часть уплачивалась ассигнациями. Французские ассигнации эпохи революции также принимались в государственных кассах. Этот способ предохранения бумажных денег от обесценения можно рекомендовать только при следующих двух условиях: 1) подати и всякие другие денежные требования государственных касс должны определяться раз навсегда установленным тарифом, и 2) должно быть выпущено такое количество билетов, чтобы всякий, желая реализовать металлическую ценность имеющихся у него билетов, мог без труда найти человека,

которому как раз нужно уплатить подати и который, следовательно, не прочь был бы отдать звонкую монету взамен билетов. Но маловероятно, чтобы оба эти условия всегда имелись налицо. В Америке бумажные деньги принимались в уплату штемпельного сбора, а также служили до определенной суммы узаконенным платежным средством для всякого рода налогов и пошлин, за исключением таможенных. То обстоятельство, что таким путем извлекается из обращения некоторое количество билетов, не служит, однако, препятствием к их обесценению, раз они вскоре снова пускаются в оборот или, для удовлетворения настоятельных потребностей правительства, выпускаются даже новые билеты.

Во время войны или восстания часто нет иного средства достать денег, как выпустить билеты с обещанием разменять их после успешного окончания войны или когда положение будет достаточно обеспечено. Если при этом обещаны также и проценты за все время до размена, то такие билеты представляют собой скорее процентные бумаги. Такого рода билеты выпущены были, например, Кошутом в Нью-Йорке, причем размен их должен был произойти после установления независимого венгерского правительства. Подобные же билеты выпущены были и известным Уолкером, временным президентом республики Никарагуа. Лучший пример бумажных денег с отсроченным разменом представляют билеты, выпущенные казначейством союзных южных штатов Северной Америки; часть этих билетов подлежала уплате через 6 месяцев после заключения мира с северными штатами, а другая часть — через 2 года по окончании войны. Все подобные бумаги можно рассматривать как малонадежные векселя на большой срок. Благодаря народному патриотизму, они входят в обращение и, за неимением других денег, остаются в силе долго; но их ценность подвержена сильным колебаниям. Бывали, впрочем, примеры, когда такие бумаги в конце концов разменены были на металлические деньги.

Мы подошли, наконец, к бумажным деньгам в собственном смысле, которые выпускаются правительством с тем, чтобы они служили узаконенным платежным средством. Подобные неразменные бумаги пускаются в обращение как разменные или вместо таковых, и номинальная ценность их выражается в звонкой монете. На французских 100-франковых мандатах, например, фигурировала следующая надпись: «Bon pour cent francs» («Добрые 100 франков»). На жалких бумажках, циркулировавших в Буэнос-Айресе, значилось: «Un Peso, Moneda Corriente» («Песо, ходячая монета»); эта надпись напоминает то время, когда песо еще был нормальной металлической монетой. Хотя обещание размена представляется проблематичным, бумажные деньги тем не менее остаются в обращении отчасти потому, что нельзя ведь обойтись без орудия обращения, а металлических денег нет; если звонкая монета и имеется в небольшом количестве, то она извлекается из обращения частными лицами либо в видах заработка, либо для будущего употребления. Опыт, впрочем, показал, что неразменные бумажные деньги могут при некоторых обстоятельствах сохранить свою полную ценность, если ограничить их выпуск. Так, например, билеты Английского банка стояли al pari долго спустя после прекращения размена.

Главнейшие возражения против неразменных бумажных денег сводятся к следующему:

1) слишком велико искушение выпускать их в чрезмерном количестве, а это ведет к их обесценению;

2) нет никакой возможности поставить размер выпуска в соответствие с потребностями торгового оборота.

