<<
>>

§ 2.10. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и»ч. 2 ст. 105 УК)

См. также: дело 197.

219

Убийство малолетнего сына на почве злоупотребления спиртными напитками с использованием незначительного повода суд первой инстанции обоснованно квалифицировал как убийство из хулиганских побуждений.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 июля 1993 г.

по делу Суюшева (извлечение) Источник: БВС РФ.

1994. №1. С. 5-6. Д. 4.

Оренбургским областным судом Суюшев осужден по п. «б», «г» ст. 102 [п. «д», «и» ч. 2 ст. 105] УК с применением на основании ст. 62 [аналога нет] УК принудительного лечения от алкоголизма.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила: действия Суюшева переквалифицированы с п. «б», «г» ст. 102 [п. «д», «и» ч. 2 ст. 105] на ст. 103 [ч. 1 ст. 105] УК.

Суюшев (с учетом внесенных в приговор изменений) признан виновным в умышленном убийстве своего одиннадцатилетнего сына при следующих обстоятельствах.

13 декабря 1991 г. вечером Суюшев у себя дома распивал спиртные напитки.

В связи с этим его сын сделал ему замечание. В ответ Суюшев ударил сына несколько раз, а затем руками задушил его, после чего выбросил труп на лестничную площадку.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.

В протесте указывалось, что кассационная инстанция необоснованно переквалифицировала действия Суюшева на ст. 103 [ч. 1 ст. 105] УК, поскольку он совершил умышленное убийство сына из ху-лиганских побуждений иа почве пьянства с использованием незначительного повода — замечания, сделанного ему малолетним сыном в связи с употреблением спиртного.

Исключение кассационной инстанцией из обвинения Суюшева п. «г» ст. 102 [п. «д» ч. 2 ст. 105] УК в протесте не оспаривалось.

Президиум Верховного Суда РФ 1 июля 1993 г.

кассационное определение отменил, а дело направил на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.

Изменяя квалификацию содеянного Суюшевым, кассационная инстанция сослалась на то, что обстоятельств, свидетельствующих о том, что он совершил умышленное убийство сына из хулиганских побуждений, не имеется. В данном случае, но ее мнению, Суюшев убил сына на почве личнцх отношений, будучи недовольным его замечанием по поводу распития спиртных напитков.

Как видно из материалов дела, ранее Суюшев на почве пьянства дебоширил в семье, избивал жену, признан хроническим алкоголиком. В день совершения преступления Суюшев дома неоднократно распивал спиртные напитки. Сын лишь сделал ему замечание по поводу неумеренного употребления спиртного. В ответ Суюшев совершил убийство сына.

Изложенным обстоятельствам кассационная инстанция не дала надлежащей оценки в совокупности со всеми материалами дела, что необходимо сделать при новом кассационном рассмо-трении дела.

При этом следует иметь в виду, что, согласно разъяснению, данному в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» , по п. «б» ст. 102 [п. «и» ч. 2 ст. 105] УК необходимо квалифицировать умышленное убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом установленному порядку и обусловлено желанием продемонстрировать пренебрежительное отношение к окружающим. Это преступление, как далее указывается в постановлении, совершается без повода или с использованием незначительного повода как предлог для убийства .

220

Покушение на убийство без повода, в связи с пьянством, пренебрежением правилами общежития может быть квалифицировано как покушение на убийство из хулиганских побуждений даже несмотря на ответные насильственные действия потерпевшего.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 июля 1993 г.

по делу Бритенкова (извлечение) Источник: БВС РФ.

1994. № 5. С. 4-5. Д. 4.

Калужским областным-судом Бритенков осужден по ст. 15 и п.- «б» ст. 102 [ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105] УК за покушение на убийство из хулиганских побуждений.

24 сентября 1992 г. в квартире своего знакомого Степина он распивал спиртные напитки, несколько раз отлучаясь. Вернувшись с улицы, Бритенков по ошибке стал стучать в квартиру незнакомых супругов Скляренко, спрашивая Степина. Скпяренко Р., не открывая дверь, объяснила ему, что он ошибся квартирой. Однако Бритенков, грубо нарушая общественный порядок, продолжал стучать, а затем начал выбивать дверь. Когда Скляренко М. открыл дверь, Бритенков угрожающе двинулся на него. Скляренко М., выталкивая Бритенкова с целью не допустить в квартиру, ударил его в лицо. В ответ Бритенков стал наносить кулаком Скляренко удары, от которых тот вынужден был защищаться. Затем Бритенков достал нож и с целью убийства из хулиганских побуждений нанес Скляренко М. восемь проникающих ранений в грудь и живот, причинив тяжкие телесные повреждения. Однако потерпевшему удалось укрыться в квартире, после чего ему своевременно была оказана медицинская помощь.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, переквалифицировав действия Бритенкова на ст. 15 и 103 [ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105] УК.

Заместитель Генерального прокурора РФ поставил в протесте вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение в связи с неправильным изменением квалификации действий осужденного.

Президиум Верховного Суда РФ 1 июля 1993 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Как указано в протесте заместителя Генерального прокурора РФ, нельзя согласиться с выводом кассационной инстанции о том, что Бритенков покушался на убийство Скляренко не из хулиганских, а из иных побуждений, вытекающих из конфликта между ними с применением с обеих сторон физической силы, и поэтому переквалификация действий осужденного на ст. 15 и 103 [ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.

105] УК необоснованна.

По мнению заместителя Генерального прокурора РФ, областной суд правильно, с учетом разъяснения, данного в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», квалифицировал действия Бритенкова по ст. 15 и п. «б» ст. 102 [ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105] УК как покушение на умышленное убийство из хулиганских побуждений .

В обоснование такого решения областной суд в приговоре указал, что Бритенков совершил покушение на убийство потерпевшего без повода, в связи с пьянством, пренебрежением правилами общежития. При этом суд сослался на показания потерпевшего Скляренко М. и его жены, согласно которым, после того, как Скляренко Р. объяснила Бритенкову, что он ошибся адресом, он из хулиганских побуждений стал стучать в дверь их квартиры еще сильнее. Когда Скляренко М, открыл дверь, Бритенков с целью нападения угрожающе двинулся на него. В обстановке, когда незнакомый пьяный мужчина в вечернее время врывался с неизвестными намерениями в квартиру, где находилась семья Скляренко М., он, естественно, пытался вытолкнуть этого человека и ударил его.

Суд первой инстанции расценил действия потерпевшего, применившего в указанной ситуации физическую силу к Бритенкову, как правомерные, поскольку он защищал от нападения себя, своих близких и свое жилище.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в обоснование своего решения об исключении хулиганских мотивов при покушении на убийство сослалась на совершение Бритенко- вым преступления во время конфликта между ним и потерпевшим. Однако она оставила без оценки обстоятельства, при которых совершено преступление.

В судебном заседании Бритенков пояснил, что не помнит, в какой ситуации наносил потерпевшему удары ножом, так как был пьян.

С учетом изложенного кассационное определение нельзя признать законным и обоснованным.

221

Неприязненные отношения, возникшие между виновным и потерпевшим, ранее работавшим в органах внутренних дел, свидетельствуют о совершении убийства не из хулиганских побуждений.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г.

по делу Рашитова (извлечение) Источник: БВС РФ.

1994. № 10. С. 6. Д. 2.

Верховным судом Республики Башкортостан Рашитов осужден по п. «б», «е», «з» ст. 102 [п. «а», «и», «к» ч. 2 ст. 105] УК.

Он признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений Дрожжова и с целью сокрытия этого преступления — в убийстве Яковлева.

Обстоятельства преступления таковы.

В ночь на 10 октября 1992 г. Рашитов у себя дома со своей сожительницей Курбатовой и соседями Дрожжевым, Яковлевым, Степановой распивали спиртные напитки. Когда Степанова и Яковлев, опья-нев, уснули, Рашитов из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, из-за того, что ранее Дрожжов работал в органах внутренних дел, стал приставать к нему и с целью умышленного убийства нанес ему ножом шесть ударов, причинив тяж-кие телесные повреждения, от которых тот скончался.

Затем Рашитов с целью сокрытия убийства Дрожжова и лишения жизни другого лица стал наносить удары в спнну спящему на полу Яковлеву, причинив ему проникающие ножевые ранения груди, от которых потерпевший тут же скончался.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Рашитова с п. «б», «е», «з» ст. 102 [п. «а», «и», «к» ч. 2 ст. 105] на ст. 103 и п. «е», «и» ст. 102 УК

Президиум Верховного Суда РФ 2 марта 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее.

В протесте правильно отмечается, что по эпизоду убийства Дрожжова и Яковлева юридическая оценка содеянного Рашнтовым ошибочна.

Обосновывая обвинение Рашитова в убийстве Дрожжова из хулиганских побуждений, суд сослался на то, что своими действиями он грубо нарушил общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу. Однако в чем конкретно это выразилось, из приговора и постановления о привлечении Рашитова в качестве обвиняемого не видно.