Почти всегда, с прекращением размена, бумажные деньги начинают выпускаться в неимоверных количествах. За исключением некоторых британских колоний, нет почти ни одного цивилизованного народа, который бы не испытал на себе прелестей бумажных денег. В России больше ста лет обращаются обесцененные бумажные деньги; несмотря на разные попытки ограничить выпуск кредитных билетов, почти каждая война неминуемо вела к их увеличению. Италия, Австрия, Соединенные Штаты — все изведали прелести бумажных денег. История Новой Англии и некоторых штатов Северной Америки богата примерами чрезмерных выпусков бумажных денег и того вреда, который вытекает из этого для общества. Один из выдающихся государственных людей, Вебстер, выразился об этом так: «Мы пострадали от бумажных денег больше, чем можно пострадать от любого общественного бедствия. Они погубили больше людей, оказали более печальное действие на важнейшие интересы нашей страны и сделали больше несправедливостей, чем оружие неприятелей».

Бумажные деньги нередко рекомендуются, как удобное средство произвести принудительный внутренний заем, когда правительство находится в таком безвыходном положении, что оно никак не может достать денег. Конечно, таким путем очень легко взять у народа средства и с их помощью значительно уменьшить обязательства правительства; но не следует забывать, что вместе с тем всякий частный должник взимает известный принудительный налог со своего кредитора. Положение правительства должно быть поистине печальным, если оно решается таким путем обратить в ничто все договоры и общественные отношения, которые оно призвано охранять.

Бумажные деньги имеют еще тот недостаток, что они не могут в достаточной степени приноравливаться к потребностям торгового оборота. Их нельзя, подобно металлическим деньгам, ввозить и вывозить, и, за исключением правительства или уполномоченных правительством банков, никто не имеет права ни выпускать их в обращение, ни извлекать из него. Если в торговле внезапно произойдет крупное оживление, то только правительство может увеличить количество необходимых средств обращения, а если оно это сделало и оживление прошло, то циркулирующие деньги, будучи в избытке, падают в цене. Но и наилучшим образом осведомленное правительство не может определить, когда именно будет ощущаться нужда в орудиях обращения; вследствие этого, деньги, как и всякий товар, должны быть предоставлены свободному действию законов спроса и предложения.

Говорят также, что польза бумажных денег заключается в том, что они не могут быть вывезены из страны и на них не оказывает влияния внешняя торговля.

Но при этом забывают, что если внутреннюю торговлю совершенно отделить от внешней, то последняя неминуемо погибнет. Когда два народа торгуют между собой, то благородные металлы всегда являются единственным платежным средством, при помощи которого выравниваются их взаимные долги. Купца, заказывающего, покупающего или продающего товары, интересует поэтому не цена бумажных денег, а цена золота или серебра; словом, настоящим мерилом ценностей товаров остаются золото и серебро, а бумажные деньги со своей колеблющейся ценностью составляют только добавочное мерило, вносящее неимоверную путаницу в торговые отношения.

<< | >>
Источник: Уильям Стенли Джевонс. Деньги и механизм обмена. 2006

Еще по теме ГЛАВА XII. Способы регулирования бумажного обращения:

  1. ГЛАВА XII. ФИЛОСОФИЯ, ИДЕОЛОГИЯ, ПОЛИТИКА
  2. 75. Объекты правового регулирования обращения с опасными веществами
  3. Глава XII. ЗАЩИТА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ РАБОТНИКА
  4. 16.3. Способы государственного регулирования ценообразования
  5. ГЛАВА XII. ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЧУМА
  6. Глава XII. Основные направления современной западной философии
  7. Эпоха бумажных денег
  8. Седьмой Похититель времени:бумажная работа
  9. Глава 10. АУДИТ ИЗДЕРЖЕК ОБРАЩЕНИЯ
  10. 1.1. Информационные ресурсы (на бумажных носителях).Архивы. Фонды
  11. Глава 16. Рассмотрение таможенными органами обращений
  12. Глава 26. Правовые основы денежного обращения и расчетов
  13. Часть XII
  14. ГЛАВА VII. Законы металлического обращения
  15. XII. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СЕРТИФИКАЦИИ
  16. ГЛАВА 3. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ И ФИНАНСОВЫЙ РИСКИ, СПОСОБЫ ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ.
  17. ГЛАВА 18. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ
  18. Глава 5. Способы воздействия
  19. XII. ДОПОЛНЕНИЕ