Наоборот, Курбатова — единственный очевидец происшедшего, свидетельствует, что между Рашнтовым и Дрожжевым после употребления спиртного возникла ссора.

Рашитов стал приставать к последнему в связи с тем, что тот ранее работал в милиции и, по мнению Рашитова, «что-то вынюхивает».

Именно на эти обстоятельства сослался и сам суд, отразив их в приговоре.

Показання Рашитова иа предварительном следствии также свидетельствуют о совершении им убийства Дрожжова не из хулиганских побуждений.

При таких данных следует признать, что мотивом умышленного убийства Рашитовым потерпевшего Дрожжова явились неприязненные отношения, возникшие между ними, и содеянное им по этому эпизоду надлежит квалифицировать по ст. 103 УК .

В связи с вносимыми в приговор изменениями и фактическими обстоятельствами совершенного преступления действия Рашитова по эпизоду убийства Яковлева (поскольку отсутствует единый умысел на убийство двух лиц) следует переквалифицировать с п. «з» ст. 102 на п. «и» ст. 102 УК как умы-шленное убийство лицом, ранее совершившим умышленное убийство .

Действия же Рашитова по п. «е» ст. 102 [п. «к» ч. 2 ст. 105] УК квалифицированы правильно".

222

Суд обоснованно признал убийство совершенным из хулиганских побуждений.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 августа 1997 г. по делу Кудрина . (извлечение) Источник: БВС РФ. 1998. №3. С. 12-13. Д. 2.

Мурманским областным судом 22 мая 1997 г. Кудрин осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Он признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений Николаева.

Виновным в убийстве Николаева Кудрин себя признал, но отрицал, что совершил его из хулиганских побуждений.

В кассационных жалобах осужденный, его законный представитель и адвокат просили квалифицировать действия Кудрина как убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Потерпевшая Кисова в возражении на кассационную жалобу осужденного выразила свое согласие с приговором.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 21 августа 1997 г. приговор оставила без изменения, указав следующее.

Вина Кудрина в совершении убийства доказана. Кудрин, допрошенный на предварительном следствии в качестве подозреваемого, пояснял, что после того как его подруга Ефимова ушла в киоск за сигаретами, он пристал к какому-то мужчине, спровоцировал с ним драку и стал наносить потерпевшему удары ножом до тех пор, пока его не оттащила Ефимова

Суд обоснованно положил эти показания в основу приговора, так как они согласуются с показаниями свидетелей — очевидцев преступления. Допрос Кудрина проводился в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, ему разъяснялось положение ст. 51 Конституции РФ. Услугами адвоката он не пожелал воспользоваться, о чем в протоколе росписался и сделал запись о правильном составлении протокола с его слов.

Как показала свидетель Скрябина, она видела, как молодой парень (нм оказался Кудрин) пристал к мужчине средних лет. Последний старался сдержать натиск парня, оттолкнул его от себя. Однако парень, держа в руке нож, преследовал мужчину, а затем, несмотря на просьбу мужчины убрать нож, стал наносить ему удары ножом, отчего тот упал. Лежащему парень также наносил удары ножом.

Свидетели Мудрук и Соловьева дали такие же показания. \

Следовательно, суд сделал обоснованный вывод о желании потерпевшего избежать какого-либо кон-фликта. Именно поэтому он просил Кудрина убрать нож, заявляя, что в противном случае будет кричать.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о том, что потерпевший сам затеял конфликт и Кудрин пришел в состояние аффекта, нельзя признать состоятельными.

Вывод суда о совершении Кудриным преступления из хулиганских побуждений правилен.

Судебно-медицинский эксперт подтвердил в своем заключении, что смерть потерпевшего наступила именно от ножевых ранений.

Как видно из акта судебно-медицинской экспертизы, на теле Кудрина не имелось объективных признаков телесных повреждений, что опровергает доводы осужденного об избиении его потерпевшим.

Действия Кудрина обоснованно квалифицированы как совершенные из хулиганских побуждений.

Убийство, поводом к которому послужило противоправное поведение потерпевшего, не может квалифицироваться как совершенное из хулиганских побуждений.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 1999 Г. ПО делу Савинова (извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 2000. № 10. С. 14-15. Д. 1.

Верховным судом Удмуртской республики 27 мая 1999 г. Савинов осужден к лишению свободы по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ.

По делу также осуждены другие лица, приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Савинов признан виновным в хулиганстве, совершенном с применением оружия, умышленном причинении смерти Батакову из хулиганских побуждений.

Осужденный и его адвокат в кассационных жалобах просили об отмене приговора в части осуждения Савинова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ н переквалификации действий с п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 6 декабря 1999 г. приговор в части осуждения Савинова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ отменила, дело прекратила за недоказанностью его участия в совершении преступления и внесла изменение в тот же приговор, переквалифицировав его действия с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ. При этом Судебная коллегия указала следующее.

Как установлено по делу, Батаков нзбил Савинова. Придя в общежитие учащихся, Савинов рассказал об этом знакомым ребятам и вместе с ними вышел на улицу. Там Батаков снова повел себя агрессивно, оскорбил его нецензурно н толкнул. Увидев, что из кармана Батакова выпал нож и раскрылся, Савинов схватил его и нанес нм один удар в грудь Батакову.

Квалифицируя действия Савинова по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд не учел, что ответственность по этой статье УК РФ наступает за убийство, совершенное нз явного неуважения к обществу н общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. В том случае, когда поводом к конфликту послужило противоправное поведение потерпевшего, виновный не может нести ответственность за его убийство как совершенное из хулиганских побуждений.

Поскольку судом установлено, что вначале Батаков избил Савинова, убийство его Савиновым не может быть признано совершенным нз хулиганских побуждений.

При таких обстоятельствах действия Савинова должны быть переквалифицированы с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Приговор же в части осуждения Савинова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ подлежит отмене, а дело — прекращению, поскольку изложенными в приговоре показаниями других осужденных и свидетелей не подтверждено, что Савннов помимо нанесения Батакову удара ножом совершил в отношении него хулиганские действия с применением оружия.

Хулиганские действия, продолжением которых явилось убийство потерпевшего, как образующие идеальную совокупность с преступлением, предусмотренным п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, дополнительной квалификации по ст. 213 УК не требуют.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ ОТ 13 сентября 2001 г. по делу Булатова (извлечение) Источник: БВС РФ. 2002. №9. С. 12-13. Д. 1.

По приговору Д альневосточного окружного военного суда от 5 июля 2001 г. рядовой войсковой части Булатов осужден по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213], п. «а», «д» ч. 2 ст. 161 [п. «а» ч. 2 ст. 161], п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Он признан виновным в хулиганстве, совершенном группой лиц с применением насилия к потерпевшему и использованием предметов в качестве оружия; в грабеже, совершенном по предварительному сговору группой лиц с причинением потерпевшему значительного ущерба, и в убийстве из хулиганских побуждений. Эти преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

Около 23 час. 30 мин. 21 декабря 1999 г. Булатов и Константинов (уголовное дело в отношении которого органами предварительного следствия прекращено) встретили ранее незнакомого нм Снежко- ва. В ответ на отказ Снежкова дать им сигарет они, грубо нарушая общественный порядок, стали избивать его, в результате чего причинили множественные кровоподтеки и ссадины на лице и теле, не повлекшие вреда здоровью. Продолжая хулиганские действия, Булатов взял с насыпи обломок шлакоблока и с размаха нанес им Снежкову, лежавшему головой на рельсе, 11 ударов по голове. Забрав у него одежду, они оттащили его с дороги на обочнну и ушли. Потерпевший, которому действиями Булатова была причинена черепно-мозговая травма, вскоре скончался на месте происшествия.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 13 сентября 2001 г., рассмотрев дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, приговор изменила, указав следующее.

Вина Булатова в убийстве и грабеже установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана правильная оценка.

Вместе с тем приговор в отношении Булатова подлежит изменению в части его осуждения за хулиганство.

Как установлено судом, Булатов по незначительному поводу пристал к гражданину Снежкову и стал избивать его. Эти хулиганские действия в дальнейшем приобрели более опасный характер и закончились лишением жизни Снежкова, т.е. хулиганство в данном случае переросло в более тяжкое преступление, которое суд обоснованно квалифицировал по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Учитывая, что все это происходило ночью и в безлюдном месте и что иных действий, образующих самостоятельный состав хулиганства, Булатов не совершал, квалифицировать содеянное им еще и по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213] УК РФ излишне.

Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор Дальневосточного окружного военного суда от 5 июля 2001 г. изменила: исключила нз него указание об осуждении Булатова по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213] УК РФ, в остальной части приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника — без удовлетворения.

225

Предшествующий конфликт с потерпевшим не дает оснований квалифицировать покушение на убийство как совершенное из хулиганских побуждений.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 июля 2002 г.

по делу Ковалева ( извлечение) Источник: БВС РФ. 2002. № 11. С. 6-7. Д. 3.

По приговору Брянского областного суда 3 апреля 1998 г. Ковалев) ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ.

Он признан виновным в совершении покушения на убийство нз хулиганских побуждений и хули-ганства с применением оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

31 октября 1997 г. Ковалев в нетрезвом состоянии после незначительного конфликта с Быконя взял двуствольное охотничье ружье и около 19 час. пришел к его дому. Увидев Быконя (стоявшего спиной к окну), он из хулиганских побуждений с целью убийства произвел в него два выстрела сквозь окно, после чего ушел домой.

В результате Ковалев причинил легкий вред здоровью Быконя и Зиноровой (которая находилась в доме вне пределов видимости Ковалева и пострадала в связи с рассеиванием дробовых зарядов), а также повредил окно в доме.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 2 июля 1998 г. приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, а с ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ на ст. 115 /ч. 1 ст. 115] УК РФ. В случае переквалификации действий виновного с ч. 3 ст. 213 УК РФ [ч. 1 ст. 213] на ст. 115 [ч. 1 ст. 115] УК РФ автор протеста про- сил отменить приговор по ст. 115 [ч. 1 ст. 115] УК РФ на основании п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР (за при-мирением потерпевшей с обвиняемым) и дело прекратить.

Президиум Верховного Суда РФ 3 июля 2002 г. удовлетворил протест, указав следующее.

Вина Ковалева в совершении покушения на лишение жизни Быконя подтверждена доказательствами.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению, поскольку вывод суда о совершении Ковалевым преступлений из хулиганских побуждений ошибочен.

В соответствии с законом по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать покушение на убийство, совершенное по причине явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

Вывод о хулиганских побуждениях Ковалева суд сделал в приговоре, исходя из того, что он после конфликта с Быконя в темное время суток тайком пробрался к его дому и дважды произвел выстрелы в потерпевшего из ружья, когда тот появился в окне.

Согласно показаниям подсудимого он совершил эти действия в связи с тем, что Быконя в ходе конфликта нанес ему удары по лицу.

Судом установлено, что в день совершения преступления у Ковалева с потерпевшим Быконя дважды возникали конфликты, очевидцев того, как он произвел выстрелы в Быконя, не было, виновный принес извинения за содеянное, потерпевший в стадии следствия просил никого не привлекать к ответственности.

Изложенное свидетельствует о том, что в действиях Ковалева отсутствуют признаки грубого нарушения общественного порядка, явного неуважения к обществу и пренебрежения к общественным интересам. Поэтому совершенное нм следует переквалифицировать на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на причинение смерти другому человеку.

В связи с отсутствием у Ковалева хулиганских побуждений к совершению преступлений его действия в отношении потерпевшей Зиноровой подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ на ст. 115 [ч. 1 ст. 115] УК РФ, а с учетом того, что она простила его и просила в отношении него дела не возбуждать, приговор в этой части подлежит отмене, а дело — прекращению производством на основании п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР (за примирением потерпевшей с обвиняемым).

Потерпевший Шевцов, отец Быконя, также просил не возбуждать уголовного дела в отношении Ковалева за повреждение выстрелами окна в его доме, так как ущерб причинен незначительный (20 руб.), виновный попросил прощения, стекла вставил. Состав преступления в данном случае отсутствует.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 2.10. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и»ч. 2 ст. 105 УК):

  1. § 2.9. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК
  2. § 2.3. Причинение вреда здоровью, побои из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 111, п. «д»ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116 УК)
  3. § 1. ПРОСТОЕ УБИЙСТВО (ч. 1 ст. 105 УК)
  4. § 2. УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ (Ч. 2 СТ. 105 УК)
  5. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)
  6. § 2.7. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е»ч. 2 ст. 105 УК)
  7. § 2.2. Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК)
  8. § 2.6. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК)
  9. § 2.5. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК
  10. § 2.4. Убийство лица, заведомо для виновногонаходящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК
  11. § 2.11. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК)
  12. § 2.3. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК)
  13. 3. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ УБИЙСТВА. ВИДЫ УБИЙСТВ. ПРОСТОЕ УБИЙСТВО
  14. § 2.8. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой(п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК)
  15. Механизм побуждений
  16. § 1.3. Похищение человека, совершенное из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК)